авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Основные правовые тенденции европейской интеграции в практике реализации энергетической политики ес

-- [ Страница 2 ] --

В этой части высказано и обосновывается утверждение о международно-правовом характере актов вторичного права ЕС: они являются результатом переговоров на межправительственном уровне – в рамках Совета (министров) и Комитета постоянных представителей. При этом обращается внимание на то, что действие Директив распространено не только на государства-члены Евросоюза, но и на страны, не входящие в состав ЕС, в частности: Норвегию, Исландию, Лихтенштейн и (косвенно) Швейцарию в рамках Европейской ассоциации свободной торговли, а также – ряд государств Юго-Восточной Европы [и, в качестве наблюдателей – Грузию, Молдову, Норвегию, Турцию и Украину] в рамках Договора об энергетическом Сообществе.

5. Комиссия предпринимает активные действия по расширению своих полномочий в сфере внешней энергетической политики.

Во-первых, Комиссия разрабатывает многочисленные программные документы, содержащие будущие контуры единой внешней энергетической политики ЕС. Во-вторых, Комиссия активно учреждает многочисленные проекты международного энергетического сотрудничества, которые оформляет в виде политических деклараций. В-третьих, Комиссия разрабатывает и предлагает к реализации международно-правовые акты, базирующиеся на коммунитарных правовых принципах. В-четвёртых, на современном этапе Комиссия способна, и принимает на себя функции координатора внедрения правовых стандартов [Acquis] ЕС в правопорядки третьих стран, что особенно заметно в рамках Договора об энергетическом Сообществе.

Указанная практика позволяет Комиссии в известной степени самостоятельно проводить активную внешнеполитическую деятельность, формально не имея на это полномочий, закреплённых учредительными Договорами.

6. При осуществлении правового регулирования сектора энергетики, Комиссия последовательно учитывает принцип прямого действия вторичного права ЕС, выработанный Судом Европейских Сообществ в ряде концептуальных решений: Defrenne, Franz Grad, Reyners, Van Duyn, Van Gend. Эти действия Комиссии продолжают практику вовлечения в число адресатов Регламентов, Директив и Решений – юридических и физических лиц. Следовательно, Комиссия при формировании «энергетических» актов ЕС активно применяет метод частноправового регулирования, повышая тем самым как эффективность вторичного права ЕС, так и его значимость для государств-членов, прежде всего на этапах согласования в рамках Комитета постоянных представителей и, особенно – в Совете.

7. При анализе ДЭХ и актов вторичного права ЕС выявлено, что исходные, базовые принципы учредительных Договоров, подвергаются детализации применительно к регулируемому сектору энергетики. Так, принципы либерализации, недискриминации, конкуренции обретают «отраслевое» содержание: равенство участников энергетического рынка; свободный доступ к сетям и установкам передачи, распределения и хранения энергоресурсов; прозрачность операторов энергосистем; необъединение операторов систем [сетей и установок] передачи и распределения энергоресурсов; эффективные и справедливые тарифы; преобладание рыночных способов торговли энергоресурсами [акцент на спотовые сделки]; разделение вертикально интегрированных компаний с целью разделения функций добычи и производства и функций транспортировки и распределения; гарантированная защита прав конечных потребителей энергоресурсов. Указанная практика образует нормативную преемственность, которая является индикатором последовательной гармонизации, активно проводимой Комиссией.

8. В сфере энергетики имеется большой массив актов т.н. «мягкого права», которые, как правило, предшествуют изданию юридически обязывающих актов, образуя поэтапность коммунитарного правотворчества.

Значение таких актов в процессе интеграции весьма высоко, т.к. они, хотя и не обладают свойствами источников права, тем не менее – предопределяют формирование права ЕС на будущее, его развитие, и стратегически очерчивают рамки нормотворчества. Очевидно, что «мягкое право» обладает значительным интеграционным ресурсом и активно используется Комиссией. Также «мягкое право» позволяет Комиссии возмещать отсутствие достаточной международной правоспособности: многочисленные проекты энергетического сотрудничества разрабатываются и реализуются Комиссией с помощью указанных актов.

Отмечается, что акты «мягкого права» ЕС необходимо тщательно изучать и всерьёз принимать во внимание по вышеуказанным обстоятельствам.

