авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Земля как объект международных договоров о правах государства на иностранной территории

-- [ Страница 2 ] --

В параграфе 3 – «Характеристика прав иностранных государств на земельных участках в пределах государственной территории России» – речь идет об учете конкретных механизмов российского законодательства (некоторые из них отличаются от зарубежных аналогов) для оценки возможностей реализации прав иностранного государства на территории России. Показано, что приобретение иностранным государством или, по его поручению, иностранным лицом земельного участка на территории России исключительно на основе российского законодательства, в т.ч. для правомерных общегосударственных целей (например, для строительства здания торгового представительства), сопряжено с существенными рисками. Они обусловлены, прежде всего, тем, что многие вопросы в российском гражданском и внешнеэкономическом законодательстве прописаны не четко, важные альтернативные управленческие решения оставлены на усмотрение должностных лиц. Ввиду этого делается вывод о том, что обозначенные цели иностранного государства оптимальнее достигать посредством заключения соответствующего международного договора.

Глава 2 – «Международное право о подземных правах государств» состоит из четырех параграфов.

В Параграфе 1 – «Участок земной коры как компонент государственной территории» – земная кора рассмотрена как международно-правовое понятие и как часть государственной территории. Правовой режим земной коры целостно не определен договорными нормами международного права. Подземная государственная граница не демаркирована3; подземный предел такой территории определен на практике не международным договором, а только национальным законом, причем у разных стран такие пределы разные. Правовой режим конкретного участка земной коры неизбежно определяется посредством учета взаимодействующих норм международного права (весьма общих) и национального права соответствующего государства (иногда – весьма четких).

В параграфе 2 – «Права иностранных государств на участок земной коры, обозначенный на поверхности земли государственными границами (на примере законодательных подходов России и США)» – рассмотрены, прежде всего, применимые к установлению статуса недр положения международного права; затем охарактеризованы, в этом контексте, применимые установления национального законодательства о недрах (при сравнении соответствующих законодательных подходов России и США); на основе этого показаны возможности совершенствовании российского законодательства о недрах в части, затрагивающей режим земной коры. Она в пределах государственных границ США включена, согласно общему праву США, в состав государственной территории. Вся земная кора в таких пределах составляет «недра США». Согласно законодательству США о природных ресурсах, в частности, о разработке металлосодержащих руд, недра – это все, что находится глубже растительного слоя поверхности Земли и почвы. Право США исходит из четкого юридического предела протяженности недр в глубь Земли; этот предел – центр планеты. В юридической литературе отмечены и плюсы, и недостатки «максималистского» подхода американского законодателя4.

В отличие от американского, российский законодатель не заявил о правах на всю земную кору до центра планеты. Недра (а не земная кора) являются частью территории России, а на такую территорию распространяется суверенитет Российской Федерации (ч. 1 ст. 4 Конституции РФ). Согласно преамбуле Закона «О недрах», недра – это часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя, а при его отсутствии – ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающаяся «до глубин, доступных для геологического изучения и освоения». Недостаток федерального закона «О недрах» (самоограничение государственной территории России через ограничение понятия «недра» только частью земной коры) можно исправить.

