авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Эффективность норм международного трудового права

-- [ Страница 4 ] --

В подпараграфе 3.1, озаглавленном «Общая динамика ратификации конвенций МОТ», автор исследует общие тенденции в отношении ратификации конвенций. Количество ратификаций конвенций МОТ государствами-членами организации постоянно растет. Но растет и количество самих конвенций, которые можно ратифицировать, а также количество государств-участников МОТ. Поэтому констатация простого факта увеличения количества ратификаций из года в год, как это делается в базе данных МОТ Normlex21, не может дать ответа на вопрос о том, повышается или понижается степень готовности государств-членов принимать на себя международные обязательства. Для более корректного анализа имеет смысл сопоставить общее количество ратификаций конвенций МОТ за соответствующий год с максимально теоретически возможным22. В результате деления первой величины на вторую можно вычислить коэффициент ратификации конвенций МОТ, условным максимумом которого будет число 1, означающее ратификацию всеми государствами всех конвенций. Как показали подсчеты автора, в разные годы этот коэффициент различался. Но диапазон отличия был настолько мал, что сопоставим со статистической погрешностью: в 1970 г. он составлял 0,1941, а к концу 2012 г. – 0,2244. Таким образом, в течение более чем сорока лет степень готовности государств-членов МОТ принимать на себя обязательства по конвенциям отличалась удивительной стабильностью.

Еще одна тенденция, которую удалось выявить в результате анализа ратификации конвенций МОТ государствами-членами в различные временные промежутки, заключается в том, что за последние сорок два года существовали определенные разовые «всплески» в отношении ратификации без ярко выраженной повышательной или понижательной тенденции. Все заметные пики ратификаций объясняются достаточно субъективными, разовыми причинами (появление новых независимых государств и т.п.). При этом, единственный пик, который связан не только с внешними для МОТ обстоятельствами, а с деятельностью самой МОТ, приходится на 1999-2001 г. Он явно обусловлен принятием Декларации МОТ 1998 г. и началом кампании по продвижению фундаментальных конвенций. Судя по всему, определенный «шлейф» этой кампании продолжался вплоть до 2006 г., а затем, начиная с 2007 г., сменился явным спадом темпа ратификации, продолжающимся до настоящего времени.

Кампания МОТ по продвижению ратификации фундаментальных конвенций оказала существенное влияние на уровень ратификации и поэтому заслуживает отдельного рассмотрения, сделанного в подпараграфе 3.2.

Генеральным директором МБТ Х. Сомавиа в 1995 г. была заявлена23 стратегическая цель – добиться полной ратификации всех фундаментальных конвенций МОТ24 к 2015 г. Последствия с точки зрения эффективности применения конвенций МОТ рассматриваются в работе отдельно – в параграфе 4 главы 2. В настоящем же подпараграфе анализируется, собственно, успешность кампании по ратификации этих конвенций. Данные конвенции традиционно лидировали по количеству ратификаций среди всех конвенций МОТ. Это лидерство еще больше усилилось после начала проведения кампании. В настоящее время все фундаментальные конвенции ратифицированы подавляющим большинством, но не всеми государствами-членами МОТ. Причем количество ратификаций этих конвенций прибавляется ежегодно. Но увеличивается и количество государств-членов МОТ за счет присоединения новых участников. С момента начала проведения кампании со второй половины 1990-x гг. доля государств-членов МОТ, не ратифицировавших фундаментальные конвенции, сокращалась в течение ряда лет. Но после 2002-2003 г. эта доля в основном стабилизировалась и практически не имеет тенденции к уменьшению. Кроме того, три крупнейших государства – Индия, Китай и США, на которые МОТ не может оказать какого-либо значимого политического давления, не выражают готовности ратифицировать все восемь конвенций в ближайшей перспективе. В связи с этим полное достижение целей проводящейся кампании не только к 2015 г., но и в обозримое время, представляется автору крайне маловероятным.

