авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Теоретические проблемы в сфере осуществления субъективных гражданских прав

-- [ Страница 5 ] --

В свою очередь, применение ответственности является одним из способов защиты нарушенных прав и интересов. Гражданско-правовая ответственность направлена на эквивалентное возмещение причиненного вреда или убытков, а одной из целей ее применения является восстановление имущественной сферы потерпевшего. Перед санкцией в виде отказа в защите права такие цели не стоят. Эта санкция не направлена на восстановление и компенсацию, она создана для предотвращения таких последствий. Меры ответственности отличаются от других мер защиты тем, что они связаны с дополнительными обременениями для правонарушителя. Предусмотренная законодателем санкция в виде отказа в защите права не содержит каких-либо дополнительных обременений для лица.

Понятия охрана, защита и ответственность соотносятся как целое и части. При этом правовая охрана как наиболее полное по содержанию включает в качестве элементов: меры, направленные на предупреждение правонарушений; меры, направленные на устранение причин нарушений права; меры защиты права, включающие наряду с другими мерами и меры ответственности. В свою очередь, отказ в защите права – это мера охраны права, направленная на предупреждение нарушения права. Таким образом, доказывается, что отказ в защите права не может относиться ни к мерам ответственности в частности, ни к мерам защиты в целом.

В работе доказано, что отказ в защите субъективного права в конечном итоге граничит с лишением права, так как защита права есть элемент субъективного права. Такая мера не оправдана с точки зрения соразмерности последствий деяниям. Применение санкции в виде лишения субъективного права в целом лишит возможности осуществлять его способами, которые не причинят вреда другим субъектам правоотношений и не вызовут иных отрицательных последствий. Таким образом, лишение всего права нарушает принцип справедливости. Исходя из того, что осуществление права возможно различными способами, одни из которых могут причинить вред, другие – нет, обоснована необходимость изменения санкции за ненадлежащее осуществление гражданских прав с отказа в защите права на отказ в возможности осуществления права конкретным способом.

Доказано, что отказ в возможности осуществления права конкретным способом – это единственная гражданско-правовая мера, которая может быть применена к обладателю субъективного права вследствие ненадлежащего осуществления прав. Возмещение убытков, взыскание неустойки и другие меры ответственности не могут быть использованы в данных правоотношениях. В данных случаях идет речь, во-первых, о применении юридической ответственности; во-вторых, нарушается превентивный характер нормы.

Глава третья «Принципы осуществления гражданских прав как основые элементы формирования модели правомерного поведения» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Понятие, виды и функциональное назначение принципов гражданского права» решается проблема влияния принципов на осуществление субъективного права.

Решение проблемы роли принципов при осуществлении гражданских прав имеет существенное значение для всего процесса осуществления права. Они не только определяют содержание и направления правового регулирования, отражают специфические черты права как социального регулятора отношений, но и являются основой для реализации права. Принципы универсальны и фундаментальны. Никакие иные правовые явления не обладают такими свойствами. Однако в последнее время в научной литературе сложилась точка зрения, что понятия «принцип осуществления права» и «предел осуществления права» тождественны. При этом представители широкого направления считают, что пределы осуществления и принципы осуществления – совпадающие по своему правовому смыслу категории. Сторонники узкого подхода относят к принципам осуществления только запрет на злоупотребление правом.

Анализ правовых норм, содержащих принципы и пределы осуществления права, позволяет сделать вывод, что первые представляют собой декларативные нормы, не создающие непосредственно прав и обязанностей, а указывающие принципиальное направление правового регулирования, в чем и заключается их функциональное предназначение. Норма, заключающая в себе принцип права, не содержит ни права, ни обязанности, ни запрета. В свою очередь, пределы осуществления гражданских прав сформулированы в форме запрета. Доказывается нецелесообразность существования в гражданском праве принципов в форме запрета. Дозволительный характер гражданско-правового регулирования, рассчитанный на инициативу участников, не предполагает возможности построения системы принципов, содержащих запреты. В противном случае гражданское право будет ориентировано не на предоставление наибольшей свободы действий, а на установление максимальных преград и запретов таких действий.

