авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Эффективность норм международного трудового права

-- [ Страница 2 ] --

14. Гибкость норм МТП, с одной стороны, увеличивает вероятность принятия соответствующей нормы, а затем – ее ратификации. С другой стороны, увеличение гибкости неизбежно приводит к выхолащиванию содержащегося в ней МТС. Поэтому данный фактор эффективности норм МТП следует оценивать как положительный с точки зрения эффективности принятия обязательств и исполнения, но как отрицательный – с содержательной точки зрения. При анализе различных форм содержательной гибкости норм МТП предлагается отдавать предпочтение оговоркам о прогрессирующем применении соответствующей нормы с обязательным указанием временных рамок и/или условий применения нормы в полном объеме.

Оптимальный баланс в отношении содержательной гибкости нормы МТП определяется по критерию увеличения или снижения принимаемых на себя государством обязательств. Только в том случае, если благодаря принятому механизму гибкости, количество принятых на себя государствами МТС увеличивается (с учетом увеличения количества ратификаций), механизм гибкости был оправданным. Поскольку государства достаточно редко прибегают к заложенным в нормах МТП механизмам гибкости, закладывать их в нормы МТП следует лишь в порядке исключения. Современная практика международного правотворчества характеризуется злоупотреблением механизмами гибкости, наносящим существенный ущерб содержанию МТС.

15. Выделены факторы, снижающие эффективность применения норм МТП. К ним относятся: координационный характер международного права, свобода перемещения капиталов из одной страны в другую, перегруженность контрольных органов МОТ, сложность и нечеткость международных контрольных процедур и политическая мотивация субъектов МТП. В связи с этим сделаны предложения по упрощению контрольных процедур в рамках МОТ, а также в отношении перспектив кодификации МТС, принятых в рамках МОТ.

16. Уровень имплементации норм МТП во внутреннем законодательстве отдельных государств предложено определять через количество несоответствий внутреннего законодательства МТС. Признано целесообразным выявлять несоответствия в отношении международных договоров о труде, по которым государство несет обязательства, актов аутентичного толкования этих договоров, рекомендательных МТС, а также международных договоров, по которым государство не несет юридических обязательств.

17. Эффективность соблюдения норм МТП в России оценена как недостаточная. В качестве примеров неэффективности соблюдения норм МТП приведены многочисленные факты несоответствия внутреннего законодательства России перечисленным выше видам МТС по важнейшим правам человека в сфере труда.

18. Фактором, повышающим эффективность применения МТС в России, предлагается считать возможность и реально существующую практику ссылок участников трудовых споров на МТС (в том числе, и рекомендательные) в ходе судебных разбирательств. Для повышения эффективности применения норм МТП в России предлагается вести систематический мониторинг применения норм МТП в судебных актах. Ведение этого мониторинга представляется целесообразным поручить Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (РТК), для чего следует внести изменения в Федеральный закон от 1 мая 1999 г. №92-ФЗ, определяющий ее статус.

19. В работе сформулированы предложения по приведению российского трудового законодательства в соответствие с МТС в области свободы объединения и права на ведение коллективных переговоров, запрета дискриминации в области труда и занятий, запрета принудительного и детского труда, права на оплату труда, ограничения рабочего времени и других трудовых прав.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в разработке следующих положений:

  • разработка доктринальных подходов к отраслевой принадлежности и понятийному аппарату, относящемуся к проблематике эффективности норм МТП;
  • формулирование комплексной системы анализа эффективности норм МТП, включающей совокупность критериев и факторов эффективности указанных норм;
  • выделение и оценка факторов, влияющих на эффективность норм МТП;
  • формирование концептуальных подходов к пределам толкования международных договоров в сфере труда;
  • определение положения императивных норм международного права и многосторонних международных договоров как ключевых норм МТП;
  • выявление значения актов аутентичного толкования норм МТП как международного обычая в сфере труда, а также характеристика актов «мягкого права» как влияющих на эффективность норм МТП.

Практическая значимость диссертационного исследования выражается в формулировке предложений по:

  • оптимизации нормотворческой деятельности МОТ и предложению нормативной базы для создания новых МТС;
  • повышению эффективности контрольных процедур международных организаций, ответственных за выработку МТС;
  • выявлению перспектив кодификации МТС в рамках МОТ;
  • формулировке многочисленных предложений по модификации российского законодательства с учетом МТС.

