авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Актуальные международно-правовые вопросы поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов международного района морского дна

-- [ Страница 2 ] --

В соответствии со ст.136 Конвенции 1982 года Район и его ресурсы являются «общим наследием человечества». Это основополагающий принцип системы правового регулирования деятельности в Районе.

Концепция «общего наследия человечества» была впервые официально сформулирована в «Декларации» принципов, регулирующих режим дна морей и океанов и его недр за пределами действия националь­ной юрисдикции» (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2749 XXV). В декларации провозглашалось, что дно морей и океанов за пределами национальной юрисдикции, а также ресурсы этого района являются «общим наследием человечества» и не подлежат присвоению, каким бы то ни было образом государствами или лицами. Кроме того, объявлялось, что этот район открыт для использования исключительно в мирных целях всеми государствами и лицами.

Хотя понятие «общее наследие человечества» не определено, его содержание для целей Конвенции может быть расшифровано из других положений Части XI, в частности из основных принципов, регулирующих Район и изложенных в разделе 2 Части XI, а также из «параллельной системы разведки и разработки», содержащейся в статье 153.

В частности, согласно статьи 137, ни одно государство не вправе претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой либо части этого района или его ресурсов. Деятельность в Районе осуществляется на благо всего человечества, независимо от географического положения государств как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю, и с особым учетом интересов развивающихся стран (статья 140, п. 1). Финансовые и другие экономические выгоды, получаемые от деятельности в Районе, справедливо распределяются через Орган (статья 140,п.2).

В соответствии со статьей 153 Части XI Конвенции ООН «параллельная система» является основой международного режима разведки и разработки минеральных ресурсов Района. Параллелизм системы разведки и разработки заключается в том, что такая деятельность может проводиться как самим Органом через свое Предприятие, так и самостоятельно государствами и их физическими или юридическими лицами (при поручительстве государств) (пункт 2).

Безопасность поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов Района следует считать институтом международного права. С учетом того, что на ведение таких работ получают контракты субъекты различного уровня технического обеспечения и кадровой подготовки, внимание к каждому из таких контрактов и контракторов особое. Оно резко повысилось в связи с катастрофой в Мексиканском заливе 22 апреля 2010 года и повторного взрыва в Мексиканском заливе 3 сентября 2010 года в плане практического обеспечения экологической и иной безопасности при морской недродобыче.

Под влиянием катастрофы от 22 апреля 2010 года за рубежом создано совместное (открытое) предприятие по обеспечению безопасности при морской нефтедобыче. Соответствующий вывод должен быть сделан и для деятельности в Районе.

Соблюдение строгих стандартов безопасности при морской недродобыче изначально предполагается на всех этапах этого процесса. В наиболее общем плане это требование выражает, видимо, принцип предосторожности, закрепленный в ряде международно-правовых документов.

В то же время международные стандарты безопасности, рекомендуемая практика при морской недродобыче в большинстве государств слабо разработаны. По мнению многих исследователей, пришло время срочно решать эту проблему. Предложения установить в таких случаях принцип ответственности государства - поручителя, государства принадлежности собственника и оператора, контрактора, руководствоваться правилом «загрязнитель платит» логически и объективно объяснимы.

Но важнее внимание к стандартам, способствующим недопущению аварии или катастрофы (превенционный аспект), быстрейшему уменьшению и ликвидации негативных последствий. Опыт обеспечения безопасности при глубоководной недродобыче и для российских компаний (нефтяных, в первую очередь), и бизнесменов представляет большой интерес, в том числе – с точки зрения их участии в деятельности иностранных компаний. Предложения по закреплению концепции «эколого-правового пространства» и разработке единого правового документа в области защиты окружающей среды весьма ко времени.

Автору представляется весьма востребованной идея учреждения Центра Немедленной Помощи при Морской Недродобыче (ЦНПМН), подобно ERAC – Emergency Response Activity Center на Черном море.

Автор полагает нежелательным в данном случае разделять технические меры безопасности (англ. safety) и меры (стандарты) по обеспечению безопасности от АНВ - актов незаконного вмешательства (англ. security). Они должны приниматься комплексно, с учетом одинаковых негативных последствий с точки зрения возможного причинения экологического и иного вреда.

