авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Викторовна  недействительность договора дарения в сфере предпринимательской деятельности

-- [ Страница 3 ] --

В параграфе 2 третьей главы «Скрытое дарение с использованием векселя» детально рассматриваются сделки, по которым в качестве оплаты используется вексель.

Среди сделок, прикрывающих дарение, с использованием векселей, в качестве встречного предоставления автор отмечает оплату по сделке фиктивными векселями, оплату по сделке действительными, но фактически не оплачиваемыми векселями и оплату по сделке векселями, имеющими неэквивалентную стоимость по отношению к цене договора. Автор рассматривает, по каким признакам можно определить, совершено ли скрытое дарение с использованием векселя, как узнать реальную стоимость векселя и в каких случаях абстрактность векселя используется недобросовестными хозяйствующими субъектами, для заключения притворных сделок.

Параграф завершается выводом, что отсутствие в действующем законодательстве норм четко регламентирующих вексельное обращение восполняется за счет судебной и правоприменительной практики, которые не могут однозначно урегулировать все случаи, возникающие в связи с использованием в хозяйственном обороте векселей. В связи с чем, существует необходимость в даче официальных разъяснений, в том числе и по оспариванию притворных сделок дарения с использованием векселей.

Параграф 3 третьей главы «Мировое соглашение с целью прикрытия договора дарения» посвящен рассмотрению признаков мирового соглашения, при наличии которых оно может расцениваться, как скрытое дарение.

Мировое соглашение предназначено именно для случаев, когда сторона отказывается от продолжения спора не безусловно, а в обмен на некое ответное предоставление. И именно наличие этого встречного предоставления позволяет говорить о возмездности. В противном случае получится, что мировое соглашение дублирует другие институты: признание иска, отказ от иска или прощение долга. И даже в том случае если одна из сторон отказывается полностью от своего права, другая сторона должна предоставить ей какое-либо вознаграждение5. При этом возмездность мирового соглашения необязательно должна выражаться в деньгах: по его условиям стороны могут не только уплачивать деньги, но и предоставлять имущество, отказываться от осуществления права или подтверждать право, осуществлять работы или оказывать услуги, отказываться от произведения действий или, напротив, соглашаться совершить конкретные действия, влекущие правовые последствия, и т.д.

Автор указывает на одно исключение, которое нарушает правило о взаимности уступок. Это касается мировых соглашений, заключенных в процессе банкротства должника (не считая случаи банкротства кредитных организаций). Главное отличие мирового соглашения в процедуре банкротства от прочих мировых соглашении, заключаемых по экономическим спорам, состоит в том, что в деле о банкротстве отсутствует спор о праве, поскольку требования кредиторов определены, нет и взаимных уступок, поскольку уступки производятся только в отношении должника, а не кредиторов. Но нельзя считать мировое соглашение в деле о банкротстве дарением. Это связано с тем, что при заключении мирового соглашения при банкротстве удовлетворяются интересы не только должника, но и кредиторов. Восстановление платежеспособности должника, полученное в результате заключения мирового соглашения, в конечном итоге приводит к достижению главного результата - наиболее полному удовлетворению требований кредиторов.

Возмездность мирового соглашения подразумевает под собой осуществление сторонами взаимного предоставления, эквивалентность которого предполагается. Стоимость мирового соглашения не равна стоимости спора. При заключении мирового соглашения стороны, отказываясь от дальнейшего судебного разбирательства предоставляют определенные материальные блага в адрес друг друга, и стоимость этих благ не будет равна стоимости нарушенного права. А разница между ними будет являться ценой, которую стороны платят за отказ от дальнейшего судебного разбирательства. Эквивалентность мирового соглашения целиком зависит от усмотрения сторон, но, вместе с тем, она не должна переходить в совершенную несоразмерность, которая способна возбудить подозрение в мотивах, побудивших стороны к мировому соглашению, в том числе и в совершении притворной сделки дарения.