Апробация результатов исследования. Диссертация была выполнена и обсуждена на кафедре трудового права и права социального обеспечения Московского государственного юридического университета (МГЮА) имени О.Е. Кутафина. Теоретические положения и выводы, содержащиеся в настоящем исследовании, были опубликованы в монографиях, учебниках, учебных пособиях, научно-практическом пособии, статьях и тезисах докладов на научных конференциях, вышедших в России и зарубежных странах; всего опубликовано 113 научных работ по теме исследования. В научных изданиях были опубликованы рецензии в отношении монографических публикаций3.

Результаты исследования апробированы в ходе выступлений на парламентских слушаниях в Государственной Думе Федерального Собрания РФ, на международных научных конференциях по трудовому праву и праву социального обеспечения, проводившихся в МГЮА имени О.Е. Кутафина, МГУ имени М.В. Ломоносова, СПбГУ – в разные годы, на четвертой, шестой и седьмой сессиях Европейско-азиатского правового конгресса, проводившихся в Екатеринбурге в 2010, 2012 и 2013 гг., на европейских региональных конгрессах Международного общества трудового права и права социального обеспечения (International Society for Labour and Social Security Law – ISLSSL), проходивших в сентябре 2008 г. во Фрайбурге (Германия) и в сентябре 2011 г. в Севилье (Испания), на всемирном конгрессе Международной ассоциации социально-трудовых и трудовых отношений (International Labour and Employment Relations Association – ILERA), проходившей в июле 2012 г. в Филадельфии (США), на четвертом и пятом ежегодном юридическом семинаре Европейской сети трудового права (European Labour Law Network – ELLN), проходивших в ноябре 2011 г. во Франкфурте-на-Майне (Германия) и в октябре 2012 г. в Гааге (Нидерланды), учредительной международной конференции Исследовательской сети трудового права (Labour Law Research Network – LLRN), проходившей в июне 2013 г. в Барселоне (Испания), а также в ходе иных научных мероприятий в России и за рубежом.

В бюро МОТ в Москве 15 октября 2012 г. был проведен круглый стол-презентация научно-практического пособия «Российское трудовое законодательство и международные трудовые стандарты: соответствие и перспективы совершенствования»4, на котором обсуждались итоги исследования проблемы соотношения МТС и российского трудового законодательства, опубликованные в данном научно-практическом пособии и обобщенные в настоящем диссертационном исследовании.

Кроме того, результаты исследования использовались при ведении лекций и семинарских занятий по дисциплинам: «Трудовое право», «Международное трудовое право», «Международное и сравнительное трудовое право», «Международно-правовое регулирование труда», прочитанным в МГЮА имени О.Е. Кутафина, Вильнюсском университете (Литва), Ассоциации международных и сравнительных правовых исследований в области трудового права и промышленных отношений (Associazione per gli Studi Internazionali e Comparati sul Diritto del Lavoro e le Relazioni Industriali – ADAPT) в г. Бергамо (Италия).

Структура диссертации обусловлена предметом, целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы и подпараграфы, заключения и библиографии.

Основное содержание диссертации

Во введении обоснована актуальность темы, теоретическая и практическая значимость, определены цели и задачи исследования, указано на теоретическую разработку проблем эффективности норм МТП в доктрине международного и трудового права, сформулировано содержание научной новизны и положения, выносимые на защиту, разъяснена методология исследования и указано на проведенную апробацию результатов.

Первая глава «Общие концептуальные подходы к современному международному трудовому праву» посвящена теоретическому обоснованию вопросов, связанных с понятием МТП и его отраслевой принадлежностью, а также проводится анализ подходов к понятию норм МТП и рассматриваются отдельные виды норм МТП.

В первом параграфе первой главы, озаглавленном «Понятие и отраслевая принадлежность международного трудового права», автор исходит из того, что традиционное рассмотрение МТП исключительно как одной из отраслей международного права не учитывает современных изменений в правовом регулировании труда. Историческое развитие МТП привело к увеличению его взаимодействия с правовыми явлениями, которые или совсем не укладываются, или с трудом укладываются в рамки «классического» международного права.

