авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Международно-правовые основы решения экономических проблем использования космоса

-- [ Страница 3 ] --

С учетом специфики предмета исследования основной акцент в данной главе сделан на определение практического влияния мер, принятых в целях нераспространения ракетных технологий как на национальном, так и на международном уровнях, на деятельность неправительственных участников космической деятельности. В связи с поставленной целью рассмотрены международные режимы (РКРТ и Вассенаарское соглашение), проанализированы национальные системы экспортного контроля на примере США и России.

Современная система экспортного контроля США основывается на разветвленной законодательной базе. Государственный департамент США (US Department of State) разработал Правила и нормы международной торговли оружием (International Traffic in Arms Regulations (ITAR), основанные на Законе о контроле над экспортом вооружения 1976 г. (Arms Export Control Act of 1976). Ответственным органом за исполнение Правил и норм является комитет Государственного департамента – Директорат по контролю оборонной торговли (Directorate of Defense Trade Controls (DDTC). Порядок вывоза регламентируется Списком военного снаряжения (Munitions List). В рамках данной системы контролируется экспорт товаров, технологий и услуг оборонного значения.

Экспортный контроль товаров и технологий двойного назначения в США, определенный Правилами экспортного контроля (Export Administration Regulations (EAR), осуществляется в рамках компетенции Министерства торговли (Department of Commerce (DoC) через Бюро промышленности и безопасности (Bureau of Industry and Security (BIS). Перечень товаров и технологий двойного назначения установлен Списком торгового контроля (Commercial Control List). Однако экспортный контроль над всеми товарами и технологиями, связанными с космической деятельностью в 1999 г. был окончательно передан в компетенцию Директората по контролю оборонной торговли.

Основное различие между двумя вышеописанными системами экспортного контроля в США заключается в соответствующих «презумпциях» относительно прав заявителей на экспортную лицензию. В рамках системы EAR действует «презумпция согласия»: Бюро промышленности и безопасности определяет только те товары и технологии, а также государства назначения, для которых потребуется экспортная лицензия. Напротив, в ITAR предусмотрена «презумпция отказа»: Директорат по контролю оборонной торговли при рассмотрении вопроса о возможности выдачи соответствующей лицензии требует от экспортера доказательств того, что экспортируемые товары, технологии или услуги не представляют серьезной угрозы для национальной безопасности11.

Рассмотрены также аналогичные по сути экспортным лицензиям обязательные для заключения соглашения: о технической помощи (Technical Assistance Agreement), о праве производства (Manufacturing License Agreement) и об оптовом размещении (Distribution Agreement). Все подобные соглашения должны быть утверждены Директоратом по управлению оборонной торговли.

Вопросы передачи соответствующих товаров и технологий в рамках межправительственного сотрудничества в США решаются посредством заключения рамочных соглашений (Legal Framework Agreements) на уровне правительств государств или космических агентств, наделенных соответствующими полномочиями.

Хотя в последнее время и были приняты меры, упростившие процедуры получения некоторых разрешений, например, был уменьшен срок рассмотрения соглашения о технической помощи с 6 месяцев до 35-47 дней12, режим экспортного контроля США продолжает оказывать негативное влияние на развитие коммерческой космической деятельности. Представляется, что исключение товаров и технологий, не имеющих критического значения для национальной безопасности США, из Списка военного снаряжения, могло бы решить данную проблему. Но, к сожалению, это не столько правовая, сколько политическая проблема.

Система экспортного контроля в Российской Федерации устанавливается рядом взаимодополняющих законов и подзаконных актов. Последние изменения, внесенные в Федеральный закон № 183-ФЗ «Об экспортном контроле», вступили в силу 1 января 2008 г. Сфера применения Закона распространена на внешнеэкономические операции с научно-технической продукцией, представляющей особую опасность в террористическом отношении. В соответствии со ст. 11 Федерального закона № 183-ФЗ, экспортный контроль осуществляет специально уполномоченный орган исполнительной власти в области экспортного контроля - Федеральная служба по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК России), созданная в соответствии с Указом Президента РФ № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» от 9 марта 2004 г.