Усиление наднационального элемента в соответствующих стандартах – настоятельное требование современности8.

В контексте сказанного требует оценки (относительно ее эффективности) вся универсальная международно-правовая база регулирования деятельности в Районе (Мировом океане). Автор кратко производит эту оценку.

В Главе 2 «Осуществление управления поиском, разведкой и разработкой минеральных ресурсов Района» анализируются понятие «международное управление» и роль Международного органа по морскому дну в управлении деятельностью в Районе.

Автор соглашается с тем, что в начале XXI века выстраивается модель «антикризисного управления». В этом плане оценивается и намечающееся международное управление по теме настоящей диссертации, учитывая его возможные разновидности.

В связи с этим отмечена возрастающая необходимость того, чтобы будущий миропорядок в целом основывался на коллективных механизмах решения мировых проблем. Как полагает автор, система правового режима Района и система Органа вполне соответствует концептуальным подходам к институту международного управления как таковому.

Международный орган по морскому дну - новая международная организация, призванная регулировать и контролировать деятельность в Районе, а также структуру и функции различных звеньев этой организации, в число которых входят Ассамблея, Совет, Юридическая и Техническая комиссии, финансовый комитет и секретариат. Членами Органа являются все государства-участники Конвенции.

В диссертации исследована роль Органа, по нормотворческой деятельности и созданию международно-правовых документов, без которых невозможно проведение работ в Районе, несмотря на наличие норм Конвенции и Соглашения. Это касается не только полиметаллических конкре­ций, но и других видов ресурсов.

Основой соответствующих правил Органа является Приложение III к Конвенции 1982г. «Основные условия поиска, разведки и разработки» (изложены в виде статей), нормы которого являются неотъемлемой частью Конвенции, носят универсальный характер и должны учитываться при осуществлении деятельности на все виды минеральных ресурсов в Районе. Однако некоторые из них (в частности, антимонопольные положения и финансовые условия контрактов) были разработаны только применительно к полиметаллическим (железомарганцевым) конкрециям. С этим фактом государствам и компаниям приходится считаться, нередко полагаясь на внутригосударственное регулирование. Автор приходит к выводу, что эта система стимулирует интерес контрактора к добыче ресурсов в Районе. Аналогичный подход используется государством при стимулировании работ по разведке и добыче нефти и газа на континентальном шельфе Арктических морей.

Государства, компании и предприятия должны подавать в Орган заявки на утверждение «планов работ», которые (после их утверждения) принимают «форму контракта» с учетом особых требований к обеспечению безопасности работ.

Таким образом, Орган - главный инструмент в управлении осуществлением деятельностью в Районе, созданный в соответствии со статьями 156-185 Конвенции. Обычно эту функцию Органа определяют как «осуществление конвенционного режима в Международном районе морского дна», которому должны подчиняться все участники Конвенции и Соглашения. Общемировая позиция сложилась в пользу такого варианта, и поэтому единый Орган, и только он вправе осуществлять институционное (коллективное) управление в данной области.

Как считает автор, система принятия решений в Совете Органа слишком сложная. Конвенционная деятельность в отношении новых видов ресурсов будет заморожена до тех пор, пока Орган не примет соответствующие правовые нормы в виде свода правил по их поиску и разведке и не определит конкретные меры по их реализации9

.

«Осуществление правового режима Района» можно понимать в широком смысле: это означает включение в анализ общепризнанных принципов и норм международного права, основополагающих его источников (прежде всего, Устава ООН), соответствующих норм международного морского права и т.д. В узком смысле анализ ограничивается оценкой содержания, а также порядком применения конкретных норм уже на заключительном уровне, т.е. на уровне Правил (и, соответственно, на уровне контракторов). В этом плане, как наиболее актуальный, и проводится анализ в настоящей диссертации.

Лишь утверждение Правил позволило Органу заключить контракты на разведку с зарегистрированными первоначальными вкладчиками, трансформировав временный режим Резолюции II в единый и окончательный правовой режим, уста­навливаемый по Конвенции и Соглашению.

