авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Теоретические основы уголовно-правовой охраны собственности от преступлений, совершаемых путем обмана или злоупотребления доверием

-- [ Страница 3 ] --

Проведённое исследование позволило диссертанту прийти к выводу о том, что уголовно-правовые нормы об обманах в имущественной сфере находятся в постоянном развитии и присущи более развитому экономическому состоянию общества в сравнении с нормами о других имущественных преступлениях. Указанные посягательства исторически обусловлены, они появляются и получают распространение по мере развития договорных отношений, экономическую основу которых составляют глубокое общественное разделение труда, господство обмена и товарно-денежных отношений, развитие торговли и иных неотъемлемых признаков товарооборота, основанных на доверии.

I.2. Второй параграф «Теоретические основы понятия и классификации преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием» раскрывает вопросы понятия и классификации преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием по действующему законодательству России.

Исследование главы 21 УК РФ свидетельствует о том, что ряд преступлений, входящих в эту главу, совершаются путем обмана или злоупотребления доверием, и такой способ причинения имущественного ущерба является достаточно распространенным среди преступлений против собственности. К таким деяниям относятся: мошенничество (ст. 159 УК РФ), присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ), хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ).

В этой связи, автор даёт определение преступлениям против собственности, совершаемым путем обмана или злоупотребления доверием, текст которого изложен в качестве одного из положений, выносимых на защиту.

I.3. В третьем параграфе «Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства ряда стран СНГ и России, регламентирующего ответственность за преступления против собственности, совершаемые путём обмана или злоупотребления доверием» предпринят общий сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства Беларуси, Украины, Казахстана, Узбекистана и России в изучаемой области.

Если в российском уголовном праве все преступления против собственности, входящие в главу 21 УК РФ, можно разделить на две группы: хищения и преступления против собственности, не связанные с хищением чужого имущества, то в Уголовном кодексе республики Узбекистан они дифференцированы и закреплены законодателем в 10-ой и 11-ой главах соответственно. При этом к числу преступлений против собственности, совершаемых путем обмана или злоупотребления доверием, уголовное право Узбекистана относит три преступления: хищение путем присвоения или растраты (ст. 167), мошенничество (ст. 168) и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 170 УК).

Особенная часть Уголовного кодекса Республики Казахстан не содержит таких структурных частей как разделы, в ней выделяются только главы, которые, в свою очередь, делятся на статьи. Исследование 6-ой главы УК Республики Казахстан показало, что среди преступлений против собственности можно выделить следующие формы хищения: кражу, присвоение или растрату вверенного чужого имущества, мошенничество, грабеж, разбой, хищение предметов, имеющих особую ценность. При этом в примечании 1 к ст. 175 УК содержится законодательное определение хищения, которое полностью соответствует российской дефиниции. Все имеющиеся в российском уголовном законодательстве преступления, входящие в 21-ую главу УК РФ, хотя и имеют свои аналоги в казахском уголовном законодательстве, однако перечень преступлений, вошедших в главу 6 «Преступления против собственности» УК Республики Казахстан, больше по сравнению с УК РФ. При этом их можно разделить на две группы: совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием и совершаемые иными способами. Представляется, что к первой группе, так же, как и в российском уголовном праве, можно отнести четыре преступления: присвоение или растрата вверенного чужого имущества (ст. 176), мошенничество (ст. 177), хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 180) и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 182).

По своему строению особенная часть Уголовного кодекса Украины несколько отличается от Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку в ней выделено двадцать разделов, которые, в свою очередь, делятся только на статьи. Главы в уголовном законе Украины не выделены. Раздел VI анализируемого закона посвящен преступлениям против собственности, дифференцирование которых, в свою очередь, путём популярной в российской науке уголовного права классификации на хищения и преступления против собственности, не являющиеся хищениями, невозможно. Вместе с тем, указанные преступления можно разделить на две группы. К первой группе можно отнести: мошенничество (ст. 190), присвоение, растрату имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением (ст. 191), нанесение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 192), то есть преступления, совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием, а ко второй группе – все остальные преступления, совершаемые иным способом.

В раздел VIII Уголовного кодекса Республики Беларусь «Преступления против собственности и порядка осуществления экономической деятельности» вошла глава 24 «Преступления против собственности» и глава 25 «Преступления против порядка осуществления экономической деятельности». Глава 24 Уголовного кодекса Республики Беларусь открывается примечаниями, первое из которых посвящено понятию хищения, применяемому только к данной главе. Под ним уголовный закон понимает «умышленное противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники». Анализ показал, что значительное число преступлений против собственности, входящих в главу 24 УК Республики Беларусь, могут быть совершены путем обмана или злоупотребления доверием. К их числу можно отнести мошенничество (ст. 209), хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210), присвоение или растрату (ст. 211), повторное мелкое хищение (ст. 213), причинение имущественного ущерба без признаков хищения (ст. 216), незаконное отчуждение вверенного имущества (ст. 217).