Раздел II «На пути к формированию международного космического частного права».

Глава 1 «Международное космическое частное право. Предмет и методы правового регулирования». Юристы-международники уже в течение ряда лет говорят о формировании МКЧП13. Такое мнение поддерживают и официальные делегации ряда стран в Комитете ООН по космосу и его Юридическом подкомитете. Но, тем не менее, комплексные научные исследования по данной проблеме отсутствуют.

МКЧП можно определить как совокупность материальных и коллизионных норм, регулирующих связанные с космической деятельностью имущественные и личные неимущественные отношения, осложненные «иностранным элементом».

В МКП пока нет определения коммерческой космической деятельности, но, исходя из ее сути, можно было бы определить ее как деятельность по продаже, покупке и обмену космическими товарами и услугами.

МКЧП характеризуется своим особым предметом, который составляют связанные с космической деятельностью и осложненные «иностранным элементом» имущественные и личные неимущественные отношения субъектов международного частного права (государств и международных организаций, физических и юридических лиц). К данному предмету применимы материально-правовой (непосредственное, прямое регулирование отношений), коллизионно-правовой (отсылка к национальному праву), а также международно-правовой и национально-правовой методы правового регулирования. Наличие таких объективных предпосылок (особого предмета, требующего специфического метода правового регулирования) позволяет говорить о том, что зарождается новая отрасль права – МКЧП.

Глава 2 «Источники международного космического частного права».

§ 1. Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования и проект Протокола по вопросам, касающимся космического имущества. Разновидностью коммерческой космической деятельности является передача прав на подвижное оборудование. По этому вопросу в рамках МИУЧП была разработана Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования (далее – Конвенция). Конвенция была подписана 16 ноября 2001 г. на дипломатической конференции в Кейптауне, организованной Правительством Южно-Африканской Республики под эгидой МИУЧП и Международной организации гражданской авиации (ИКАО), и вступила в силу 1 марта 2006 г. Цель Конвенции - установление международного правового режима и образование нового вещного права международного характера для облегчения финансирования приобретения и использования имущества, которое, в силу своей специфики, регулярно перемещается через государственные границы или за их пределы – воздушные суда, железнодорожные подвижные составы и космические объекты (имущество). В ходе работы над проектом Конвенции было решено, что она станет «общей частью», а отдельные протоколы (авиационный, железнодорожный и космический) – «особенная часть» – будут устанавливать правовой режим применительно к каждому отдельно взятому виду имущества; оба документа должны использоваться и толковаться как единое целое, причем их действительность невозможна при ратификации Конвенции отдельно от Протокола и наоборот. В соответствии с п. 2 ст. 6 Конвенции, в случае какого-либо несоответствия между положениями Конвенции и Протокола преимущественную силу имеет Протокол.

Протокол по вопросам, касающимся космического имущества, находится пока на стадии обсуждения. В процессе работы над проектом Протокола МИУЧП тесно сотрудничает с Юридическим подкомитетом Комитета ООН по космосу. В данном параграфе подробно рассмотрены и проанализированы проблемы применения определений, используемых в Конвенции и проекте Протокола, в частности: «космическое имущество», «связанные с имуществом права», «международная гарантия» и др., проблемы учреждения Международного регистра и назначения Контролирующего органа (среди вариантов – ООН, МСЭ, МИУЧП), а также другие вопросы, регулируемые Конвенцией и проектом Протокола.

§ 2. Национальное законодательство, регулирующее космическую деятельность. Соответствующее национальное законодательство рассматривается как наиболее распространенный на современном этапе источник МКЧП. Поскольку в Разделе I диссертационной работы проанализированы различные вопросы правового регулирования космической деятельности на примере государств с развитой системой соответствующего законодательства, в рамках данного раздела основное внимание уделено новым законам и законопроектам. Так, в частности, рассмотрены: современное состояние национального законодательства Германии; проблема отсутствия необходимого законодательства в Чешской Республике в контексте получения данным государством 12 ноября 2008 г. статуса государства-члена Европейского космического агентства (ЕКА); законопроект острова Мэн (Великобритания) ((The Isle of Man Space and Telecommunications Bill), целью которого является учреждение международного регистра, подобного тому, который изначально был предложен в Кейптаунской Конвенции и проекте Протокола; проблемы принятия национального законодательства в других государствах (на примере Китая). Отдельно проанализированы проблемы унификации национального законодательства, соответствия национального космического права принципам и нормам МКП.