Практическая значимость результатов работы заключается в том, что они позволять сформировать более чёткое представление о юридическом значении и нормативном содержании, о правовом инструментарии реализации энергетической политики ЕС, содержании и объёме международной правоспособности ЕС; смогут быть полезными для представителей Российской Федерации, участвующих в переговорном процессе в рамках Энергетического диалога между ЕС и РФ и нового Соглашения о Партнёрстве и Сотрудничестве между ЕС и РФ; обогатят международно-правовой арсенал Российской Федерации новыми средствами и возможностями.

Результаты диссертационного исследования могут быть приняты во внимание и использованы на правительственном уровне при формировании внешнеэкономической и внешнеполитической доктрины РФ; при подготовке международных соглашений с ЕС и государствами-членами ЕС, при подготовке внутригосударственных нормативных актов, касающихся сотрудничества с ЕС, а также актов так называемого «мягкого права» – «Стратегий», «Программ», «Планов» и т.п.

Материалы диссертации могут быть полезны для дальнейших исследований, а также разработки спецкурсов по международному и европейскому праву.

Апробация работы. Основные положения и результаты работы содержатся в ряде публикаций общим объёмом более 1 п.л. Наиболее важные положения и рекомендации диссертации сгруппированы и сформулированы в форме научно-рекомендательной записки, представленной депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Заместителю председателя Комитета ГД ФС РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, к.ю.н. Лобанову И.В.

Основные положения диссертации докладывались на следующих научных конференциях: 1). «Евразийский мир : многообразие и единство» 11 мая 2007 г. // Академия наук Республики Татарстан и Институт экономики, управления и права (г. Казань), г. Казань; 2). Международная научно-практическая конференция, посвященная 75-летию СЮИ-СГАП «Юридическое образование и наука в России : проблемы модернизации» 6-7 октября 2007 г. // ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», г. Саратов; 3). «Россия : варианты и сценарии развития», 21 декабря 2007 г. // Институт экономики, управления и права (г. Казань), г. Казань; 4). V Всероссийская научно-практическая конференция «Социально-экономические аспекты современного развития России» (ВК-37-98) февраль 2008 г. // Общество «Знание» России – Приволжский Дом знаний, ПРО Вольного экономического общества России, Филиал ВЗФЭИ в г. Пензе, Академия экономических наук и предпринимательской деятельности России.

Кроме того, основные положения диссертации неоднократно апробированы и излагались в лекционном материале в процессе преподавания международного публичного и международного частного права в Пензенском филиале Московской открытой социальной академии.

Структура диссертации.

Работа состоит из Введения, двух Глав, включающих в себя восемь параграфов, Заключения и рекомендаций, а также Списка использованной литературы и нормативных источников.

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования; анализируется степень её научной разработанности; формулируются цели и задачи исследования; определяются его объект, предмет, теоретические основы, приёмы и методы, применённые в нём, обосновывается и определяется научная новизна работы, излагаются положения, выносимые на защиту.

1-я Глава, «Источники права ЕС в области энергетики», состоит из четырёх параграфов и посвящена исследованию правовых актов Евросоюза, составляющих основу энергетической политики ЕС. В ней даётся обзор Регламентов, Директив и Решений ЕС, внешних соглашений, а также актов т.н. «мягкого права», посвящённых регулированию рынка энергоресурсов. Раскрытие темы потребовало углублённого анализа нормативного содержания наиболее концептуальных из них, содержащих общие правила взаимодействия государств-членов в энергетической сфере. К их числу относятся нормы учредительных Договоров, нормы и принципы ДЭХ и основополагающие для энергосектора Директивы ЕС.

В первом параграфе – «Основные правовые акты ЕС в области энергетики» – даётся общий обзор основных правовых актов ЕС в этой сфере. Ретроспективный взгляд позволил показать формирование «энергетического» права ЕС, который свидетельствует, что фрагментарно Сообщество начало заниматься регулированием энергетического сектора уже с 1960-х гг. В ряду первых правовых актов: о «запасах нефти» 1968 г. (Директива № 68/414), о «поставках нефти» 1973 г. (Директива № 73/238). Институты ЕС активнее подключились к регулированию энергосектора экономики после «нефтяного кризиса» 1973 года. В 1974 г. вышли в свет первые резолюции Совета ЕС, определившие «Новую стратегию в области коммунитарной энергетической политики» и «О целях коммунитарной энергетической политики до 1985 г.», в 1985 г. новые резолюции Совета продолжили стратегическую линию «новой коммунитарной энергетической политики». За ними последовали так называемые энергетические «Стратегии», «Программы», «Белые…» и «Зелёные книги» ЕС. И, наконец, в 1990-х гг. вышли первые юридически значимые Регламенты и Директивы, регулирующие сектор энергетики.

