авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

Региональная идентичность в европейской россии

-- [ Страница 7 ] --

Зафиксированы тенденции внутрирегионального «сепаратизма» в Балашове и Ельце как стремление иметь «свой регион» (табл.1); в Мичуринске, Новомосковске, Алексине, в слабой форме – Сердобске и Нижнем Ломове - стремление перейти в соседние регионы.

V. ВТОРИЧНЫЕ ЧЕРТЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ. Ранее охарактеризованные первичные особенности РИ служат основой экологического сознания, восприятия культурно-исторического наследия в поселениях и культурно-пейзажного разнообразия поселений, динамики и деградации РИ, а также меняются «сквозь призму» социально-экономических и демографических факторов.

На основе взаимодействия первичных и вторичных черт РИ формируется структурированность геокультурного пространства Европейской России.

Вторичные черты достаточно «выпукло» отражают специфику российской региональной идентичности, однако в конечном счёте они производны от первичных черт.

V.1. Роль региональной идентичности как одной из важнейших основ экологического сознания. Осознание себя в качестве жителя определенной местности, ощущение себя как «местного» (по рождению или по убеждению), осмысление окружающей территории как «своей» и, соответственно, региональная самоидентификация в целом определяют существование элемента тождественности между транстрадиционной РИ и экологическим сознанием, при первичности именно РИ. Основной характеристикой экологического сознания в связи с РИ является отношение (уровень, степень поддержки) местных жителей к экологическим движениям (уровень региона). На основе официальных данных (1990) был сделан вывод о том, что если 60% и более жителей данного города не желает менять место жительства, то поддержка местных экологических движений безусловна. Экологическое сознание как проявление РИ является своего рода аналогом протестантской этики – и как критерий модернизации, и как форма проявления «заботы о своем доме», «рачительности и аккуратности». Здесь следует особенно жестко различать формы традиционалистской, транстрадиционной и надтрадиционной РИ. Традиционалисткая РИ в целом не создает в обществе экофильные тенденции. Надтрадиционные формы РИ сопряжены с ослаблением чувства солидарности и «отрывом человека от земли», что также ослабляет экофильные тенденции. Поэтому развитое экологическое сознание связано в основном с транстрадиционной РИ. Местный патриотизм при относительно чистой среде в такой же степени активизируют местных «зелёных», что и озабоченность состоянием среды в своём городе. «Пик» поддержки местных экологических движений приходится на города со средним уровнем развития социально-культурного потенциала, по ЦНИИПГрадостроительства, что составляет 12 – 25 промилле от социально-культурно потенциала Москвы (а не на города с наибольшим уровнем его развития). В городах со средним уровнем развития социально-культурного потенциала – наибольший ущерб от нарушения природной и историко-культурной среды; наименьшая заменяемость экологических и культурных ценностей и наибольшая их приближенность к отдельному человеку; большая значимость, для масштабов города, отдельной человеческой личности. Экологическое сознание пример действия РИ и укоренённости как важного фактора социальной активности.

По критериям экологического сознания выделяются макрорегионы, которые легко можно интерпретировать как соответствующие цивилизациям: исламской (отношение числа сторонников к числу противников «зелёных» составляет (1 : 10), славянской (1 : 1), западно-христианской (3 : 1). Выявляется также «лимитрофная зона» между славянской и исламской цивилизациями – Армения, Грузия, Киргизия, Молдова (1 : 3). Казахстан в данном случае вошёл в состав славянской цивилизации. Каждый из выделенных по экологическому критерию регионов характеризуются конфессиональной однородностью, а также сходным для всей его территории уровнем модернизации. Интересно, что, по данным 1996 г., соотношение 1 : 1, характерное для России, сохранилось. Сохранился и «пик» поддержки «зелёных», характерный для городов со средним уровнем развития социально-культурного потенциала. Указанные соотношения подтверждают идею о движениях «зелёных» как важных субъектах современной (предпостиндустриальной) российской модернизации (Красильщиков, 1993, с.43).

V.2. Роль местного патриотизма в восприятии культурно-исторического наследия и пейзажно-культурного разнообразия поселений. Примеры совпадения развитого местного патриотизма и «объективного» пейзажно-культурного своеобразия – Вологда, Елец, Кириллов, Ярославль, частично – Великий Устюг. Своеобразие при слабости местного патриотизма – Кострома. Примеры сочетания очень развитого местного патриотизма и проблематичного (или не очевидного для внешнего наблюдателя) своеобразия – Рыбинск, Балашов. Пример пониженного своеобразия при относительно высокой силе многих параметров РИ – Семилуки. По-видимому, в конечном счёте здесь играет роль неуловимое инструментальными методами «своеобразие вообще», «дух места», который может сохраняться, а может и исчезать при разрушении культурного пейзажного своеобразия. Тогда «дух места» становится равноправным партнёром местного культурного субстрата, фиксируемого инструментальными методами.

