авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Современные проблемы защиты чести и достоинства личности (уголовно-правовой и криминологический аспекты)

-- [ Страница 3 ] --

Вторая глава «Юридический анализ и проблемы правовой оценки деяний, посягающих на честь, достоинство и деловую репутацию» состоит из трех параграфов

В первом параграфе «Объективные признаки деяний, умаляющих честь и достоинство: объект и объективная сторона» исследуются проблемы определения объекта рассматриваемых преступлений, анализируются основные понятия, такие как достоинство, честь, деловая репутация, их соотношение. На основе полученных результатов диссертантом сделан вывод, что дополнительным или факультативным объектом деяний, совершенных путем клеветы или оскорбления, таких как: понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК), вымогательство (ст. 163 УК РФ), принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ), возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ), неуважение к суду (ст. 297 УК РФ), оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ), ложный донос (ст. 306 УК РФ) — выступают общественные отношения, обеспечивающие право любого лица на неприкосновенность его чести, достоинства и деловой репутации.

Также отмечается, что хотя в последнее время в доктрине часто употребляются такие термины, как честь, достоинство, деловая репутация, имидж, доброе имя, goodwill, вряд ли целесообразно заменять эти понятия на единый термин, поскольку при значительном сходстве, они обладают очевидными различиями. Как нам представляется, подобная замена не решит проблем защиты основных прав личности.

Аргументировано, что достоинство, представляет собой не только отраженную в сознании положительную самооценку лица как обладателя определенного набора качеств, принятых в среде его общения, но и осознание социумом обязанности уважительного отношения к конкретному индивиду, признания его неотъемлемых личных прав. Категории «честь» и «достоинство» вытекают одна из другой, различия в их содержании зависят от степени развития индивида, воспитания, формирования правосознания, выработки определенной жизненной позиции, личностного самоутверждения.

Термин «доброе имя» не адекватен рассмотренным выше понятиям, хотя и очень близок к ним по содержанию: традиционно, доброе имя представляет собой репутацию не одного конкретного человека, а, например, семьи или рода, и передается из поколения в поколение; утрата лицом доброго имени может негативно сказаться не только на нем самом, но и на его близких, ограничив их возможности; восстановление доброго имени потребует значительно больше времени и усилий, в отличие от положительного изменения репутации. В то же время понятие «репутация» не включает апелляции к самой личности и касается лишь ее оценки в общественном сознании, поэтому замена в ст.ст. 129 и 130 УК РФ понятия «деловая репутация» на понятие «репутация», по мнению диссертанта, представляется целесообразной, поскольку расширит правовые механизмы охраны основных прав личности.

Деловой репутацией обладают не только физические, но и юридические лица. Умаление деловой репутации юридических лиц относится к чрезвычайно распространенным и причиняющим экономический ущерб деяниям, подрывающим основы добросовестной конкуренции. В этой связи автор полагает разумным дополнить УК РФ статьей 179-1, предлагая следующую редакцию:

«Статья 179-1. Дискредитация деловой репутации юридического лица или индивидуального предпринимателя

1. Распространение заведомо ложных сведений, подрывающих деловую репутацию юридического лица или индивидуального предпринимателя в публичном выступлении или средствах массовой информации, –

наказывается ….(преступление небольшой тяжести).

2. Те же действия, совершенные с использованием служебного положения, либо в сети Интернет или иных коммуникативных системах, а равно причинившие особо крупный ущерб, –

наказываются… (преступление средней тяжести)».

Исследуя понятия «goodwill» и «деловая репутация», автор делает вывод, что они не совпадают. Под goodwill традиционно в корпоративном праве понималась нематериальная стоимость фирмы: репутация, деловые связи фирмы, прочие нематериальные элементы, такие как наименование, товарные знаки, клиентура.

Анализируя признаки таких способов преступления, как клевета и оскорбление, диссертант отмечает, что при современном состоянии нравственности, размытости критериев отграничения морального от аморального, циничного декриминализация квалифицированных видов клеветы и оскорбления представляется ошибочной, поскольку у граждан, уголовные дела, в отношение которых массово прекращаются, создается иллюзия безнаказанности. В то же время незначительная опасность клеветы и оскорбления при отсутствии отягчающих обстоятельств делает обоснованной их декриминализацию.