Помимо указанных выше, различия между нормами, содержащими принципы и пределы осуществления права, проводятся: по содержанию (принципы – исходные нормы, пределы – общие (иногда специальные)); по структуре правовой нормы (в нормах принципах всегда отсутствует санкция; нормы, содержащие пределы, состоят, как правило, из диспозиции и санкции). Нормы, содержащие принципы права, обладают большей устойчивостью по сравнению с другими нормами права, что характеризует их фундаментальность. Прослеживаются отличия по функциям, выполняемым данными правовыми категориями.

Основываясь на данных заключениях, диссертант проводит анализ принципов гражданского права, в результате которого делается вывод, что некоторые из них имеют природу пределов осуществления права.

Каждый субъект имеет право беспрепятственно осуществлять свои права. При этом не только само предоставленное право должно основываться на законе, но и осуществление права должно быть законным. Средства и способы осуществления не только не должны причинять вред, но и не должны создавать препятствий для гражданского оборота. Соответственно, создание препятствий в осуществлении права третьими лицами не может быть правом какого-либо субъекта. Из чего следует недопустимость для участников правоотношений устанавливать препятствия к осуществлению прав. Таким образом, принцип «необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав» подразумевает устранение разного рода препятствий, возникающих в процессе осуществления прав, в том числе создание условий для свободного осуществления прав. Однако словосочетание «необходимость осуществления» может использоваться только по отношению к управомоченному субъекту. Но при таком толковании нарушается другой принцип гражданского права: никто не может быть принужден к осуществлению своего права. Поэтому данный принцип и с точки зрения русского языка, и с точки зрения права необходимо изменить. Если переформулировать данное положение, то оно должно звучать так: «Не допускается создание препятствий в осуществлении гражданских прав». В этом случае недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела будет являться частным случаем беспрепятственного осуществления прав (хотя, и при существующей формулировке этот вывод верен). При этом под недопустимостью произвольного вмешательства в частные дела следует понимать, что любое ограничение свободы усмотрения субъектов гражданских правоотношений помимо их воли допустимо лишь на основании и в порядке, установленном законом.

Исследование принципа свободы договора позволяет сделать вывод, что он также является частным случаем принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав. Предлагается сформулировать отраслевой принцип свободного и беспрепятственного приобретения и осуществления гражданских прав, который подразумевает создание условий для свободного приобретения и осуществления прав, в том числе устранение разного рода препятствий, возникающих в процессе осуществления прав.

Аргументирован вывод, что понятие свободного усмотрения шире понятия осуществления права своей волей и в своем интересе. Свободное усмотрение включает осуществление прав своей волей и в своем интересе; указывает на невозможность понуждать к осуществлению своих прав; свидетельствует о юридической самостоятельности субъектов. Доказывается, что принцип свободного усмотрения должен быть сформулирован как отраслевой, а принцип осуществления права своей волей и в своем интересе – как принцип осуществления права. Позиционно они должны разместиться соответственно в ст. 1 и ст. 9 ГК РФ.

Во втором параграфе «Выражение принципа справедливости в принципах осуществления права» рассматриваются принципы осуществления права в контексте действия принципа справедливости.

Справедливость – это одно из обязательных внутренних свойств и качеств права. «Справедливость» в праве обретает фиксированный нормативный характер. Кроме того, как и любая нравственная категория «справедливость» выходит за рамки права. Как социальные регуляторы право и мораль всегда обращены к человеку и его ответственности за свои действия, вследствие этого обязательным требованием к осуществлению норм права является требование справедливости.