§ 3. Соглашение по Международной космической станции (МКС). Система правовых взаимных обязательств, регулирующих деятельность по созданию и обслуживанию Международной космической станции как в космосе, так и на Земле, образована следующими тремя уровнями14

:

- 29 января 1998 г. в Вашингтоне было подписано Соглашение между Правительством Канады, Правительствами государств-членов Европейского космического агентства, Правительством Японии, Правительством Российской Федерации, Правительством Соединенных Штатов Америки относительно сотрудничества по международной космической станции гражданского назначения. В Соглашении регулируются, в частности, взаимный отказ от требований об ответственности, таможенные вопросы, уголовная юрисдикция на станции и др. вопросы;

- Двусторонние меморандумы о взаимопонимании между космическими агентствами государств-партнеров – ЕКА (Европейское космическое агентство), РКА (Российское космическое агентство), НАСА (Национально управление США по аэронавтике и исследованию космического пространства) и НАСДА (Национальное агентство Японии по освоению космического пространства). В меморандумах регулируются в основном технические вопросы;

- «Кодекс поведения экипажа международной космической станции», регламентирующий права и обязанности экипажа МКС.

Документы данной системы являются примером того, как на современном этапе в рамках международных проектов регулируются, в частности, связанные с космической деятельностью имущественные и личные неимущественные отношения, осложненные иностранным элементом. В случае разработки в будущем необходимых международно-правовых норм, можно было бы учесть соответствующие отдельные (проверенные в действии) правовые положения.

§ 4. Судебная и арбитражная практика. С расширением соответствующей судебной и арбитражной практики она станет еще одним источником МКЧП. В данном параграфе рассмотрены некоторые из уже принятых судебных решений, в частности, рассмотренное в Верховном суде штата Миссисипи (США) в 1970 г. дело Пиго против компании Боинг15

, в котором речь идет о гражданско-правовой ответственности вследствие причинения ущерба имуществу истцов в ходе проведения ответчиком космической деятельности. В контексте исследуемого вопроса особый интерес представляет вопрос о государственном иммунитете от гражданско-правовой ответственности. Принятием Федерального закона о деликтных исках 1946 г. (Federal Tort Claims Act) Конгресс США отменил действие государственного иммунитета в отношении некоторых гражданско-правовых исков. Согласно Закону, США ответственны за ущерб, причиненный вследствие противоправного или совершенного по небрежности действия или бездействия любого государственного служащего, действующего в рамках своих полномочий, в соответствии с законодательством штата, где было совершено данное действие/бездействие. Исключениями из этого правила, согласно которым Соединенные Штаты не несут ответственность, являются: 1) доктрина Ферес (Feres doctrine), запрещающая военнослужащим подавать иски на возмещение вреда, понесенного в ходе службы; 2) «дискреционное функциональное исключение», устанавливающее иммунитет США в отношении действий/бездействий его служащих, связанных с реализацией политических решений. Кроме того, Закон о возмещении федеральным служащим (Federal Employees’ Compensation Act) запрещает федеральным гражданским служащим подавать иски на основании Закона 1946 г. в отношении производственных травм.

Представляется, что, несмотря на отмену Законом 1946 г. государственного иммунитета в некоторых, на практике очень редких случаях (поскольку под исключения будут подпадать практически все случаи ущерба), США будут защищены от большинства гражданских исков.

В настоящее время при рассмотрении дел судом или арбитражем учитывается практика по аналогичным по сути вопросам. В то же время представляется, что со временем могут быть выработаны и специальные принципы, а также доктрины, применимые для принятия решений по вопросам, связанным с космической деятельностью.

