авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Правовое регулирование внедоговорных трансграничных обязательств (на примере российской федерации и испании)

-- [ Страница 2 ] --

При разграничении договорных и внедоговорных обязательств в целях определения применимого права, в первую очередь, должен ставиться вопрос: является ли данное обязательство договорным или тесно связанным с договорным. В случае наличия тесной связи с договором, обязательство преимущественно квалифицируется как договорное. Соответственно, когда квалификация обязательства как договорного невозможна, обязательство должно рассматриваться как внедоговорное.

6. Применение принципа автономии воли сторон при регулировании внедоговорных трансграничных обязательств в российском праве допустимо, но существенно ограничено:

- по кругу внедоговорных трансграничных обязательств: возможность выбора применимого права допустима при регулировании деликтных обязательств и обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения;

- по времени: стороны соответствующего отношения могут выбрать применимое право только после его возникновения;

- по выбору юрисдикции: стороны соответствующего отношения могут по соглашению между собой выбрать только право страны суда.

В праве Испании принцип автономии воли применяется сторонами внедоговорных трансграничных обязательств шире, что выражается в возможности выбора любого правопорядка, а также в возможности выбора применимого права до фактического причинения вреда в случае, если стороны соответствующих отношений занимаются коммерческой деятельностью.

7. Внедоговорный статут, будучи компетентным правопорядком, подлежащим применению к правовому регулированию внедоговорных трансграничных обязательств, следует определять на основе права места наступления вреда (lex loci damni) с учетом системы субсидиарных коллизионных принципов.

Право места наступления вреда следует определять как право места возникновения результатов причинения прямого вреда (вредоносных последствий), служащего основанием возникновения внедоговорных трансграничных обязательств.

Право места наступления вреда является проявлением принципа наиболее тесной связи в отношении коллизионно-правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств.

На основании внедоговорного статута определяются, в частности: 1) круг лиц, которые могут привлекаться к ответственности; 2) способность лица нести ответственность за причиненный вред; 3) основания ответственности и основания ограничения ответственности и освобождения от нее; 4) условия и объем ответственности; 5) существование, характер и оценка вреда; 6) способы возмещения вреда; 7) требуемое возмещение: объем и размер возмещения вреда; 8) допустимость передачи права на возмещение вреда, в том числе по наследству; 9) лица, имеющие право на возмещение причиненного вреда; 10) ответственность за действия других лиц; 11) порядок прекращения обязательств, а также правила в отношении исковой давности.

8. Современными тенденциями развития коллизионно-правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств в международном частном праве России и Испании являются:

- расширение круга и легитимное закрепление новых видов внедоговорных трансграничных обязательств;

- постепенный отказ от традиционного коллизионного принципа места причинения вреда (lex loci delicti commissi) в пользу места наступления вреда (lex loci damni) как критерия определения внедоговорного статута;

- расширение сферы применения принципа автономии воли сторон по кругу внедоговорных трансграничных обязательств, а также за счет возможности выбора права любого государства, а не только права страны суда (lex fori);

- формирование системы субсидиарных коллизионных привязок к отдельным видам внедоговорных трансграничных обязательств.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что основные положения и выводы диссертации могут способствовать развитию доктрины внедоговорных трансграничных обязательств, нормативных основ и правоприменительной практики, служить базой для дальнейших исследований.

Результаты исследования могут быть использованы в учебно-педагогической деятельности, в процессе преподавания курса «Международное частное право», а также смежных научных дисциплин в юридических ВУЗах, применяться в аналитической работе, связанной с международным сотрудничеством.

Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование выполнено и обсуждено на кафедре международного частного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Отдельные соображения диссертационного исследования были предметом обсуждения на кафедре международного частного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), излагались диссертантом в ходе проведения семинарских занятий по курсу: «Международное частное право» в рамках педагогической практики. Основные положения исследования были отражены в опубликованных диссертантом научных статьях.

Структура диссертации обусловлена кругом исследуемых проблем, ее предметом, целями и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и библиографического списка, использованных при написании диссертации теоретических и нормативных материалов.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность избранной темы диссертационного исследования, анализируется степень ее научной разработанности, раскрываются объект, предмет, цели и задачи исследования, устанавливаются методологические и нормативные основания, обосновывается научная новизна и практическая значимость диссертации, формируются положения, выносимые на защиту, сообщается об апробации результатов исследования.

Первая глава «Внедоговорные трансграничные обязательства в международном частном праве» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе первой главы с учетом обращения к цивилистической доктрине, доктрине международного частного права России рассматриваются наиболее значимые, сущностные признаки внедоговорных трансграничных обязательств, их отличия от договорных обязательств. К основным юридическим значимым признакам внедоговорных трансграничных обязательств, влияющим на квалификацию последних относятся:

- частноправовая природа;

- одностороннеобязывающий характер; основанием возникновения выступает нарушения имущественных и неимущественных прав потерпевшего; возникновение в отсутствие соглашения сторон обязательства; независимость от воли сторон; вредоносный характер; трансграничный характер, т.е. присутствие в отношениях иностранного элемента; комплексность и неоднородность.

