авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Особенности соотношения международного и внутригосударственного права в деятельности всемирной торговой организации, международного валютного фонда и группы вс

-- [ Страница 2 ] --

3. Термин "мягкое право" не является корректным для обозначения рекомендательных норм ВМЭО. При этом, для обозначения рекомендательных норм стандартов и кодексов поведения МВФ и Всемирного банка предлагается термин "косвенное предправо", под которым понимаются положения данных рекомендательных актов, которые будучи созданными на уровне межгосударственной организации реализуются во внутригосударственном праве, которое изменяется под их воздействием. Для обозначения процесса изменения внутригосударственного права под воздействием рекомендательных норм указанных ВМЭО предлагается термин "реализация", под которым понимается процесс создания (изменения, отмены) норм внутригосударственного права под влиянием положений рекомендательных актов ВМЭО. При этом, использование терминов, обозначающих процесс создания (изменения, отмены) норм внутригосударственного права под воздействием норм международного права (имплементация, трансформация и т.п.) в данном случае неоправданно в связи с отличной природой рекомендательных норм данных ВМЭО.

4. По результатам проведенного анализа статистических и иных эмпирических данных выявлено отсутствие констатируемого во многих зарубежных источниках всеобщего следования государств рекомендательным нормам, выработанным или признанным МВФ и Всемирным банком. Вместе с тем, МВФ и Всемирный банк, на практике, ставят достижение благоприятного для государства результата в зависимость от реализации рекомендательных норм во внутригосударственной сфере, что невозможно без соответствующего изменения внутригосударственного права.

5. Решения ОРС ВТО не обязательны для государств в части их исполнения, являясь, таким образом, рекомендательными. Однако, государства обязаны устранить выявленные ОРС ВТО нарушения на основе Марракешского соглашения о ВТО. На практике государства в большинстве случаев приводят свое внутреннее право в соответствие с соглашениями ВТО, устраняя, таким образом, выявленные ОРС ВТО нарушения международных обязательств. Практика ОРС ВТО оказывает не только корректирующее, но и сдерживающее влияние на внутригосударственное правотворчество.

6. В практике МЦУИС отсутствует единый подход к решению вопроса о соотношении международного и внутригосударственного права: одни трибуналы рассматривают их как самостоятельные правопорядки, другие же, напротив, как взаимосвязанные системы, причем внутригосударственное право носит подчиненный характер. Третьи придают внутригосударственному праву лишь значение фактического обстоятельства. При этом во всех случаях трибуналы свободны при разрешении спора толковать внутригосударственное право по своему усмотрению. Подобная ситуация ведет к правовой неопределенности, поскольку лица, участвующие в рассмотрении спора, не могут достоверно предположить, какую позицию займет трибунал при рассмотрении конкретного спора.

7. В ВТО объем обязательств вновь вступающих в организацию государств значительно выше объема обязательств, принятых на себя первоначальными членами организации.

Теоретическая значимость результатов исследования обусловлена тем, что диссертант впервые осуществил комплексный научный анализ деятельности наиболее влиятельных всемирных межгосударственных экономических организаций на современном этапе в разрезе толкования и применения ими международного и внутригосударственного права как взаимодействующих правопорядков. При этом диссертантом проведен научный анализ наиболее проблемных аспектов соотношения международного и внутригосударственного права в деятельности указанных ВМЭО, влияния деятельности рассматриваемых ВМЭО на внутригосударственное право в процессе создания международно-правовых и рекомендательных норм, контроля за их трансформацией, реализацией и исполнением государствами. Результаты проведенного диссертантом анализа будут способствовать лучшему понимаю процессов воздействия ВТО, МВФ, и группы Всемирного банка на поведение государств, что особенно важно в свете расширяющегося участия Российской Федерации в международной экономической интеграции.

Практическая ценность результатов исследования обусловлена возможностью практического использования положений и результатов настоящего исследования сотрудниками государственных органов Российской Федерации, сталкивающимися с вопросами деятельности ВТО, МВФ, и группы Всемирного банка, судьями при рассмотрении вопросов юридической силы и соотношения международно-правовых и не правовых актов рассматриваемых ВМЭО, толкования указанными ВМЭО внутригосударственного права Российской Федерации. Отдельные выводы и рекомендации настоящего исследования могут быть использованы при совершенствовании законодательной, нормотворческой и правоприменительной практики в Российской Федерации.

Дидактическое значение. Материалы настоящей диссертации могут быть использованы преподавателями при чтении лекций и проведении семинарских занятий в рамках курсов "Международное публичное право", "Международное экономическое право", "Право международных организаций", подготовке методических рекомендаций студентам, студентами юридических вузов при подготовке к семинарским занятиям в рамках соответствующих курсов, написании докладов, курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования.

Диссертация была обсуждена и одобрена на кафедре Международного права Дипломатической академии МИД России. Основные положения, выводы и результаты исследования нашли свое отражение в ряде опубликованных автором научных статей, явились предметом выступления диссертанта на научно-практических конференциях. Кроме того, результаты исследования использовались автором при подготовке курса "Право международных организаций" в Нижегородском филиале Государственного университета – Высшая школа экономики и спецкурса "Право международных экономических организаций" в Государственном университете – Высшая школа экономики.