Обобщая результаты проведённого сравнительно-правового анализа, диссертант приходит к выводу о том, что уголовное законодательство Российской Федерации и уголовное законодательство рассматриваемых стран объединяют:

а) единство места расположения преступлений против собственности в структуре Особенной части национальных законов;

б) общность некоторых уголовно-правовых положений, в том числе, определяющих мошенничество и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием;

в) совпадение большинства составов преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием, а также признаков, их составляющих;

г) единство основных квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков;

д) возможность дифференциации преступлений против собственности на две группы: совершаемые путем обмана или злоупотребления доверием и совершаемые иными способами;

е) общность проблемы отграничения мошенничества, совершаемого путем злоупотребления доверием, от присвоения или растраты чужого имущества, вверенного лицу или находящегося в его введении.

Анализ сопоставляемых уголовно-правовых систем в данной сфере позволил также выявить различия в правовых решениях, некоторые из которых, по мнению диссертанта, представляют определённый интерес для российского уголовного законодательства, а именно:

а) формулировка хищения как преступления с формальным составом, предметом которого может выступать не только имущество, но и право на него;

б) усиление ответственности за мошенничество и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при совершении этих преступлений повторно, либо опасным рецидивистом;

в) распространение понятия хищения только для целей главы «преступления против собственности»;

г) указание непосредственно в понятии хищения на способы его совершения путём кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники;

д) существенное расширение в законе количества преступлений против собственности, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием.

  1. Во второй главе «Теоретические основы уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием» рассматриваются сложные теоретические и практические проблемы, связанные с уголовно-правовой структурой мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, в том числе в сравнении с законодательством ряда стран СНГ, их квалификацией и отграничением от смежных преступлений.

II.1. В первом параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием по законодательству России» освещаются особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием в теории и на практике по законодательству России, приводятся статистические сведения о количестве мошенничеств и случаев причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием и лиц, выявленных за их совершение, удельном весе и динамике рассматриваемых показателей за 1997-2010 гг. (период действия УК 1996 года).

В числе прочих, спорными остаются вопросы относительно некоторых элементов объективной стороны мошенничества второго вида, характеризующегося приобретением права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, моментом окончания которого следственно-судебная практика признаёт факт возникновения у виновного юридически закреплённой возможности пользоваться, владеть или распоряжаться чужим имуществом. При совершении мошенничества второго вида наличие имущественного ущерба не обязательно, поскольку само имущество не всегда в этом случае выбывает из владения и пользования собственника, то есть вполне может продолжать оставаться в его ведении. Если всё же потерпевшему в результате перехода права на имущество причиняется имущественный ущерб, то, как и в случае с квалификацией по ст. 163 УК РФ (вымогательство), какой-либо дополнительной квалификации здесь не требуется. Всё содеянное охватывается ст. 159 УК РФ (мошенничество второго вида). По мнению диссертанта, указанные обстоятельства существенно сближают мошенничество второго вида (в случае причинения названным преступлением имущественного ущерба) с преступлением, предусмотренным ст. 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием). На наш взгляд, разница заключается в слишком узком понимании следственно-судебной практикой самого события приобретения права на чужое имущество при совершении мошенничества второго вида, которое, по сути, сводится исключительно к его юридическому закреплению в том или ином виде. Отказ от подобной практики позволил бы, во-первых, рассматривать как мошенническое приобретение права случаи, например, фактического пользования или владения чужим имуществом без какого-либо юридического закрепления, а, во-вторых – декриминализировать ст. 165 УК РФ как норму, объективная сторона которой охватывалась бы в этом случае диспозицией ст. 159 УК РФ (мошенничество второго вида).

По мнению диссертанта, говоря о приобретении права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием совершённом в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ) или в особо крупном размере (ч. 4 ст.159 УК РФ), законодатель использует несколько неудачные и непоследовательные формулировки. Само по себе приобретение права на чужое имущество не может характеризоваться такой категорией как «размер», поскольку, во-первых, использование подобного термина в законе должно быть связано с характеристикой общественно-опасных последствий, а не деяний, как в данном случае, а, во-вторых, более предпочтительным здесь видится применение термина «ущерб».