Автор обосновывает целесообразность использования термина «внедоговорные трансграничные обязательства» и формулирует собственное определение соответствующих обязательств.

В качестве иностранных элементов, обусловливающих трансграничный характер внедоговорных обязательств, и ставящих вопрос определения применимого права, автор выделяет:

- факт нарушения имущественных и неимущественных прав потерпевшего, служащий основанием возникновения внедоговорных обязательств, произошедший на территории государства, отличного от государства гражданства (страны домициля) сторон правоотношения или государства возникновения вредоносного последствия;

- вредоносное последствие, возникающее на территории государства иного, чем государства места причинения вреда или государство гражданства (страны домициля) сторон внедоговорного правоотношения;

- иностранный субъект внедоговорных обязательств.

Наличие во внедоговорных отношениях иностранного элемента порождает коллизию права, а также необходимость использования материально-правового или коллизионно-правового способов регулирования соответствующих отношений.

Во втором параграфе рассматриваются виды внедоговорных трансграничных обязательств, анализируется тенденция к расширению круга внедоговорных трансграничных обязательств.

Российское законодательство, в том числе с учетом норм, созданных под эгидой реформы гражданского законодательства, нормы права Европейского Союза и новейшие кодексы международного частного права иностранных государств, отражают тенденцию активного расширения круга внедоговорных трансграничных обязательств. Учитывая особенности появления и развития внедоговорных трансграничных обязательств, представляется целесообразным выделять обязательства, возникающие вследствие причинения вреда (трансграничные деликтные обязательства) и иные внедоговорные трансграничные обязательства, возникающие в связи с недобросовестной конкуренцией и действиями, ограничивающими добросовестную конкуренцию, неосновательным обогащением, действием в чужом интересе без поручения, недобросовестными действиями на этапе преддоговорных переговоров «сulpa in contrahendo».

Такое отграничение деликтных обязательств от иных видов обусловлено, значительной степенью «сформированности» первых, наличием у них устойчивых, исторически и доктринально оформившихся особенностей. В настоящее время не наблюдается качественная эволюция трансграничных деликтных обязательств, однако, можно говорить об эволюции коллизионных принципов регулирования соответствующих обязательств. Что касается иных видов внедоговорных трансграничных обязательств, отличных от деликтных, их состав количественно не ограничен, они несколько «разрозненны», хотя и обладают общими системными признаками, находятся в стадии закрепления и доктринального осмысления.

Соответствующее видовое деление имеет целью способствовать верной правовой оценке и юридической квалификации внедоговорных трансграничных обязательств, а также правильному поиску применимого права.

В третьем параграфе изложены испанские доктринальные подходы к определению сущности и особенностей внедоговорных трансграничных обязательств, а также проанализирована судебная практика по вопросам определения природы и первичной квалификации внедоговорных трансграничных обязательств.

Испанская судебная практика вслед за доктриной международного частного права Испании в целях квалификации внедоговорных трансграничных обязательств применяет практически ориентированный метод исключения, в соответствии с которым к внедоговорным относятся те обязательства, которые не являются договорными или возникают за пределами договорных отношений между сторонами. Кроме того, метод исключения имеет значение при первичной квалификации внедоговорного трансграничного обязательства и практически применим для идентификации внедоговорных обязательств путем отграничения последних от договорных обязательств, а также обязательств, возникающих на основе закона, но с очевидностью урегулированных другим институтом международного частного права (например, отношения между супругами).

Четвертый параграф посвящен исследованию различных научных воззрений на проблему квалификации внедоговорных трансграничных обязательств в праве Российской Федерации и Испании, рассмотрению судебной практики, выявлению новых тенденций в области квалификации данного вида обязательств.

Отсутствие единообразного определения внедоговорных трансграничных обязательств в международно-правовых и национально-правовых источниках, в том числе в базисном по своей природе документе Регламенте «Рим II», подчеркивает сложность, комплексность и неоднородность данного правового института, отсутствие единства в его понимании и толковании в рамках национальной правоприменительной практики разных государств. Это порождает существенные проблемы на стадии правовой квалификации соответствующих обязательств.

Проблемы квалификации, возникающие при поиске применимого права к внедоговорным трансграничным отношениям, возникают в связи с тем, что термин «внедоговорные обязательства», используемый как в законодательстве РФ, Испании, так и других государств, имеет разное содержание, которое должно быть раскрыто в процессе толкования. В этой связи при возникновении необходимости в квалификации суд, в первую очередь, должен определить являются ли соответствующие обязательства внедоговорными, а затем уже имеют ли они трансграничный характер, что в дальнейшем повлечет применение норм, относящихся к национальной системе международного частного права.

Толкование понятия внедоговорного трансграничного обязательства, являющегося неодинаковым в разных государствах, должно, в целях квалификации соответствующих правоотношений, осуществляться автономно, как понятие, охватывающее обязательства, направленные на привлечение к ответственности и не связанные с договорными обязательствами.

