авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Соотношение суверенитета и надгосударственности в современном международном праве (в контексте глобализации) (

-- [ Страница 4 ] --

Предпосылки для создания первых международных организаций появились еще в середине XIX века. Как известно, первая действующая международная организация, Международный телеграфный союз, была создана в 1865 году. Уже в 1874 году цивилизованными государствами была принята Всеобщая почтовая конвенция, которая закрепила три специальных международно-правовых принципа содействия многостороннего почтового обмена, у которых даже в названиях прослеживается их всемирный характер и масштаб: единство почтовой территории, единообразный тариф, свобода транзита. Впоследствии в ст. 35 Конвенции 1957 года императивность «почтовых» принципов была закреплена: «Если какое-либо государство не соблюдает постановлений ст. 34, касающейся свободы транзита, то администрации других государств имеют право прекратить почтовые сношения с этим государством».

Именно межгосударственная система ООН сделала возможным появление глобализации. В системе ООН изначально закладывались значительные всеобъемлющие возможности, способные обеспечить потребности всего международного сообщества. В условиях формирования международной глобальной системы уникальный потенциал семьи специализированных учреждений ООН является важным фактором сохранения стабильности международного сообщества и защиты интересов государств-членов. Всеобъемлющая система ООН представляет собой основу многостороннего управления и имеет все необходимое, чтобы обеспечивать основные интересы государств в условиях глобализации.

Значение ООН трудно переоценить. Система ООН обеспечивает возможность организации совместных действий почти всех государств мира через институт взаимосвязанного членства для обеспечения потребностей взаимозависимого современного международного сообщества; государства-члены взаимно связаны друг с другом через непосредственное сотрудничество на местах, официальные международные консультации и неформальные межгосударственные контакты на разных дипломатических уровнях; государства-члены имеют возможность регулярного и оперативного обмена информацией одновременно по широкому кругу вопросов, в том числе через постоянные представительства государств-членов при международных организациях; посредством системы ООН реализуется нормотворческая функция самостоятельно ООН через заключение международных договоров, и посредством ее государств-членов; осуществляются контрольные функции; к нарушителям применяются санкции и используются судебные процедуры Международного суда ООН.

В настоящее время, по мнению ряда государств, ООН якобы утратила свою эффективность, поскольку процесс экономической глобализации международного сообщества противоречит исходным международно-правовым принципам и понятиям; руководящие структуры ООН не соответствуют современным реальностям. Все больше государств претендует на возможность увеличить свое влияние на процесс принятия решений в Совете Безопасности, который реализует свои функции на основе устаревшего распределения сил и блоковых отношений, существовавших после 1945 года. Система ООН создавалась исходя из международной ситуации послевоенного многостороннего мира, но и сейчас, когда объективно формируется и утверждается глобальный мир, ООН продолжает сохранять свою эффективность, хотя и сталкивается с системными проблемами.

Послевоенные политики США использовали преимущества сильного положения своего государства в мире, чтобы инициировать появление основ международной экономической системы, включающих меры по созданию валютно-финансовой системы, либерализации торговли, финансированию развития государств. В системе международных экономических отношений до настоящего времени действует система, заложенная по инициативе США на Бреттонвудской конференции 1944 года. Мировые экономические процессы в основном управляются ни через Экономический и социальный совет ООН, а посредством взаимосвязанной структуры международных организаций – группы Всемирного банка, МВФ, ВТО-ГАТТ. Лидерство в упомянутых международных организациях, бесспорно, принадлежит США, которые обладают крупнейшими долями участия и, соответственно, влияния, а также единоличным правом вето в системе МВФ-Всемирный банк2. Триединая структура является существенным фактором глобализации и в процессе проведения переговоров об изменении правовых норм, лежащих в основе торговли, структурных преобразований и финансов.

Как известно, окончательное признание международных организаций в качестве субъектов международного права связывается с консультативным заключением Международного суда ООН от 11 апреля 1949 г. Наличие международной правосубъектности международной организации подчеркивает определенную автономность международной организации по отношению к государствам-членам.

Располагая компетенцией, отличающейся от государственной, члены международной организации, реализуя государственные права, расширяют свою компетенцию. Поскольку возложение полномочий на международную организацию носит добровольный характер, можно говорить, что это обстоятельство имеет объективные предпосылки, основанные, прежде всего, на национальных интересах государств-участников. Суверенитет государства проявляется в независимом и свободном принятии решения о вхождении или выходе из международной организации. Вхождение государств в международную организацию и возложение на нее полномочий не несет в себе опасности потери государственного суверенитета, а, наоборот, ведет к утверждению приоритетного значения суверенных государств по отношению к другим субъектам международного права.

