авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Конклюдентные действия в сфере правового регулирования

-- [ Страница 2 ] --

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации обсуждались на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; излагались на научно-практических конференциях (межвузовской научно-практической конференции «Гуманизация уголовного наказания как одно из основных направлений современной пенитенциарной политики России» (Иваново, 2007), международном симпозиуме «История, теория и практика правового регулирования» (Владимир, 19–23 мая 2008 г.) и др.); внедрены в учебный процесс Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний и практическую деятельность милиции (полиции) общественной безопасности УВД по Владимирской области.

Материалы диссертации отражены в 16 опубликованных работах автора общим объемом 10,98 печ. л.

Структура диссертации обусловлена логикой исследования и состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, характеризуется теоретическая, практическая и дидактическая значимость, приводятся сведения об апробации и внедрении полученных результатов.

Первая глава «Сущность конклюдентных действий» посвящена изучению понятия «конклюдентные действия», видов и функции этих действий, соотношения данной категории со смежными правовыми явлениями и ее ценности.

В первом параграфе «”Конклюдентные действия” как общеправовая категория» автор отмечает, что термин «конклюдентные действия» (от лат. сoncludo – заключаю, делаю выводы) был известен еще в римском праве, где получил широкое распространение в качестве одной из форм выражения воли.

Анализ состояния современной правовой сферы показывает, что сегодня рассматриваемый термин используется во многих отраслях права: международном гуманитарном праве, уголовном, трудовом, таможенном, гражданском праве и др.

Однако пионерами в исследовании конклюдентных действий в новейшей истории следует считать специалистов в области административного права, которые, анализируя административные акты управления, говорят о конклюдентных актах, под которыми предлагают понимать только действия. Диссертант считает такой подход оправданным, поскольку ни одна из форм проявления бездействия в праве не может быть рассмотрена в качестве элемента правового поведения. В основу такого вывода положен тезис о том, что право не регулирует бездействие, оно предписывает или запрещает те или иные действия. При этом, естественно, оно рассматривает бездействие как поступок, но весьма специфический: как отсутствие поведения, предусмотренного законом (В. Н. Кудрявцев). Для описания «говорящего» бездействия, по мнению диссертанта, в правовой сфере и так существует достаточное множество терминов, полностью покрывающих его терминологическое поле (уклонение, упущение, невмешательство, пренебрежение, попустительство, неосведомленность, пробел, молчание, квалифицированное молчание и др.). Суждения правоведов, пытающихся подвести правовое бездействие под одну из форм правового поведения (И. Есипова), следует признать несостоятельными, так как в основу их аргументации положены общефилософские наработки, не учитывающие особенностей механизма правового регулирования.

Бездействие может быть как неправомерным, так и правомерным
(О. А. Красавчиков, Р. А. Хананов). Правовой акт не может быть совершен в форме бездействия. Если предписания правового акта не реализуются, то такое бездействие происходит за рамками правового акта и свидетельствует лишь о том, что соответствующее волеизъявление (правовой акт) не достигло ожидаемого эффекта. Диссертант также отмечает, что квалифицированное молчание законодателя является технико-юридическим приемом, а не правовым актом.

В качестве диалектической противоположности конклюдентного действия следует рассматривать неконклюдентное действие, т. е. такое действие, по которому нельзя сделать однозначный вывод о намерениях лица, его совершающего («неговорящее» действие), или которое не влечет правового результата. Например, взмах руки пешехода как попытка остановить транспортное средство является «говорящим» действием, но не влечет возникновения правоотношения между пешеходом и не остановившим транспортное средство водителем.

С целью формулирования общетеоретической дефиниции понятия «конклюдентное действие» автор анализирует его использование в законодательстве и различных отраслях права. Несмотря на значительное разнообразие конклюдентных действий, всем им присущи некоторые общие черты, что позволило выделить существенные признаки конклюдентных действий как общетеоретической категории: это всегда поведенческие акты в основном невербального характера; они носят преимущественно информативную функцию; по ним можно сделать вывод о намерении одного субъекта вступить в правоотношения с другим субъектом, либо они безусловно влекут возникновение правоотношений как самостоятельно, так и в совокупности с другими способами волеизъявления, либо свидетельствуют о совершении правонарушения.