Установление принципов права, в том числе и принципов осуществления права, в конечном итоге имеет цель – достижение справедливости. Являясь основной нравственной категорией, «справедливость» позволяет сконструировать такие принципы, которые, во-первых, способствуют установлению конкретной модели правомерного поведения, во-вторых, дают возможность скорректировать применяемую правовую норму (в случае, если она носит диспозитивный характер), исходя из интересов сторон и удовлетворения их потребностей, не нарушая их права. Таким образом, «справедливость» устанавливает баланс между различными интересами субъектов права, тем самым выступая регулятором общественных отношений.

Принцип справедливости пронизывает всю систему права, является его целью и конечным результатом. Справедливость влияет на объективное право (сочетание индивидуальных интересов личности и интересов других лиц, общества и государства; закрепление законом ограничений гражданских прав; не допущение возможности за одно правонарушение дважды привлекать к ответственности и т.д.) уже на стадии его формирования и на субъективное право, возникающее в процессе осуществления прав. Причем и объективные, и субъективные факторы справедливости находятся в постоянном взаимодействии. Для достижения справедливости устанавливаются принципы, уравновешивающие публичные и частные интересы, частные и частные интересы. Таким образом, одной из основных форм выражения справедливости являются принципы гражданского права, включая принципы осуществления права.

Обосновывается, что в содержание принципа справедливости должно включаться: равенство возможностей и обязанностей субъектов права; неприкосновенность имущественных и личных неимущественных прав; свободное и беспрепятственное приобретение и осуществление прав по своему усмотрению; добросовестность осуществления субъективных прав; восстановление нарушенных прав; единые основания привлечения и освобождения от ответственности; сочетание индивидуальных интересов личности и интересов других лиц, общества и государства.

Доказывается, что формами выражения принципа справедливости являются не только принципы права, но и установленные пределы осуществления права и его ограничения.

В третьем параграфе «Нравственность как принцип и внутренний фактор осуществления субъективных гражданских прав» исследуется проблема нравственности и ее влияния на осуществление субъективного гражданского права.

Анализируя дискуссию, сложившуюся в научной литературе по проблеме необходимости существования нравственных категорий в праве, автор поддерживает тех ученых, которые полагают, что их присутствие в праве необходимо. Однако их использование должно быть ограничено. В определенных случаях нравственные категории могут быть заменены конкретными юридическими понятиями.

Нравственность рассматриваться в двух аспектах: как внутреннее отношение субъекта к своему поведению и поведению третьих лиц, пропускаемое через призму его представлений о моральности, и как категория, получившая внешнее выражение в нормах права, и, следовательно, не только обусловливающая поведение, но и предусматривающая определенные последствия за отклонение от такого поведения. На этом этапе происходит трансформация внутренних представлений во внешние, так как возведенные в закон нравственные принципы уже не могут являться только внутренними границами поведения субъекта, а становятся волей государства. Нравственность не является конкретным мотивом поведения, а представляет собой контрольную инстанцию, рассматривающую мотивы, когда те готовы оформиться в окончательные решения и перейти в поступок. И на этом этапе она может запретить совершение того или иного поступка. Таким образом, закрепляя нравственные категории в нормах права, законодатель стремится установить определенные принципы и пределы поведения.

Право и нравственность образуют единую систему социальных норм, регулирующих поведение людей в обществе. Они имеют единые цели – достижение справедливости, единый объект воздействия – общественные отношения, и единую функцию – регулирование общественных отношений. И право, и нравственность устанавливают правила поведения в форме принципов и запреты в форме пределов.

Познавая норму права, субъект анализирует ее с точки зрения представлений о нравственности, а лишь затем осуществляет волевой акт, который приводит к поступку. Следовательно, нравственность осуществляет последний, итоговый контроль с точки зрения того могут ли определенные деяния считаться морально достойными (добрыми, справедливыми, разумными и т.д.), выступая тем самым регулятором деятельности того или иного индивида и общества в целом. Таким образом, нравственность, с одной стороны, приобретает практическую действенность через запреты, которые возникают не в силу закрепления их в праве, а в силу воспитания, культуры, религии, национальной принадлежности и т.д. данного индивида, а с другой стороны, путем закрепления этих же ценностей в праве регулирует общественные отношения, создавая правила поведения и пределы деятельности индивида.