Структура работы определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, и заключения.

II. Основное содержание работы.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, указывается ее методологическая основа, определяются цель, задачи, объект исследования, показана научная новизна и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первая глава "Теоретические основы соотношения международного и внутригосударственного права в деятельности межгосударственных экономических организаций на современном этапе" посвящена рассмотрению причин возникновения вопроса о соотношении международного и внутригосударственного права в деятельности международных экономических организаций и теоретическим воззрениям на эту проблему на данном этапе.

В первом параграфе (главы I) – "Межгосударственные экономические организации на современном этапе развития международных экономических отношений" – диссертант обосновывает вывод о высокой роли ВМЭО в международных экономических отношениях, отмечая, что в международной торговой системе, как нигде больше, заметен акцент на метод многостороннего регулирования.

Диссертант проводит классификацию решений межгосударственных экономических организаций на:

1) порождающие напрямую международно-правовые обязательства участвующих в них государств, в том числе решения правоприменительного характера.

2) рекомендательного характера, не являющиеся международно-правовыми актами или актами применения международного права, относящиеся к толкованию договоров и принципов международного права (в том числе посредством органов по разрешению споров), когда такое толкование не обязательно для государств (например в необязательных резолюциях).

3) рекомендательного характера, не связанные с толкованием международно-правовых актов, но рекомендующие определенное поведение государствам.

Во втором параграфе (главы I) – "Международная и внутригосударственная правовые системы: состав и система" диссертант рассматривает вопрос структуры международной и внутригосударственной правовых систем и характеризует их элементы, анализирует существующие точки зрения на данные вопросы. При этом международные организации характеризуются как институциональная основа международной правовой системы.

Автор приходит к выводу, что данные правовые системы, взаимодействуя, сохраняют свою обособленность, связанную с предметом правового регулирования: в отношении международного права – это правоотношения между государствами, а также с участием международных межгосударственных организаций и иных субъектов международного права, в отношении внутригосударственного права – правоотношения с участием физических лиц, организаций, а также государств и межгосударственных организаций, но уже как участников внутригосударственных правоотношений.

При этом точка зрения о совместном регулировании отдельных правоотношений международным и национальным правом представляется диссертанту необоснованной, поскольку невозможно логически осмыслить, чтобы один и тот же вопрос одновременно и совместно регулировался двумя правовыми системами, так же как на практике попытки одновременного применения международных и национальных норм создают путаницу, вызванную неправомерным смешением предметов правового регулирования.

В третьем параграфе (главы I) – "Развитие взглядов на соотношение международного и внутригосударственного права и состояние проблемы в эпоху глобализации" автор анализирует основные зарубежные и отечественные точки зрения по проблеме их соотношения и поддерживает точку зрения об обоснованности дуалистической модели. Диссертант не соглашается с возможностью существования комплексных норм. Кроме того, автор анализирует феномен глобализации и вопрос государственного суверенитета в связи с деятельностью ВМЭО. При этом диссертант поддерживает точку зрения, что вступление в международную организацию является способом реализации суверенитета посредством ограничения суверенных прав. Автор для обозначения всех форм согласования международного и внутригосударственного права принимает общий термин "трансформация", останавливается на вопросе трансформации решений международных организаций и обратной трансформации, в том числе, посредством этих организаций.

Диссертант считает, что термин "трансформация" не приемлем для обозначения реализации во внутригосударственной сфере норм т.н. "мягкого права", поскольку они международно-правовыми не являются, в связи с чем представляется возможным в данном случае использовать термин "реализация".

Вторая глава – "Особенности соотношения международного и внутригосударственного права в деятельности ВТО, МВФ и группы Всемирного банка" посвящена деятельности анализируемых ВМЭО и конкретным аспектам взаимодействия международного и внутригосударственного права в их деятельности.

В первом параграфе (главы II) "Влияние Всемирной торговой организации на внутригосударственное право" автор указывает, что Соглашения ВТО содержат 2 типа положений, регулирующих вопросы взаимодействия норм права ВТО и внутригосударственого права. Первый тип положений касается обязательности норм соглашений ВТО для государств-членов. Второй тип положений касается рекомендаций органов ВТО в отношении проводимой государствами политики и принимаемых ими законодательных и административных мер.

В первом подпараграфе (первого параграфа главы II) "Влияние норм соглашений ВТО на внутригосударственное право" диссертант поддерживает точку зрения о том, что право ВТО выступает в качестве механизма унификации внутригосударственных правовых систем. При этом основы взаимодействия национального и международного права в рамках государств-членов ВТО установлены п. 4 ст. XIV Марракешского соглашения об учреждении Всемирной торговой организации (Марракеш, 15 апреля 1994г.), в соответствии с которым каждый член обеспечивает соответствие своих законов, иных нормативных актов и административных процедур своим обязательствам, вытекающим из прилагаемых Соглашений.

Автор анализирует отдельные соглашения ВТО на предмет их соотношения с внутригосударственным правом государств-членов.

