авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Современные проблемы защиты чести и достоинства личности (уголовно-правовой и криминологический аспекты)

-- [ Страница 2 ] --

4. Аргументировано положение о целесообразности имплементации в российский уголовный закон некоторых положений, содержащихся в законодательстве зарубежных стран, касающихся регулирования общественных отношений, возникающих в связи с совершением посягательства на честь и достоинство граждан. В частности: 1) внести изменения в статью 44 УК РФ, включив в нее такой вид наказания, как компенсация: «Видами наказания являются: а) штраф; а-1) компенсация…»; 2) соответственно часть третью статьи 43 УК РФ дополнить положением о компенсации; 3) ввести в УК РФ новую норму — статью 46-1 «Компенсация», указав, что компенсация представляет собой денежное взыскание в пользу потерпевшего от преступления, которое является дополнительным наказанием, предусмотренным в конкретных нормах Особенной части уголовного закона. По нашему мнению, компенсация должна устанавливаться в размере от 25 тысяч до одного миллиона рублей. В случае причинения имущественного вреда компенсация должна полностью возмещать причиненный ущерб. Окончательный размер компенсации определяется судом, исходя из установленных Верховным Судом РФ коэффициентов, с учетом положений ст. 60 УК РФ.

5. Обоснована целесообразность криминализации деяний, посягающих на деловую репутацию юридических лиц, подрывающих основы добросовестной конкуренции и способных причинить серьезный экономический ущерб. В этой связи предлагается дополнить УК РФ статьей 179-1 в следующей редакции:

«Статья 179-1. Дискредитация деловой репутации юридического лица или индивидуального предпринимателя

1. Распространение заведомо ложных сведений, подрывающих деловую репутацию юридического лица или индивидуального предпринимателя в публичном выступлении или средствах массовой информации, –

наказывается ….(преступление небольшой тяжести).

2. Те же действия, совершенные с использованием служебного положения, либо в сети Интернет или иных коммуникативных системах, а равно причинившие особо крупный ущерб, –

наказываются… (преступление средней тяжести)».

6. Приведены аргументы в пользу предложения о дополнении части второй статьи 282 УК РФ пунктом «г»; статьи 297 УК РФ – частью третьей; часть вторую статьи 306 и статью 319 УК РФ – частью второй, включив в них такой квалифицирующий признак, как «совершенные с использованием сети Интернет или иных телекоммуникационных сетей».

7. Представлен авторский вариант определения понятия «моральный вред», под которым следует признавать причиненный физическому лицу в результате совершенного в отношении него правонарушения нравственный вред, носящий нематериальный характер и выразившийся в унижении чести, умалении его достоинства либо в попрании доброго имени, сопряженный с претерпеванием негативных нравственных переживаний и эмоций. Данное определение сформулировано с учетом того, что тезаурус, выражающий различные аспекты доминантного понятия «моральный вред», в настоящее время не имеет ни научного, ни нормативного обоснования, а также на основе выводов диссертанта о том, что понятие морального вреда не синонимично понятию неимущественного вреда.

8. Установлено, что в процессе правоприменения нередко допускаются ошибки, связанные со смешением понятий «информация о факте» и «оценочное мнение журналиста», поэтому представляется целесообразным дополнить пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» определением понятия «информация о факте» следующего содержания: «Информация о факте представляет собой объективно существующее знание о событии, имевшем место в прошлом или настоящем, которое может быть зафиксировано, доказано, существует в определенных временных рамках вне воли и желания участников информационного процесса».

9. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о частом употреблении в последнее время в доктрине таких терминов, как честь, достоинство, деловая репутация, имидж, доброе имя, goodwill и существующих предложениях о замене этих понятий единым термином, с целью упрощения правоприменительной деятельности. Выражая свое несогласие с этой позицией, автор обосновывает нецелесообразность такой замены, поскольку даже при значительном сходстве, эти термины обладают очевидными различиями, как по своему содержанию, так и в специфике защиты основных прав личности и корпораций.

