авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

Региональная идентичность в европейской россии

-- [ Страница 5 ] --

По-видимому, в случае РИ ментальность людей основана на «простых» естественных, в частности, антропоэкологических, предпосылках. Эти предпосылки определяют первоочередную важность для жизни людей в определённом месте следующих трёх факторов: 1)ощущения комфортности проживания в этом месте (комфортности в очень широком смысле), 2)«насиженности этого места» и 3)любви к нему (она же местный патриотизм, точнее, важная его составляющая). На этой основе возникает следующая тенденция: с ростом значений параметра каждого из трёх факторов также растут значения других факторов и РИ в целом.

С такими естественными и поэтому рациональными факторами сопряжены другие факторы позитивного отношения к месту, содержащие значительную, внешне как бы иррациональную, компоненту, к которой сводятся многие составляющие местного патриотизма. С антропоэкологогической точки зрения эта иррациональная компонента на самом деле является рациональной она существенно повышает надёжность жизни людей в этом месте.

Однако взаимодействие указанных антропоэкологических факторов РИ с фактором пространства нарушает отмеченную тенденцию прямой взаимозависимости предпосылок РИ. Геопространство является ареной действия многих факторов, из числа которых часть так или иначе противостоит антропоэкологическим предпосылкам РИ. Поэтому предпосылки РИ, связанные с геопространством, не всегда характеризуются прямой взаимозависимостью. Примеры - самодостаточность для людей данного места (пространства, региона) как предпосылка РИ (слабо формализуемый характеристики) и пространственная самоидентификация как составляющая РИ в целом, стресс соседства (более формализуемые характеристики).

IV.3. Сквозным процессом формирования РИ местных общностей, объединяющим все её три ракурса, является осознание индивидом себя как «местного» - по рождению и/или по убеждению, а также осознание существования своей малой родины; доминирующая при этом тенденция заключается в преобладании большей силы идентичности и местного патриотизма у местных по «убеждению» и у тех, у кого «малая родина в другом месте», а наименьшей её силы - у тех, у кого нет (с их точки зрения) малой родины, а также у того, кто, долго прожив на одном месте, так и не стал «местным».

«Местные» обычно именует себя «тамбовскими», «рязанскими» и т.д., но здесь это самоназвание не относится к пространственной самоидентификации.

Таблица 2. Ключевые показатели региональной идентичности по поселениям в пределах модельного полигона (историческое ядро Европейской России, в %)

Поселения Интегральный Индекс Любовь к род-ному городу, краю Российский патриотизм Выбор своего населённого пункта в гипотетической ситуации Просвещённый патриотизм – несогласие с поговоркой «где ни жить – лишь бы сыту быть» Природный патриотизм – согласие с поговоркой «с родной земли – умри, не сходи» Традиционалистская идентичность как среднее между субэтничностью и внеэкономизмом мышления Надтрадиционная идентичность (ощущение превосходства по отношению к жителям соседних территорий
Кириллов 53,4 91,2 58,7 +66,3 +43,8 +62,5 +15,0 +21,2
Вожега 20,4 90,3 38,7 +33,8 -16,1 +51,6 +34,5 + 1,7
Грязовец 27,8 77,7 40,7 +52,7 +1,4 +50,0 +16,6 +9,3
Великий Устюг 25,0 81,3 28,8 +44,1 +10,3 +67,8 +12,3 +20,3
Бабаево 18,0 81,2 13,7 +44,4 -0,8 +60,7 -29,0 -10,3
Тарногский Городок 15,3 61,7 36,7 +5,9 -25,5 +42,7 - 3,0 +5,9
Шексна 10,0 35 26,7 +14,5 -42,0 +63,4 +45,0 -15,2
Вологда 29,0 74,7 31,7 +55,3 +38,4 +46,4 +13,0 +23,3
Череповец 14,5 64,2 25,4 +42,3 +3,0 +29,0 +28,1 +27,7
Тверь 5,0 48,0 ---***) +44,0 +58,0 -48,0 -52,0 **)
Воронеж 39,5 91,0 45,3 +58,0 +35,3 +49,2 +45,0 0
Семилуки 38,5 75,0 46,3 +27,6 +3,8 +72,5 +46,0 -10,7
Ярославль 32,0 90,1 45,8 +90,1 +14.1 +39,3 +26,5 +26,8
Рыбинск 36,3 90,0 51,0 +90,0 +24,4 + 65,8 +29,0 + 7,0
Тутаев 23,5 48,0 33,4 -3,0 +22,0 +35,0 +32,5 -15,0
Кострома 16,5 72,5 25,2 +29,8 +10,0 +34,2 +44,6 + 0,1

Примечания: *)«Российский патриотизм» дан, как и остальные параметры РИ, в единицах-«нетто» (как разница между гордящимися Россией и желающими эмигрировать, пассивно и активно).