Параграф завершается выводом, что поскольку в основе мирового соглашения лежит гражданско-правовая сделка, то суд должен проверить ее действительность на предмет отсутствия в ней пороков содержания (принять во внимание предшествующие фактические обстоятельства дела) а также, соответствие ее закону. Одной лишь правовой оценки мирового соглашения недостаточно. Суд не должен утверждать мировое соглашение, не зная достоверно ситуации, по которой стороны договариваются.

В Параграфе 4 третьей главы «Прощение долга с целью прикрытия договора дарения» изучается разграничение прощения долга и дарения, которое необходимо провести, исходя из схожести формулировок. В этой связи рассматриваются различные теоретические взгляды на правовую природу прощения долга.

Параграф завершается выводом, о том, что прощение долга является самостоятельным основанием прекращения обязательств и самостоятельным институтом гражданского права, и оно может быть, в том числе и между коммерческими организациями при наличии определенных условий. При толковании соответствующего соглашения о прощении долга, прежде всего, необходимо выявить наличие или отсутствие намерения кредитора одарить должника, наличие встречного предоставления. При отсутствии указанных признаков нормы ГК РФ о дарении не подлежат применению.

В Параграфе 5 третьей главы «Уступка права требования (цессия) с целью прикрытия договора дарения» рассматриваются вопросы, в каких случаях соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение.

М.И. Брагинский полагает, что соглашение об уступке права, которое не содержит указание на встречное предоставление цессионария, следует оценивать как дарение лишь в тех случаях, когда в его тексте положительно решен вопрос о безвомездности передачи дара согласно п. 2 ст. 572 ГК РФ. В любом случае следует исходить из презумпции возмездности всякого гражданско - правового договора, предусмотренной п. 2 ст. 423 ГК РФ6

.

Судебная практика в настоящее время не признает дарением договоры, безвозмездность которых прямо не доказана. В то же время, презумпция возмездности относительно договора цессии и возможность не указывать в договоре цену и срок оплаты по сделке, предоставляют хозяйствующим субъектам благоприятную почву для злоупотреблений и заключений притворных сделок дарения, доказать которые весьма затруднительно. К сожалению, законодательством не предусмотрена обязанность сторон цессии указывать в договоре на его возмездность/безвозмездность. Такое положение внесло бы определенную ясность о целях сторон при заключении договора уступки права.

Помимо этого, договор цессии может содержать условие об оплате, которое, тем не менее, намеренно не будет исполняться сторонами, что может свидетельствовать о мнимости данного условия и истинном намерении сторон на совершение безвозмездной сделки. В этом случае суду стоит выяснить у сторон сделки причины отсутствия оплаты по договору и мотивы бездействия управомоченной стороны по взысканию этой оплаты.

Для квалификации соглашения об уступки права требования, как прикрывающего дарение необходимо исследовать вопрос, должно ли встречное предоставление за уступаемое право быть эквивалентным уступаемому праву. Согласно п. 10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.10.2007 г. № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ»: «Несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями» 7.

Параграф заканчивается выводом - при выяснении соразмерности переданного права (требования) и встречного предоставления суды должны исходить из конкретных обстоятельств дела. В частности учитываются: степень платежеспособности должника, степень спорности передаваемого права (требования), характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (требование) (ответственность лишь за действительность права (требования) или также и за его исполнимость должником), а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость права (требования) являющегося предметом уступки.

В Параграфе 6 третьей главы «Соотношение притворных сделок дарения между коммерческими организациями и подозрительных сделок в процессе банкротства» исследуются вопросы разграничения оспаривания данных категорий сделок. В ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает специальные основания оспаривания сделок должника в процессе банкротства в ст. 61.2 «Оспаривание подозрительных сделок должника». Она посвящена сделкам с неравноценным встречным исполнением. В работе выделено четыре категории разграничений вышеуказанных сделок: круг лиц, имеющих право оспаривать; цель и мотивы совершения сделок; процессуальные особенности рассмотрения спора; правовые последствия.

Автор отмечает наибольшие различия между данными сделками по целям их совершения. В отличие от подозрительных сделок при банкротстве, посредством которых выводятся активы предприятия и которые имеют цель уменьшить имущество банкрота и «спрятать» его от кредиторов, с тем, чтобы не выплачивать долги, притворные сделки дарения, в свою очередь могут иметь различные цели.

