авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Уголовно-процессуальная правосубъектность лица, страдающего психическим расстройством

-- [ Страница 3 ] --

В свою очередь, под уголовно-процессуальной недееспособностью диссертант понимает реальную неспособность лица по своему психическому состоянию понимать значение своих действий либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, установленную в судебном порядке.

Вторая глава исследования «Особенности уголовно-процессуальной правосубъектности отдельных участников уголовного судопроизводства» состоит из двух параграфов, где исследуются условия, основания возникновения уголовно-процессуальной правосубъектности подозреваемого, обвиняемого с психическими недостатками; лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера; особенности участия указанных лиц в досудебном и судебном производствах, а также разработаны соответствующие предложения по совершенствованию уголовно-процессуальных норм.

Первый параграф «Уголовно-процессуальная правосубъектность подозреваемого, обвиняемого с психическими недостатками» посвящен одной из трех выделенных диссертантом категорий лиц, в отношении которых осуществляется уголовное судопроизводство, в зависимости от их психического состояния – подозреваемый, обвиняемый с психическими недостатками (ограниченно вменяемый) (две другие категории – подозреваемый, обвиняемый и лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера).

Подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу может быть лицо с дефектом психики в интеллектуально-волевой сфере, аномалиями в умственном развитии. Однако уголовно-процессуальный закон не содержит указаний относительно критериев того, каковы наиболее существенные признаки психических или физических недостатков, которые влекут определенные процессуальные последствия. Психические недостатки таких подозреваемых, обвиняемых не позволяют считать их психически больными, невменяемыми и не устраняют ответственности за содеянное, но могут затруднять этим лицам самостоятельное осуществление своего права на защиту.

Диссертантом выделены следующие условия правосубъектности подозреваемого: 1) возраст уголовной ответственности; 2) юридический факт, свидетельствующий о приобретении лицом процессуального положения в соответствии с ч. 1 ст. 46 УПК; 3) отсутствие состояния невменяемости у лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние, или психического расстройства после совершения преступления; 4) реальная способность лица по своему психическому состоянию понимать свое процессуальное положение; воспринимать обстоятельства, имеющие значения для уголовного дела; самостоятельно защищать свои процессуальные права и осуществлять процессуальные действия.

Исходя из содержания правоспособности обвиняемого, диссертант выделяет уголовно-правовые и процессуальные условия ее возникновения: 1) возраст уголовной ответственности; 2) вменяемость подозреваемого; 3) отсутствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, вследствие которого несовершеннолетний, достигший возраста уголовной ответственности, не может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо (в ч. 3 ст. 27 УПК употребляется союз «и») руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ч. 3 ст. 20 УК); 4) привлечение в качестве обвиняемого в порядке, установленном главой 23 УПК; 5) вынесение дознавателем обвинительного акта.

При исследовании уголовно-процессуальной дееспособности подозреваемого, обвиняемого с психическими недостатками диссертант исходит из деления уголовно-процессуальной дееспособности на полную, ограниченную и недееспособность, а также придерживается позиции, что уголовно-процессуальная дееспособность (полная) подозреваемого, обвиняемого возникает с наступлением совершеннолетия. Диссертант обращает внимание на то, что отсутствие альтернатив недееспособности приводит к невозможности ограничения дееспособности лица лишь в той степени, в какой это действительно необходимо.

Во втором параграфе «Уголовно-процессуальная правосубъектность лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера» исследован вопрос уголовно-процессуальной правосубъектности относительно нового участника уголовного судопроизводства – лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, чье появление в уголовном процессе установлено Федеральным законом от 29 ноября 2010 г. № 323-ФЗ.

Несмотря на то, что лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, не указано в разделе II УПК «Участники уголовного судопроизводства», положения ст. 437 УПК, согласно которой данному лицу должно быть предоставлено право «лично осуществлять принадлежащие ему и предусмотренные статьями 46 и 47 настоящего Кодекса процессуальные права, если его психическое состояние позволяет ему осуществлять такие права», однозначно дает основание отнести его к участникам уголовного судопроизводства со стороны защиты.