Отсюда общее понятие конклюдентного действия можно сформулировать следующим образом: это разнообразные поведенческие акты в основном невербального характера, носящие преимущественно информативную функцию, по которым можно сделать вывод о намерении одного субъекта вступить в правоотношения с другим субъектом, либо безусловно влекущие возникновение правоотношений как самостоятельно, так и в совокупности с другими способами волеизъявления, либо свидетельствующие о совершении правонарушения.

Далее автор обращает внимание на то, что наработки ученых-административистов некритично были заимствованы специалистами в области теории права. Об этом свидетельствует тот факт, что о конклюдентных действиях в теории права говорят лишь как о форме выражения правоприменительных актов, и ни слова – о возможности выражения воли посредством конклюдентных действий применительно к иным способам реализации права. Диссертант, проанализировав использование категории «конклюдентные действия» в законодательстве и доктринальной сфере, доказывает, что посредством данного способа волеизъявления реализация права возможна не только в форме применения, но и в других формах: использования, исполнения и соблюдения.

Во втором параграфе «Виды и функции конклюдентных действий» отмечается, что научная классификация того или иного правового явления призвана обеспечить эффективность его изучения, позволяет глубже понять природу этого явления, назначение и отличительные признаки.

По мнению диссертанта, необходимо выделить лишь такие классификационные критерии, которые наиболее рельефно будут отражать сущность конклюдентных действий и их отличие от иных явлений правовой действительности. Исходя из этих методологических позиций конклюдентные действия группируются по следующим критериям:

– форма выражения: визуальные и звуковые конклюдентные действия. К последним можно отнести различные специальные звуковые сигналы, которыми оборудованы транспортные средства правоохранительных структур, скорой помощи, противопожарной службы и т. д., а также сигналы оповещения (сигналы гражданской обороны, звуковые сигналы светофора для слабовидящих, сигналы охранной сигнализации);

– способ реализации правового воздействия: правоприменительные конклюдентные действия, конклюдентные действия соблюдения, конклюдентные действия исполнения, конклюдентные действия использования. Посредством конклюдентных действий может быть объективирована любая форма реализации права;

– место в механизме правового регулирования: конклюдентные действия процесса правотворчества, конклюдентные действия процесса правореализации;

– способ закрепления в действующей системе права: конклюдентные действия, предусмотренные нормативными правовыми актами, конклюдентные действия, совершаемые в силу сложившегося правового обычая;

– факт обличения (легитимации) соответствующего юридического действия в конклюдентную форму: поименованные конклюдентные действия и непоименованные конклюдентные действия.

Прежде чем говорить о классификации функций рассматриваемого правового явления, необходимо определиться с тем, что следует понимать под функцией конклюдентного действия. Исходя из того, что конклюдентное действие является разновидностью юридического действия и, шире, юридического факта, в определении его функции целесообразно использовать именно эту категорию, ибо нельзя определять одно неизвестное через другое.

Функциональная характеристика, как показывает анализ практики ее применения, может выступать и формой выражения основных целей использования правового явления в механизме правового регулирования, и видом воздействия на общественные отношения. Соглашаясь в целом с мотивацией относительно рассмотрения функциональной характеристики как вида воздействия на общественные отношения (О. А. Красавчиков), автор предлагает следующее операциональное определение функции конклюдентного действия: это вид воздействия рассматриваемого юридического факта на общественные отношения.

Конклюдентное действие, как и любое другое правовое явление, обладает присущей ему системой функций, посредством которых достигается соответствующий эффект в его использовании. В рамках данной системы возможно выделение следующих функций конклюдентных действий.