Подпараграф 3.3 главы 2 «Процесс ратификации нефундаментальных конвенций МОТ» посвящен ратификации всех конвенций МОТ, за исключением восьми фундаментальных, рассмотренных выше. Помимо восьми фундаментальных конвенций, МОТ выделяет четыре приоритетных или управляющих конвенции25. Вместе с восемью фундаментальными конвенциями среднее число ратификаций в отношении этих 12 важнейших конвенций составляет 148,7526. Это количество составляет разительный контраст со средним количеством ратификаций остальных конвенций – 34,3. Причем количество ратификаций среди оставшихся 177 неприоритетных конвенций распределено весьма неравномерно. При этом половина неприоритетных конвенций (89) ратифицирована менее чем 30 государствами-участниками. Налицо явный дисбаланс в отношении принятия государствами на себя обязательств в отношении конвенций МОТ.

Для выявления закономерностей и тенденций в области ратификации нефундаментальных конвенций, они27 были поделены на семь тематических групп, в отношении которых было определено среднее количество ратификаций и темп ратификации (среднее количество ратификаций в год). Было выяснено, что нефундаментальные конвенции о свободе объединения лидируют и по темпу, и по общему количеству ратификаций (72,25 ратификаций против среднего показателя 37,81). Наиболее «слабая» группа – это конвенции о социальном обеспечении: среднее количество ратификаций 25,8. Вероятно, эту ситуацию можно объяснить нежеланием государств-участников МОТ принимать на себя международные обязательства, связанные с прямыми расходами для государственного бюджета.

Еще одна важная особенность, касающаяся ратификации нефундаментальных конвенций, заключается в том, что наибольшее количество ратификаций получили старые конвенции, многие из которых обладают промежуточным статусом или назначены к пересмотру. Только в трех из восьми рассмотренных групп лидируют по количеству ратификаций актуальные конвенции (конвенции о рабочем времени, об отдельных категориях работников и о социальном обеспечении). Это, несомненно, отрицательно говорит об эффективности ратификации конвенций и связано с тем, что большинство актов МОТ уже достаточно старые. Многие государства готовы принимать на себя обязательства по уже устаревшим конвенциям, поскольку их внутреннее законодательство уже фактически установило более высокие стандарты. Варианты решения данной проблемы анализируются в подпараграфе 4.1 главы 2.

Подпараграф 3.4 главы 2 «Уровень ратификации конвенций МОТ отдельными странами» посвящен выявлению тенденций и закономерностей, связанных с политическими, экономическими, географическими и иными особенностями разных государств-членов МОТ.

Наиболее заметная тенденция, отмечаемая специалистами28, заключается в том, что более богатые государства с большей готовностью ратифицируют конвенции МОТ. Это связано не только с тем, что экономически развитые государства в большей степени могут позволить себе расходы, связанные с несением обязательств по конвенциям, но и с тем, что богатые страны изначально были инициаторами принятия этих конвенций. Подсчет, проведенный автором на основе сопоставления разных групп стран, объединенных по уровню ВВП на душу населения, подтвердил эту закономерность, с более чем двукратным разрывом в количестве ратификаций между наиболее бедными и наиболее богатыми странами (29, 09 и 61,31 ратификаций – соответственно). Похожая тенденция выявляется при сопоставлении стран в зависимости от уровня Индекса человеческого развития, вычисляемого ООН, а также в зависимости от расслоения доходов граждан по наиболее часто используемому для этих целей «коэффициенту Джини».

Автор провел сопоставление темпов ратификации конвенций отдельными странами (в зависимости от уровня ВВП на душу населения) с 2000 по 2012 г. Было выявлено, что самые бедные страны – от 1 до 2,5 и менее 1 тыс. долларов США ратифицировали за этот период меньше всего конвенций. Это означает довольно тревожную тенденцию по увеличению разрыва между богатыми и бедными странами в отношении принятия на себя обязательств по конвенциям. Эта тенденция связана с фундаментальным разделением мира на богатые регионы, экспортирующие наукоемкую продукцию и технологии, и бедные регионы, экспортирующие товары, произведенные за счет дешевого труда. Безусловно, это снижает эффективность норм МТП.

В этом же подпараграфе исследованы и некоторые другие факторы, связанные тем или иным образом с уровнем ратификации конвенций (модель профсоюзного движения, длительность пребывания государства в МОТ и др.). Кроме того, рассмотрены примеры государств, выходящих за рамки общих тенденций в отношении ратификации конвенций (США, ближневосточные теократические монархии). Были проанализированы причины таких отклонений, связанные, прежде всего, с политическими факторами.

В параграфе 4 главы 2 проанализированы факторы, влияющие на эффективность соблюдения норм МТП. Каждому из выделенных автором факторов посвящен отдельный подпараграф работы.