По мнению диссертанта, одна из проблем правоприменения сохраняется на стыке административного и уголовного законодательства. В соответствии со ст. 7.27 КоАП РФ административная ответственность наступает только за мелкое хищение чужого имущества путём кражи, мошенничества (хищения), присвоения или растраты при отсутствии квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков названных преступлений, в связи с чем, переход к административной ответственности за мошенничество, совершаемое через приобретение права на чужое имущество, невозможен. В этой связи, дабы не вовлекать по формальным признакам значительную часть населения в уголовно-правовые отношения, а также в целях дальнейшей либерализации уголовного законодательства, обосновывается целесообразность установления административной ответственности за приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием при отсутствии квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков мошенничества.

II.2. Во втором параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием по законодательству ряда стран СНГ» раскрываются особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием по законодательству Беларуси, Украины, Казахстана и Узбекистана.

Как показал сравнительно-правовой анализ, рассмотренные четыре уголовных закона, в целом, схоже определяют мошенничество и причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, имеют примерно такие же квалифицирующие признаки. Вместе с тем, каждый из четырех Уголовных кодексов в качестве обстоятельства, усиливающего ответственность, содержит указание на совершение преступления либо повторно, либо опасным рецидивистом, а иногда эти признаки присутствуют вместе в одном пункте.

II.3. В третьем параграфе «Проблемы отграничения мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием от смежных преступлений» затрагиваются сложные и неоднозначные проблемы отграничения мошенничества и причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием от смежных и иных преступлений, предусмотренных ст.ст. 158, 161, 171, 176, 187, 194 – 199, 201, 238, 272, 273, 285 290, 325, 327 УК РФ.

Анализ существующих точек зрений свидетельствует о том, что ст. 165 УК является общей нормой для ст.ст. 176, 194, 198, 199, 201, 285 УК РФ. Из этого следует, что указанные нормы, предусмотрев своими диспозициями специальные случаи причинения имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, фактически «вымывают» содержание уголовно-правового запрета, установленного ст. 165 УК РФ. При этом оставшиеся случаи причинения имущественного ущерба указанными способами, по мнению диссертанта, полностью охватываются диспозицией второго вида мошенничества (приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием).

На наш взгляд, декриминализация деяния, предусмотренного ст. 173 УК РФ, фактически закрепила разработанное теорией уголовного права мнение о том, что лжепредпринимательство является, по сути, подготовительной деятельностью к совершению других преступлений. С этих позиций, для выявления и пресечения данной деятельности на более ранней стадии, диссертант предлагает собственные варианты решений существующей проблемы.

По нашему мнению, в некоторых случаях банкротство может стать следствием хищения или приобретения права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, что приведёт к неспособности юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объёме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. При этом субъектом, например, преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) является руководитель или учредитель юридического лица либо индивидуальный предприниматель. В случае хищения или приобретения права на чужое имущество указанными лицами, их умыслом не всегда может охватываться наступление банкротства организации, более того, общественно-опасные последствия хищения или приобретения права на чужое имущество в виде банкротства могут быть вызваны действиями иных лиц, не являющихся субъектами ст. 196 УК РФ. Учитывая, что субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, характеризуется прямым умыслом, то, руководствуясь действующим законодательством, содеянное требует квалификации сегодня только по соответствующим статьям 21-ой главы. На наш взгляд, такой подход при квалификации не отражает в полной мере всю степень общественной опасности подобного рода деяний и делает оправданным предложение по разработке и включению в ст.ст. 159, 160 УК РФ нового особо квалифицирующего признака «повлекшие тяжкие последствия».

  1. В третьей главе «Теоретические основы уголовно-правовой характеристики и квалификации присвоения и растраты как преступлений, совершаемых путём обмана или злоупотребления доверием» рассматриваются сложные теоретические и практические проблемы, связанные с уголовно-правовой структурой присвоения и растраты, в том числе, в сравнении с законодательством ряда стран СНГ, их квалификацией и отграничением от смежных преступлений.

III.1. В первом параграфе «Особенности уголовно-правовой характеристики и квалификации присвоения и растраты по законодательству России» обращается внимание на полярность и другие особенности существующих в науке подходов к уголовно-правовой характеристике и квалификации присвоения и растраты в теории и на практике по законодательству России. На обсуждение выносятся собственные решения диссертанта по сложным и неоднозначным вопросам правоприменения, приводятся статистические сведения о количестве преступлений рассматриваемого вида и лиц, выявленных за их совершение, удельном весе и динамике этих показателей за 1997-2010 гг. (период действия УК РФ 1996 года).

В продолжение линии на унификацию уголовного законодательства, высвобождение закона от лишних терминов и установление в нём режима равной охраны всех форм собственности независимо от имущественного положения и принадлежности к гражданству диссертант обосновывает целесообразность разработки нового варианта редакции ст. 160 УК РФ, который бы отвечал вышеуказанным требованиям.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.