При разграничении договорных и внедоговорных обязательств в целях определения применимого права, в первую очередь, должен ставиться вопрос: является ли данное обязательство договорным или тесно связанным с договорным. В случае наличия тесной связи с договором, обязательство преимущественно квалифицируется как договорное. Соответственно, когда квалификация обязательства как договорного невозможна, обязательство должно рассматриваться как внедоговорное.

В ХХI в. на эволюцию проблемы квалификации внедоговорных трансграничных обязательств в РФ оказали влияние следующие тенденции и процессы: совершенствование российского законодательства (в частности, пересмотр норм раздела VI ГК РФ); гармонизация российских коллизионных норм с коллизионными нормами права Европейского Союза. В Испании толчком к изменениям в вопросах квалификации внедоговорных трансграничных обязательств стала унификация внедоговорных трансграничных обязательств в рамках ЕС в ходе принятия и применения норм Регламента «Рим II» 2007 г.

Вторая глава «Правовое регулирование внедоговорных трансграничных обязательств в Российской Федерации и Испании» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе получило освещение коллизионное регулирование видов внедоговорных трансграничных обязательств, выделяются особенности применения института автономии воли, применительно к внедоговорным трансграничным обязательствам на основании применения норм действующего российского законодательства, а также проанализированы происходящие изменения в нормативно-правовом регулировании.

Расширение круга внедоговорных трансграничных обязательств, легитимное закрепление новых видов внедоговорных трансграничных обязательств усложняет и дифференцирует коллизионное регулирование, ведет к формированию целой системы коллизионных принципов: генеральных, субсидиарных, альтернативных коллизионных привязок, позволяющих адекватно регулировать вопросы определения применимого права с учетом видовых особенностей внедоговорных трансграничных обязательств.

Принцип автономии воли сторон приобретает все большее значение в регулировании внедоговорных трансграничных обязательств. Однако, в действующем российском законодательстве применение принципа автономии воли сторон при регулировании внедоговорных трансграничных обязательств в российском праве допустимо, но существенно ограничено:

- по кругу внедоговорных трансграничных обязательств: возможность выбора применимого права допустима при регулировании деликтных обязательств и обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения;

- по времени: стороны соответствующего отношения могут выбрать применимое право только после его возникновения;

- по выбору юрисдикции: стороны соответствующего отношения могут по соглашению между собой выбрать только право страны суда.

Колллизионное регулирование внедоговорных трансграничных обязательств в российском праве изменилось: произошел отход от классической коллизионной привязки lex loci delicti commissi. Данному фактору способствовали: принятие в рамках ЕС Регламента Рим II; изменения, которые вносились в коллизионное регулирование иностранных государств и следующая за этими процессами унификация и гармонизация коллизионных норм: в рамках Минской конвенции 1993 г.; Модельного кодекса для стран СНГ; а также двусторонних договоров о правовой помощи РФ с другими государствами.

Во втором параграфе исследованы те изменения, которые имеют место в коллизионном регулировании внедоговорных трансграничных обязательств в Испании, возникшие в связи с принятием Регламента Рим II. Автором выявлены особенности применения института автономии воли к внедоговорным трансграничным обязательствам, закрепленные в нормах испанского законодательства.

Коллизионная привязка lex loci delicti commissi стала применяться в качестве субсидиарной, поскольку в качестве генеральной привязки применяется lex loci damni - место наступления прямого вреда.

По сравнению с законодательством Российской Федерации, в Испании предусмотрено больше альтернативных привязок, соответственно наблюдается большая гибкость в регулировании. Кроме того, в праве Испании принцип автономии воли применяется сторонами внедоговорных трансграничных обязательств шире, что выражается в возможности выбора любого правопорядка, а также в возможности выбора применимого права до фактического причинения вреда в случае, если стороны соответствующих отношений занимаются коммерческой деятельностью.

В третьем параграфе второй главы исследованы источники материально-правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств в Российской Федерации и Испании, содержание унифицированных материальных норм, регулирующих отдельные виды внедоговорных трансграничных обязательств.

В российском и испанском правопорядках из всех видов внедоговорных трансграничных обязательств только деликты подлежат материально-правовому регулированию, что демонстрирует значительный дефицит международно-правовых источников, содержащих унифицированные материально-правовые нормы.

В четвертом параграфе автор выделяет тенденции, которые формируются сегодня в области коллизионного регулирования внедоговорных трансграничных обязательств. К таким тенденциям в международном частном праве России и Испании представляется возможным отнести:

- формирование системы генеральных и субсидиарных коллизионных привязок к отдельным видам внедоговорных трансграничных обязательств;

- расширение сферы применения принципа автономии воли сторон по кругу внедоговорных трансграничных обязательств, а также за счет возможности выбора права любого государства, а не только права страны суда (lex fori);

- дифференциацию коллизионных привязок (закрепление специальных коллизионных привязок к отдельным видам внедоговорных трансграничных обязательств);

- унификацию и гармонизацию норм российского и испанского права в исследуемой области.

В заключении диссертации кратко подводятся итоги исследования и излагаются основные выводы автора.

Основные положения диссертации изложены в следующих опубликованных работах:

Статьи, опубликованные в научных изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией:



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.