Первым среди факторов, влияющих на эффективность норм МТП, признается гибкость норм МТП. Гибкость либо жесткость норм МТП – это важнейший фактор, связанный с их эффективностью. Гибкость можно рассматривать в нескольких смыслах. Во-первых, существует содержательная гибкость актов, т.е. расплывчатость и обтекаемость формулировок, либо специально сформулированные нормы или механизмы гибкости. Эти явления именуются автором гибкостью содержания МТС. Во-вторых, сама форма, в которой принимаются МТС, может быть гибкой, когда речь идет о «мягком праве». Такая гибкость именуется гибкостью формы. В-третьих, существует гибкость, связанная с применением МТС. Все три типа гибкости последовательно анализируются автором в отдельных подпараграфах.

При анализе гибкости содержания, автор рассмотрел различные «механизмы» гибкости (расплывчатый характер формулировок, допустимость различных изъятий и др.). Гибкость содержания, с одной стороны, должна повышать вероятность принятия и ратификации международного договора в сфере МТП, но с другой стороны – выхолащивает содержание правовой нормы. Поэтому данный фактор эффективности носит смешанный характер с точки зрения воздействия на эффективность норм МТП.

Несмотря на обилие средств обеспечения гибкости, позволяющих государствам принимать на себя меньший объем обязательств в отношении конвенций, сами государства достаточно слабо используют возможности, предоставляемые ими конвенциями. Этот факт говорит о том, что международные организации и, прежде всего, МОТ, принимая нормы МТП, перестраховываются, закладывая в них избыточную гибкость, которая, тем не менее, не обеспечивает существенно лучшую «ратифицируемость» этих норм, бывшую изначальной целью механизмов содержательной гибкости. Автор приходит к выводу, что использовать механизмы содержательной гибкости надо с существенно большей сдержанностью, нежели это делается сейчас, чтобы не лишить соответствующую норму МТП реального содержания.

В результате проведенного анализа делается вывод в отношении наиболее предпочтительного механизма содержательной гибкости – см. п. 14 положений, выносимых на защиту.

В отношении гибкости формы автором был проведен анализ, связанный с увеличением «удельного веса» МТС, принятых в форме «мягкого права» и последствий этой тенденции для нормотворчества в сфере труда. Здесь же рассмотрена политика МОТ, направленная на снижение количества принимаемых «связанных» рекомендаций, т.е. рекомендаций, принятых в развитие одновременно принятой конвенции.

Особое внимание в данном подпараграфе уделено Конвенции МОТ 2006 г. о труде в морском судоходстве (MLC), которая стала новаторской для МОТ в связи с сочетанием в одном акте элементов международного договора и рекомендательного акта. Кроме того, механизм принятия изменений в Конвенцию представляется автором перспективным и для вновь принимающихся МТС, поскольку позволяет «обновлять» редакцию конвенции в отношении участвующих в ней государств в силу их молчаливого согласия. Это отчасти может решить проблему присоединения государств к устаревшим нормам МТП, о чем говорилось в подпараграфе 3.3 главы 2.

Оцениваются перспективы кодификации актов МОТ в связи с явной необходимостью существенного упрощения существующей системы МТС МОТ. Разовая кодификация всех МТС, принятых в рамках МОТ, невозможна. Однако после вступления в силу поправки к Уставу МОТ, позволяющей отменять конвенции, можно было бы начать принимать крупные гибридные акты, сочетающие обязательные и рекомендательные нормы в отношении отдельных институтов трудового права и отдельных категорий работников. Морская конвенция 2006 г. (MLC) вполне подходит в качестве ориентира для такой консолидации МТС. Таких крупных актов, покрывающих все пространство международного нормотворчества в сфере труда, должно быть в пределах 10-15 единиц.

В этих актах должны быть не только рамочные установки о направлении политики государств, но и конкретные правовые правила. При формулировке этих правил необходимо учитывать практику, сложившуюся в результате толкования МТС в рамках контрольных процедур (не только МОТ, но и других международных организаций, занимающихся установлением и контролем за применением норм МТП). Эта практика должна постепенно входить в качестве составных частей соответствующих крупных конвенций-рекомендаций. При целенаправленной политике МОТ в данном направлении представляется возможным возникновение полноценного международного трудового кодекса, касающегося всех важнейших вопросов МТП, в долгосрочной перспективе.

