авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Поведение, не противоречащее правовым предписаниям, как основание государственного принуждения

-- [ Страница 2 ] --

13. Основные пути оптимизации государственного принуждения и формирования правомерного поведения: во-первых, государственное принуждение не должно идти вразрез с общественными представлениями о сущем и должном; во-вторых, оно должно быть сориентировано на понуждение лица к реализации правовых предписаний, а не являться прежде всего символом кары за совершенное правонарушение; в-третьих, государственное принуждение логически должно программироваться с учетом норм естественного права и общечеловеческих ценностей, а осуществляться – в строгом соответствии с законодательством; в-четвертых, чтобы снизить масштабы применения государственного принуждения, но при этом повысить качество правомерного поведения, необходимо совершенствовать правовое просвещение населения, которое следует направить не только на предотвращение нарушений правовых запретов, но и на необходимость реализации прав и обязанностей; в-пятых, государственное принуждение должно выступать инструментом для формирования устойчивых стереотипов правомерного поведения. В этом смысле государственное принуждение является средством государственного контроля за реализацией правовых норм, особенно в первоначальный период после вступления данных норм в юридическую силу.

14. Авторские предложения по совершенствованию законодательной базы, направленные на формирование социально активного правомерного поведения и оптимизацию государственного принуждения.

Теоретическая значимость исследования определяется его актуальностью и новизной. Основные положения и выводы работы дополняют и расширяют сферу научного познания в области теоретико-правовой науки и могут послужить теоретической основой для дальнейших исследований правомерного поведения и государственного принуждения, а также способствовать совершенствованию законодательства в сфере обеспечения и защиты прав личности и безопасности государства.

Практическая значимость исследования заключается в том, что позволяет по-новому подойти к пониманию поведения, не противоречащего правовым предписаниям, как основания государственного принуждения. Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе высших учебных заведений и факультетов юридического профиля при изучении курсов «Теория государства и права», «Уголовное право», «Гражданское право» с целью углубления правовых знаний и повышения правовой культуры будущих юристов, а также при разработке учебников, учебных пособий, спецкурсов, подготовке студентами курсовых и дипломных работ по рассматриваемой тематике.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертационного исследования: 1) неоднократно обсуждались на кафедре государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; 2) излагались на межрегиональных научно-практических конференциях и научно-методических семинарах; 3) используются в процессе проведения занятий по курсу «Теория государства и права» и курсам специализации с курсантами и слушателями Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; 4) отражены в публикациях автора общим объемом 4,9 печ. л.

Структура диссертации соответствует логике исследования и состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цели и задачи исследования, характеризуются его методологическая и теоретическая основы, обосновывается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, доказывается теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

В первой главе «Методологические основы исследования поведения, не противоречащего правовым запретам, как основания государственного принуждения», включающей три параграфа, рассматриваются основные подходы к изучению понятия и сущности правового поведения, выявляются его признаки, исследуются теоретические основы соотношения правомерного и противоправного поведения, раскрываются содержание и социальное назначение государственного принуждения.

В первом параграфе «Понятие и сущность правового поведения» проводится исследование данной категории через определение соотношения ее видов: правомерного и противоправного поведения.

Анализ научной литературы свидетельствует об отсутствии единого подхода для обозначения правового поведения субъектов, в частности, встречаются такие термины, как: «поведение, осуществленное под воздействием права», «поведение, урегулированное правом», «поведение, предусмотренное правом», «поведение в правовой сфере», – которые неоправданно сужают либо расширяют границы изучаемого явления.

По мнению диссертанта, для определения содержания правового поведения и его границ необходимо провести сопоставительный анализ составляющих его сторон: правомерного и противоправного поведения.

В работе выделяются следующие критерии разграничения правомерного и противоправного поведения: 1) социальная обусловленность; 2) социальная полезность; 3) социальная ценность для личности, государства и общества; 4) социальное одобрение; 5) соответствие правовым нормам.

Принято считать, что социальная полезность правомерного поведения выражается в его необходимости, желательности или допустимости для общества. Что касается противоправного поведения, то его социальное значение заключается, как правило, в общественной вредности.

Автор критически подходит к данному утверждению и полагает, что в правомерном поведении помимо необходимого, желательного и допустимого можно выделить в самостоятельную группу поведение «социально вредное» (например: пьянство, отказ матери от новорожденного ребенка, развод и др.).

Наделение правонарушения единственным социальным значением – общественной вредностью также, по мнению диссертанта, спорно. Не оправдывая зло, которое несет в себе преступление, автор говорит о наличии в нем положительного аспекта (т. е. полезности). Во-первых, преступление усиливает остроту переживаний человека, а это, в свою очередь, способствует формированию более сложной и совершенной структуры общественного сознания. Во-вторых, преступление разрушает мораль, сила которой и не должна быть чрезмерной, ибо в противном случае она легко примет застывшую форму. В-третьих, преступность «высвечивает» болевые проблемы общества и помогает вырабатывать пути «излечения от них».