Особенность правосубъектности лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, обусловлена отсутствием у него полной уголовно-процессуальной дееспособности ввиду того, что нормальное функционирование его психики обременено психическим расстройством. Поэтому рассматриваемый субъект может обладать только ограниченной уголовно-процессуальной дееспособностью либо может быть лишен ее вовсе. Вместе с тем в основе правового регулирования исследуемых правоотношений должна действовать презумпция дееспособности, согласно которой невозможность личного участия правоспособного лица подлежит доказыванию, в противном случае лицо не может быть отстранено от участия в уголовном деле.

На основании проведенного исследования процессуального положения лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, диссертант выделил следующие его особенности:

  1. указанное лицо – самостоятельный участник уголовного судопроизводства, оно не является ни подозреваемым, ни обвиняемым;
  2. лицо обладает процессуальными правами в соответствии с занимаемым процессуальным положением, в том числе и предусмотренными ст. 46 и 47 УПК;
  3. лицо может лично осуществлять принадлежащие ему и предусмотренные ст. 46 и 47 УПК процессуальные права, если его психическое состояние это позволяет;
  4. указанное лицо изобличается в совершении деяния, запрещенного уголовным законом;
  5. следователь не вправе лишить лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, возможности реализовать принадлежащие ему права;
  6. основанием ограничения уголовно-процессуальной дееспособности лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, является психическое расстройство, а не участие защитника и законного представителя в уголовном деле;
  7. с учетом тяжести его психического состояния лицо может вовсе не привлекаться к участию в уголовном судопроизводстве;
  8. решение о лишении уголовно-процессуальной дееспособности лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно приниматься не иначе как в судебном порядке. Процессуальная дееспособность указанного лица может быть восстановлена на основании решения суда, если психическое состояние улучшилось и лицо способно участвовать в производстве по уголовному делу.

В УПК момент возникновения правоспособности лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, четко не определен. Анализ 238 уголовных дел данной категории свидетельствует, что на практике отсутствует единообразие в принятии следователями процессуального решения с целью дифференцирования производства по уголовному делу, что обуславливает необходимость законодательного установления момента возникновения производства о применении принудительной меры медицинского характера.

Кроме того, изучение 238 уголовных дел показало, что практика расследования различна даже в отдельно взятом регионе. Так, следователями после установления факта совершения лицом общественно опасного деяния в состоянии невменяемости, подтвержденном заключением судебно-психиатрической экспертизы, по 33% уголовных дел выносилось постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого, с которым в 97% случаев знакомились только защитник и законный представитель, и в 3% случаев постановление предъявлялось непосредственно этому лицу. В 58% случаев следователями выносилось постановление о квалификации действий лица, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, в состоянии невменяемости (постановление о квалификации деяний), в котором по аналогии с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого отражалась юридическая оценка совершенного общественно опасного деяния. В 9% случаев какой-либо промежуточный акт до составления постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера в материалах отсутствовал. При этом в 38% случаев следователями составлялись протокола или постановления о невозможности участия лица в следственных действиях.

После принятия Федерального закона от 29 ноября 2010 г. № 323-ФЗ по-прежнему сохраняется практика составления постановления о привлечении в качестве обвиняемого для определения процессуального положения лица, которому инкриминируется совершение общественно опасного деяния. Лицо, признанное невменяемым, искусственно ставится в процессуальное положение обвиняемого, хотя отсутствуют основания, предусмотренные ст. 47, 171-175 УПК.

Диссертант пришел к выводу, что оценка дееспособности должна осуществляться следователем, судом в соответствии со следующими руководящими положениями: презумпцией дееспособности; причинно-следственной связью между психическим расстройством и недееспособностью; функциональным подходом к дееспособности (т.е. необходимостью детальной оценки характера и степени влияния психического расстройства на способность лица, а именно: 1) понимать характер и значение уголовного судопроизводства, своего процессуального положения; 2) лично осуществлять действия, направленные на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей; 3) давать показания); принципом временного характера недееспособности
(т.е. возможностью восстановления дееспособности вследствие улучшения психического состояния).

Диссертантом отмечено, что положения ч. 2 ст. 443 УПК позволяют лицу, совершившему общественно опасное деяние небольшой тяжести, избежать применения принудительной меры медицинского характера, при этом общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законом (преступления), данной категории составляют примерно 38% от их общего количества, предусмотренных Особенной частью УК18. Это обстоятельство может выступать в том числе в качестве детерминанты совершения новых преступлений лицами, страдающими психическим расстройством. С учетом этого диссертантом предложено исключить из ч. 2 ст. 443 УПК слова «либо им совершено деяние небольшой тяжести».