Глава 3 «Субъекты международного космического частного права». Субъектами МКЧП являются физические и юридические лица, государства и международные организации. Отношения субъектов МКЧП определяются положениями статей VI и VII Договора по космосу 1967 г. Обязанностью субъектов является соблюдение международных и национальных норм права, регулирующих космическую деятельность.

Тенденции коммерциализации и приватизации повлияли и на правовой статус международных организаций спутниковой связи. Соответствующие изменения рассмотрены на примере ИНМАРСАТ – Международной организации морской спутниковой связи, переименованной в 1998 г. в Международную организацию подвижной спутниковой связи – ИМСО.

Другой актуальной проблемой является правовой статус космических туристов. Над проблемами не непосредственно туристических, а пилотируемых полетов в целом, юристы задумывались еще в начале 90-х годов XX столетия. Так, к осени 1990 г. ученые из Института государства и права АН СССР, Института воздушного и космического права Кёльнского университета (ФРГ) и Центра исследований и изучения космического права и политики Университета Миссисипи (США) подготовили проект Конвенции о пилотируемых космических полетах16

. Интересно положение п. 6 ст. VI проекта Конвенции, согласно которому «государства рассматривают любое лицо в космическом пространстве как космонавта в смысле ст. V Договора по космосу и как часть персонала космического корабля по смыслу ст. VIII Договора по космосу и Соглашения о спасании». Согласно данному положению, в котором упомянуты «любые лица в космическом пространстве», космических туристов также можно было бы отнести к космонавтам, и таким образом распространить на них все соответствующие права и обязанности, предусмотренные в применимых международно-правовых актах. Однако Конвенция не была принята, а положения договоров ООН по космосу были разработаны с учетом профессионального характера деятельности космонавтов. Тем не менее, даже если космические туристы не подпадают под правовой статус космонавтов, это не лишает их прав на оказание помощи, спасание и возвращение их соответствующему государству, основывающихся помимо договоров ООН по космосу на международном обычае и различных кодифицированных актах общего международного права.

В контексте исследуемого вопроса интересно первое и пока единственное национальное законодательство, в котором была предпринята попытка обеспечить правовое регулирование нового вида коммерческой космической деятельности. Речь идет о поправках к Закону о коммерческих космических запусках 1984 г. (Commercial Space Launch Amendments Act) от 23 декабря 2004 г. и утвержденных 7 февраля 2007 г. Правилах Федерального управления гражданской авиации США о требованиях, которым должны соответствовать экипаж и участники пилотируемых космических полетов (FAA Human Space Flight Requirements for Crew and Space Flight Participants). Под категорию «участников космического полета» подпадают и космические туристы.

Глава 4 «Соотношение международного космического и международного космического частного права». Как МКП, так и МКЧП направлены на регулирование отношений, возникающих в связи с космической деятельностью. Однако субъекты МКП (межвластного права) и МКЧП (не межвластного права) не идентичны. Если МКП регулирует отношения государств и международных межправительственных организаций, то МКЧП – физических и юридических лиц, государств и международных организаций. Причем отношения, регулируемые МКЧП, имеют частно-правовой характер, а МКП – публично-правовой. В области регулирования отношений, связанных с космической деятельностью, часто возникают ситуации, когда изменение отношений, подлежащих регулированию МКЧП, может вызвать международно-правовые последствия для государств (например, при передаче прав собственности на космические объекты, находящиеся на орбите).

В проекте Протокола по вопросам, касающимся космического имущества, подчеркивается преимущественный характер договоров ООН по космосу и документов МСЭ. Таким образом, в потенциально первом специальном международном источнике МКЧП содержится положение о преимущественном характере соответствующих источников МКП.

В рамках исследуемого вопроса актуальным представляется рассмотрение возможности осуществления функций Контролирующего органа (в соответствии с положениями Кейптаунской конвенции и проекта Протокола) ООН, в рамках которой изначально получило свое развитие МКП. В этой связи был подготовлен проект резолюции ГА ООН «Принятие на себя Организацией Объединенных Наций функции контролирующего органа в соответствии с Протоколом по вопросам, касающимся космического имущества, к Конвенции 2001 г. о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования».



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.