авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Теоретические проблемы в сфере осуществления субъективных гражданских прав

-- [ Страница 3 ] --

2. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

– Внести изменения в п. 4 ст. 421 ГК РФ, изложив его в следующей редакции:

4. Стороны договора свободны по своему усмотрению определять любые не противоречащие законодательству условия договора, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422).

– Изложить ч. 2 ст. 662 ГК РФ в следующей редакции:

Арендодатель может быть освобожден судом от обязанности возместить арендатору стоимость таких улучшений, если докажет, что издержки арендатора на эти улучшения повышают стоимость арендованного имущества несоразмерно улучшению его качества и (или) эксплуатационных свойств.

– Изложить ст. 1065 ГК РФ в следующей редакции:

Статья 1065. Предупреждение причинения вреда

1. Опасность причинения вреда в будущем в результате осуществления предпринимательской деятельности может явиться основанием к иску о запрещении осуществления деятельности, способом, создающим такую опасность.

2. Если причиненный вред является последствием предпринимательской деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить осуществление деятельности таким способом.

– Дополнить ГК РФ ст. 1067.1 следующего содержания:

Статья 1067.1. Ответственность за вред, причиненный в результате совершения деяний исключительно с целью причинения вреда

В случае обнаружения деяний, направленных исключительно на причинение вреда третьим лицам, суд, арбитражный суд или третейский суд отказывает лицу в защите принадлежащего ему права.

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате совершения деяний исключительно с целью причинения вреда, возмещается лицом, причинившим вред, в случае, когда лицо осознавало возможность наступления таких последствий и способствовало их наступлению.

– Изложить п. 1 ст. 1361 ГК РФ в следующей редакции:

1. Лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца (статьи 1381 и 1382) использовало на территории Российской Федерации созданное независимо от автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления, сохраняет право на дальнейшее безвозмездное использование тождественного решения без расширения объема такого использования (право преждепользования).

– Внести в ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ (ред. от 27 декабря 2009 года) «О защите конкуренции» изменения следующего содержания:

«Статья 10. Запрет на использование доминирующего положения

1. Запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, устранение конкуренции…».

– Сформулировать п. 1 ст. 5 Федерального закона РФ от 13 марта 2006 года № 38-ФЗ «О рекламе» следующим образом: «1. Реклама должна быть достоверной. Рекламодатели, осуществляя рекламирование товаров, работ, услуг, должны действовать добросовестно».

Результаты исследования имеют значение для правоприменительной деятельности. Ряд выводов могут быть положены в основу толкования, в том числе судебного, норм права. В частности, обосновывается невозможность одновременного использования при квалификации деяний отказа в защите права и последствий, предусмотренных вследствие признания сделки недействительной; доказана возможность применения санкции за злоупотребление правом к Российской Федерации и ее субъектам, муниципальным образованиям в лице их органов; приведен перечень конкретных норм, выход за пределы которых может считаться только правонарушением, а не злоупотреблением правом; обоснована невозможность квалификации действий бенефициаров, предъявивших документы, которые не соответствуют условиям гарантии либо представлены гаранту по окончании определенного в гарантии срока в качестве злоупотреблений правом; доказана недопустимость квалификации как злоупотребления правом действий кредитора, который намеренно создает условия для появления у должника признаков несостоятельности; обоснована невозможность рассматривать в качестве злоупотреблений стремление реализовать противоправные интересы.

Результаты исследования могут использоваться в процессе преподавания учебных курсов: «Гражданское право»; «Предпринимательское право»; «Коммерческое право», «Жилищное право», спецкурса «Право собственности» в высших учебных заведениях, осуществляющих подготовку по юридическим специальностям.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на кафедре гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Волгоградского института экономики, социологии и права. Основные научные положения и выводы, а также предложения по совершенствованию действующего законодательства нашли отражение в опубликованных автором научных работах, перечень которых приводится в автореферате (общим объемом 114,11 п. л.), а также в подготовленных докладах и научных сообщениях на научно-практических конференциях: «Органы и учреждения юстиции в правовом государстве» (Волгоград, 2000), «Местное самоуправление: экономические, социальные и правовые проблемы» (Волгоград, 2003), «Социально-экономическое и правовое развитие современной России» (Волгоград, 2004), «Проблемы правопонимания и правоприменения: теория и практика» (Волжский, 2007), «Право на защите прав и свобод человека и гражданина (к 15-летию Конституции Российской Федерации и 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека)» (Москва, 2008), «Конституционно-правовые основы регулирования имущественных отношений и защиты имущественных прав» (Кострома, 2008), «Государство и право: вызовы XXI века (Кутафинские чтения)» (Москва, 2009), «Актуальные проблемы права» (Тула, 2009), «Основные тенденции развития общества в условиях модернизации социально-экономических отношений» (Волгоград, 2010) и многих других.

Научные выводы и положения, содержащиеся в диссертации, используются автором в процессе преподавания учебных дисциплин «Гражданское право», «Коммерческое право», «Право собственности» на кафедре гражданско-правовых дисциплин юридического факультета Волгоградского института экономики, социологии и права.

