авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Викторовна  недействительность договора дарения в сфере предпринимательской деятельности

-- [ Страница 2 ] --

В параграфе 1 первой главы «Понятие договора дарения в современном российском праве» исследуется договор дарения и его квалифицирующие признаки, отличающие его от схожих институтов. Определяются понятия возмездности и эквивалентности, а также встречного обязательства.

.Автор приходит к выводу, что существующая редакция п. 2 ст. 423 ГК РФ (которая разграничивает договоры на возмездные и безвозмездные по признаку наличия встречного предоставления за исполнение своих обязанностей или отсутствия такового, причем договор презюмируется возмездным, если законом или договором не установлено иное) рассчитана исключительно на консенсуальные конструкции, не учитывает возможную реальную природу договоров и, уж тем более, вещный характер некоторых из них (таких, например, как дарение), полностью исключающий и возникновение договорного обязательства и его исполнение. В целях обеспечения согласованности норм Гражданского кодекса РФ автор полагает необходимым внести изменения в п. 2 ст. 423 ГК РФ, изложив его в следующей редакции: «Безвозмездным признается договор, по которому одна сторона предоставляет или обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от не платы или иного встречного предоставления». Это находит отражение в четвертом положении, выносимом на защиту.

Изучая понятие «встречное обязательство», автор делает вывод, что

определение встречного обязательства, как одного из разновидностей гражданских правоотношений, не может быть выведено из встречного исполнения обязательства, как одного из способов прекращения обязательства. Встречное обязательство это обязательство, возникновение которого обусловлено предшествующим обязательством. Исходя из содержания п. 1 ст. 572 ГК РФ договор дарения может быть признан недействительным, если имеется встречное обязательство одаряемого по отношению к дарителю. Иначе говоря, обязательство одаряемого обусловлено заключением договора дарения между дарителем и одаряемым. То есть между обязательством дарителя и встречным обязательством одаряемого есть некая взаимная связь, которая может проявляться, например, в следующем, одаряемый обязуется выполнить для дарителя определенную работу или оказать какую-то услугу, если последний одарит его каким-либо благом. Данное положение нашло свое закрепление в пятом пункте, выносимом на защиту.

Параграф 2 первой главы «Специфика договора дарения в сфере предпринимательской деятельности» посвящен анализу мотивов и целей наложения законодательного запрета на заключение договоров дарения между коммерческими юридическими лицами.

В соответствии с п.п. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей, в отношениях между коммерческими организациями не допускается. Целью установления такого запрета было в первую очередь поддержание здоровой конкуренции между участниками рынка, поскольку дарение между коммерческими организациями может привести к возникновению экономически необоснованных преимуществ одних участников рынка перед другими.

П.п. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ направлен, также на защиту имущества организаций от бесконтрольного и ничем не обусловленного отчуждения и, значит, служит интересам кредиторов и участников (учредителей) юридических лиц. В противном случае, в чрезвычайной ситуации, когда для собственника компании возникали бы какие-либо внешние угрозы судебного ареста и обращения взыскания на его имущество или перераспределение его между учредителями, дарение являлось бы единственным быстрым и легальным способом вывода активов с предприятия.

С другой стороны, в повседневной хозяйственной деятельности дарение для коммерческих предприятий может выступать в качестве способа занижения налогооблагаемой базы, что противоречит интересам государства.

Помимо этого, безвозмездное отчуждение коммерческой организацией своего имущества несовместимо с его основной целью - извлечением прибыли.

Исходя из буквального толкования п.п. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ, дарение с участием коммерческих организаций возможно, если одной стороной по сделке (дарителем или одаряемым) выступает некоммерческая организация или физическое лицо. В связи с этим автор ставит под сомнение саму цель, которую преследовал законодатель, устанавливая запрет п.п. 4 п.1 ст. 575 ГК РФ. В частности, если законодатель устанавливает запрет на безвозмездное отчуждение имущества коммерческой организацией в целях защиты его кредиторов, то почему тогда остается возможным безвозмездное отчуждение этой же организацией имущества в пользу физических лиц и некоммерческих организаций? Ведь сделки дарения, где одна из сторон является физическим лицом или некоммерческой организацией не запрещены, и недобросовестное коммерческое предприятие спокойно может подарить свое имущество данным субъектам, или же совершить дарение в пользу другого коммерческого предприятия, используя физическое лицо или некоммерческое предприятие в виде промежуточного звена в цепочке дарения. Все это, безусловно, не будет в интересах кредиторов и легко дает обойти запрет, установленный п.п. 4 п.1 ст. 575 ГК РФ.