Кроме того, автор критически относится к утверждению, что при совершении правомерных действий результат всегда полезный. Так, правом предусмотрены случаи законного причинения вреда (т. е. вредного результата): 1) все меры ответственности причиняют вред правонарушителю: лишают его свободы, умаляют имущество (штраф, конфискация) и т. д.; 2) вред причиняют и меры государственного принуждения, не являющиеся ответственностью; 3) правомерно причинение вреда гражданами другим лицам, например, при необходимой обороне, отказе от дачи показаний родственников обвиняемого, исполнении законного приказа и др. К тому же существуют такие виды юридически значимой деятельности, вредные результаты которой в силу объективных причин право не может исключить (например, вредное производство по изготовлению кирпича, синтетических волокон, химических удобрений и кислот).

Таким образом, в результате исследования автором установлено следующее: 1) правомерное и противоправное поведение являются как социально полезными, так и социально вредными (в различных качественных и количественных показателях); 2) поскольку эти виды поведения порождены самим обществом, а не законом, они социально обусловлены; 3) в одних случаях социальная оценка в них совпадает с юридической, в других – наблюдаются расхождения; 4) некоторые виды правомерного поведения не во всем соответствуют нормам права.

Следовательно, правомерное и противоправное поведение являются противоположностями, а значит, в соответствии законом единства и борьбы противоположностей между ними существует зона (интервал) взаимного перехода. Поведение, находящееся в указанном интервале, автор именует не нарушающим правовых предписаний.

В заключение параграфа формулируется рабочее определение правового поведения, под которым понимается социально значимое поведение индивидов, подконтрольное их сознанию и воле, предусмотренное нормами права и влекущее юридические последствия.

Во втором параграфе «Сущность поведения, не противоречащего правовым предписаниям» исследуются содержание и виды правомерного поведения и их взаимосвязь с мерами государственного принуждения.

Традиционно правомерное поведение определяется как вид правового поведения, соответствующий правовым предписаниям. Вместе с тем многие ученые-правоведы, говоря о соответствии поведения правовым нормам, часто выделяют виды правомерного поведения, которые не во всем соответствуют правовым предписаниям.

В результате анализа литературы и материалов социологических исследований автор приходит к выводу, что поведение, не противоречащее правовым предписаниям, не тождественно понятию правомерного поведения, поскольку последнее включает в себя только те виды правового поведения, которые четко соответствуют правовым предписаниям и реализуются в соответствующих формах (соблюдение, исполнение, использование и применение). Поведение, не противоречащее правовым предписаниям, помимо правомерного включает в себя варианты правового поведения, не вступающего в конфронтацию с правовыми предписаниями, но отступающего от предписанных стереотипов, например, в случае неиспользования или ненадлежащего использования имеющегося права, неисполнения обязанности, не достигающего степени противоправности и т. д. Следовательно, поведение, не противоречащее правовым предписаниям, можно обозначить как правомерное поведение в широком смысле, а поведение, полностью соответствующее правовым предписаниям, – как правомерное поведение в узком смысле.

Далее в работе постулируется, что формально поведение, не противоречащее правовым предписаниям, но выходящее за рамки правомерности, можно отнести к неправомерному поведению, как и противоправное поведение, нарушающее правовые запреты.

К противоправному поведению, по мнению автора, следует относить только поведение, нарушающее нормы-запреты, а также неисполнение обязывающих норм, если они подкрепляются правовыми запретами, предусматривающими ответственность за нарушение обязанности (например, уклонение от воинской обязанности).

На основе исследованных свойств правомерного поведения в широком и в узком смыслах в диссертации разработана классификационная модель видов поведения, не противоречащего правовым предписаниям, за которое возможно государственное принуждение: в зависимости от формы выражения данного поведения: действие и бездействие; от особенностей форм реализации права: ненадлежащее применение, ненадлежащее использование и воздержание от использования, мнимые соблюдение и исполнение; от социальной ценности: социально ценное, социально нейтральное и социально вредное; степени связи с противоправным поведением: виктимное и маргинальное; связи с другими социальными нормами: обусловленное правом и иными социальными нормами во взаимодействии, обусловленное исключительно правом.

С учетом признаков и классификационной модели поведение, не противоречащее правовым предписаниям, определяется как вид правового поведения, характеризующийся социальной необходимостью или нейтральностью, выражающийся в соблюдении правовых запретов, исполнении обязанностей, использовании либо неиспользовании правовых дозволений.

В третьем параграфе «Сущность и социальное назначение государственного принуждения» раскрываются комплексность и многогранность данного явления, выявляются его признаки, определяются понятие и видовой состав.

На основе анализа юридической литературы и проведенных автором социологических исследований в работе установлено отсутствие терминологической ясности относительно сущности и видов государственного принуждения.