Структура диссертации обусловлена предметом, целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих четырнадцать параграфов, библиографии. Все главы и параграфы выстроены в четкой логической последовательности, позволяющей наиболее полно раскрыть тему исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены степень разработанности, предмет, объект, цели и задачи исследования, его методические и теоретические основы, дана характеристика научной новизны, теоретической и практической значимости работы, изложены положения, выносимые на защиту, а также предложения по совершенствованию законодательства, содержатся сведения об апробации результатов исследования и структуре работы.

Глава первая «Субъективное право и интерес как предпосылки формирования концепции осуществления гражданских прав» состоит их трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие и правовая сущность субъективного гражданского права» рассматриваются общие подходы к определению субъективного права как правовой основы осуществления права.

В работе отмечается многообразие позиций ученых по проблеме понимания субъективного гражданского права. Исследуются основные концепции субъективного права, связанные с осмыслением его как предела определенного поведения; как совокупности поведенческих возможностей, обеспеченных обязанностями других лиц; как средства механизма правового воздействия.

Автор занимает позицию, заключающуюся в отрицании возможности определять субъективное право только как меру определенного поведения, так как мера – это определенные границы, пределы поведения. Следовательно, сама по себе «мера» не предоставляет обладателю набор поведенческих возможностей. С другой стороны, присутствие «меры» при определении субъективного права необходимо. Законодатель, закрепляя гражданское право, наделяет его обладателя определенным объемом правомочий, а затем путем установления границ сужает их объем. Таким образом, в содержании субъективного права заложены и возможности поведения, и пределы этих возможностей.

Однако субъективное право не может исчерпываться одной лишь возможностью и ее пределами. Не обеспеченное никакими обязанностями право превращается в юридическую фикцию. Поэтому другим элементом содержания выделяется правомочие требования. Возможность прибегнуть к принудительной защите при нарушении права не может существовать параллельно с субъективными правами, так как она свойственна самим возможностям, заложенным в субъективном праве. Право на защиту не выделяется отдельным правомочием. Таким образом, автор уходит от понимания права на защиту как самостоятельного элемента субъективного права в целом, считая его присущим каждой возможности, заложенной в субъективном праве. Однако эти утверждения верны лишь для регулятивного правоотношения. В охранительном правоотношении, наряду с другими элементами, существует право на защиту «в чистом виде».

Таким образом, для конструкции субъективного права необходимо: наличие у самого управомоченного лица прерогативы определенного поведения; наличие в конструкции субъективного права пределов этого поведения; наличие права требования, которое необходимо рассматривать как возможность требовать как совершения активных действий, так и воздержания от них; наличие права на защиту, которое в регулятивном правоотношении должно рассматриваться как элемент каждой управомочивающей возможности, заложенной в субъективном праве, а в охранительном правоотношении – как самостоятельный элемент субъективного права.

Во втором параграфе «Интерес как предпосылка возникновения и цель осуществления субъективного гражданского права» решается блок теоретических проблем, связанных с местом и ролью интереса в осуществлении субъективного права.

Подвергнуты анализу различные концепции соотношения субъективного права и интереса, где субъективное право рассматривается как средство удовлетворения или средство защиты интереса, а интерес – как элемент содержания субъективного гражданского права. Проведенный анализ позволил автору сделать следующие выводы. Индивид осознает свои потребности и формирует субъективное отношение к ним, что выражается в интересе. В объективном праве находят отражение интересы общества как совокупности его членов и интересы каждого в отдельности. Субъективное право выступает средством осуществления интереса в регулятивном правоотношении и средством защиты интереса в охранительном правоотношении.

Право использует категорию «интересы» в качестве особого регулятора, закрепляя зависимость осуществления субъективного гражданского права от интересов других лиц. Свобода, представленная субъектам правовыми нормами, не может быть безграничной, она ограничивается интересами физических и юридических лиц, общества и государства. Отсюда следует, что интерес третьих лиц выступает пределом осуществления субъективного права.

Таким образом, интерес есть предпосылка возникновения и цель осуществления субъективного права, это единство объективного и субъективного, поскольку, с одной стороны, он является следствием общественно-экономического развития общества, оказывающего влияние на уровень развития потребности личности и возможности ее удовлетворения, а с другой стороны, отражается в сознании субъекта, формирует цели и мотивы поведения. Интерес – это единство публичного и частного, так как в объективном праве находят отражение и интересы общества как совокупности его членов, и интересы каждого в отдельности. Интерес есть предел осуществления права, так как свобода, представленная субъектам правовыми нормами, ограничивается интересами других.

В третьем параграфе «Осуществление субъективного права как использование возможностей, заключенных в содержании права» рассматривается научная проблема, касающаяся факторов, влияющих на осуществление субъективного гражданского права.