**)В Твери вопрос не задавался. Однако близкий смысл имеет (менее жёсткий) показатель баланса мнения о том, лучше или хуже ситуация в Твери по сравнению с другими городами (-50%).

***) Нет данных.

Суммарная доля местных «по рождению» и «по убеждению» приблизительно одинакова по всем рассматриваемым регионам и варьирует среди респондентов от 81% в Костромской обл. до 84% в Ярославской обл. «Коренными тверичами» считает себя 64% респондентов. Доля местных по рождению также меняется несущественно – от 48,7% в Воронежской обл. до 54,7% в Вологодской обл. В г.Твери родилось 53% респондентов. (Подобная пропорция характерна для современного общества, в отличие от общества традиционного - см. : Р.В. Татевосов, 1999, с.31). Как правило, в рамках транстрадиционной идентичности сила РИ более развита у местных по убеждению, чем у местных по рождению (исключение – наиболее патриархальная и экономически отчасти не благополучная и испытывающая стресс соседства Костромская область) (см. таблицы 3 и 4). Самоидентификация как местного определяет и российский патриотизм.

Характеристикам надтрадиционной идентичности свойственно преобладание наибольшей силы РИ для местных по рождению. Для традиционалистской РИ (субэтничность) наибольшая сила РИ у местных по убеждению в Ярославской обл. и у местных по рождению в Костромской обл., наименьшая (как и для транстрадиционной РИ) – у тех, кто живёт в данной местности давно, но не считает себя местным.

Таблица 3. Сравнение региональной идентичности при различной самоидентификации как «местного»: наибольшая «сила» идентичности у «местных по убеждению» (Воронежская область)

Показатели региональной идентичности, в % Местные по убеждению Местные по рождению Живут в данной местности давно, но не считают себя местными
Природный патриотизм 78 44 36
Просвещённый патриотизм 26 14 6
Выбор своего места жительства 72 54 16
Российский патриотизм 62 26 48

Таблица 4. Сравнение региональной идентичности при различной самоидентификации как «местного»: как правило, наибольшая «сила» идентичности у «местных по рождению» (Костромская область)

Показатели региональной идентичности, в % Местные по рождению Местные по убеждению Живут в данной местности давно, но не считают себя местными
Природный патриотизм +38,0 +33,0 -15,6
Просвещённый патриотизм +12,0 +4,0 -10,0
Выбор своего места жительства +56,7 +24,4 -41,0
Российский патриотизм +28,0 +33,0 - 2,6

Другой аспект взаимодействия укоренённости и пространственной мобильности (наряду с выделением местных по рождению и по убеждению) - идентификация своей малой родины как находящейся в другом месте. Доля лиц, у кого малая родина в другом месте варьирует от 26,7% в Ярославской до 28% в Воронежской обл. Практически одинаковая степень распространения таких лиц в конечном счёте связана с однородностью региональных условий, отражающихся в сочетании пространственной мобильности индивидов и сохранении у них памяти о покинутой малой родине. По отдельным городам: Вологда – 29,2%, Череповец – 36,0%, Кириллов – 15,0%, Великий Устюг – 15,3%, Грязовец – 30,6%, Воронеж -26%, Ярославль – 26,4%, Рыбинск – 16,7%, Тутаев – 22,7%, Кострома - 29%.

Взаимодействие мобильности и укоренённости может приводить и к маргинальным формам самоидентификации, в частности, к значительному увеличению числа лиц, которые считают, что не имеют малую родину(табл.5-7).

В их числе более многочисленна и дифференцирована по регионам категория лиц, «которые не испытывают привязанности к какому-либо месту» (РИ здесь ослаблена; впрочем, иногда для неё характерна умеренно развитая российская идентичность). Доля таких лиц составляет: Воронежская обл.:6,7%; Вологодская обл.:8,5%; Ярославская обл.:10,3%; Костромская обл.: 14,4%. Примеры по отдельным городам: Вологда – 9,2%, Череповец – 9,4%, Кириллов – 1,3%, Великий Устюг – 10,2%, Грязовец – 9,7%, Воронеж – 8,0%, Ярославль – 9,3%, Рыбинск – 22,6%, Тутаев – 10%, Кострома – 13%.

Менее распространена ещё одна категория лиц, которые считают, что не имеют малую родину(«всю жизнь прожили на одном месте, но предпочли бы уехать оттуда»; это - негативная РИ): Вологодская обл.: 4,9%; Костромская:3,8%; Воронежская обл.: 2%; Ярославская обл.: 1,2%. Примеры по отдельным городам: Вологда – 5,8%, Череповец – 3,4%, Кириллов – 3,8%, Великий Устюг – 6,8%, Грязовец – 0%, Воронеж – 0,7%, Ярославль – 1,3%, Рыбинск – 1 %, Тутаев – 5%, Кострома – 4,3%.