«Энергетическое» право ЕС, как и любое другое право ЕС, состоит из двух основных частей – норм учредительных Договоров (в редакции Лиссабонского Договора о реформах 13.12.2007 года) и норм актов, изданных институтами ЕС в их исполнение (Регламенты, Директивы и Решения – вторичное право). В параграфе даётся обстоятельный анализ норм ДФЕС. Показано, что в Договоре имеются нормы, прямо регулирующие сектор энергетики: Раздел XXI «Энергия», содержащий статью 194. Также имеется ряд норм, косвенно затрагивающих энергетику: ст.2(b) «установление правил конкуренции, необходимых для функционирования внутреннего рынка», ст.2(e) «общая торговая политика», ст.3(а) «внутренний рынок», ст.3(е) «окружающая среда», ст.3(f) «защита потребителей». Ряд специальных положений, касающихся функционирования энергосектора, раскрыт в Разделе XVI «Трансъевропейские сети» ДФЕС.

Кроме ДФЕС, к числу источников в этой области автор относит и Договор о Европейском Союзе (ДЕС), Договор к Энергетической Хартии (ДЭХ), Директиву Европарламента и Совета относительно общих правил для внутреннего рынка электроэнергии (Директива по электроэнергии), Директиву Европарламента и Совета относительно общих правил для внутреннего рынка природного газа (Директива по газу) и ряд других актов.

Даётся общая характеристика актов «мягкого права», которые также вовлечены в исследование. Автор даёт представление о том, что они не являются источниками права, но, тем не менее, предопределяют формирование права ЕС на будущее и стратегически очерчивают рамки нормотворчества. Например, Европейская Энергетическая Хартия (ЕЭХ), «Стратегии», «Программы», «Планы» и «Декларации», ЕС являются «ориентирами», придерживаться которых обязывают положения целого ряда норм (например, статей 170 и 171) учредительного ДФЕС.

Второй параграф «Директивы ЕС по электроэнергии и газу» – содержит анализ нормативного содержания двух вышеуказанных фундаментальных Директив. Они особо выделяются автором из числа источников европейского права в области энергетики, поскольку носят сравнительно наиболее концептуальный характер. Это – Директива по электроэнергии и Директива по газу (Директивы по электроэнергии и газу). Обе они содержат общие правила транспортировки, распределения и хранения указанных энергоресурсов, доступа к сетям и установкам хранения, правила эксплуатации систем.

Автор исследует генезис и сферу действия указанных актов вторичного права ЕС. Высказано утверждение о международно-правовом характере данных актов: они являются плодом переговоров на межправительственном уровне в рамках Совета и КОРЕПЕР. Что касается состава участников Директив по электроэнергии и газу, то автор особо обращает внимание, что их действие распространено не только на государства-члены Евросоюза, но и на страны, не входящие в состав ЕС: четыре государства в рамках Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), а также одиннадцать государств в рамках Договора об энергетическом Сообществе (ДэС). Полученные в этой части данные дополняют международно-правовую теорию о производности международной правосубъектности международных организаций. Также ЕС стремится к расширению состава субъектов экономической деятельности в энергетическом секторе, как за счёт вовлечения в неё третьих государств, так и в качестве прямых адресатов правовых предписаний ЕС – юридических и физических (частных) лиц.

В Директивах по электроэнергии и газу утверждается т.н. принцип либерализма, то есть свободы экономической деятельности на всём рынке ЕС и существенное снижение государственного регулирования и собственности на активы в секторе энергетики. Оба документа содержат запрет на все виды протекционизма и дискриминации.

Обе Директивы устанавливают правило максимальной открытости для предприятий, в частности, требование «доступа к бухгалтерии» предприятий со стороны государства-члена и его компетентных органов. Обе содержат т.н. генеральное правило недискриминации. Оно распространяется на все сферы коммунитарной деятельности. Большое значение институты ЕС придают организации системы доступа третьих лиц к сети транспортировки и распространения газа. Директива по газу закрепляет право компаний, управляющих транспортировкой, иметь доступ к другим управляющим транспортировкой, транспортным сетям и установкам хранения.