Достоинство, как объект преступления, представляет собой как отраженную в сознании положительную самооценку лица как обладателя определенного набора качеств, принятых в среде его общения, так и осознание социумом обязанности уважительного отношения к конкретному индивиду, признание его неотъемлемых личных прав.

Понятие репутации как таковой очень близко к понятию чести, однако не включает апелляции к самой личности и касается лишь ее оценки в общественном сознании или общественном мнении. В то же время сужение законодателем правового понятия репутации определением «деловая» и неприменимость в данном ограниченном значении в некоторых случаях к отдельным субъектам ограничивает возможности ее защиты.

10. Предложен авторский вариант типологии личности субъектов, совершающих посягательства на честь и достоинство, а также разработана система мер по профилактике преступлений, совершаемых способами, причиняющими урон чести и достоинству, включающая в себя как общие средства и методы противодействия, так и меры специального предупреждения.

11. Обосновано положение о целесообразности дополнения статьи 306 УК РФ частью второй с закреплением такого квалифицирующего признака, как «использование служебного положения», поскольку использование служебного положения расширяет сферу клеветнических измышлений, и это должно быть учтено законодателем при правовой оценке поведения виновного.

Теоретическая значимость исследования проявляется в том, что в рамках настоящей работы подвергнут анализу российский и зарубежный опыт регулирования отношений, возникающих при отдельных посягательствах на личность; представлена уголовно-правовая характеристика норм действующего уголовного законодательства об ответственности за преступления, совершенные путем клеветы или оскорбления; осуществлена разработка понятийного инструментария и методических рекомендаций по противодействию указанным деяниям. Изложенные в работе научные положения и обобщения уточняют и дополняют содержание курсов «Уголовное право» и «Криминология», развивают и углубляют взгляды о природе посягательств на честь, достоинство и репутацию.

Практическая значимость работы определяется ее направленностью на комплексное решение актуальных уголовно-правовых и криминологических проблем, связанных с ответственностью за преступления, умаляющие честь, достоинство и деловую репутацию, а также за сходные с ними деяния.

Содержащиеся в диссертационном исследовании выводы и предложения могут быть полезны в процессе совершенствования российского законодательства, в следственной и судебной практике при решении вопросов, связанных с правовой оценкой посягательств на честь, достоинство, репутацию и разграничением между собой смежных составов преступлений, а также преступлений и гражданско-правовых деликтов, что в конечном итоге поможет сотрудникам правоохранительных структур избежать ошибок в процессе применения норм Особенной части Уголовного кодекса. Материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе при преподавании уголовного права и криминологии, а также в системе повышения квалификации работников судебных и правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и материалы диссертации обсуждались на кафедре уголовно-правовых дисциплин Приволжского филиала ГОУ ВПО ПФ «Российская академия правосудия». Теоретические предложения концептуального характера, нашли свое отражение в восьми научных публикациях автора (3,1 п. л), в том числе двух в реферативных журналах.

Результаты исследования неоднократно освещались на Международных научно-практических конференциях: «Пробелы в российском законодательстве» (г. Н. Новгород, 15 сентября 2007 г.); «Легализация преступных доходов как угроза экономической безопасности России: теория, практика, техника гармонизации международно-правовых и национальных механизмов противодействия» (г. Н. Новгород, 26 июня 2008 г.); «Пробелы в российском законодательстве» (г. Кисловодск, 4 октября 2008 г.), «Легализация преступных доходов и коррупция в органах государственной власти: теория, практика, техника противодействия» (г. Нижний Новгород, 2июня 2009 г.); «Преемственность в праве: доктрина, российская и зарубежная практика, техника» (Нижний Новгород, 9 июня 2011 г. ), «Современные тенденции развития уголовного законодательства» (Москва, 24 января 2012г.); Всероссийской научно-практической конференции «Стратегия модернизации России: экономика, политика, право» (Нижний Новгород, 1 марта 2010 г.); ежегодных Нижегородских сессиях молодых ученых.

Кроме того, основные положения диссертации используются в учебном процессе сотрудниками кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России, кафедры уголовно-правовых дисциплин Приволжского филиала ГОУ ВПО ПФ «Российская академия правосудия», а также в практической деятельности Нижегородского областного суда.