Однако нынешняя неблагоприятная ситуация на мировом рынке и медленные темпы работы по разведке глубоководных ресурсов полиметаллических конкреций свидетельствуют о том, что большинство контракторов останутся на своих местах и будут прилагать многократные попытки продлить свои контракты, чтобы сохранить выделенные районы и после истечении первоначального срока разведки в 15 лет.

Как полагает автор, бесконечно этот процесс (без активизации практической работы) продолжаться не может. Оценка годовых отчетов Юридической и технической комиссией Органа на каждой ежегодной сессии Органа – мера неэффективная. Такая ситуация приводит к тому, что на ряде «контрактных участков» ведется только изыскательская деятельность и нет ясности, когда начнется их практическая разработка. Т.е. участок становится как бы «захваченным» бездействующим контрактором.

В настоящее время единственным российским субъектом, осуществляющим деятельность по разведке полиметаллических конкреций в Районе является государственное геологическое предприятие (государственный научный центр) научно-производственное объединение по морским геологоразведочным работам «Южморгеология» Федерального Агентства по недропользованию России, получившее право на один участок морского дна в Тихом океане по резолюции III Третьей конференции ООН по морскому праву в качестве «первоначального вкладчика» еще до вступления Конвенции силу.

Государственным правовым актом, закрепляющим право такой деятельности этим субъектом, явился Указ Президента Российской Федерации от 22 ноября 1994 года10. Указом предусмотрено, что «Южморгеология» при осуществлении деятельности по разведке и разработке минеральных ресурсов на упомянутых участках морского дна пользуется защитой Российской Федерации. Указано, что отношения, возникающие в связи с использованием участков морского дна (п. 1 настоящего Указа), а также с разведкой и разработкой минеральных ресурсов в их пределах, регулируются законодательством РФ. Этим же Указом Правительству Российской Федерации было поручено разработать правовые акты, регламентирующие порядок деятельности российских физических и юридических лиц по освоению минеральных ресурсов Района.

В связи с упомянутым Указом 25 апреля 1995 г. Правительством Российской Федерации было принято специальное Постановление11.

«Российская» деятельность в Районе до последнего времени осуществлялась в отношении разведки только полиметаллических (железомарганцевых) конкреций. Не появились субъекты с негосударственной формой собственности, заинтересованные в деятельности по их разведке. А такие субъекты, располагающие значительными финансовыми средствами, здесь необходимы. Стала возможна активная деятельность по разведке и разработке морских ресурсов в Районе российскими компаниями, независимо от форм собственности, в том числе и с участием иностранного капитала. Этому способствует и наличие в Районе новых видов ресурсов, которые являются объектом интенсивных разведочных работ в зонах национальной юрисдикции других государств (Папуа- Новая Гвинея), в чем заинтересованы и российские предприятия.

Другим обстоятельством, требующим более активного влияния государства на регулирование деятельности на морском дне в Районе, является необратимый процесс акционирования и приватизации субъектов в геологоразведочной отрасли, включая морские геологоразведочные предприятия, традиционно выполняющие работы в Мировом океане и в Районе от имени Российской Федерации12.

Оценивая с этих позиций современное состояние отечественной правовой базы в отношении рассматриваемой деятельности, можно говорить о правовом «вакууме» в отношении регулирования деятельности российских физических и юридических лиц по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов морского дна за пределами континентального шельфа13.

По мнению автора настоящей диссертации, указанные выше обстоятельства требуют комплексного (экономического, правового, технического) анализа и срочных мер по разработке и принятию нормативно-правовых актов в отношении регулирования деятельности российских физических и юридических лиц по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов Морского дна за пределами континентального шельфа.

Глава 3. Прогрессивное развитие норм по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов Района открывается параграфом, посвященным особенностям безопасного производства указанной деятельности.

Проанализированы, в первую очередь, статьи Конвенции, посвященные данному вопросу, с особым вниманием к экологическим аспектам и Правилам поиска и разведки глубоководных залежей полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок (к проекту таких Правил).