Во-первых, речь идет о возникновении таких правовых феноменов как корпоративные кодексы поведения, принимаемые многонациональными корпорациями и регулирующие применение МТС в рамках их деятельности в отношениях с их подрядчиками и исполнителями. Во-вторых, в последние годы стало значительно увеличиваться количество глобальных рамочных соглашений, заключаемых с участием глобальных профсоюзных организаций. Ни корпоративные кодексы поведения, ни глобальные рамочные соглашения, как правило, нельзя отнести ни к «классическому» международному, ни к национальному трудовому праву. В-третьих, существенное значение для применения МТС имеют и генеральные системы торговых преференций, устанавливаемые США и ЕС, предусматривающие соблюдение экспортерами МТС в качестве условия для полноценного доступа на рынки США и стран ЕС. Эти системы устанавливаются внутренним законодательством (в случае США), либо наднациональными актами (в случае ЕС) и таким образом тоже не относятся к «классическому» международному праву. В-четвертых, особое значение для МТП (большее, чем для международного права) имеют так называемые акты «мягкого права».

Обо всех этих правовых феноменах в правовой литературе принято говорить как об МТП, хотя в рамки отрасли международного права их уместить невозможно. Поэтому для целей диссертационного исследования понятие МТП понимается в смысле, выходящем за рамки международного права. Соответствующее понятие приводится в п. 1 положений, выносимых на защиту, выше.

Второй параграф первой главы озаглавлен как «Нормы международного трудового права: понятие и юридическая природа». Данный параграф обусловлен необходимостью четкого определения предмета и границ исследования. Эффективность норм МТП не может быть проанализирована без четкого определения понятий источника МТП, нормы МТП и международного трудового стандарта. Параграф поделен на четыре подпараграфа. В первом подпараграфе (2.1) «Соотношение понятий “норма МТП”, “источник МТП” и “международные трудовые стандарты”» рассматривается вопрос о том, какие именно правовые акты могут считаться нормами и источниками МТП, и как эти понятия соотносятся с понятием МТС. Это делается для уяснения того, об эффективности каких именно норм МТП будет идти речь далее в работе.

С учетом анализа доктринальных дискуссий в области теории права, международного права, конституционного и трудового права, сформулированных в правовой науке естественноправовых и позитивистских подходов, концепций определения соотношения «мягкого» и «жесткого» права, а также недавно появившейся в зарубежной правовой доктрине теории гибридных систем, автор формулирует понятийный аппарат для целей диссертационного исследования.

Источник МТП определяется автором как форма выражения нормы МТП. В свою очередь норма МТП – это общеобязательное правило поведения, порождающее определенные правовые последствия в сфере МТП. Ключевым в данном определении следует считать именно правовой характер последствий. К нормам МТП предлагается относить международные договоры, международные обычаи и нормы (jus cogens).

Понятие же МТС более широкое по отношению к понятию нормы МТП. Международные трудовые стандарты, помимо норм МТП, включают в себя любые правила поведения, порождающие те или иные (правовые, социальные, экономические, политические, информационные и т.д.) последствия в сфере МТП. Такое понятие не исчерпывает всех смыслов, в которых используется термин «международные трудовые стандарты», но оно наиболее распространено в обиходе международных организаций и подходит для целей исследования эффективности норм МТП. В этом же подпараграфе делается вывод о том, что поскольку формулирование и реализация норм МТП неразрывно связана со всей системой МТС в более широком смысле, исследование эффективности норм МТП невозможно в изоляции от МТС в целом.