В результате сопоставления различных концепций государственного принуждения и его видов, в том числе юридической ответственности, диссертант заключает следующее: во-первых, многообразие точек зрения обусловлено динамическим развитием общества и науки; во-вторых, большинство общетеоретических положений сложились под влиянием отраслевых юридических наук (особенно это касается теории уголовного права), хотя и теория права оказала существенное влияние на отраслевые концепции; в-третьих, многоаспектность государственного принуждения обусловливается ограниченными познавательными возможностями субъекта на конкретный момент времени, в связи с чем главной задачей любой из теорий является установление интервала адекватности; в-четвертых, возникновение любых научных идей имеет некоторые основания в предшествующих состояниях материи, т. е. причины.

Далее автор выявляет основные признаки государственного принуждения. Как показало проведенное исследование, государственное принуждение – мощное средство социального воздействия, основанное на государственно-организованной власти, выражающее ее и потому способное обеспечивать безусловное доминирование в обществе воли государства.

Государственное принуждение ограничивает возможности личности, ставит ее в такое положение, когда кроме варианта поведения, предложенного публичной властью, у личности нет выбора. Посредством государственного принуждения подавляются стереотипы противоправного поведения, принудительно снимаются противоречия между субъектами, стимулируется социально необходимое поведение.

Государственное принуждение может носить как правовой, так и внеправовой характер. Правовое принуждение означает, что государственное воздействие на поведение подвластных лиц имеет мерный характер и ограничено правовыми предписаниями, внеправовое принуждение со стороны отдельных должностных лиц в современных условиях являет собой образец противоправного поведения.

Преломляясь в праве, государственное принуждение выступает в виде мер непосредственно насильственного, физического, психического, имущественного или организационного принудительного порядка (фактическое изъятие имущества, государственное осуждение деяния, лишение свободы и т. д.).

С учетом выявленных признаков автор формулирует определение государственного принуждения: это установленное правовыми предписаниями физическое, психическое, имущественное, организационное, властное воздействие полномочных органов и должностных лиц государства на личность и организации, выражающееся в комплексе мероприятий, обеспечивающих необходимое поведение подвластных субъектов.

Опираясь на признаки и понятие государственного принуждения, диссертант формирует классификационную модель видов государственного принуждения.

В качестве первого основания классификации избирается зависимость видов государственного принуждения от содержания принуждающего воздействия и выделяются: психическое, физическое, имущественное, организационное принуждение. В данном случае информация может транслироваться государством через любые источники, в том числе кино, художественную литературу, через систему качественно организованных слухов и т. д.

В зависимости от формы и задачи принудительного воздействия государственное принуждение подразделяется: на превентивное, карательно-воспитательное и правовосстановительное. В рамках данного классификационного ряда рассматриваются традиционно выделяемые меры государственного принуждения (предупредительные, пресекательные, правовосстановительные и меры юридической ответственности). В связи с особой социальной значимостью, в том числе для поведения, не противоречащего правовым предписаниям, автор акцентирует внимание на юридической ответственности.

Завершает классификационную модель разделение государственного принуждения в зависимости от сферы правового регулирования: на государственное принуждение в частном и в публичном праве. В данном случае диссертант подробно останавливается на отраслевом регулировании государственного принуждения с учетом группировки и объединения отраслей в частное и публичное право.

Таким образом, систематизация и обобщение различных точек зрения, а также выявление признаков государственного принуждения позволили автору создать методологическую основу для дальнейшего исследования и установления масштабов возможности его применения за поведение, не противоречащее правовым предписаниям.

Во второй главе «Нормативные основания применения государственного принуждения за поведение, не противоречащее правовым предписаниям», состоящей из трех параграфов, проводится исследование применения мер государственного принуждения за поведение, не противоречащее правовым предписаниям, в различных отраслях отечественного законодательства, а также определяются перспективы дальнейшего развития государственного принуждения.

В первом параграфе «Поведение, не противоречащее правовым предписаниям, как основание государственного принуждения в публичном праве» анализируется правовая регламентация мер государственного принуждения за поведение, не противоречащее правовым предписаниям, в публичном праве.

В качестве нормативно обусловленных правовых мер государственное принуждение достаточно широко представлено в публичном праве. В связи с данным обстоятельством автор сконцентрировал познавательные усилия на особой мере государственного принуждения – юридической ответственности, а также на иных мерах, которые предусмотрены в публичном праве за поведение, не являющееся противоправным.

Сложившиеся теоретическая и практическая правовые традиции, как резюмируется в исследовании, свидетельствуют, что в публичном праве для привлечения лица к ответственности необходимо установить наличие полного набора элементов состава правонарушения (объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны). Однако в результате анализа законодательства и практики его применения диссертантом установлены частные случаи привлечения лиц к юридической ответственности и применения к ним иных мер государственного принуждения за поведение, не противоречащее правовым запретам. Так, ст. 38 УК РФ предусматривает правомерное причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Например, если сотрудник правоохранительных органов с целью задержания преступника воспользуется чужим автомобилем и причинит ему вред, то ущерб собственнику возместит организация, в которой трудится сотрудник правоохранительных органов. Однако впоследствии сумма ущерба будет удерживаться из заработной платы этого сотрудника.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.