авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Полицейский надзор: теоретико-правовое исследование

-- [ Страница 3 ] --

 предложения по проекту федерального закона «О полиции» (направлены в Правовой департамент МВД России);

 методические рекомендации для судей по рассмотрению дел об отмене условного осуждения (направлены в Омский областной суд).

Ряд положений диссертационного исследования, а также методические рекомендации по осуществлению надзора за поведением судимых лиц внедрены в практику работы службы участковых уполномоченных милиции ГУВД по Алтайскому краю, УВД по Омской области, ГУВД по Новосибирской области, уголовно-исполнительных инспекций тех же регионов.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих тринадцать параграфов, заключения, списка использованных источников и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи исследования, раскрываются теоретическая, методологическая и эмпирическая основы исследования, обосновывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, определяется теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов и структуре исследования.

Первая глава «Становление и развитие полицейского надзора» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Меры исправления и безопасности
по римскому и древнегерманскому праву» автор исследует истоки полицейского надзора. Нормы, регламентирующие меры исправления и безопасности, сходные с надзором, были впервые изложены в Уголовно-судебном уложении Священной Римской империи германской нации («Каролина») 1532 г., ставшим истоком общегерманского уголовного права. Таким образом, предписания именно уголовного закона явились отправным пунктом будущего полицейского надзора.

Возникновение полицейского надзора за преступниками как правового института следует связывать с применяемым в XVIII в. poena extraordinaria – осуждением «по подозрению», которое, будучи первоначально средством защиты общества от подозреваемого, но не уличенного обвиняемого, позже стало применяться и к опасным преступникам, отбывшим уголовное наказание, в качестве меры безопасности. Следовательно, уголовно-процессуальное законодательство также можно считать фундаментом рассматриваемого института. Однако уже и тогда специалистов-теоретиков волновал вопрос, в чем существо новой меры: это наказание или средство обеспечения безопасности.

Полагаем, что уголовное наказание и средство обеспечения безопасности отличаются друг от друга целями и способом воздействия на лицо, совершившее преступление. Наказание как публично-правовой акт направлено на поддержание авторитета и силы уголовного закона через карательное подавление противоправного поведения. Мера безопасности этой цели не преследует, она предназначена для отражения последствий противоправного поведения совершившего преступление лица, в связи с обоснованным опасением возможного в будущем нарушения с его стороны уголовно-правовых норм.

Во втором параграфе «Полицейский надзор в государствах Западной Европы в XIX–XX вв.» проводится аналитический обзор развития полицейско-надзорных функций в государствах Западной Европы XIX–XX вв. Проводившиеся реформы законодательства, в основном обусловленные стремлением к созданию единого правового пространства, одновременно были направлены на поиск оптимальных путей предупреждения преступлений и особенно защиты общества от опасных преступников. В результате возникла необходимость усовершенствования такой уже достаточно сложившейся уголовно-правовой обеспечительной меры безопасности, как полицейский надзор, а также включения в законодательство новых мер исправления и безопасности.

Неэффективность надзора, увеличение объема рецидивной преступности, рост числа несовершеннолетних правонарушителей, неоправданно жесткая надзорная деятельность полиции прежде всего связывались с применением полицейского надзора в качестве «чистой» меры безопасности без такого сопутствующего элемента, как социальная поддержка. Уже тогда предлагалось, чтобы кроме полиции с поднадзорными занимались и органы социальной опеки. Однако к началу ХХ в. институт полицейского надзора ни в Западной Европе, ни в Российском государстве не проявил себя в качестве средства обеспечения безопасности, более того, он оказался непригодным для предотвращения рецидива преступлений и социальной адаптации.

В начале ХХ в. в западно-европейских государствах обсуждение проблемы реформирования уголовного законодательства вновь привело к мысли о ресоциализации, которой не достичь лишь репрессивными методами; о введении превентивного (предохранительного) надзора вместо наказания; о привлечении частных лиц и общественных организаций к оказанию помощи бывшим преступникам.

