авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Законностьв досудебном производствепо уголовным делам

-- [ Страница 2 ] --

Государственное убеждение выражается в формировании правосознания, правопослушности, осознанного стремления к соблюдению установленных законов, правил, регулирующих отношения между людьми, и доминирует в уголовном судопроизводстве, построенном на состязательных началах.

Правовое государственное принуждение проявляется в виде юридического, психологического и фактического применения (угрозы применения) насилия к гражданам и обществу в целом для обеспечения соблюдения установленных законов и правил, с целью осуществления правосудия, преобладает в уголовном судопроизводстве, основанном на розыскных началах.

4. Справедливость в уголовном судопроизводстве предполагает установление законодателем цели достижения объективной истины в ходе судопроизводства и единый порядок производства по отношению к участникам уголовного процесса, занимающих одинаковый статус, независимо от их должностного и социального положения.

5. Целесообразность как социально-нравственное свойство законности проявляется в установлении порядка досудебного производства, обеспечивающего достижение задач уголовного права, по возможности, с наименьшим применением мер принуждения к участникам уголовного процесса; предоставляющего органам расследования производить любые действия, если они не ограничивают прав участников процесса и не возлагают на них обязанностей, законом не предусмотренных.

6. В уголовном судопроизводстве тип процесса в своей основе зависим от существующего режима законности. Тот или иной тип уголовного процесса определяется не только самим уголовно-процессуальным законом, но и практикой его правоприменения, последняя же в немалой степени зависит от существующего правосознания в обществе и проводимой государством политики по борьбе с преступностью, т. е. существующего политико-правового режима — законности.

В свою очередь, на обеспечение законности в уголовном судопроизводстве в большей мере влияют непосредственные процедуры и правила производства, установленные в законе, и практика их применения, т. е. категория более низкого порядка — процессуальная форма, чем собственно тип уголовного процесса.

7. Повышение законности досудебного производства следует решать, в основном, посредством пересмотра правового регулирования отношений, складывающихся в ходе уголовно-процессуальной деятельности органов предварительного расследования, а не  только путем реорганизации этих органов, т. е. за счет существенного изменения уголовно-процессуального порядка досудебного производства. Эти изменения должны касаться следующего:

— основной формой досудебного производства по уголовным делам должно выступать дознание, проводимое под руководством прокурора. Следствие должно осуществляться по уголовным делам, по которым установлено лицо, совершившее преступление, но отрицающее свою виновность, т. е. в тех случаях, когда между сторонами существует правовой спор по отношению к обвинению;

— досудебное производство должно быть построено по принципу: «кто расследует, тот и поддерживает обвинение в суде». Право расследования без права поддержания обвинения перед судом в уголовном процессе власти не образует. Необходимо внести изменения и дополнения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации3, предоставляющие следователю (начальнику следственного отдела) право (обязанность) поддержания обвинения в суде по всем расследованным ими уголовным делам;

— исчисление сроков досудебного производства должно проводиться не по отношению ко времени расследования, а к длительности пребывания лица в статусе подозреваемого и обвиняемого и применения мер процессуального принуждения.

8. Законность и достоверность собранных доказательств должны обеспечиваться не столько за счет соблюдения процессуальной формы их собирания, сколько за счет проверяемости доказательств в суде. Требование закона, направленное к правоприменителю по соблюдению процессуальной формы, в большей степени должно гарантировать обществу именно достоверность собираемых доказательств, а не идеальность осуществления установленной законом процедуры.

9. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации должен устанавливать общие правила и условия производства для всех способов собирания доказательств. Главы и нормы, касающиеся общих правил и самого порядка производства способов собирания доказательств (следственных и иных процессуальных действий), должны содержаться в Общей части в разделе III «Доказательства и доказывание». Для этого следует дополнить чч. 4 и 5 ст. 86 УПК РФ, а именно: в ч. 4, по аналогии с ч. 2 ст. 74, дать перечень следственных и процессуальных действий, направленных на сбор доказательств, в последнем пункте обязательно указать «иные процессуальные действия», подразумевая возможность собирания доказательств в результате производства любых действий, которые осуществит правоприменитель.

10. Проблему использования сведений, полученных в ходе производства оперативно-розыскных мероприятий, в качестве доказательств в уголовном судопроизводстве следует разрешать посредством изменения правового регулирования и правовой природы этих действий. Юридическое основание производства ОРМ должно быть закреплено в Уголовно-процессуальном кодексе, а ОРМ должны получить статус уголовно-процессуальных действий. Для этого необходимо ч. 5 ст. 86 изложить в следующей редакции: «Следственные и процессуальные действия в досудебном производстве могут быть осуществлены гласными и негласными способами».

11. Законность досудебного производства обеспечивается деятельностью суда, прокурора, начальника следственного отдела и начальника органа дознания. Контрольная деятельность суда, прокуратуры, начальника следственного отдела и органа дознания в уголовном судопроизводстве по отношению к другим субъектам всегда выступает в качестве собственно процессуального контроля, а в отношении нижестоящих субъектов правоприменения в рамках одного ведомства, в том числе и находящихся в подчинении, носит смешанный характер, сочетая как ведомственные, так и процессуальные начала.