Параграф 3 – «Договоры между Германией и Нидерландами 1939 и 1952 годов о правах Нидерландов на подземные работы на территории Германии» – посвящен анализу договорно согласованного механизма реализации прав одного государства в подземном пространстве, расположенном в государственных границах другого государства. По смыслу договоров, месторождения угля находились по обе стороны государственной границы между Германией и Нидерландами, но именно голландские предприниматели начали разработку этих месторождений. С учетом реально осуществляемых Нидерландами под землей Германии горных работ, между Германией и Нидерландами в 1939 г. был подписан «Договор для определения рабочей границы угольных разработок, осуществляемых по обе стороны от границы вдоль реки Ворм»5. В соответствии с Договором 1939 г. в части полицейского, горного надзора за подземными работами применялись законы и правила того государства, на территории которого уголь доставляется на поверхность земли. Таким же образом регулировались трудовые отношения рабочих и служащих, занятых в подземных работах. Правонарушения, совершенные при подземных работах, рассматривались как совершенные в пределах государства, на территории которого уголь доставлялся на поверхность земли. Этот механизм был укреплен, его сфера применения расширена последующим договором между этими государствами, заключенным в 1952 г., который устанавливал новую границу горных разработок. При этом, в отличие от предыдущего договора, Договором 1952 г. была ограничена глубина подземного пространства, находящегося под двумя земельными участками – не более 280 метров. Договор 1952 г., кроме того, расширил права Нидерландов в обозначенных подземных пространствах Германии: полицейский контроль, горный надзор, правовое положение рабочих и служащих определялось законодательством Нидерландов. Неправомерное действие или бездействие в ходе подземной деятельности рассматривалось как имевшее место на территории Нидерландов. Для целей импортных и экспортных пошлин, запретов и ограничений, считалось, что уголь разрабатывается в Нидерландах. В порядке баланса предусмотрены ограничения прав Нидерландов на иностранной территории: запрещены наземные угольные разработки со стороны Нидерландов; соотношения между голландскими правами владения угольными разработками и германскими правами на поверхлежащие участки земли, расположенными на территории Германии, определялось, согласно Договору 1952 г., по праву Германии. Т.е. в данном случае договорная практика обозначила механизм реализации экономических прав одного государства в подземных районах, лежащих под землями другого государства. Посредством договорно оформленной юридической фикции совершенные здесь правонарушения, в т.ч. и уголовные преступления, считались совершенными на территории другого государства. Это другое государство и осуществляло в данных подземных районах свои властные полномочия (полицейские, таможенные, административные, судебные).

Параграф 4 – «Российское законодательство, применимое к земельным участкам на иностранной территории, а также имуществу России, находящемуся на таких земельных участках и под ними» - посвящен анализу обозначенного российского законодательства на фоне применимых норм международного права. По советскому законодательству (Постановление Совета Министров СССР «О порядке приобретения, отчуждения и аренды земельных участков, зданий и сооружений, находящихся за границей, и их регистрации и учета» от 25.11.80 г. № 10896) приобретение и аренда земельных участков, находящихся на иностранной территории, а также приобретение или строительство зданий, сооружений на земельных участках, предоставляемых в пользование на условиях взаимности, могли осуществляться на основе международных договоров СССР. Изданный Президентом России в 1993 г.

Указ «О государственной собственности бывшего Союза ССР за рубежом» № 2017 носит юридически не однозначный характер. Согласно п. 1 Указа Российская Федерация, как государство-продолжатель Союза ССР принимает на себя все права на недвижимую и движимую собственность бывшего СССР, находящуюся за рубежом, а также выполнение всех обязательств, связанных с использованием этой собственности. Вместе с тем, Указ все права Советского Союза на иностранной территории свел к праву собственности. Тем самым, по сравнению с законодательством СССР, был существенно обеднен перечень земельных участков и соответствующих объектов, находящихся на иностранной территории, которыми управлял Советский Союз. Так, вне действия Указа 1993 г. оказались земельные участки, находящиеся в пользовании СССР, в т.ч. бессрочном; на условиях льготной аренды и т.д. Этот юридический недочет, допущенный в 1991-1993гг., стал «тиражироваться» в последующих нормативных актах Российской Федерации. К ним можно отнести Постановление Правительства РФ «Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом» от 05.01.95 г. № 148. Вместо международно-правового уровня (договор СССР с иностранным государством) акцент сделан на принятие национально-законодательных актов России. В 1999 г. был принят обеими палатами Федерального Собрания России Федеральный закон «Об управлении собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом». Позитивным фактом следует считать отклонение этого закона Президентом Российской Федерации.

Глава 3 – «Международно-правовые возможности экономического использования государством участков земли на иностранной территории» - состоит из 4-х параграфов.