Проводится систематизация норм, содержащих нравственные правила и формирующих границы поведения субъекта: в зависимости от содержания; по функциям в механизме правового регулирования; по юридическому значению; в зависимости от санкции; по методу правового регулирования.

В четвертом параграфе «Теоретические проблемы существования категории “разумность” в гражданском праве» в результате исследования норм права, научной литературы, судебных актов делается вывод о неоднозначности толкования термина разумность. Как правило, его отождествляют с виновностью или невиновностью лица, с осуществлением правомерных или неправомерных действий, наличием или отсутствием вредоносности. Таким образом, «разумность» как самостоятельная категория, имеющая собственное содержание, в большинстве случаев не используется.

Автором доказывается несостоятельность теории «среднего человека» при определении разумного поведения. Во-первых, существует несколько типов личности, которые формируют поведение субъектов. Лица, принадлежащие к различным типам, ведут себя в сходных ситуациях по-разному. Таким образом, можно говорить не об одном среднестатистическом поведении, а о нескольких типах поведения, что касательно юриспруденции сильно усложняет задачу правоприменения. Во-вторых, развитие представлений о «разумности» связано с развитием личности и влиянием на ее формирование различных факторов: внутренних и внешних. В-третьих, в ряде случаев категория «средний человек» не применима в силу возможности выбора нескольких вариантов разумного правомерного поведения.

Разумность характеризует интеллектуальную составляющую поведения субъекта. Осуществлять права возможно только тогда, когда субъект осознает свою деятельность. Следовательно, осуществлять правовые действия может только разумный человек. Таким образом, разумность как осознание своего поведения является основой правоосуществления. Любые действия по осуществлению права могут быть только разумными, поэтому ссылка на разумность в конкретной ситуации приводит к тавтологии: разумное осуществление прав должно быть разумным. Таким образом, требование разумности не может выступать пределом осуществления гражданских прав. В большинстве случаев разумность может быть описана посредствам использования двух критериев: необходимость и доступность. При этом под необходимостью следует понимать совокупность мер, которые нужно предпринять в данной ситуации и без осуществления которых не может быть достигнут требуемый результат. А под доступностью – совокупность мер, принятие которых возможно при данном стечении обстоятельств.

В российском законодательстве существуют устойчивые понятия, такие как «разумный срок», «разумная цена», «разумные расходы». Эти категории хорошо разработаны, имеют стабильную практику применения. Именно в этих случаях использование категории разумности обосновано. И здесь разумность следует рассматривать как правовую презумпцию. Таким образом, в приведенных примерах всегда предполагается, что, например, цена разумна, пока не доказано иное. В силу этого понимание разумности как правовой презумпции гармонично вписывается в существующую правовую действительность.

В пятом параграфе «Добросовестность как принцип осуществления субъективных гражданских прав» исследуется правовая природа добросовестности.

Добросовестность – есть способность человека осуществлять нравственный самоконтроль с позиции соответствия своего поведения требованиям нравственности и права. Для добросовестного субъекта не требуется, чтобы он осознавал и предвидел любые неблагоприятные для других лиц последствия, принцип добросовестности, в первую очередь, должен быть направлен на осознание собственного положительного поведения. И в этом проявляется субъективная составляющая данного принципа как элемента нравственности в целом. Объективная составляющая, безусловно, должна быть выражена в необходимости действовать добросовестно при осуществлении любых прав.

Проведенный анализ показал, что при общем положительном отношении к существованию категории добросовестности в гражданском праве в ряде случаев обращение к данному явлению необоснованно. Существование категории «добросовестность» необходимо в тех случаях, когда право не содержит конкретных норм, регулирующих правоотношения; между сторонами нет договора; нет обычая делового оборота. Именно тогда следует обращаться к принципу добросовестности.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.