Анализируя научную дискуссию по проблеме возможности самостоятельного существования категории «осуществление права», автор соглашается с учеными, рассматривающими «осуществление права» как автономное правовое явление, и поддерживает тех цивилистов, которые считают необходимым выделение различных способов осуществления права.

Гражданское право в большинстве содержит управомочивающие нормы, предоставляя максимальную свободу в выборе прав и их осуществлении. Но также в нем содержатся и запрещающие нормы. Если мы говорим об управомочиях, то имеем в виду осуществление субъективного права (как использование совокупности возможностей). Если мы ведем речь о недозволенном поведении, то мы говорим о пределах осуществления права, ведь границы осуществления права, в первую очередь, устанавливаются запретами. Следовательно, осуществление субъективного права представляет собой использование возможностей, заключенных в содержании данного права с соблюдением определенных пределов.

Осуществление гражданских прав может быть обозначено в самом общем виде через правовые принципы, а также – пределы осуществления гражданских прав. Право регулирует правомерное поведение и охраняет от неправомерного. Принципы осуществления права направлены на регулирование правомерного поведения, следовательно, они должны показывать: как можно поступать при осуществлении гражданских прав. Пределы же, наоборот, охраняют право, предостерегают нас от возможности нарушения права, то есть показывают: что делать нельзя. Таким образом, основными факторами, влияющими на формирование модели правомерного осуществления субъективных гражданских прав, являются принципы и пределы осуществления гражданских прав.

Поднимается проблема разнообразия терминов, используемых авторами при характеристике осуществления права (реализация, использование, применение). Устанавливается соотношение между указанными понятиями, где использование (осуществление) и применение, наряду с исполнением и соблюдением, являются самостоятельными формами реализации права.

Делается ряд выводов, связанных с осуществлением гражданских прав. Использование прав основано на свободе выбора управомоченным субъектом любого варианта поведения, обусловленного содержанием субъективного права. Однако свободное осуществление не предполагает отсутствие пределов. При этом пределы осуществления лежат не только в правовой плоскости. Надлежащее осуществление означает поведение лица, которое соответствует не только правовым, но и нравственным нормам, признаваемым в обществе. В свою очередь, при помощи правовых средств осуществление прав ограничивается для обеспечения и защиты важнейших социальных ценностей и поддерживается принудительными мерами государства.

Глава вторая «Теоретические проблемы определения пределов осуществления гражданских прав» состоит из шести параграфов.

В первом параграфе «Понятие пределов осуществления субъективных гражданских прав» анализируются основные концепции пределов осуществления права, выявляется их значение для механизма осуществления права.

Анализируя научную дискуссию по проблеме понятия пределов осуществления гражданских прав, автор выявляет узкий и широкий подход. Сторонники узкого подхода отождествляют понятие пределов осуществления и злоупотреблений гражданскими правами. Представители широкого подхода считают, что эти явления не совпадают. Исследование различных точек зрений авторов, норм права, актов толкования права позволило автору сделать вывод о нетождественности понятий «пределы осуществления права» и «недопустимость злоупотребления правом». Эти явления соотносятся как общее и частное.

В работе критикуется подход, согласно которому ученые предлагают не разделять понятия пределов права и пределов осуществления права. Анализ норм права позволил автору выделить нормы, в которых устанавливаются пределы права, и нормы, где указывается на пределы осуществления права. При этом констатируются различия в способах правового регулировании данных отношений и субъекте правового воздействия (пределы осуществления права установлены только для управомоченного субъекта. Именно осуществление «своего» права очерчено определенными пределами).

Доказывается необходимость формулирования в одной норме системы пределов осуществления гражданских прав. При этом, понимая невозможность перечисления всех существующих пределов, в силу их многообразия, предлагается оценивать выход за пределы осуществления права посредством указания на возможные последствия деяния.

Обосновывается, что пределы осуществления гражданских прав не только устанавливают границы осуществления права, но и выполняют другие функции: определяют содержание субъективного гражданского права; указывают на способы осуществления гражданских прав, использование которых недопустимо; стимулируют правомерное поведение управомоченного лица и предотвращают совершение правонарушений.

Доказывается, что юридическая техника, использованная законодателем при регулировании осуществления права, требует совершенствования. Автором предлагается использовать два способа правового регулирования. Дозволения необходимо употреблять при описании осуществления права, а запреты – в случае установления пределов осуществления. При этом нормы должны быть сформулированы императивно.

Во втором параграфе «Пределы осуществления, ограничения и обременения как факторы, влияющие на формирование правомерного осуществления права» решаются проблемы влияния установленных пределов осуществления, ограничений и обременений на осуществление права.

Автором рассматривается продолжающаяся в научной литературе дискуссия о тождественности понятий «предел осуществления права» и «ограничение права». Ограничения выполняют ту же основную функцию, что и пределы – охраняют право от нарушения путем установления запретов. Нормы, содержащие ограничения, так же как и нормы, содержащие пределы, имеют превентивную направленность. Из чего можно сделать вывод, что это идентичные понятия. Однако в процессе исследования эта позиция отвергается.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.