Автор полагает, что данную норму п.п. 4 п.1 ст. 575 ГК РФ необходимо ужесточить, исключив возможность сделок дарения с участием даже одного коммерческого юридического лица, если оно выступает на стороне дарителя. В этой связи, с целью избегания негативных социальных и правовых последствий в виде сокрытия имущества коммерческой организации от взыскания кредиторов и более эффективной и всесторонней защиты кредиторов коммерческих юридических лиц дарение между коммерческой организацией и некоммерческой организацией, а также коммерческой организацией и гражданином, где коммерческая организация выступает на стороне дарителя (за исключением пожертвования установленного ст. 582 ГК РФ) также должно попасть под легальный запрет. Данное положение выносится на защиту в третьем пункте.

Вторая глава «Притворные сделки дарения, заключенные с целью прикрыть куплю-продажу, в случае имеющихся ограничений или запретов на ее совершение в сфере предпринимательской деятельности» посвящена рассмотрению случаев заключения притворных договоров дарения. Вторая глава состоит из двух параграфов.

В параграфе 1 второй главы «Совершение притворных сделок дарения долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью и акций закрытых акционерных обществ» исследуются варианты притворных сделок дарения, при купле-продаже долей обществ с ограниченной ответственностью (далее ООО) и акций закрытых акционерных обществ (далее ЗАО), направленных на обход существующего преимущественного права покупки долей (акций).

Автор обращает внимание на то, что преимущественное право распространяется только на случаи продажи долей (акций), что прямо указано в ст. 21 ФЗ «Об ООО» и ст. 7 ФЗ «Об АО». Кроме того, уставом ЗАО не может быть распространено действие преимущественного права приобретения акций на случаи отчуждения акций по иным, нежели купля-продажа, договорам, поскольку это не предусмотрено в ФЗ «Об АО» (на это указывается, в п. 2 Информационного письма № 131 ВАС РФ2

). А поскольку п. 3 ст. 7 ФЗ «Об АО», регулирующий основания и порядок реализации преимущественного права приобретения акций, такой возможности не допускает, то соответствующие положения устава общества, если они имеются, не подлежат применению как противоречащие указанной норме. Поэтому, долю (акцию) общества можно подарить (учитывая существующий запрет на дарение между коммерческими организациями, предусмотренный п.п. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ) физическому лицу (в любом случае) или коммерческой организации (если размер доли (акции) не превышает 3000 рублей). Целью заключения притворных договоров дарения долей (акций), прикрывающих куплю-продажу является, чаще всего попытка обойти нормы закона о преимущественном праве участников на приобретение долей (акций), отчуждаемых по возмездным сделкам.

Мотивы такого поведения со стороны продавца могут быть весьма разные, начиная с желания выйти из состава участников (акционеров), сохранив при этом контроль над бизнесом через аффилированных лиц, и заканчивая целью навредить бывшим компаньонам. Со стороны покупателя, в свою очередь может быть захват фирмы, посредством ввода в состав участников (акционеров) общества третьих лиц, что позволяет в максимально короткие сроки и без существенных затрат, установить контроль над компанией, поскольку, после получения в дар доли (акции) третье лицо становится акционером и беспрепятственно скупает остальные доли (акции). В целях защиты акционеров от подобных схем, Президиум ВАС в указанном Информационном письме № 1313, сделал общие выводы, которые теперь используются при разрешении таких дел. В п. 3 данного Информационного письма ВАС РФ предусмотрено, что если заключенные договоры дарения и купли-продажи акций являются притворными и прикрывают единый договор купли-продажи акций, акционер ЗАО вправе требовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя по единому договору купли-продажи, который действительно имелся ввиду.