Другим важнейшим мотивом обеих Директив являются правила конкуренции, обязательные для всех государств-членов ЕС. Они также наделены сквозным действием и включаются институтами ЕС во все издаваемые ими акты. Создание конкурентного энергетического рынка видится возможным благодаря «открытому доступу» частных инвесторов к энергосетям.

Директивы показывают ряд аналогий положениям ДЭХ, участниками которого являются уже не 27, а 53 [46 – ратифицировавших Договор] Договаривающихся стороны. При анализе Директив отмечается распределение задач и функций между ЕС и государствами-членами.

Сделан акцент на таком аспекте, как охрана окружающей среды. Вывод таков, что Евросоюз в данных Директивах отстранился от охраны окружающей среды, хотя и провозгласил её одной из трех «главных целей» (конкуренция, надежность, экология). Из текста Директив по электроэнергии и газу следуют сугубо экономические цели и задачи: создание единого рынка электроэнергии (природного газа), недискриминация, конкуренция, доступ к сетям и установкам хранения, эффективные тарифы и защита прав конечных потребителей.

Нормативный анализ Директив показывает, что институты ЕС придали задачам в данном секторе коммунитарный масштаб и заложили общие правила организации сектора, придав ему системный и перспективный характер.

Третий параграф – «Характеристика Договора к [Европейской] Энергетической Хартии 1994 года (ДЭХ)» – раскрывает нормативное содержание и цели ещё одного документа, формирующего европейское право в секторе энергетики – ДЭХ. Он является концептуальным документом, определяющим экономическую и юридическую стратегию ЕС на долгую перспективу, как внутри, так и вовне.

ДЭХ – это акт, который является продолжением внутренней правовой политики, проводимой институтами ЕС и государствами-членами в сфере энергетики. ДЭХ – концептуальный документ, который серьёзно влияет на внутреннюю организацию экономико-правовых систем «Договаривающихся сторон». ДЭХ исходит из Генерального соглашения по тарифам и торговле 1947 г. (ГАТТ). Отсюда и нормы, допускающие исключения для государств, «временно» в нём не участвующие. ДЭХ является документом, требующим от «Договаривающихся сторон» масштабной перестройки внутриэкономических правоотношений по т.н. «либеральному» образцу.

Сопоставляются правила ДЭХ и учредительных Договоров ЕС. В результате делается заключение, что по содержанию они [правила] берут своё начало в учредительных Договорах и, затем, плавно «перетекают» в ДЭХ. Его главная идея – это создание единого энергетического рынка уже не только в рамках Евросоюза, но и за его пределами, включая Россию. По представлениям российского руководства, Договор не отвечает российским интересам, т.к. накладывает на национальную энергетическую политику России обременения, которые имеют отрицательный потенциал. В числе основных негативных положений ДЭХ, отмеченных на слушаниях в Государственной Думе ФС РФ: - право доступа иностранных инвесторов к российской энергетической транспортной инфраструктуре; - независимость сетевых операторов от естественных монополий; - порядок тарифообразования. ДЭХ даёт представление, что в ЕС реализуется установка на интеграцию соседей без предоставления им права участия в принятии решений.

Обращается внимание на содержательное сходство ДЭХ с Директивами по электроэнергии и газу. ДЭХ также даёт возможность оценить распределение задач между ЕС и государствами-членами. ДЭХ стал ещё одним документом, в котором использован технико-юридический приём – включение в Договор, наряду с главной целью, нескольких дополнительных и второстепенных задач. В ДЭХ это: охрана окружающей среды, нераспространение ядерного оружия, изменения климата, трансграничного загрязнения воздуха, энергосбережения, энергоэффективности, производства возобновляемых источников энергии и т.п. Способ расширения собственных полномочий путём объединения компетенций автор предлагает считать элементом обычного права ЕС.

Принципиально важным вопросом для сектора энергетики, нашедшим отражение в тексте ДЭХ, является суверенитет. Договор, следуя принципам международного права, провозглашает государственный суверенитет над энергетическими ресурсами. Однако уже из норм статьи 18 (Суверенитет над энергетическими ресурсами) следует, что суверенитет над энергоресурсами в контексте ДЭХ распространяется только на «разведку» и «разработку» энергоресурсов. За рамки национального контроля выведена инфраструктура транспортировки и распределения газа. Такой подход полностью соответствует положениям Директив ЕС по электроэнергии и газу.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.