12. Контрольная деятельность суда по обеспечению законности в досудебном производстве должна осуществляться по правилам, в основе которых находятся свойства тайны и письменности производства. В уголовно-процессуальном законе необходимо установить единый порядок осуществления судом контрольной деятельности по проверке законности и обоснованности действий и решений органов расследования и даче судебного разрешения на производство действий по уголовному преследованию.

13. Вопрос о полномочиях прокурора в досудебном производстве и его отношении к органам, осуществляющим расследование, должен разрешаться в зависимости от роли и полномочий прокурора в суде.

Собственно надзорными полномочиями за досудебным производством, без руководства расследованием, прокурор может обладать только в том случае, если и в суде он играет лишь роль блюстителя точного и неуклонного следования закону всеми участниками процесса, а поддержание обвинения реализуется субъектом, осуществлявшим расследование.

При производстве в форме дознания на прокурора необходимо возложить процессуальное руководство и надзор за органом дознания. Расследование должно осуществляться должностным чином прокуратуры, который может делегировать часть своих полномочий дознавателю согласно подведомственности совершенного преступления.

Начальник органа дознания должен быть наделен полномочиями по осуществлению ведомственного контроля и освобожден от процессуальных полномочий по контролю за законностью уголовно-процессуальной деятельности дознавателей.

Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования определяется обобщением и анализом современного состояния законности в деятельности органов предварительного расследования, а также эффективности обеспечения законности посредством судебного, прокурорского и ведомственного контроля.

Автором обоснованы новые концептуальные идеи по определению законности как политико-правового режима и его обеспечения государством посредством применения убеждения и принуждения. На основании изучения современных научных познаний, а также практической деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда разработаны теоретические положения и рекомендации, направленные на совершенствование порядка досудебного производства, собирания доказательств, уголовного преследования в досудебном и судебном производстве, а также уголовно-процессуальных средств обеспечения законности досудебного производства.

Изложенные в диссертации положения и выводы могут быть использованы в законотворческой деятельности по совершенствованию порядка досудебного производства и средств обеспечения законности в досудебном производстве, стать методологической и теоретической основой для дальнейших исследований, в научно-исследовательской работе, касающейся проблем совершенствования досудебного производства в уголовном процессе России, а также могут быть востребованы в преподавании курсов «Уголовный процесс», «Предварительное расследование».

Апробация результатов исследования. Полученные результаты обсуждались на научно-практических конференциях и теоретических семинарах. Кроме того, они использовались при подготовке научных публикаций, внедрении соответствующих научных разработок в учебный процесс и правоприменительную деятельность следственных органов, при проведении занятий со следователями органов внутренних дел Сибирского и Дальневосточного федеральных округов и со следователями прокуратуры Омской области, проходивших повышение квалификации соответственно в Омской академии МВД России (2005, 2006 гг.) и Омском юридическом институте (февраль 2006 г.).

Наиболее ценные предложения автора включены в число рекомендаций, выработанных по результатам конференций по совершенствованию деятельности органов внутренних дел и обеспечению прав и свобод граждан.

Результаты исследования докладывались диссертантом и обсуждались на 24 конференциях (в том числе 12 международных), научных и научно-практических конференциях и семинарах, состоявшихся в Тюмени (1995, 2004 гг.), Омске (1997, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006 гг.), Барнауле (2001 г.), Оренбурге (2002, 2006 гг.), Караганде (2005 г.), Красноярске (2003, 2004 гг.), Ростове-на-Дону (2003 г.), Челябинске (2003, 2004, 2005 гг.), Уфе (2005 г.).

Сформулированные автором предложения и выводы по теме диссертационного исследования использованы Комитетом по государственному строительству и правовой политике Сената Парламента Республики Казахстан при подготовке и принятии законов Республики Казахстан. Наиболее существенные положения и выводы диссертации нашли отражение в методических рекомендациях и учебных материалах, которые используются в практической деятельности следственного управления при УВД Омской области, а также в учебном процессе Нижегородской академии МВД России и Омской академии МВД России, Сибирского и Челябинского юридических институтов МВД России, Южно-Уральского государственного университета, Академии МВД Республики Казахстан и Карагандинского юридического института МВД Республики Казахстан.

Структура диссертации. Диссертация включает в себя введение, четыре главы (12 параграфов), заключение, список использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы; определяются цели и задачи, объект и предмет исследования; раскрывается его методология, аргументируются научная новизна, теоретическая и практическая значимость; дается характеристика эмпирической базы работы; формулируются положения, выносимые на защиту; приводятся данные об апробации полученных результатов.

В первой главе диссертации «Общая теория законности» законность как политико-правовой режим рассматривается с точки зрения естественной и позитивной теории права.

В содержании законности как политико-правового режима выделяются следующие признаки: идея права, выраженная в законах государства; верховенство закона; соблюдение и исполнение правовых актов всеми субъектами права; относительная устойчивость (стабильность) законов; метод государственного руководства обществом, основанный на едином и точном соблюдении нормативных правовых актов; правосознание общества как часть общей культуры народа.