Информационная функция – ее сущность заключается в том, что посредством конклюдентных действий одна сторона предоставляет другой стороне информацию о своих намерениях или выражает свои требования. Например, каждому автолюбителю знакомы жесты регулировщика, которые в науке рассматриваются в качестве конклюдентной формы правового акта. Каждый жест регулировщика понятен любому гражданину, знающему правила дорожного движения, а потому этот жест информативен. Другой пример: пассажир, идущий в аэропорту по «зеленому» коридору, информирует своими действиями сотрудников таможни об отсутствии у него товаров, подлежащих декларированию.

Функция экономии времени – посредством легитимации использования конклюдентных действии для выражения волеизъявления происходит значительная экономия времени на отрезке между принятием решения о необходимости совершения того или иного действия, влекущего правовые последствия, и его воплощением в жизнь. Подтверждением этому служит заключение сделок в конклюдентной форме. Однако подобный способ заключения сделок можно поставить под сомнение, так как прежде, чем совершать определенные действия при обращении с платежным терминалом, лицо непременно прочтет надписи о правилах его использования. Тогда, может быть, следует говорить о письменной форме сделки? Диссертант полагает, что нет, поскольку волеизъявление лицо выражает посредством своих действий, а именно форма волеизъявления и лежит в разграничении форм сделок. Возможность совершать сделку конклюдентным способом делает нашу жизнь комфортнее. Приобрести товары или оплатить через терминал какие-либо услуги (жилищно-коммунальные, сотовой связи и др.) становится возможно практически круглосуточно и фактически без затрат времени.

Функция управления – конклюдентные действия объективируют управленческие решения, формализуют их.

Компетенционная функция – посредством конклюдентных действий может быть выражено не любое действие, а только входящее в компетенцию лица, его осуществляющего. Компетенционная функция подчеркивает наличие у лица соответствующей компетенции на осуществление действий, имеющих обязательное значение для лиц, в отношении которых они предпринимаются.

В третьем параграфе «Соотношение конклюдентных действий со смежными категориями» отмечается, что исследование той или иной правовой категории было бы неполным без изучения вопроса о ее соотношении со смежными категориями, поскольку нередко одни и те же правовые явления облекают в форму различных правовых категорий. Юридическая терминология должна быть наиболее определенной и наименее полисемичной, иначе может возникнуть ситуация неопределенности в сфере реализации права. Каждый будет трактовать юридические термины, используя их различные значения, с выгодных для себя позиций.

В качестве категорий, смежных по отношению к конклюдентным действиям, по мнению автора, следует рассматривать такие категории, как «молчание в праве» и «правовой символ».

Позиция некоторых исследователей позволяет сделать вывод о возможности совпадения содержательного аспекта категорий «молчание» и «конклюдентное действие» при разности правовых форм (Е. В. Блинкова). Однако диссертант считает, что не следует нагромождать одно явление на другое, действия на деяния, фактически пытаясь поставить между ними знак равенства. Это не соответствует философскому учению о том, что каждому предмету или явлению должны соответствовать свои форма и содержание. Сказанное лишь подчеркивает, что конклюдентность в праве проявляется не только в действиях, но и в других формах. Поэтому не следует пытаться подводить под конклюдентные действия все многообразие явлений правовой действительности. Необходимо использовать и другие словесные формы. Например, достаточно удачно оперировал категорией «конклюдентный факт» М. Д. Шаргородский3.

По мнению диссертанта, конклюдентность и молчание пересекаются в сфере бездействия. Универсальных методик по их разграничению разработать не представляется возможным, так как отсутствуют законодательные дефиниции обоих явлений. Следовательно, необходимо всякий раз путем толкования уяснять значение юридических конструкций для их отнесения к тому или иному правовому феномену.

Хрестоматийным примером, свидетельствующим о сложности разграничения конклюдентного действия и молчания, является молчаливое уполномочие, или конклюдентная доверенность, что одно и то же (В. А. Рясенцев).