В качестве первоочередной цели для принятия консолидирующих конвенций-рекомендаций следует рассматривать акт о работниках-мигрантах, поскольку именно они в настоящее время являются наиболее бесправной и уязвимой категорией работников, причем уязвимость этих работников связана именно с трансграничным аспектом их работы, т.е. напрямую касается одного из ключевых направлений деятельности МОТ. Более жесткие МТС должны быть приняты и в отношении прекращения «социального демпинга».

Помимо этого, сформулирован вывод о необходимости пересмотра механизма ратификации Европейской социальной хартии, допускающего ратификацию отдельных частей, как морально устаревшего. Совету Европы предлагается добиваться полной ратификации всех статей Европейской социальной хартии государствами-членами.

Гибкость применения норм МТП исследуется с точки зрения политики международных организаций, принимающих нормы МТП, в отношении контроля за их соблюдением. На основе проведения анализа практики применения международных контрольных процедур был сделан вывод о том, что политика МОТ в данном отношении отличается существенно большей мягкостью в отношении государств-членов, нежели политика СЕ. В значительном количестве случаев эта мягкость приводит к несоблюдению государствами-членами МОТ ратифицированных конвенций. Для повышения эффективности применения актов МОТ предлагается рассмотреть вопрос об использовании некоторых элементов политики «Открытого метода координации», осуществляемой ЕС в отношении своих государств-членов.

В качестве второго фактора эффективности норм МТП, рассматривается координационный характер международных отношений. В данном параграфе рассматриваются особенности контрольных процедур по соблюдению МТС с точки зрения их договорного характера и чрезвычайной сложности привлечения субъектов МТП к ответственности за нарушение норм МТП. Этот фактор оценивается как безусловно снижающий эффективность применения норм МТП.

Третий фактор эффективности норм МТП – это перегруженность контрольных органов МОТ. В результате проведенного анализа автор приходит к выводу, что периодически проводившиеся Административным советом МОТ меры по разгрузке контрольных органов не приводили к улучшению дисциплины в отношении отчетности перед МОТ со стороны государств-членов. Следовательно, перегруженность контрольных органов МОТ в отношении мониторинга соблюдения МТС не свидетельствует о «перепроизводстве» МТС и неспособности государств участвовать в контрольных процедурах. В связи с этим улучшение ситуации с соблюдением МТС МОТ можно достичь не новыми мерами по «разгрузке» контрольных органов, а радикальным усилением самих этих органов, в том числе, в части количества занятых в них специалистов, а также более жестким отношением со стороны МОТ к соблюдению государствами-членов своих обязательств.

Четвертым фактором эффективности норм МТП автор называет сложность и нечеткость международных контрольных процедур. Проведенный автором анализ применения контрольных процедур МОТ приводит к выводу о том, что их сложность и запутанность представляет собой весьма существенный фактор снижения эффективности норм МТП. В связи с этим необходимо, во-первых, принять изменения в Устав МОТ, закрепляющие статус контрольных органов, на которые ложится основная нагрузка по контролю за соблюдением актов МОТ, что, безусловно, повысит их значимость и приведет к избежанию двусмысленности в этом отношении. Во-вторых, следует отказаться от использования второстепенных и редко используемых контрольных процедур, которые только затрудняют восприятие контрольных процедур МОТ в качестве единой системы. В-третьих, должна быть выстроена (и закреплена в Уставе) четкая, прозрачная и легкая для восприятия процедура контроля за отчетами государств и рассмотрения жалоб, предполагающая две инстанции рассмотрения жалоб и передачу неразрешенного дела в Комитету конференции по применению конвенций и рекомендаций не в случайном порядке, как это делается сейчас, а тотально. Применение ст. 33 Устава об обращении МКТ к государствам-членам с целью наложения санкций на государство-нарушителя должно носить хоть и исключительный характер, но все-таки периодически использоваться.

Пятый фактор эффективности норм МТП связан с политической мотивацией субъектов МТП. В данном параграфе рассматривается деятельность МОТ в политическом аспекте. С момента своего учреждения она представляла интересы именно капиталистических государств, а во время Холодной войны занимала, в основном, позиции «Западного блока» стран. В современных условиях эта организация оказалась в очень существенной степени зависима от США, что не может не отражаться на объективности проводимой МОТ политики по применению норм МТП.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.