В третьем параграфе «Полицейский надзор в Российской империи» проводится историко-правовой анализ полицейской деятельности и законодательства о полицейском надзоре в России, который позволил выделить два вида полицейского надзора: общего и устанавливаемого за поведением отдельных категорий лиц, как правило, в целях предупреждения рецидива преступлений с их стороны.

Общий полицейский надзор имеет более продолжительную историю, равную истории полиции. Складывавшиеся в российском государстве в XVIII – начале ХIХ вв. организация полиции, направления, формы и методы ее работы, нормативная правовая основа деятельности и полномочия отчетливо представляют полицейский надзор как саму суть полицейской деятельности, доказавшую свою жизнеспособность и остававшуюся достаточно стабильной вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Именно надзорные функции изначально послужили организационно-правовым базисом полицейских органов.

Полицейский надзор, устанавливаемый за поведением отдельных категорий лиц, будучи по своей цели превентивной, по методам – принудительной, а по содержанию, преимущественно, административно-политической полицейской мерой, безусловно, имел репрессивный характер. В то же время Министерство внутренних дел, ставя на первое место задачу правильного устройства гласного полицейского надзора как меры предупреждения и пресечения преступлений, указывало, что он имеет и другую, не менее важную цель – подготовление поднадзорного путем его умиротворения к возвращению в общество гражданином для него не опасным.

Вторая глава «Полицейский надзор в зарубежных государствах на современном этапе» также состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Общий полицейский надзор, контроль за оборотом оружия, персонифицированный и иные виды полицейского надзора» автор рассматривает сложившуюся правовую базу различных видов полицейского надзора в зарубежных государствах.

Полицейский надзор в государствах дальнего зарубежья и государствах-членах СНГ существует и в основном реализуется в направлениях, с использованием форм и методов, в целом аналогичных применяемым в России. В то же время понимание содержания полицейского надзора, определение места составляющих его элементов в системе законодательства, организация реализации соответствующих норм имеют национальную специфику.

В мировой и европейской практике правоохранительной деятельности выработаны отдельные нетрадиционные с точки зрения российского правового менталитета формы использования полицейско-надзорных полномочий, оригинальные законотворческие решения, адаптация которых к весьма чувствительным и актуальным для российского правоприменения сферам (например, в предупреждении и пресечении семейно-бытовых конфликтов, контроле за оборотом оружия) могла бы дать несомненный положительный эффект.

Происходящие динамичные изменения, касающиеся института полицейского надзора в зарубежных государствах, свидетельствуют о необходимости разработки в России цивилизованного, основанного на общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации, подхода к оценке роли и значения полицейского надзора в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности и борьбе с преступностью; радикального пересмотра концепции полицейского (административного) надзора за судимыми лицами; существенного усовершенствования составляющих его элементов в нашей стране.

Во втором параграфе «Пробационный полицейский надзор
в структуре субтюремных коррекционных программ» рассматривается весьма перспективный для России вид уголовного наказания – пробация и родственные ей институты в аспекте персонифицированного надзора в отношении осужденных, отбывающих наказание в обществе. Отбывание наказания без изоляции от общества под надзором квалифицированного персонала позволяет избежать негативных нравственных, психологических и физических последствий изоляции, поскольку при альтернативном наказании навыки социального взаимодействия сохраняются и развиваются под влиянием социальной среды и при активной помощи сотрудников службы пробации. Сказанное особенно актуально в отношении несовершеннолетних. Поэтому надзор за поведением лиц, отбывающих наказание на свободе, является весьма значимой и содержащей большой потенциал развития разновидностью полицейского надзора, требующей внимания представителей административно-правовой науки.