Восприятие пейзажно-культурного разнообразия. В качестве объяснимого парадокса здесь можно привести пример Воронежа, где в сознании жителей доминирует идея безусловного своеобразия города, в частности, преобладающее (в 2,4 раза) мнение о том, что Воронеж – это «старинный», но не «новый» город, - несмотря на известные разрушения в период ВОВ, - жёстко определяемое оптикой местного патриотизма. Для сравнения – в Череповце (где в принципе сходное с Воронежем соотношение «старого» и «нового») доля любящих свой город за то, что он новый, в 3 раза превышает долю любящих свой город за то, что он старинный (табл.13). Очевидно, такое расхождение в оценках связано с различием местных типов культур-идентичностей – «традиционностью», «периферийностью» Воронежа и «суперурбанизмом», «космополитизмом» Череповца, преобладанием в нём надтрадиционной РИ над транстрадиционной (единственный случай для всего модельного полигона). Череповец выделяется на фоне Вологодской обл., которая, в свою очередь, менее «традиционна», чем Воронежская. Однако существенно и то, что для части «черепан» (хотя и меньшинства) Череповец – по-прежнему старинный город, и не только с точки зрения времени его основания, а с точки зрения реального наличия примет старины. Это проявляется и в группе экспертов, но только в рамках позиции «я люблю и не хочу переезжать». В то же время доминирующая ориентация любви за то, что Череповец – «новый, благоустроенный город», характерна для позиции – «люблю, но хочу переехать». Любовь за динамизм стимулирует «развить успех» - уехать; любовь за старину стимулирует укоренённость.

Таблица 13. Отражение имиджа «старинного» и «нового, благоустроенного» города при формировании региональной идентичности

Города Доля любящих свой город превышение имиджем старины имиджа нового города (раз)
За то, что он старинный, в % за то, что он новый, в %
Вологда 50,6 3,1 16,3
Череповец 12,1 38,9 0,31
Кириллов 73,0 0 -----
Великий Устюг 59,6 3,8 15,7
Грязовец 11,9 3,4 3,5
Ярославль 53,9 15,5 3,5
Рыбинск 12,2 0 -----
Тутаев 29,0 13,2 2,2
Кострома 35,7 3,5 10,2
Воронеж 18,3 7,7 2,4

Примечания: 1.Учитывались ответившие положительно на вопрос о любви к своему городу. 2. Во всех городах сумма ответивших первоначально превышала 100%.3.Остальные респонденты любят своей город за то, что там они родились и выросли и за природу в окрестностях города.

V.3. Роль этнокультурной и ментальной структурированности пространства Европейской России как предпосылки, так и следствия развитой региональной идентичности (по результатам массовых опросов и анкетирования экспертов). Примеры этнокультурной структурированности. При анализе данных массовых опросов фиксируются элементы связности местного сообщества (общинности?), которые оказались сопряженными с региональными чертами характера (такое мнение напрашивается ввиду чёткости градиента «Север – Юг»), хотя непосредственно они фиксируются на уровне населенных пунктов. «Доля респондентов, которые знают в лицо свыше 500 чел. среди жителей своего населённого пункта» - Вологодская обл.:19,8%, Костромская обл.: 20,0%, Ярославская обл.: 33,0%, Воронежская обл.:36,0%. «Доля респондентов, которые здороваются более чем с 300 жителями своего населённого пункта» - Вологодская обл.:17,0%, Костромская обл.:23,4%, Ярославская обл.: 26,0%, Воронежская обл.: 43,0%. Показатели «знания жителей в лицо» и развитость круга лиц, с кем здороваются, обнаружили высокую корреляционную связь (на уровне городов) между собой (Rs=+0,85) и с показателем «любовь к городу, краю» (Rs=+0,60 и Rs=+0,69).

Важным признаком территории модельного полигона является его относительная социальная однородность. Факт этой однородности может быть проиллюстрирован и полученными нами данными, например, по доли местных по рождению и местных по убеждению, доли тех, у кого малая родина в другом месте и др. (с.28, 29). Сходство значений этих характеристик региональной самоидентификации по территории всего модельного полигона, казалось бы, противоречит выдвигаемому положению о структурированности рассматриваемого геокультурного пространства. Однако эта социальная однородность сосуществует со значительными культурными различиями между этими регионами по признаку РИ, при однородности параметров РИ в поселениях на территории каждого из регионов. Самоидентификация как местного является хотя и важнейшей, однако потенциальной предпосылкой развития РИ той или иной «силы». Такая предпосылка актуализируется благодаря возникновению региональной культурной установки (парадигмы),- своего рода «регионального стиля самоидентификации». Местная культурная установка, в значительной степени предопределяющая характер, «силу» и внутреннюю логику местной РИ, позволяет предполагать существование внутренних (неконъюнктурных) источников формирования идентичности. Один из примеров – то, что каждая из областей обнаруживает значительную специфику в аспекте влияния уровня образования на развитие идентичности. Лишь для Костромской области характерно ослабление идентичности по всем показателям при росте уровня образования (табл.14). Нередко «сила» идентичности очень мало меняется при изменении уровня образования.

Таблица 14. Влияние уровня образования на развитие региональной идентичности

Регионы (области) Значения региональной идентичности для трёх уровней образования, в % опрошенных (1 – начальное и незаконченное среднее; 2 – среднее и среднее специальное; 3 – высшее и незаконченное высшее)
Надтрадиционная идентичность Любовь к родному городу, краю Российский патриотизм («нетто») Укоренённость как алгебраическая сумма природного и просвещённого патриотизма Традиционалистская идентичность: субэтничность
1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3
Вологодская +11 +11 +19 74 72 65 38 34 27 22 21 29 34 24 15
Воронежская ---- ---- ---- 96 84 83 45 41 30 26 37 35 81 63 50
Ярославская +14 +14 +22 73 84 85 57 38 53 36 28 20 42 30 15
Костромская +6 +8 -2 76 79 55 32 25 22 23 22 11 58 45 42


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.