Подпараграф 2.2 первой главы: «Нормы jus cogens и МТП», как следует из его названия, связан с определением содержания императивных норм общего международного права (jus cogens) и их ролью в рамках МТП. В соответствии со ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров, императивные нормы общего международного права (jus cogens) имеют преимущество перед обычными международными договорами. Кроме того, только для применения этих норм не требуется согласия со стороны суверенного государства. Поэтому установить содержание норм jus cogens для МТП – очень важная задача. Автор рассмотрел многочисленные попытки отечественных и зарубежных специалистов сформулировать собственные перечни таких норм. Кроме того, был проведен анализ Декларации МОТ 1998 г. с точки зрения выяснения, справедливо ли говорить о том, что она закрепляет четыре нормы jus cogens применительно к МТП. Сопоставление точек зрения ученых-трудовиков по поводу перечней основополагающих принципов и норм в МТП выявило чрезвычайное разнообразие подходов к этому вопросу. В каждом конкретном случае перечень норм jus cogens определяется практически исключительно в зависимости от субъективной оценки каждого конкретного специалиста. Очевидно, что такие субъективные оценки и сам факт их разнообразия не могут позволить говорить о четко сформировавшейся научной доктрине по этому вопросу. Декларация МОТ 1998 г. в силу обоснования необходимости применения четырех основополагающих принципов и прав в сфере труда, во-первых, только государствами-членами МОТ и, во-вторых, в силу членства в МОТ, т.е. присоединения к Уставу путем ратификации, также не может свидетельствовать о состоявшемся закреплении норм jus cogens для целей МТП.

Доктрина же международного права в отношении признания той или иной нормы в качестве jus cogens достаточно консервативна. Анализ подходов юристов-международников к данному вопросу позволил прийти к выводу, что норма jus cogens находит свое закрепление в качестве таковой после признания ее статуса решением авторитетного международного судебного органа. Осторожность юристов-международников представляется оправданной с учетом того, что нормы jus cogens затрагивают важнейший элемент мирового правопорядка – государственный суверенитет. Состоявшуюся легитимацию норм jus cogens в МТП можно констатировать в отношении запрета дискриминации и запрета рабства как экстремальной формы принудительного труда. Применительно к другим, пусть и важнейшим, правам человека в сфере труда корректно говорить лишь о возможности их становления в качестве норм jus cogens. Специфика правового статуса и применимость вне зависимости от факта ратификации обусловливают существенную специфику в отношении применения критериев эффективности норм jus cogens по сравнению с другими нормами МТП. Об этой специфике говорится в соответствующих параграфах работы, посвященных отдельным критериям эффективности в главе 2.

В подпараграфе 2.3 главы 1 «Международные договоры как основной вид норм МТП» рассматривается вопрос о статусе международных договоров как наиболее важных норм МТП. Основная дискуссия по поводу международных договоров как норм МТП ведется практически начиная с учреждения МОТ в отношении природы международных договоров в сфере труда как «договоров-законов», либо «договоров-контрактов». Сторонники подхода к конвенциям МОТ как к актам, схожим с законами, говорили о том, что Международная конференция труда, принимающая на своих заседаниях конвенции МОТ, по своей сути напоминает парламенты государств, а государства-участники МОТ, ратифицируя конвенцию, по сути, присоединяются к уже действующему международному закону. Данная аналогия представляется в корне неуместной, что в отечественной правовой доктрине уже справедливо отмечал Э.М. Аметистов5. Эффективность международных договоров как важнейших норм МТП в диссертации далее рассматривается с учетом именно договорного характера этих актов.

Подпараграф 2.4 первой главы «Толкование международных договоров и международный обычай в МТП» посвящен статусу актов толкования норм МТП и их влиянию на эффективность его норм. Данный вопрос имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Это связано с тем, что содержание международных договоров в сфере труда в большинстве случаев достаточно гибко и абстрактно. Значительно больше конкретных положений, раскрывающих содержание МТС, закрепленных в международных договорах в сфере труда, содержится в актах толкования, осуществленных контрольными органами международных организаций. Особое значение в этом смысле имеют акты толкования контрольных органов МОТ, ООН и СЕ.

В правовой науке существуют различные подходы к возможности расширительного толкования международных договоров. В диссертации рассматриваются доктрины «свободного права» и «социологической юриспруденции», критика этих подходов со стороны современных теоретиков права, а также международно-правовая концепция «подразумеваемых полномочий» («подразумеваемой компетенции»). Автор приходит к выводу, что определенный выход толкователей за пределы текстуального содержания норм МТП в современных условиях неизбежен. В том случае, если сами государства в течение многолетней повторяющейся практики не возражают против того, что данные решения применяются в их отношении в качестве обязательных, т.е. демонстрируют наличие opinio juris – мнения об обязательности для себя соответствующих решений. Следовательно, в данном случае имеет место «международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы», упомянутый в ст. 38 Статута Международного суда ООН в качестве подлежащего применению источника права.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.