В условиях возрастающей взаимозависимости всего международного сообщества возложение государствами своих традиционных полномочий на международные организации в целях успешного решения внутригосударственных и международных проблем становится очевидной тенденцией современного развития. В условиях экономической глобализации государства не заинтересованы поступаться своим суверенитетом. Основополагающий принцип международного права, утверждающий суверенное равенство государств, за всю послевоенную историю никем не ставился под сомнение, и обеспечивает эффективность всей системы международных отношений до настоящего времени. Реализация полномочий международной организации не означает для государств-членов ограничение, отказ или лишение их суверенитета. Развитие международного права, вероятно, также будет идти по пути расширения многосторонних возможностей государств.

Качество и количество полномочий, которые возлагаются государствами-членами на международную организацию, не равны качеству и количеству полномочий, которыми располагает каждое государство-член по этим вопросам. Полномочия, которые реализует международная организация, могут, по сути, совпадать с государственными полномочиями, однако говорить о полномочиях, прерогативах, правах или компетенции, присущих государственному суверенитету, в случае международной организации, не представляется корректным. Международная организация не может порождать права, присущие суверенитету, поскольку природа ее власти и власти государства различны. В этой связи неверно будет приравнивать существующую надгосударственность международных организаций к возможностям функционирования глобального правительства.

Качество надгосударственности в деятельности международных организаций развивается в тех сферах межгосударственного сотрудничества, где международные проблемы могут представлять угрозу для всей цивилизации или региона в целом, которые затрагивают интересы всего человечества или имеют всеобъемлющий региональный характер и требуют для своего решения объединенных усилий государств.

Идея о необходимости наделения международных организаций элементами надгосударственности как эффективный путь решения всеобщих и глобальных проблем не является чем-то новым. Возможность международной организации принимать обязательные по отношению к государствам-членам решения означает не наличие у нее «суверенитета» или «верховенства», а лишь добровольно выбранный государствами многосторонний способ решения проблем, имеющих значение для международного сообщества. Эту позицию можно считать утвердившейся в отечественной доктрине международного права.

Конечно, в случае надгосударственности, ни о каком пересмотре норм, не соответствующих общепризнанным нормам современного международного права, речи не идет, хотя бы потому, что по своей природе полномочия международной организации обеспечивают власть производную от суверенной, а не саму власть государств. Решение государства об участии в надгосударственной организации формируется с учетом сопоставления дополнительных возможностей, которое оно может приобрести от участия в такой международной организации, и определенных правил международной организации и возможных ограничений, которые государству необходимо будет принять. Очевидно, что такие ограничения связаны не с изменением суверенного статуса государства, но с принятием конкретных условий и обязательств.

Проведенный анализ показал, что качество надгосударственности, как правило, выявляется на стадии реализации задачи международной организацией, а не ее постановки государствами-членами. Важным выводом из последнего утверждения считаем то, что именно государства-члены многостороннего межгосударственного института, в соответствии с установленной процедурой принятия решений, одобряют решение о целесообразности применения надгосударственных механизмов, как наиболее эффективных и соответствующих конкретной задаче. Считаем, что в связи с тем, что между государствами существует объективное неравенство во всех смыслах, кроме юридического, качество надгосударственности имеет хорошую почву для своего развития. Причем усиление надгосударственного компонента в деятельности международных организаций не умаляет принципа суверенного равенства государств.

История развития современного международного права демонстрирует тенденцию к увеличению международно-правовых решений, принятых с участием многосторонних институтов, главным образом, международных организаций. Добровольное согласие государств на реализацию традиционных государственных функций через международную организацию доказывает, что, во-первых, государства все чаще признают многосторонние инструменты более эффективным механизмом для решения как своих государственных, так и всеобщих международных проблем; во-вторых, количество проблем, имеющих всеобъемлющий характер, увеличивается как за счет «вовлечения» в проблему большего количества государств, так и появления новых, ранее не столь актуальных проблем; и, в-третьих, человечество осознает себя как единое целое, выдвигает на первый план общечеловеческие ценности и, как следствие, допускает качество надгосударственности в деятельности международных организаций.

Появление и развитие Европейского союза является примером успешной попытки сохранения влияния государств региона на универсальном уровне в условиях глобализации. Характер европейского интеграционного процесса на протяжении ряда лет складывался как следствие координации хозяйственно-экономической политики. Заслуга организаторов ЕС заключается в том, что, наделив Европейские сообщества надгосударственными полномочиями, они смогли превратить их в единый механизм, способный развиваться в условиях глобализации.

Во времена глобального биполярного противостояния надгосударственность подвергалась критике или полному отрицанию, поскольку надгосударственный характер международных организаций, в которые входили бы государства различных социально-экономических и политических систем, объективно был исключен. Вероятно, именно по этой причине наибольшее развитие получили и подверглись последующему исследованию надгосударственные качества Европейских сообществ, объединяющие государства одного региона и имеющие сопоставимые социально-экономические системы.