Структура диссертации определена целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, библиографии и приложения. Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновываются актуальность и степень разработанности темы диссертационного исследования, определяются объект, предмет, цели и задачи, характеризуются методологическая и теоретическая основы работы, ее нормативная и эмпирическая базы, раскрываются научная новизна исследования, теоретическое и практическое значение, излагаются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации полученных результатов и структуре диссертации.

Первая глава «Генезис российского и зарубежного законодательства, охраняющего честь и достоинство личности в российском и зарубежном праве» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Становление и развитие уголовно-правовых механизмов охраны достоинства личности в дореволюционной и советской России» рассматриваются первые уголовно-правовые нормы об ответственности за посягательства на честь и достоинство, которые упоминались еще в ранних российских законодательных памятниках. Отмечается, что осознание чести пришло к нашим предкам уже в период появления Русской Правды. Более поздние исторические памятники в качестве преступных признавали лишь оскорбление действием, причем охрана уголовно-правовыми методами предоставлялась не всем категориям граждан, а лишь боярам и их челяди. Признаки посягательств на честь и достоинство личности до появления Соборного Уложения 1649 г. были достаточно расплывчатыми. Статус и величина чести зависели в ту эпоху от степени приближенности к царю. В Соборном Уложении прослеживается деление всех лиц на определенные классы и, исходя из этого, определялись не только наказание, но и то, какие поступки и действия в отношении конкретных представителей тех или иных классов либо поведение каких лиц могли быть признаны бесчестными. Клевета, как самостоятельное преступление в Соборном Уложении, так и в позднейших памятниках, не выделяется, а охватывается понятием «бесчестье». Но унижение лица в глазах других признается преступлением против чести.

В российском праве XIX в. такие деяния, как оскорбление и клевета, относились к посягательствам на честь. Российское законодательство ХIХ в. и уголовная доктрина определяли оскорбление как обиду, наказуемость которой признавалась рациональной при условии умышленного совершения. Это положение являлось общепризнанным в уголовном праве и с точностью отражалось в Своде законов Российской Империи, Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., а также в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Доктриной предлагалась следующая классификация оскорбления в зависимости от способов и средств действия:

1. Обида на словах или на письме, в том числе оскорбительный рисунок или изображение (ст. 130 Устава о наказаниях);

2. Обида действием (ст. 134 Устава о наказаниях), которую можно подразделить на обиду, смягченную наличностью повода (ст. 133 Устава), и тяжкие побои (ст. 1533 Уложения);

3. Обида в печати и других произведениях (ст. 1040 Уложения ).

По адресату оскорбления оно могло классифицироваться на: а) общие преступления против чести, которые содержались в отделении 2 главы 6 раздела X «О преступлениях против жизни и здоровья, свободы и чести честных лиц» (ст.ст. 1533–1539 Уложения в ред. 1885 г.); б) оскорбления святыни и нарушение церковного благочиния (ст.ст. 211–218 Уложения); в) оскорбление чиновников при отправлении должности (ст.ст. 276–282 Уложения).

Клевета, как преступление против чести частного лица, существовала в XIX в. в качестве самостоятельного преступления. Ее определение впервые было дано в ст. 2017 Уложения 1845 г. Условиями уголовно наказуемой клеветы определяли обвинение кого-либо в деянии, противном правилам чести; ложность этого обвинения; осознание обвиняемым, что распространяемые им сведения ложны и не соответствуют истине; оглашение этих сведений с умыслом унизить какое-либо лицо. В российском законодательстве XIX в. уголовно наказуемым признавалось и разглашение истинных слухов, когда сведения сообщались лицу втайне, или же были узнаны вскрытием чужого письма, или другим противозаконным способом (ст. 137 Устава о наказаниях).

Советское уголовное законодательство традиционно охраняло достоинство личности, посягательства на которое выражалось в умышленном унижении одним лицом достоинства личности другого лица в виде оскорбления и клеветы. Положения о преступности клеветы и оскорбления содержались во всех советских УК. Клевета определялась как распространение заведомо ложных, позорящих лицо измышлений. Распространение достоверных, хотя и характеризующих потерпевшего крайне негативно, сведений состава клеветы не содержало. Понятие диффамации советскому уголовному праву не было известно.