Однако, автор полагает, что договор дарения незначительного количества акций, имеющий целью прикрыть их куплю-продажу и обойти преимущественное право покупки других акционеров, и последующий договор купли-продажи одаряемым иных акций дарителя не могут быть квалифицированы в качестве единого недействительного договора купли-продажи.

Они представляют собой различные, хотя и однородные по правовой природе (купля-продажа) и взаимосвязанные по мотиву (последовательное приобретение определенного пакета акций общества) сделки. Различаются же они по предмету (разные части пакета акций) и по основаниям недействительности. К договору дарения вначале применяются правила о притворных сделках, а затем о купле-продаже, совершенной с нарушением преимущественного права покупки. К последующей же купле-продаже акций применяются правила о недействительности сделки, не соответствующей закону. Этот вывод автор выносит на защиту в седьмом пункте.

В заключение параграфа делаются выводы, что отсутствие законодательного запрета на дарение долей ООО и акций ЗАО в пользу третьих лиц сводит на нет установленное в законе преимущественное право покупки, и служит предпосылкой для захватов организаций сторонними субъектами. В этой связи, представляется, что в целях соблюдения баланса интереса участников общества с ограниченной ответственностью или закрытого акционерного общества, состоящего в недопущении вхождения в его состав посторонних лиц, с одной стороны, и права отдельного участника юридического лица свободно распоряжаться своей долей (акциями), с другой стороны, необходимо введение преимущественного права покупки участниками соответствующих обществ долей и акций, передаваемых в дар одним из участников третьим лицам. Реализация указанного права не позволит расширить состав участников общества. Интересы же дарителя и одаряемого третьего лица защищены здесь возможностью передачи в дар вырученных от продажи доли (акций) средств. Это положение выносится на защиту в пункте шестом.

В параграфе 2 второй главы «Совершение притворного дарения при купле-продаже земель сельскохозяйственного назначения» исследуется вопрос о законодательной защите преимущественного права покупки при реализации земель сельскохозяйственного назначения и способах нарушения этого права посредством заключения притворных договоров дарения.

ФЗ РФ от 24.07.2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» не предусматривает возможность дарения (как, впрочем, и продажи) земельной доли третьему лицу. До внесения изменений в данный закон 18 июля 2005 года, его ст. 12 предусматривала возможность отчуждения земельной доли по договору дарения без ограничений. Ограничения предусматривались лишь в отношении возмездной реализации земельной доли третьему лицу, в связи с которыми продавец обязан был письменно известить остальных участников долевой собственности об условиях продажи, с тем, чтобы они могли реализовать свое преимущественное право покупки. Дарение доли третьему лицу давало участнику долевой собственности возможность обойти преимущественное право покупки доли другими участниками долевой собственности, посредством заключения с третьими лицами притворных договоров дарения, прикрывающего куплю-продажу.

Согласно п. 1 ст. 12 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» участник долевой собственности вправе распорядиться земельной долей по своему усмотрению иным образом только после выделения земельного участка в счет земельной доли. Собственник выделенного земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения вправе его продать и в этом случае, согласно ст. 8 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» субъект Российской Федерации или в случаях установленных законом субъекта Российской Федерации, муниципальное образование имеет преимущественное право покупки такого земельного участка по цене, за которую он продается, за исключением случаев продажи с публичных торгов4

.

Преимущественное право покупки земельного участка из состава земель сельскохозяйственного назначения субъектом Российской Федерации и муниципальным образованием, а также запрет на реализацию земельной доли третьим лицам, призваны обеспечить сохранение особого правового режима этой категории земель и предотвратить злоупотребления в данной сфере. Однако в случае дарения земельного участка из состава земель сельскохозяйственного назначения субъект Российской Федерации или муниципальное образование не обладают преимущественным правом покупки. В связи с этим, автор делает вывод, что цель законодателя, установившего вышеобозначенное ограничение не достигнута. Для обеспечения сохранения особого правового режима категории земель сельскохозяйственного назначения и предотвращения злоупотреблений в данной сфере, необходимо законодательно установить право (но не обязанность) субъекта Российской Федерации (или в случаях установленных законом субъекта Российской федерации, муниципального образования) на выкуп такого земельного участка по рыночной цене. Данное положение выносится на защиту в пункте восьмом.