Автор предлагает вернуть в УК РФ нормы, предусматривающие ответственность за клевету и оскорбление, но совершенные в виде публичного выступления, публично демонстрирующегося произведения в средствах массовой информации либо распространенные в телекоммуникационных сетях, в том числе сети Интернет. По нашему мнению, посягательства на честь и достоинство посредством сети Интернет способны причинить серьезный ущерб, поскольку с порочащими измышлениями, содержащимися в Сети, может ознакомиться неопределенно большой круг лиц, причем эта информация остается доступной в течение длительного времени, может многократно тиражироваться, но не может быть уничтожена без специального решения. Потерпевшему не удастся опровергнуть клеветническую информацию, как это возможно в случае использования СМИ. Поэтому представляется правильным дополнить часть вторую статьи 282 УК РФ пунктом «г», статью 297 – частью третьей, часть вторую статьи 306 и статью 319 – частью второй, включив в них такой квалифицирующий признак, как «совершенные с использованием сети Интернет или иных телекоммуникационных сетей».

Во втором параграфе «Моральный вред как последствие посягательств на честь и достоинство личности: понятие и оценка» отмечается, что в российской правовой доктрине общепризнано положение, согласно которому безвредных преступлений не существует. Соглашаясь с этим, диссертант рассматривает моральный вред как последствие исследуемых в работе деяний и предлагает авторское определение этого понятия. Итак, под моральным вредом следует признавать причиненный физическому лицу в результате совершенного в отношении него правонарушения нравственный вред, носящий нематериальный характер и выразившийся в унижении чести, умалении его достоинства либо в попрании доброго имени, сопряженный с претерпеванием негативных нравственных переживаний и эмоций.

В работе также показано, что хотя термины «физический» или «моральный» вред в праве не понимаются в буквальном смысле, а носят условный характер, они имеют существенные различия. Физический ущерб проявляется в нарушении телесной неприкосновенности человека, под которой следует понимать не только причинение вреда целостности тела, но и любое иное вмешательство во внешнюю неприкосновенность, в результате которой происходят негативные изменения физических и психических кондиций организма человека, приводящие в ряде случаев, к летальному исходу. Объем этого вида ущерба может быть измерен в сопоставимых единицах (процентах утраты трудоспособности, продолжительности расстройства здоровья) и очевиден для правоприменителя. Компенсация вреда в виде физического ущерба состоит в выплате потерпевшему денежных сумм с целью восстановления здоровья потерпевшего, а также возмещения имущественных потерь, связанных с полной или частичной утратой трудоспособности и с негативными изменениями уровня и образа жизни. Последние могут привести к отрицательным изменениям в моральном состоянии личности. Однако эти изменения являются производными. По мнению диссертанта, физический вред относится и к материальным последствиям правонарушения, и одновременно — к неимущественным. Поэтому более правильным было бы закрепить в законодательстве, как это предлагается некоторыми представителями доктрины, понятие неимущественного вреда (в нынешнем понимании — морального вреда), дать легальные определения его составляющих, содержащие четкие критерии их установления.

Кроме того, автором приводятся аргументы в пользу целесообразности включения в систему наказаний такого нового вида наказания, как компенсация. Это позволит хотя бы частично решить проблему реализации одной из целей наказания — восстановление социальной справедливости. Компенсация в рамках гражданского судопроизводства не направлена на решение такой задачи, да и установленные размеры не позволяют подойти к ее решению. Компенсация в рамках конфискации имущества никоим образом не связана с посягательствами на честь и достоинство, что не позволяет потерпевшей стороне даже надеяться на возмещение морального вреда. С нашей точки зрения, компенсация должна быть обязательным дополнительным видом наказания за преступления, посягающие на честь и достоинство.

При определении объема морального вреда и суммы компенсации за отправную точку мог бы быть принят размер штрафа, предусмотренного уголовным законом за оскорбление представителя власти.