Исследование уголовно-процессуальной правосубъектности лица, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, свидетельствует о тенденции к расширению его прав, а также о нарастающем внимании со стороны государства. По мнению диссертанта, дальнейшее совершенствование уголовно-процессуального законодательства должно быть направлено на обеспечение реализации прав рассматриваемой категории лиц с учетом их психического состояния и способности лично участвовать в уголовном судопроизводстве.

Третья глава диссертации «Механизм ограничения или лишения уголовно-процессуальной дееспособности лица, страдающего психическим расстройством» состоит из трех параграфов, где непосредственно исследуются особенности установления психического состояния участников уголовного судопроизводства, в зависимости от тяжести которого предложен порядок ограничения и лишения уголовно-процессуальной дееспособности.

Первый параграф «Особенности выявления сведений о психическом расстройстве у отдельных участников уголовного судопроизводства: источники и способы» посвящен проблеме установления психического состояния лица для определения возможности его непосредственного участия в уголовном судопроизводстве.

Психическое состояние лица, совершившего общественно опасное деяние, подлежит установлению: 1) на момент совершения общественно опасного деяния; 2) во время предварительного расследования; 3) во время рассмотрения судом уголовного дела; 4) в период исполнения наказания.

В результате анкетирования 357 следователей органов внутренних дел в 23 регионах Российской Федерации установлено, что в 35,3% случаев признаки психического расстройства у лица выявляются следователями при первом общении, в 82,6% – при получении характеризующего материала, в частности сведений врача-психиатра, или же из показаний свидетелей, изучения амбулаторных или стационарных карт больного и в 16% – после получения заключения судебно-психиатрической экспертизы. У 350 (98%) следователей в производстве находились уголовные дела, в расследовании которых участвовали лица с психическими расстройствами, из них: 90,3% или 316 в статусе подозреваемых, обвиняемых; 42,9% или 150 в статусе потерпевших; 19,1% или 67 в статусе свидетелей.

При возникновении сомнений в психической полноценности участников уголовного судопроизводства (без учета подозреваемых и обвиняемых) 45,1% или 161 следователь из числа опрошенных назначал судебно-психиатрическую экспертизу; 54,9% или 196 следователей, напротив, экспертизу не назначали. Причем 26,9% или 96 следователей сообщили о том, что в их практике имелись случаи отказа потерпевшего, свидетеля от производства в отношении них экспертизы: 7,3% случаев связаны с отказом свидетелей (у 26 следователей), 72,9% – потерпевших (у 70 следователей). В 14,6% случаев или у 52 следователей возникала необходимость в проведении судебно-психиатрической экспертизы в условиях стационара: в 3,9% или у 14 следователей – в отношении свидетеля, в 10,6% или у 38 следователей – в отношении потерпевшего. Полученные результаты анкетирования практических работников свидетельствуют о необходимости законодательного решения данного вопроса, как нам представляется, в закреплении возможности производства экспертиз в отношении потерпевшего и свидетеля даже при отсутствии их согласия, в том числе путем стационарного исследования, на основании судебного решения.

Диссертантом выделены временные этапы установления психического состояния лица посредством экспертного исследования, имеющие процессуальное значение:

  1. ретроспективный – период, относящийся ко времени восприятия обстоятельств, о которых лицо дает показания;
  2. презентальный (действительный) – относящейся к настоящему времени, т. е. ко времени производства судебно-психиатрической экспертизы;
  3. прогностический – период времени, относящий к моменту рассмотрения дела в суде.

Одновременно обращается внимание на то, что эксперты должны устанавливать лишь наличие или отсутствие юридически релевантного психического расстройства. К их числу относятся, в частности, расстройства, исключающие процессуальную дееспособность и вменяемость. Однако непосредственный вывод о дееспособности и вменяемости выходит за пределы специальных знаний эксперта, ибо такого рода вопросы, являясь по своей природе правовыми, должны относиться к исключительной компетенции суда.

Во втором параграфе третьей главы «Порядок ограничения уголовно-процессуальной дееспособности отдельных участников уголовного судопроизводства» автором проведен сравнительно-правовой анализ института ограничения дееспособности гражданина, признания гражданина недееспособным в гражданском процессуальном законодательстве и выявлены причины, в связи с которыми указанный порядок не может быть заимствован или применен в уголовном процессе. Среди них:



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.