С учетом специфики права ЕС существовало мнение, что надгосударственные элементы, сложившиеся в правовой практике европейского интеграционного объединения, нельзя полностью отождествлять с теми, которые имеют место в ряде традиционных международных организаций, что они якобы имеют свои особенности: право организации своими решениями обязывать и уполномочивать физических и юридических лиц государств-членов; непосредственное действие решений организации на территории государств-членов.

Интеграция европейского объединения развивается в рамках международного права и движется по направлению к конфедеративной форме правового устройства регионального объединения. По мнению автора, формально, то чего не хватает европейскому интеграционному объединению, чтобы его можно было квалифицировать как конфедерацию, – это политической воли его государств-членов и договорно-закрепленных международно-правовых гарантий, содержащих взаимные права и обязанности суверенных и независимых государств, вошедших в конфедеративный союз, которые, в частности, могли бы составить содержание общеевропейского конституционного договора.

Анализируя исторический процесс развития Европейского союза, можно с уверенностью утверждать, что федерация на его основе вряд ли возможна, поскольку главный принцип существования европейских государств противоречит федеративному – нет оснований, при которых договаривающиеся стороны были бы заинтересованы «отказаться» от суверенитета в пользу единого центра. Государства Европы традиционно стремятся к независимости и сохранению своего суверенитета.

Признавая наличие региональных интеграционных процессов во всех частях мира, на тех же основаниях, что и для «европейского права», можно было бы выделить в отдельную категорию, например, «латиноамериканское право», «азиатское право», «африканское право» и т.п. Однако подобный подход, уверены, приведет скорее к разрушению общего международно-правового поля, чем к его укреплению и консолидации, что, очевидно, противоречит интересам и устремлениям всего международного сообщества государств. Кроме того, в настоящее время единого регионального правового пространства для всей географической Европы в реальности не существует и вряд ли возможно в обозримом будущем по причине объективных политических, геостратегических, экономических и юридических барьеров между Западом и Востоком Европы. Полагаем, что более правильным названием совокупности правовых норм, имеющих отношение к региональной интеграции суверенных государств Европы, вместо «европейского права» является – «право европейской интеграции». Не умаляя особенностей права европейской интеграции, признаем, что в его основе лежит именно международное публичное право – право международных организаций.

Четвертая глава диссертации «Соотношение государственного суверенитета и надгосударственности международных организаций в современном международном праве» посвящена исследованию качества надгосударственности в деятельности международных организаций.

Проблема существования надгосударственности возникает в связи с поиском наиболее эффективных путей решения усиливающихся всеобъемлющих и глобальных задач в рамках международных организаций и не направлено на нарушение или ущемление суверенитета. У мирового сообщества нет иного выбора, кроме как найти ответ на вызовы глобализации. Объективной основой надгосударственности является растущая взаимосвязь и взаимообусловленность международной жизни народов и государств, требующие новые, более эффективные многосторонние инструменты международного сотрудничества в различных областях. Качественные изменения в характере многостороннего международно-правового регулирования в сторону развития надгосударственности международных организаций связываются нами с попыткой правового обеспечения политических задач объединения государств мира.

Возникновение надгосударственных функций в компетенции международной организации является результатом объединительных тенденций и суверенного волеизъявления государств-членов на основе принципов и норм международного права и, как правило, служит для достижения глобальных интересов государств, связанных с более тесным сотрудничеством и продвижением идей о будущем гармоничном устройстве мира, а не для использования их в качестве инструмента суверенно-властного вмешательства во внутренние дела государств.

Сущность надгосударственности определяется объективными интересами государств-участников международной организации, которые находят отражение как в уставе, так и в практической деятельности международной организации. Надгосударственность возможна только в случае совпадения интересов большинства государств-членов международной организации и при наличии их общего согласия о достижении целей и задач международной организации с помощью надгосударственного механизма.

Столкновение интересов между волей организации и волями одного или нескольких государств-членов может возникнуть лишь в ходе реализации целей и задач международной организации, а не на этапе их установления в учредительном договоре международной организации. Поскольку говорить о действительности международно-правовых норм, противоречащих конституции, как в теоретическом, так и в практическом плане не верно, следует признать, что источником качества надгосударственности на современном этапе являются соответствующие положения конституций государств о возможном возложения на международные организации определенных функциональных полномочий, входящих исключительно в компетенцию государств.

Наложение обязательств на государства-члены со стороны международной организации независимо от их согласия осуществляется на основании положений учредительных актов международных организаций и установленных в них процедур. Надгосударственность, как правило, возникает в связи с достижением поставленных целей и задач международного договора, учреждающего международную организацию. Качество надгосударственности проявляется в процессе выполнения задач международной организации за счет ее внутреннего потенциала, например за счет широких полномочий или подразумеваемой компетенции организации, источником которой может быть внутреннее право соответствующего международного образования. Важно отметить, что надгосударственность возможна лишь в отношении тех норм права, которые находятся в рамках полномочий международной организации, необходимых для достижения ее уставных целей и задач, причем нарушение этого порядка создает основания для лишения правовых актов международной организации законной силы.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.