Во втором параграфе «Развитие норм зарубежного законодательства, регламентирующего ответственность за посягательства на честь, достоинство и деловую репутацию» проанализировано международное и зарубежное законодательство об уголовной ответственности за преступления против чести и достоинства личности. Осуществлен анализ уголовного законодательства Украины, Республики Белорусь, Азербайджана, Казахстана, Латвии, Германии, Испании, Швеции, Японии, Аргентины. Автором исследовались также Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 г.2 и Хартия Европейского Союза «Об основных правах»3.

Во Всеобщей декларации прав человека, подчеркивается, что достоинство присуще всем членам человеческой семьи, существует и должно признаваться без какого-либо различия, приобретается с момента рождения.

Хартия Европейского Союза «Об основных правах» определяет абсолютный характер права на достоинство, подчеркивает его неприкосновенность и необходимость защиты этого права. Более того, право на жизнь, на психическую и физическую целостность и др. представлены в этом документе в логической взаимосвязи с человеческим достоинством и не могут рассматриваться в отрыве от него.

Выявлено, что ответственность за посягательства на достоинство личности содержится во всех национальных уголовных законах, за исключением УК Украины. В странах СНГ содержание норм об ответственности за умаление чести и достоинства близки к положениям российского права. Однако имеются и различия. Уголовно наказуемой в азербайджанском праве признается только публичная клевета, оскорбление рассматривается как преступление при аналогичных условиях. В отличие от УК РФ в указанных странах криминализировано в специальных нормах оскорбление президента страны. Как и в УК РФ, законодатели Казахстана криминализировали публичное оскорбление представителя власти, а также оскорбление одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением военной службы. В УК Азербайджана оскорбление иных, кроме президента, представителей власти не содержит признаков самостоятельного преступления и квалифицируется по общим нормам о клевете и оскорблении. Особенностью казахского уголовного законодательства является запрет публичного оскорбления депутата парламента при исполнении им депутатских обязанностей.

Большинство государств не рассматривают диффамацию в качестве уголовно наказуемого деяния, полагая, что более значительную опасность для достоинства граждан представляют клевета и оскорбление. В УК Германии ответственность за клевету и оскорбление предусмотрена в разделе XIV «Оскорбление», хотя клевета и оскорбление квалифицируются самостоятельно. Причем, в отличие от других стран, оскорбление считается более тяжким деянием, нежели клевета. Для правовой оценки преступлений существенное значение имеет статус потерпевшего.

Особенностью клеветы в испанском праве являются предмет преступления, а также характер вины. Обязательным признаком уголовно наказуемой клеветы является распространение клеветнической информации или клеветнических сведений о совершении потерпевшим какого-либо преступления с использованием средств массовой информации. При этом не имеет значения, в чем субъект обвинил лицо – в преступлении или в проступке. Преступления против достоинства, содержащиеся в УК Аргентины, включают клевету или ложное обвинение, оскорбление или дискредитацию. Признаки указанных деяний в законодательстве не раскрыты.

В отличие от вышеуказанных государств в уголовном праве Японии и Швеции предусмотрена ответственность за диффамацию. Дефиниции указанных деяний в законе Японии отсутствуют. УК Швеции определяет диффамацию как сообщение сведений о преступном поведении лица, о ведении им предосудительного образа жизни, порицаемого морально-нравственными установками общества, с целью вызвать неуважение к потерпевшему со стороны окружающих. Но в то же время к обстоятельствам, исключающим наказуемость диффамации, относится правдивость разглашенных сведений, что позволяет сделать вывод о наказуемости именно клеветнических утверждений.

В большинстве уголовных законодательств, сформировавшихся под влиянием романо-германской правовой доктрины, непосредственно в законе определяются условия, исключающие преступность и наказуемость клеветы и оскорбления. Рассматриваемые преступления относятся к делам частного обвинения, уголовное преследование по ним возбуждается, за исключением ряда ситуаций, только по жалобе потерпевшего.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.