Во-первых, целью притворной сделки дарения тоже может быть сокрытие имущества от взыскания со стороны кредиторов.

Во-вторых, часто целью является обход запрета, установленного п.п. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ, который не позволяет осуществлять дарение между коммерческими юридическими лицами. Заключение притворных сделок, прикрывающих дарение, может быть направлено на оказание безвозмездной финансовой помощи другому коммерческому предприятию. Мотивы такой помощи могут быть самыми различными, и зачастую лежат далеко за рамками данных сделок и связаны с индивидуальной хозяйственной деятельностью конкретных субъектов и сложившихся личных отношений между взаимодействующими предпринимателями. А, следствием является заключение притворных договоров, посредством которых безвозмездно передаются товары, работы, услуги, деньги и прочие финансовые инструменты, что прямо запрещено п.п. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.

В-третьих, целью притворного дарения может являться сокрытие дохода и как следствие занижение налогооблагаемой базы, что является налоговым правонарушением. Скрытое нарушение налогового законодательства выражается в том, что налогоплательщик создает формальные основания к сокращению налогового обязательства путем фальсификации фактических обстоятельств своей деятельности, имеющих значение для исчисления налогового обязательства. Примером может быть в нашем случае заключение притворных сделок, прикрывающих дарение.

В четвертой главе «Правовая природа разрешенных законом случаев финансовой помощи между коммерческими организациями без непосредственного встречного предоставления» рассматриваются некоторые случаи, когда запрет ст. 575 ГК РФ не действует в отношении безвозмездной передачи имущества или денежных средств между коммерческими организациями. Четвертая глава состоит из четырех параграфов.

В Параграфе 1 четвертой главы «Передача денежных средств и имущества в холдингах» рассматривается, в чем главное отличие целевого финансирования в системе холдинга от дарения, что дает ему возможность легально обойти установленный законом запрет на безвозмездную передачу имущества между коммерческими организациями.

Говоря о целевом финансировании, помимо отсутствия намерения одарить и строго целевого расходования предоставленных средств, автор исследует вопрос о встречном предоставлении, которое отсутствует в рамках данного правоотношения. В частности, указывается на следующее. Учредитель, оказывающий финансовую помощь предприятию, преследует, прежде всего, свои интересы, поскольку он не только рассчитывает на получение дивидендов от предприятия, где имеется и его доля, но и увеличивает стоимость имущества предприятия (соответственно и своего имущества тоже). Денежные средства направляются для реализации инвестиционных проектов, обеспечения производственного процесса денежными средствами и имуществом, а также для других, направленных, в конечном итоге на извлечение из предпринимательской деятельности компании максимальной прибыли. Следовательно, говорить об абсолютной безвозмездности здесь не приходится, просто экономическая или иная цель, ради которой учредитель оказывает безвозмездную финансовую помощь юридическому лицу, находится за рамками этой сделки. Подобного рода специфика корпоративных правоотношений, возможно, не совсем соответствует понятию встречного предоставления, какое подразумевается в рамках обязательственного права, но это не дает оснований не учитывать фактически возмездный характер отношений сторон и направленность воли передающей стороны на предполагаемое получение имущественной выгоды.

В Параграфе 2 четвертой главы «Вклад в имущество общества с ограниченной ответственностью» рассматривается легитимный случай безвозмездной передачи имущества участником общества, который может быть юридическим лицом - коммерческой организацией. Статья 27 ФЗ РФ от 08.02.1998 г. №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусматривает обязанность участников общества вносить вклады в имущество общества по решению общего собрания участников общества.

В работе делается вывод, что внесение вклада в имущество общества не является дарением по следующим основаниям: у участника общества при внесении вклада в имущество общества отсутствует намерение проявить щедрость по отношению к нему, желание безвозмездно увеличить его имущество, поскольку, прежде всего он преследует цели, связанные с улучшением финансового положения общества, а соответственно в последующем, возможно и увеличение размера собственных дивидендов; основанием внесения вклада в имущество общества является, не договор, а согласно п.1 ст.27 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» - решение общего собрания участников общества о внесении вкладов в имущество общества.