В Параграфе 1 – «Концепция международного сервитута» – дан обзор наиболее проработанных в международно-правовой литературе концепций международного сервитута. Эта концепция сводится не только к описанию прав одного государства на сухопутной территории другого государства, но и иных прав, причем весьма разных, обусловленных неодинаковыми международно-правовыми источниками, представляющими разные отрасли международного права. В посвященной международным сервитутам книге Вали Ф.А. речь идет: о праве мирного прохода судна одного государства через территориальное море (как часть морской государственной территории) другого государства; о международной аренде морских портов; о праве транзита судов одного государства через трансграничную реку, протекающую по территории другого государства и др. Но при толковании норм о мирном проходе через территориальное море международные суды и арбитражи не использовали термин «международный сервитут». Не употребляется этот термин и в универсальных морских конвенциях, предусматривающих нормы о праве мирного прохода: в Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. (ст. 14) и Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 17)9. Нет необходимости прибегать к концепции международного сервитута и при характеристике правового режима морских портов или международных рек10.

В Параграфе 2 – «Права на транзит через земли иностранного государства» – рассмотрены международные договоры, предусматривающие такие права. В многосторонних договорах положения о правах одного государства на транзит через земли другого государства сформулированы как правило гибко, подобные права обозначены лишь как рекомендованное взаимное поведение государств. Таковы соответствующие положения Барселонской конвенции 1921 г. и Статута о свободе транзита; Генерального соглашения о тарифах и торговле; Договора к Энергетической хартии 1994 г. В четко обязывающих формулировках права одного государства на транзит через земли другого государства фиксируются чаще в двусторонних, иногда трехсторонних договорах. В качестве примера двустороннего договора можно привести Соглашение между Россией и Финляндией об условиях пользования Российским государством и Российскими гражданами правом свободного транзита через Печенгскую область от 28 октября 1922 г. С целью сохранения традиционных экономических прав россиян, именно, обеспечения транзита через район Печенги (Петсамо) в ст. 1 Соглашения 1922 г. предусмотрено, что Российские власти и российские граждане имеют право свободного прохода через финскую территорию Петсамо (Печенга) из России в Норвегию и обратно. Согласно ст. 2 право свободного прохода предоставлялось любому лицу, имеющему разрешение на транзит, выданное компетентными российскими властями, сроком на три месяца и не требующее визы властей Финляндии. Договорный механизм защиты прав РСФСР на конкретных землях, находящихся на территории Финляндии, оказался весьма жизненным: Соглашение 1922 г. исполнялась сторонами вплоть до начала Второй мировой войны. Согласно ст. 2 Мирного договора между СССР и Финляндией от 10 февраля 1947 г., Финляндия уступила район Петсамо (Печенги) Советскому Союзу.

В Параграфе 3 – «Трансграничные железные дороги как объект международных договоров о правах государства на иностранной территории» – дан анализ договоров о правах одного государства на землях железнодорожного транспорта другого: о правах Германии на землях железнодорожного транспорта Польши и правах Польши на землях Германии; о взаимных правах государств на землях «Восточной железной дороги»; о правах Чехословакии на землях железнодорожного транспорта, расположенных на территории Польши. При решении после Первой мировой войны (1913-1919 гг.) вопросов о новых государственных границах в Европе учитывался факт соединения железной дорогой двух крупных экономических центров, со сложившейся специализацией промышленности, устоявшимся товарообменом, грузопотоками, пассажирским сообщением. Составители Версальских мирных договоров в ряде случаев к постановлениям о новых государственных границах добавляли договорные положения об учете прав одного государства на приграничных землях железнодорожного транспорта, находящимся в новых пределах государственной территории другого государства.