Главенствующим в повседневном регулировании правоотношений служит метод государственного руководства обществом, а свойство относительной устойчивости (стабильности) законов обусловливается соотношением правосознания общества и применяемого властью метода государственного руководства обществом. Изменения в правосознании общества или же в средствах и политике государственного управления обществом неизбежно влияют на устойчивость законов.

В процессе исследования автор приходит к выводу, что законность как политико-правовой режим и представление о необходимости точного и неуклонного соблюдения законов существовали в обществе всегда, менялись только название и содержание требования законности в зависимости от эпохи и культурно-правовых особенностей той или иной страны.

Законность в широком смысле служит отражением естественно-правовых начал права. Она выступает в качестве политико-правового режима, и ее нельзя нарушить или укрепить. Законность в узком значении (отраслевом, легистском, позитивном) есть требование соблюдения буквы и формы закона. В этом случае законность следует рассматривать как принцип либо задачу права. Только при таком понимании законности для ее характеристики можно использовать термины «укрепление», «усиление», «соблюдение» и «нарушение».

Требование законности как политико-правового режима распространяется на всех членов общества, поскольку правосознание всего общества основывается на положениях, составляющих содержание законности как политико-правового режима.

С точки зрения теории естественного и позитивного права, законность в уголовном судопроизводстве проявляется в том, что права участников процесса выражают собой существо естественного права, а полномочия органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, выступают как позитивное право. Поскольку в силу публичности уголовного процесса права государства и специальных органов доминируют над правами участников процесса, так как обеспечение прав последних находится в зависимости от деятельности указанных государственных органов, то возникает вполне обоснованное представление о том, что позитивное право подавляет естественные права человека.

Вышеизложенное позволяет сформулировать определение законности как политико-правового режима государства, объективным основанием которого выступает совокупность средств принуждения и убеждения, обеспечивающих необходимое отношение (правосознание) общества и личности к действующему законодательству, уважение к праву, выраженному в законах, верховенство закона, соблюдение всеми субъектами права, его понимание и толкование на основе складывающихся общественных отношений в конкретный период развития государства.

В качестве объективного основания законности как политико-правового режима выступают ее признаки: относительная устойчивость (стабильность) законов; метод государственного руководства обществом, построенный на едином и точном соблюдении нормативных правовых актов. В зависимости от интересов и возможностей представителей исполнительной, законодательной и судебной власти они реализовывались в большей или меньшей степени, но всегда существовали de facte и провозглашались de jure.

Воздействие посредством убеждения позволяет достигнуть более позитивных результатов, чем собственно принуждением, поскольку при убеждении включаются воля и сознание личности, которая уже сама стремится к исполнению закона. При принуждении точное исполнение законов достигается путем преодоления воли личности, внешнего ограничения ее свободы, государству же следует прилагать не только идеологические, но и физические усилия. Было бы наилучшим для всех, если бы государство обходилось только убеждением при регулировании общественных отношений, но, как свидетельствует история, это иллюзия, и государство всегда вынуждено применять принуждение. Особенно это касается процессуального права. Если материальное право, в том числе и уголовное, построено на убеждении либо угрозе применения наказания (что, в общем, тоже является убеждением), то в основе процессуального права, а уголовного судопроизводства — в особенности, всегда было принуждение, и только там и тогда, когда появлялась возможность ограничиться убеждением, принуждение становилось излишним. Однако оно все равно присутствовало как потенциально возможное и, безусловно, применимое в случае недостаточности разрешения общественных отношений посредством убеждения.

В уголовном процессе отношения личности с государством всегда будут сопровождаться интенсивным принудительным воздействием со стороны государства.

Если же ограничивать государственное воздействие путем принуждения, то объективно возрастает потребность в государственном воздействии посредством убеждения. Более того, государство вначале должно увеличить степень воздействия убеждением и уже после значительного изменения правосознания осуществлять изменения в законе, ограничивая принуждение, а не наоборот.

Если убеждение и принуждение как государственные методы регулирования общественных отношений выступают в качестве объективного основания законности как политико-правового режима, то субъективным основанием, безусловно, являются способ и содержание государственного убеждения, т. е. уголовная политика государства.

Диссертант поддерживает Ю. А. Ляхова, считающего, что содержание уголовно-процессуальной политики подвижно, изменчиво и зависит от конкретной социально-политической обстановки, от влияния определенных политикообразующих факторов. Именно этими факторами обусловлено множество различных взглядов и подходов к тому, каким должен быть современный уголовный процесс России и в каком направлении должно происходить его совершенствование.

Анализируя содержание противоречий в современном уголовном процессе (В. Т. Томин, М. П. Поляков), соискатель отмечает следующие перекосы в современной уголовно-процессуальной политике: 1) гипертрофированное превалирование обеспечения интересов обвиняемого (подсудимого) над интересами потерпевшего, особенно в досудебном производстве; 2) чрезмерную формализацию досудебного производства, повышение стандартов доказывания, вплоть до признания непригодными для использования в доказывании общеустановленных фактов; 3) распространение состязательного порядка на досудебное (по своей природе тайное и письменное) производство; 4) широкое введение иммунитетов в ущерб реализации целей уголовной юстиции.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.