Окончательная сумма возмещения может рассчитываться с помощью коэффициентов, увеличивающих или уменьшающих ее. В случае применения более опасного способа умаления чести и достоинства — клеветы, сумма компенсации возрастает вдвое. Дополнительные коэффициенты, влияющие на ее размер – использование СМИ, особенности и объем аудитории средства массовой информации, содержание информации, цели и мотивы, которыми руководствовался правонарушитель, использование им сети Интернет или служебного положения, индивидуальные особенности личности потерпевшего. В то же время следует учитывать такие факты, как провоцирующее, аморальное или противоправное поведение потерпевшего, которые, по нашему мнению, должны влиять на определение объема возмещения в сторону его уменьшения, вплоть до полного отказа от него.

Таблицу повышающих и понижающих коэффициентов, по нашему мнению, мог бы разработать Верховный Суд РФ на основе обобщения судебной практики, а также определить, какие обстоятельства относятся к числу смягчающих или усиливающих ответственность виновного. Диссертантом также высказывается мнение о необходимости ежегодного обобщения судебной практики по делам о защите чести, достоинства и репутации граждан для того, чтобы суды имели определенные ориентиры в своей деятельности, где следует конкретизировать разъяснения по поводу того, какие обстоятельства относятся к числу смягчающих или усиливающих ответственность виновного.

Целесообразность такого подхода обусловлена тем, что предлагаемая исходная оценка ущерба при сложившихся условиях в достаточной степени выполняет как компенсационные, так и штрафные функции. При этом указанная базовая величина не может оставаться статичной, и должна будет периодически меняться законодателем, в силу складывающихся социально-экономических условий, в частности, инфляционных процессов.

Третий параграф «Субъективные признаки посягательств на честь и достоинство: субъект и субъективная сторона» посвящен раскрытию исследуемых понятий применительно к рассматриваемым деяниям: все преступления, совершаемые путем клеветы, шантажа или оскорбления могут выполняться только с прямым умыслом. При совершении преступления путем шантажа или ложного доноса субъект осознает, что распространяет ложную или соответствующую реалиям, но порочащую потерпевшего информацию и тот факт, что его измышления создают негативное впечатление о конкретном лице относительно его личных или деловых качеств, его поведения в прошлом или настоящем, и желает эту информацию распространить. При различных видах оскорбления виновный осознает, что унижает достоинство потерпевшего, и что избранная им форма его дискредитации имеет неприличный, явно циничный характер, противоречащий принятой в обществе манере общения между людьми, и желает действовать именно таким образом.

Традиционно мотивами клеветы являются неприязненное отношение к потерпевшему, месть, зависть, карьеристские и хулиганские побуждения, желание устранить конкурента, имущественные интересы самого виновного или определенной экономической группы лиц. Однако следует отметить, что в последнее время нередко встречается «заказная клевета» в СМИ или сети Интернет. Особенностью мотивации распространения в средствах массовой информации ложных сведений, причиняющих вред деловой репутации конкретных лиц, является ее экономическая, а точнее корыстная составляющая. Цели в таких ситуациях связаны не с унижением конкретного потерпевшего, а с желанием отстранить его от участия в каком-либо виде деятельности.

Оскорбление совершается по мотивам мести или, что встречается чаще, неприязненных отношений к потерпевшему. В современной практике заметно возросло число взаимных оскорблений, совершаемых из хулиганских побуждений. Цель же в большинстве случаев совершения этого преступления преследуется одна — унизить потерпевшего, как в его собственных глазах, так и в глазах окружающих его людей.

Субъектом клеветы традиционно признавался не только автор измышлений, но и все лица, принимавшие участие в их воспроизведении и размножении, осознающие их недействительность. Особенность ответственности журналистов за указанные деяния связана с тем, имело ли в конкретном случае место изложение информации о факте или давалась журналистская оценка события. В этой связи представляется целесообразным пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» дополнить определением понятия «информация о факте» следующего содержания: «Информация о факте представляет собой объективно существующее знание о событии, имевшем место в прошлом или настоящем, которое может быть зафиксировано, доказано, существует в определенных временных рамках вне воли и желания участников информационного процесса». При изложении информационного факта журналисты сообщают о его наличии и содержании, не давая оценки этому явлению. Оценочное мнение представляет собой субъективную оценку, восприятие лицом конкретного события, которое оно доносит до неопределенно большой аудитории с использованием средств массовой информации. Поэтому в тех случаях, когда представители прессы трактуют конкретные факты, доводя до общественности свое видение этого явления, они не могут признаваться субъектами квалифицированной клеветы. В то же время, их позиция может восприниматься как, например, унижение человеческого достоинства и квалифицироваться по ст. 282 УК РФ.