В Параграфе 3 четвертой главы «Оказание финансовой помощи при банкротстве (досудебная санация)» рассматривается отличие досудебной санации, которая может и не быть обусловлена принятием на себя должником определенных обязательств, т.е. быть безвозмездной, от договора дарения.

Автор указывает, прежде всего, на цель предоставления финансовой помощи в рамках досудебной санации должника, которая в отличие от дарения (где цель – одарить лицо), заключается в восстановление платежеспособности должника и предотвращение его банкротства и как следствие ликвидацию. В этом заинтересованы не только учредители и собственниками имущества должника, но и кредиторы, поскольку от финансового состояния должника напрямую зависит судьба кредиторской задолженности, которая удовлетворяется за счет имущества должника. Как такового непосредственного встречного предоставления от должника санатор не получает, но, тем не менее, оказанная финансовая помощь может восстановить платежеспособность должника и, как следствие, санатор может получить не только прибыль, но и возврат тех средств, которые он затратил на оказание финансовой помощи, что позволяет констатировать тот факт, что санацию нельзя оценивать как абсолютно безвозмездную финансовую помощь.

В Параграфе 4 четвертой главы «Беспроцентный заем» рассматривается вопрос о правовой квалификации беспроцентного займа в связи с темой диссертации. Поскольку заем должен быть возвращен, то он не может считаться дарением или безвозмездным финансированием. Однако, в законе не определен срок, на какой могут заключаться договоры займа, что дает почву для злоупотреблений. Займодавец может предоставить заем, изначально не предполагая требовать деньги обратно, таким образом, имея намерение одарить. Диссертант приводит примеры таких злоупотреблений и мотивирует сложность доказывания притворности подобных сделок.

Другой вопрос, рассмотренный в указанном параграфе, касается процентов в заемных отношениях, которые являются платой за пользование денежными средствами. Плата за чужие деньги в сфере предпринимательских отношений должна предполагаться. Беспроцентный заем означает передачу денежных средств в пользование заемщика на безвозмездной, но возвратной основе. Автор приводит позицию судебных органов, не относящую беспроцентный заем к дарению и не признающую материальную выгоду от экономии на процентах за пользование заемными денежными средствами как доход.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, обобщаются основные выводы, сделанные в диссертации и предлагаются пути совершенствования законодательства.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

В ведущих рецензируемых научных журналах, включенных в перечень ВАК Минобрнауки России:

1. Евангелевская Л.В. Передача денежных средств и имущества в холдингах, как разрешенный законом случай безвозмездной финансовой помощи между коммерческими предприятиями // Гуманитарные и социальные науки. 2010. № 2. Изд-во ЮФУ. Электронный журнал http://hses-online.ru/2010/02/12_00_03/21.pdf - 0,68 п.л.

2. Евангелевская Л.В. Занижение стоимости в возмездных договорах, как скрытое дарение // Гуманитарные и социальные науки. 2010. № 3. Изд-во ЮФУ. Электронный журнал. http://hses-online.ru/2010/03/12_00_03/17.pdf . -0,93 п.л.

3. Евангелевская Л.В. Соотношение притворных сделок дарения между коммерческими организациями и подозрительных сделок в процессе банкротства// Гуманитарные и социальные науки. 2011. № 1. Изд-во ЮФУ. Электронный журнал. http://hses-online.ru/2011/01/12_00_03/18.pdf -0,87 п.л.

4. Евангелевская Л.В. Уступка права требования (цессия), как скрытая форма дарения// Гуманитарные и социальные науки. 2011. № 2. Изд-во ЮФУ. Электронный журнал. http://hses-online.ru/2011/02/12_00_03/17.pdf -0,93 п.л.

В иных изданиях:

5. Евангелевская Л.В. Оспаривание сделок должника по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» //Международный научный альманах. 2009. № 6. Таганрог. Изд-во РГСУ. С.463-469. - 0,62 п.л.

6. Евангелевская Л.В. Особенности заключения мирового соглашения на условиях прощения долга в процессе банкротства//Труды аспирантов и соискателей ЮФУ. 2010 г. Том XV. С. 522-530. – 0,75 п.л.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.