Как отмечает автор, многие нормы и большинство стандартных положений контрактов на разведку останутся неизменными по сравнению с Правилами поиска разведки полиметаллических конкреций в Районе. Однако объективные физические параметры новых видов ресурсов вызывают необходимость учета их особенностей и их отличия от железомарганцевых (полиметаллических) конкреций. Это требует разработки новых норм по ряду важных вопросов. В частности, в отношении перекрывающихся заявок, размера районов для поиска и разведки, антимонопольных положений, процедуре отказа от части разведочных площадей, а возможно и других вопросов.

Поэтому, по ряду положений Правила по новым видам ресурсов должны отличаться (и отличаются) от Правил по полиметаллическим конкрециям. Это положения, касающиеся: размера и конфигурации разведочного участка, отказа от части разведочного района, антимонопольные положения, банковской системы резервирования участков, права заявителя на участие в совместном предприятии, доле в акционерном капитале, раздела продукции.

Несмотря на многолетние дискуссии и на принятие в мае 2010 года Правил по полиметаллическим сульфидам, в Органе не удалось достичь полного единодушия в отношении ряда ключевых вопросов. А именно: размер и конфигурация района, выделяемого одному заявителю для поиска и разведки; система резервирования части заявляемого разведочного района для Органа; антимонопольные положения.

В основе этих проблем лежит необходимость сделать возможным начало деятельности по разведке и разработке новых видов минеральных ресурсов на основе режима Конвенции и предотвратить монополизацию этих ресурсов небольшим числом государств и их компаний, располагающим в настоящее время необходимыми финансовыми и технологическими ресурсами.

Размер и конфигурация района для поиска и разведки.

Как полагает автор, следует твердо придерживаться положений Конвенции о том, что каждый разведочный район, выделяемый контрактору, должен обеспечивать рентабельные операции по одному добычному проекту и при этом должны учитываться «соответствующие физические характеристики района». То есть учитывать параметры минеральных ресурсов, а также «уровень имеющейся в это время технологии добычи полезных ископаемых с морского дна». Иными словами, разведочный район должен обеспечивать технологическую возможность разработки ресурсов и экономическую рентабельность добычи, по крайней мере, одного месторождения.

Таким образом, отправным моментом является размер добычного участка, что для минеральных ресурсов Района является вопросом довольно проблематичным, если не спекулятивным, в связи с отсутствием каких-либо реальных более-менее достоверных попыток технико-экономического анализа их освоения, что связано, в первую очередь, с отсутствием в мире промышленной технологии глубоководной добычи.

Автор приходит к выводу, что модель разведочных и добычных районов, содержащаяся в существующих на начало 2010 г. Правилах и проектах Правил, обсуждаемых в Органе, не обеспечивает экономически рентабельной разработки месторождений. В работе содержатся предложения автора по оптимальному размеру и конфигурации разведочных и добычных участков.

Полиметаллические сульфиды.

В отношении полиметаллических сульфидов автор исходит из того, что один добычной проект по разработке сульфидов должен быть обеспечен ресурсами в объеме не менее 10 млн. тонн руды. Большинство исследователей не случайно склоняются к этой позиции.

Анализ, проведенный автором, показывает, что в каждом рассмотренном случае в разведочный район, выделяемый одному контрактору, войдет небольшое число месторождений и полей подводных сульфидов с объемом ресурсов не более 5-7 млн. тонн руды. Это недостаточно для проведения рентабельной разработки одного участка. По мнению автора, необходимо предусмотреть модель, позволяющую компоновать заявляемые разведочные блоки в несоприкасающиеся группы блоков. Заявляемый район должен состоять из 100 блоков (размером 10х10 км каждый), скомпонованных в четырех разобщенных групп блоков, каждый состоящий из 25 соприкасающихся блоков.

Кобальтоносные корки.

В отношении кобальтоносных корок, с учетом всех геологических и технологических параметров, рассчитанный автором оптимальный размер участка составит 1952,4 кв. км. Это необходимо для обеспечения одного коммерческого проекта при ежегодной добыче 2 млн. тонн влажных корок в течение 20 лет.

Проблема «банковской системы» резервирования участков для Органа.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.