В качестве одной из теоретических проблем выделяется вопрос о разграничении конклюдентных действий и правовых символов. Так,
Д. И. Мейер исключает из числа скрытных действий действия символические. Диссертант приходит к выводу, что в некоторых случаях правовые символы и конклюдентные действия могут иметь лишь одинаковую форму выражения, оставаясь при этом самостоятельными правовыми явлениями, предназначенными для решения своих специфических задач.

Кроме того, в отличие от правовых символов конклюдентные действия не являются средством юридической техники, не призваны воздействовать на чувственно-эмоциональную сферу человеческого сознания и не придают законодательству «определенную образность и наглядность». Они скорее перегружают законодательство, делая его менее доступным для непрофессионалов, и поэтому их применение в законодательстве требует тщательного обоснования. Наглядностью законодательства можно пожертвовать только в целях усиления его регулятивной способности.

В рамках данного параграфа диссертант уточняет соотношение понятий «конклюдентное действие» и «конклюдентный акт». Исследование показало, что их следует рассматривать как синонимы, так как формой выражения конклюдентного акта является действие. Категория «конклюдентный акт» употребляется лишь в сфере управления как одна из форм правового акта управления. В иных областях сферы правового регулирования устойчивым является понятие «конклюдентное действие». В пользу примата действия над актом говорит и теория юридических фактов.

В четвертом параграфе «Ценность правового понятия “конклюдентное действие”» автор отмечает, что она носит прежде всего инструментальный характер. Конклюдентные действия предоставляют субъекту права новые инструментальные возможности для выражения своей воли. В последнее время необходимость развития данной формы волеизъявления, по мнению диссертанта, обусловливается активизацией борьбы с коррупцией во всех ее проявлениях. Дело в том, что при конклюдентном волеизъявлении минимизируются контакты контрагентов или вообще исключается их визуальное и вербальное взаимодействие, уменьшается объем делопроизводства и экономятся значительные средства. Наглядным примером этому служит современное таможенное законодательство, закрепившее процедуру конклюдентной формы декларирования товаров. Применительно к деятельности уголовно-исполнительной системы автор рекомендует использование зарубежного опыта по расширению практики применения технических средств, работа с которыми как раз и осуществляется посредством конклюдентных действий. Например, в наиболее развитых европейских странах обыск на наличие запрещенных предметов производится с использованием современного технического оборудования.

Ценность конклюдентных действий заключается также в упрощении посредством их применения структуры правоприменительной деятельности. Однако здесь надо учитывать, что, с одной стороны, неоправданно скрупулезное регулирование служит тормозом в осуществлении права, а с другой, отсутствие процедур, правил может привести к ничем не ограниченному усмотрению правоприменительных органов, должностных лиц, от решения которых зависит реализация субъективных прав и обязанностей субъектов (Н. Н. Рыбушкин).

Конклюдентное действие представляет определенную ценность и как одна из самых оперативных форм выражения воли, поскольку оно позволяет субъекту права быстро выразить свою волю во вне (например, поднятием таблички на торгах, инспектору ДПС – указанием на транспортное средство, которое должно остановиться, и др.).

Кроме того, ценность конклюдентных действий заключается и в возможности с их помощью формализации различных правовых явлений и управленческих решений.

Наличие самостоятельной ценности у конклюдентных действий говорит о необходимости присутствия данной категории в юридической науке. В этой связи автор считает неприемлемым предложение О. А. Красавчикова «опустить прилагательное “конклюдентное” и говорить просто об изъявлении воли посредством действий, противополагая его изъявлению воли посредством языка»4.

Исследование ценностной составляющей категории «конклюдентные действия» весьма полезно проводить в рамках предложенного деления ценностей на потенциальные и реальные (В. Н. Карташов). Однако делать это следует очень осторожно и применительно к конкретному правовому явлению, которое претендует на статус конклюдентных действий. Только при полной уверенности в том, что в конкретной ситуации имеется реальная ценность от применения термина «конклюдентное действие», рассматриваемое правовое явление можно облечь в соответствующую правовую форму.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.