Пробационный надзор, осуществляемый, как правило, службами, входящими в структуру органов юстиции или аппаратов судов (т. е. не полицией), все же может быть отнесен к числу видов персонифицированного полицейского надзора, несмотря на нежелание законодателей использовать подобную терминологию. В пользу данного суждения свидетельствуют: а) его индивидуализированный характер; б) правоохранительная (или полицейская, что для данного направления деятельности синонимично) направленность; в) непосредственное участие полиции (милиции) в его осуществлении, особенно по месту жительства; г) репрессивность данной меры, акцентирующейся на контроле за соблюдением поднадзорным «технических» условий надзора; д) ярко выраженный административно-правовой (или полицейско-правовой) запретительный режим, устанавливаемый судом в отношении каждого поднадзорного, и соответствующий характер полномочий, предоставленных законом надзирающим структурам; е) известная размытость пределов допустимого вмешательства надзирающих структур в частную жизнь поднадзорных.

Следует констатировать типичность элементов механизма пробационного и других видов персонифицированного полицейского надзора, что также свидетельствует об их общей родовой принадлежности. Такими элементами являются: контроль за поведением, в том числе за соблюдением установленных ограничений; угроза репрессией, в основном заключающаяся в возможности реального применения лишения свободы к нарушителям; оказание помощи в социальной адаптации лицам, состоящим под надзором; индивидуальная воспитательная работа, осуществляемая в их отношении. Традиционно также заметное участие общественности, некоммерческих организаций в реализации всех названных элементов механизма персонифицированного полицейского надзора.

В третьем параграфе «Профилактические меры полицейско-надзорного характера в системе мер противодействия домашнему насилию в европейских государствах» исследуются правовые основы предупреждения и пресечения семейно-бытового насилия в зарубежных странах.

В государствах-членах СНГ уже приняты либо разрабатываются отдельные законы о домашнем насилии, отражающие основные положения Модельного закона ООН и учитывающие опыт законотворчества и правоприменения государств европейского сообщества. Так, 15 ноября 2001 г. принят Закон Украины «О предупреждении насилия в семье», 1 марта 2007 г. – Закон Республики Молдова «О предупреждении и пресечении насилия в семье». Активно идет и широко обсуждается работа над законопроектами в Республике Беларусь «О предупреждении и пресечении насилия в семье», Кыргызской Республике «О мерах социально-правовой защиты от насилия в семье», Республике Казахстан «О противодействии бытовому насилию». В данном направлении развернута законотворческая деятельность и в российских регионах. Так, в Ростовской области работают над проектом закона о предупреждении домашнего насилия4.

В 1996 и 1999 гг. в Государственную Думу Российской Федерации также вносился законопроект «О предотвращении насилия в семье». Однако, как ни странно, он даже не дошел до первого чтения. Его противники и сегодня говорят, что такой закон не нужен, что он будет дублировать уже существующие законодательные нормы и статьи Уголовного кодекса об умышленном причинении вреда здоровью, побоях, угрозе убийством, истязании, под которые подпадает домашнее насилие.

В России в реформенный период установился порядок, ныне закрепленный в Уголовно-процессуальном кодексе, в соответствии с которым пострадавшие, которым причинены побои и легкий вред здоровью, должны непосредственно, минуя милицию, обращаться в мировой суд. Это означает, что жертва сама решает, подает ли она заявление, самостоятельно собирает доказательства против насильника и добивается его наказания, выполняя функции прокурора, в то время как семейному дебоширу в установленном законом порядке предоставляется бесплатный адвокат. И это притом, что в большинстве случаев жертва домашнего насилия находится в глубоком эмоциональном кризисе.

Уже сейчас ясно, что нужно совершенствовать действующее законодательство. Считаем, что милиции должны быть предоставлены дополнительные полномочия по защите потерпевших от насилия и контролю за поведением семейных агрессоров, при профилактике преступлений в семейно-бытовой сфере. Очевидна необходимость принятия программ реабилитационного, в том числе терапевтического, характера. Уголовное наказание за домашнее насилие должна предусматривать специальная норма Уголовного кодекса, где учитываются зависимость в отношениях между жертвой и обидчиком и систематический характер насилия.