В третьей главе «Притворные сделки, совершенные с целью прикрыть фактическое (скрытое) дарение в сфере предпринимательской деятельности» автор выясняет, с какой целью и какими способами хозяйствующие субъекты заключают притворные возмездные договоры, прикрывающие фактическое дарение, нарушающее запрет, установленный п.п. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ. В этих целях исследуются конкретные виды притворных договоров. Третья глава состоит из шести параграфов.

Параграф 1 третьей главы «Формально возмездные договоры, имеющие цель прикрыть договор дарения.» посвящен рассмотрению формально возмездных договоров, цена в которых существенно занижена и формально возмездных договоров, цена в которых соответствует рыночной, но фактически оплаты по договору не происходит, или, же фактическая оплата происходит, но в действительности обязательства другой стороны договора не исполняются. И те и другие договоры имеют своей целью прикрыть договор дарения.

По смыслу ст. 572 ГК РФ дарение может быть совершено и в форме передачи имущества по явно заниженной цене, таким образом, происходит дарение части имущества (в части разницы между реальной стоимостью и фактической оплатой товара по договору) в рамках одной сделки.

Поскольку коммерческие организации имеют основной целью своей деятельности систематическое извлечение прибыли, то отношения между ними должны носить в основном эквивалентно-возмездный характер. Поэтому всякая возмездная сделка между коммерческими организациями, характеризующаяся неравноценным (неэквивалентным) встречным предоставлением одной стороны другой, уже по своей природе является оспоримой (потенциально недействительной) по причине противоречия основной цели деятельности этих организаций. Указанная природа сделки должна найти свое закрепление в законе. При этом неравноценным встречным предоставлением следует считать передачу одной коммерческой организацией другой имущества, выполнение работ, оказание услуг, рыночная стоимость которых, определенная с учетом условий и обстоятельств такого встречного предоставления, существенно меньше стоимости полученного от другой коммерческой организации по тому же обязательству. Критерии действительности (недействительности) подобной сделки должны устанавливаться судом в каждом конкретном случае, принимая во внимание наличие хозяйственной цели сделки, степень разумности и добросовестности сторон при ее заключении, а также, учитывая обычаи делового оборота и свойства предмета сделки. Данный вывод выносится на защиту в первом пункте.

Далее автор рассматривает случаи, когда стороны заключают формально соответствующие закону возмездные сделки, которые фактически оказываются дарением. Из содержания таких сделок не следует их притворность, поскольку за исполнение своих обязанностей по ним предусмотрена соответствующая плата или иное встречное предоставление. И даже если возмездность договором не предусмотрена, то в силу ст. 423 ГК РФ она предполагается, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Тем не менее, действительная воля сторон по таким сделкам может быть направлена на совершенно другие последствия, а именно, например, на одарение одной коммерческой организацией другой.

Автор классифицирует притворность в виде скрытого дарения по формально возмездному договору двух видов:

Первый вид - это отсутствие фактической оплаты предусмотренной по возмездному договору. При этом, стороны, осуществившие таким способом скрытое дарение, могут признавать оплату совершенной, не предоставив достаточных доказательств ее получения уполномоченной стороной. Здесь делается вывод, что возмездный договор, в котором отсутствует фактическая оплата, должен признаваться дарением только в том случае, если условие об оплате намеренно не исполняется, и это обусловлено направленностью воли обеих его сторон на безвозмездную передачу имущества. О такой направленности может свидетельствовать, в частности: проявление длительного бездействия со стороны кредитора по взысканию задолженности, признание оплаты произведенной при отсутствии требуемых по закону и обстоятельствам дела доказательств этого и т.п. Данное положение выносится на защиту в пункте два.

Второй вид - когда сторона производит оплату за не исполненные в действительности обязательства другой стороной договора, т.е. без предоставления встречного исполнения (при этом договор может или вообще не исполняться или же исполняться самим плательщиком, либо третьими лицами). Таким образом, денежные средства, поступающие безвозмездно в адрес одной из сторон договора за фактически не исполненные ей обязательства оказываются подаренными.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.