Суммарная доля респондентов, которые «всю жизнь прожили на одном месте, хотя предпочли бы уехать оттуда» и «которые не испытывают привязанности к какому-либо месту» значительно различается по регионам: Костромская обл.:18,0%, Вологодская обл.: 13,4%, Ярославская обл.:12,0%, Воронежская обл.:8,7%. Вопреки нередко высказываемым взглядам, такая категория населения составляет явное меньшинство, хотя настораживает его значительная доля, зафиксированная в Костромской области.

В Воронежской обл. наибольшая сила транстрадиционной РИ у тех, чья малая родина в другом месте (даже включая показатель природного патриотизма, нацеливающий на жёсткую физическую укоренённость, исключающую пространственную мобильность) (табл.5). В Ярославской обл. и Костромской обл. она чаще всего наибольшая у тех, у кого малая родина здесь; однако в Ярославской обл. по показателю просвещённого патриотизма наибольшая сила РИ - опять же у тех, у кого малая родина в другом месте (табл.6). В случае традиционалистской РИ (субэтничность) для Ярославской обл. сохраняется та же тенденция: наибольшая сила РИ у тех, у кого малая родина в другом месте; для Костромской обл. она – у тех, у кого «малая родина – здесь». Для надтрадиционной РИ наибольшая сила РИ - чья малая родина здесь.

Очевидно, что ассимиляция неместных, ставших местными по убеждению, а также имеющих малую родину в другом месте (здесь может идти речь о частичной ассимиляции) проходит в рамках транстрадиционной РИ, отчасти даже в рамках традиционалистской РИ. Таким образом, региональной ассимиляции способствует местная культурная традиция. В то же время надтрадиционная РИ, связанная с современном преуспеванием (в различных формах) в данном месте и развитием в связи с этим чувства превосходства над соседями, не способствует формированию «плавильного котла» и консервирует разделение на местных и неместных.

Таким образом, в регионах с более сильным местным патриотизмом и РИ в целом (Воронежская и Ярославская обл.) элемент пространственной мобильности усиливает не только идентичность (респонденты, у кого малая родина в другом месте), но даже укоренённость на данной территории (местные по убеждению). Можно ли считать, что патриотизм местных по рождению – априорный, в то время, как патриотизм местных по убеждению – рациональный, связанный с какими-то осязаемыми преимуществами соответствующей территории? Если бы дело обстояло именно так, то в надтрадиционной РИ проявлялась бы гордость местных по убеждению за успешность своей территории. Однако, согласно результатам массовых опросов, этого нет. Кроме того, для местных по убеждению сопряжённое с местным патриотизмом усиление и природного патриотизма («с родной земли умри – не сходи»), и просвещённого патриотизма (несогласие с тем, что «где ни жить – лишь бы сыту быть»), и российского патриотизма свидетельствует об альтруистическом, эмоциональном отношении к территории, которая стала для них новой (или второй) малой родиной. Самоидентификация как местных по убеждению – это стремление к «конкретной идентичности», а не на бесконечный поиск «лучшего». Поэтому её нельзя считать «чисто рациональной».

Судя по анкетам экспертов, для местных по убеждению характерна любовь к своему краю (новой, или второй малой родине) за те или иные субъективные, в конечном счёте, моменты (красота природы, людей и т.п.). Здесь необходимо учесть, что феномен «местных по убеждению» характерен для всех регионов, независимо от их современной экономической успешности. Случаи сильной негативной идентификации неместных также носят обычно эмоциональный, субъективный характер, например (о Нижнем Ломове): « … вообще не люблю сонные города, где чувствуешь безучастность по отношению друг к другу. По мне такие города, где процветает братство, как, например, города шахтёров» (свыше 60 лет, родилась в Сергиевом Посаде).

Таблица 5. Сравнение региональной идентичности при различной самоидентификации в отношении местонахождения малой родины, Воронежская обл.

Показатели региональной идентичности, % Малая родина – Здесь Малая родина – в другом месте Всю жизнь прожили на одном месте, но предпочли бы уехать оттуда Не испытывают привязанности к какому-либо месту
Природный патриотизм 58,0 62,0 50,0 30,0
Просвещённый патриотизм 16,0 22,0 0,0 15,0
Российский патриотизм 35,0 45,0 16,0 35,0

Таблица 6. Сравнение региональной идентичности при различной самоидентификации в отношении местонахождения малой родины, Ярославская обл.

Показатели региональной идентичности, % Малая родина – Здесь Малая родина – в другом месте Всю жизнь прожили на одном месте, но предпочли бы уехать оттуда Не испытывают привязанности к какому-либо месту
Природный патриотизм +54,0 +36,3 -26,7 +14,5
Просвещённый патриотизм +19,4 +22,0 -13,3 +2,5
Российский патриотизм +53,0 +43,0 -46,0 +13,0


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.