Правовое государство неотделимо от гражданского общества. Полагаем, что для создания в России эффективной системы противодействия домашнему насилию, соответствующей стандартам правового демократического государства, будет полезным дальнейший детальный анализ зарубежного законодательства о применении мер полицейско-надзорного характера в сфере семейно-бытовых отношений и практической его реализации.

Третья глава «Теоретические предпосылки концепции полицейского надзора в Российской Федерации» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Административный, полицейский, персони-фицированный полицейский надзор: общее, особенное и специальное» рассматриваются виды полицейского надзора.

По ряду особенностей из административного надзора выделяется самостоятельный вид – полицейский надзор, отличный от общего административного. К числу специфических свойств полицейского надзора относятся: субъектный состав надзорных органов; правоохранительный характер; специальные правовые средства принудительного обеспечения и методы; негласная (оперативно-розыскная) составляющая, всегда присутствующая в природе полномочий его субъектов; строго определенные объекты. В частности, одним из объектов полицейского надзора выступает поведение людей. Персонифицированный надзор может быть только полицейским, общий административный надзор в отношении людей не осуществляется.

Обособление части административного надзора как полицейского позволит более полно нормировать соответствующие общественные отношения, оптимально обеспечить его организационно и в конечном счете будет способствовать ощутимому улучшению состояния общественной безопасности.

Правовой основой полицейского надзора служат административное, уголовное и уголовно-исполнительное законодательство, в отличие от общего административного надзора, контролирующего соблюдение (исполнение) лишь административного законодательства и базирующихся на нем технико-юридических норм. Законодательство об оперативно-розыскной деятельности также является неотъемлемой составной частью нормативной базы полицейского надзора, однако распространяется оно лишь на методы и средства его осуществления.

Полицейский надзор – это разновидность административного надзора. Полицейский надзор осуществляется составной частью централизованной системы федеральных органов исполнительной власти – полицейскими органами. Суть названного вида надзора заключается в специально организованном на основе норм административного, уголовного, уголовно-исполнительного законодательства, нормативных и индивидуальных актов управления наблюдении данных органов в пределах своей компетенции за соблюдением гражданами, должностными лицами и организациями нормативных правовых актов, регулирующих общественные отношения в сфере общественного порядка и безопасности; порядка оборота оружия, осуществления частной детективной и охранной деятельности; за поведением лиц, которые по закону, на основании судебного решения должны находиться под контролем государства в целях недопущения со стороны указанных субъектов возможных нарушений.

Полицейский надзор имеет место тогда, когда все его признаки – субъект, объект, цель, методы, правовые средства – выступают в совокупности. Представление об административном и полицейском надзорах как о соотношении общего и особенного нуждается в уточнении. Административный надзор складывается из общего административного и полицейского, последний – из общего полицейского и специальных – лицензионно-разрешительного и персонифицированного, существенно отличающихся друг от друга по ряду признаков. Выстраивается следующая родовидовая цепочка: административный надзор – родовое понятие; полицейский – видовое; наконец, лицензионно-разрешительный и персонифицированный надзоры – подвидовые категории.

Во втором параграфе «Соотношение понятий «контроль» и «надзор» применительно к полицейской деятельности» рассматривается проблема определения понятий контроля и надзора и установления соотношения между ними.

Содержание, основу и назначение полицейской деятельности составляет отражение опасности жизни, здоровью, правам и свободам граждан, общественному порядку и общественной безопасности (ст. 1 проекта федерального закона «О полиции»). Данным предназначением обусловлен особый характер этой деятельности, преимущественно превентивного свойства. Отсюда и специфика полицейской деятельности, которая заключается в том, что государство законодательно устанавливает компетенцию ее субъектов, их права и обязанности, пределы усмотрения, формы и методы осуществления. К последним, прежде всего, относятся полицейский контроль и полицейский надзор.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.