О правах Германии на землях железнодорожного транспорта Польши и правах Польши на землях Германии. Согласно Версальскому мирному договору 1919 г., Германия возвращала Польше Познань, часть Поморья и некоторые другие территории. Город Данциг (Гданьск) был объявлен вольным городом. При новых границах Германии и Польши часть Германии – остающаяся в ее пределах часть Восточной Пруссии – оказывалась отделенной от остальной части страны. Стали трансграничными ранее построенные железные дороги, соединяющие коротким путем важнейшие экономические центры Германии. Для того чтобы это новое положение земельных участков железнодорожного транспорта не привнесло проблем сложившимся торгово-экономическим связям между населенными пунктами, в Версальском договоре предусмотрены специальные положения об урегулировании прав Германии на приграничных земельных участках, находящихся на территории Польши, и прав Польши на таких земельных участках в пределах территории Германии. В развитие этого Германия, Польша и вольный город Данциг подписали в 1921 г. конвенцию, в соответствии с которой в рамках предоставляемого режима «привилегированного» железнодорожного сообщения, железнодорожные поезда, проходящие обозначенные земли Польши и Германии, рассматриваются так, будто они не покидали свою страну отправления. В приложении к тексту Конвенции 1921 г. прописаны детальные правила ее исполнения11.

Права одного государства на землях «Восточной железной дороги», расположенных на территории другого государства. В 1870-1880 гг. были построены для соединения городов, расположенных от Белграда через Балканский полуостров до Константинополя (ныне Стамбула), трансграничные «Восточные железные дороги» («Oriental Railways»). Территориальные изменения, последовавшие в результате Балканских войн 1912-1913 гг. и, особенно, после Первой мировой войны не изменили востребованность железнодорожных коммуникаций. Проект «подгонки» дорогостоящей железнодорожной инфраструктуры под новые государственные границы был экономически не рационален, поэтому переход земель железнодорожного транспорта под суверенитет другого государства потребовал договорного учета. В таких целях Лозаннский договор 1923 г. предусматривал: «Пассажиры и грузы, которые следуют из Турции или Греции, либо направляются в эти государства, и которые используют транзитом три секции Восточной железной дороги, находящиеся между греко-болгарской и греко-турецкой границами… не подлежат, в связи с таким транзитом, каким-либо пошлинам или сборам или любым формальностям паспортного и таможенного контроля» (ст. 107)12. В 1937 г. в Стамбуле был согласован и подписан новый договор, регулирующий отношения Греции и Турции в рассматриваемой сфере: «Общие Греко-Турецкие правила применения положений статьи 107 Лозаннского договора, относящиеся к движению по железным дорогам между греко-турецкой границей в районе Питион и греко-болгарской границей вблизи Свиленграда»13. Механизм соблюдения прав одного государства на землях железнодорожной дороги, расположенных на территории другого государства, характеризуется так: «пассажирские поезда, пересекающие зону статьи 107, в период их следования и на остановках на железнодорожных станциях, находятся под защитой и наблюдением офицеров полиции Греции и Турции»; эти офицеры вправе «предоставлять помощь, соответственно, только по запросу офицера греческой полиции на территории Греции и офицера турецкой полиции на территории Турции». Т.е. на конкретных землях железнодорожного транспорта, в соответствии с международным договором, власти одного государства осуществляли государственные функции (защита, контроль, оказание помощи) на территории другого государства.

Права Чехословакии на землях железнодорожного транспорта, расположенных на территории Польши. Территориальные изменения в результате Второй мировой войны привели к тому, что некоторые участки территории Чехословакии, связанные железнодорожным сообщением, оказались отделенными государственной границей Польши от других районов территории Чехословакии. Это новое политико-правовое положение потребовало учета прав Чехословакии в этих приграничных районах в целях сохранения давно сложившихся железнодорожных коммуникаций, пересекающих теперь польские районы. В 1948 г. между Чехословакией и Польшей была подписана Конвенция о привилегированном железнодорожном транзите из Чехословакии в Чехословакию через территорию Польши14, в соответствии с которой Польша приняла обязательство предоставлять Чехословакии свободу транзита в отношении лиц, багажа, «экспресс-грузов» и почты. В Конвенции прописывался договорный механизм осуществления указанных прав Чехословакии на землях железнодорожного транспорта в пределах государственной территории Польши: эти «привилегированные» права на транзит осуществляются «на привилегированных поездах», предназначенных для «привилегированного транзита»; на территории Польши никакому лицу не рекомендуется сход либо посадка на такой поезд; пассажиры, следующие в таких поездах освобождены от иммиграционного и таможенного контроля.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.