Диссертант приходит к выводу, что особенно для тех государств, которые хотят стать членами ВТО после завершения Уругвайского раунда, уровень принимаемых ими на себя обязательств по Генеральному соглашению по торговле услугами (ГАТС) значительно выше, чем обязательства, принимавшиеся первоначальными членами ВТО.

Автор указывает, что другой договор - Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам (ТРИМС) напрямую ограничивает возможность для государств-членов ВТО применять указанные в нем меры на законодательном или правоприменительном уровне.

При оценке Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) автор указывает, что оно устанавливает минимальный международный стандарт правового регулирования интеллектуальной собственности на национальном уровне, национальные законы не должны противоречить ТРИПС, но конкретные пути выполнения обязательств по ТРИПС лежат в сфере исключительного суверенного усмотрения государств-членов ВТО. Диссертант анализирует текст ТРИПС и приходит к выводу, что ТРИПС содержит как обязательные, так и факультативные положения. Кроме того, автор указывает, что ТРИПС с одной стороны предусматривает права судебных органов государств-членов, а с другой стороны – устанавливает обязанность для государств в лице законодательных органов предоставить соответствующие права судебным органам этих государств.

По результатам исследования соглашений ВТО, диссертант приходит к выводу, что практически каждое соглашение содержит нормы о том, что государство вправе, а что не вправе предпринимать в рамках внутригосударственного правового регулирования экономической сферы. При этом многие соглашения ВТО родились под влиянием внутригосударственной практики развитых государств и представляют собой продукт обратной трансформации.

Во втором подпараграфе (параграфа первого главы II) – "Разрешение споров в рамках Всемирной торговой организации и внутригосударственное право" автор анализирует механизм разрешения споров ВТО как пример активного воздействия ВМЭО на право государств и систему оценки соответствия внутригосударственных законодательных и административных мер нормам соглашений ВТО.

Автор приходит к выводу, что механизм разрешения споров ВТО оказывает существенное влияние на внутригосударственное право, что подтверждается практикой имплементации рекомендаций ОРС, хотя такая имплементация не всегда является надлежащей. Несмотря на то, что рекомендации ОРС не обладают обязательной силой для государств-участников ВТО, в отношении которых они сделаны, государства имеют базовое обязательство по приведению и поддержанию в соответствии своих внутренних законов, иных нормативно-правовых актов и административных процедур в соответствии с соглашениями ВТО.

Диссертант заключает, что практика ОРС ВТО способна оказывать сдерживающее влияние на национальное право государств-участников.

По результатам анализа практики ОРС ВТО автор делает вывод о том, что внутригосударственное право и его применение рассматривается третейскими группами и Апелляционным органом как вопрос факта при оценке наличия нарушения государством его обязательств по охваченным соглашениям. При этом третейские группы и Апелляционный орган могут толковать национальное право государства иначе, чем его толкуют национальные органы либо выбрать одно из имеющихся национальных толкований, которое, на их взгляд, является более убедительным.

Во втором параграфе (главы II) – "Соотношение международного и внутригосударственного права в деятельности Международного центра по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) группы Всемирного Банка" автор анализирует деятельность указанной ВМЭО и приходит к выводу об отсутствии единого подхода в практике МЦУИС к решению вопроса о соотношении международного и внутригосударственного права: одни трибуналы рассматривают их как самостоятельные правопорядки, другие же, напротив, как взаимосвязанные системы, причем внутригосударственное право носит подчиненный характер. Третьи придают внутригосударственному праву лишь значение фактического обстоятельства. При этом, во всех случаях трибуналы свободны при разрешении спора толковать внутригосударственное право по своему усмотрению. В связи с этим, автор видит целесообразным выработку согласованной позиции государств-участников МЦУИС по вопросу применения и соотношения международного и внутригосударственного права в деятельности трибуналов Центра.

В третьем параграфе (главы II) – "Влияние "мягкого" права МВФ и Всемирного банка на внутригосударственное право" автор подробно анализирует точки зрения о содержании понятия "мягкое право" и приходит к выводу, что его содержание могут составлять только рекомендательные нормы международных организаций, не являющиеся правовыми. Сам термин "мягкое право" диссертант считает некорректным и предлагает использовать термин "предправо" или "косвенное предправо".

Примером таких норм в деятельности анализируемых ВМЭО являются стандарты и кодексы, принятые либо признанные МВФ и Всемирным банком.

Автор предлагает классифицировать воздействие стандартов и кодексов на внутригосударственное право по двум основаниям: во-первых, свободная реализация, во вторых - в различной степени принудительное применение, когда реализация определенных стандартов является условием (прямым или косвенным, официальным или неформальным) получения помощи (прежде всего финансовой) от международной организации.

Соответственно нормы добровольных стандартов и кодексов, не являясь обязательными для государств, могут приобретать обязательный характер для персонала международной организации при работе с государствами, что, в свою очередь вынуждает государства учитывать указанные нормы при работе с международной организацией и обеспечивать их применение во внутригосударственной сфере.

Таким образом, рекомендательность стандартов и кодексов компенсируется, зачастую, необходимостью их применения для достижения благоприятных для государства последствий.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.