В ходе исследования выявлено, что рассматриваемые преступления в значительной части совершаются журналистами, государственными или муниципальными служащими, не являющимися должностными лицами; сотрудниками предприятий, коммерческих или некоммерческих организаций вне зависимости от характера их деятельности, а также теми, кто оказывает услуги частным лицам на условиях контракта или договора. Имеющаяся у подобных субъектов, в силу особенностей профессии, занимаемой должности или выполняемой работы, возможность применить для сведения счетов или выполнения заказа свою близость, например, к медийным ресурсам, государственным или муниципальным структурам облегчает совершение преступления, потенциально многократно усиливает опасность клеветнических действий благодаря широкой распространенности негативной информации о потерпевшем и, зачастую, весьма ограниченных возможностях последнего эту информацию опровергнуть. Использование служебного положения расширяет сферу клеветнических измышлений и это не может не учитывать законодатель при правовой оценке поведения виновного. В этой связи представляется целесообразным закрепление в части второй статьи 306 УК РФ квалифицирующего признака «с использованием служебного положения».

Третья глава «Криминологическая характеристика посягательств на честь, достоинство и деловую репутацию» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Особенности личности субъекта преступлений, нарушающих честь, достоинство и деловую репутацию» дается характеристика лиц, совершивших исследуемые деяния. Криминологически значимыми элементами характеристики личности преступника являются: а) признаки, отражающие социально-демографические особенности личности субъектов (пол, возраст, образование); б) соответствующие данные о социальном статусе, устанавливающем принадлежность лица к определенному социальному слою, а также социальные функции (роли) в системе общественных отношений; в) нравственно-психологические признаки, отражающие отношение индивида к социальным и духовным ценностям.

В работе приводятся результаты анализа судебной практики, которые свидетельствуют, что субъектами рассматриваемых преступлений были лица как мужского, так и женского пола, с незначительным преобладанием в отдельные периоды женщин. Так, в 2000 г. они составляли 47% осужденных; в 2001 г. – 53%; в 2002 г. – 50%; в 2003 г. – 53%; в 2004 г. – 53%; в 2005г. – 50%; в 2006 г. – 48%; в 2007 г. – 46%; в 2008 г. – 47%; в 2009 г. – 48% и в 2010 г. – 49%. Исключением является норма, содержащая состав преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ («оскорбление представителя власти»). Анализ статистических данных и изученных уголовных дел указанной категории показал, что его субъектами были в первую очередь лица мужского пола, тогда как женщины совершали это деяние значительно реже, что подтверждается следующими показателями: в 2000 г. женщины составляли 19,7% от общего числа осужденных по ст. 319 УК РФ; в 2001 г. – 13,2%; в 2002 г. – 13%; в 2003 г. – 13,2%; в 2004 г. – 12,6%; в 2005г. – 11,8%; в 2006 г. – 12%; в 2007 г. – 13%; в 2008 г. – 16,4%; в 2009 г. – 15,5% и в 2010 г. –16%.

Среди анализируемой группы субъектов традиционно преобладают лица среднего возраста — от 30 до 50 лет, составлявшие большую часть осужденных за распространение клеветнических измышлений и оскорбление. За исследуемый период (2000–2010 гг.) лица в возрасте от 30 до 50 лет составляли среди осужденных в 2000 г. 55%; в 2001 г. – 53%; в 2002 г. – 50%; в 2003 г. – 51%; в 2004 г. – 49%; в 2005 г. – 48%; в 2006 г. – 50%; в 2007 г. – 46%; в 2008 г. – 44%; в 2009 г. – 47,9% и в 2010 г. – 43,4%.

Следует отметить, что значительная часть преступлений против чести и достоинства совершалась в состоянии опьянения: в 2000 г. 36% осужденных; в 2001 г. это число существенно изменилось и составило 26%. В последующие годы колебания не были значительными: в 2002 г. – 23%; в 2003 г. – 22%; в 2004 г. – 23%; в 2005 г. – 22%; в 2006 г. –24%; в 2007 г. – 23%; в 2008 г. – 22%; в 2009 г. – 24,6% и в 2010 г. – 21,6%.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.