авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Особенности международной правосубъектности святого престола

-- [ Страница 2 ] --

Вопрос о международно-правовом статусе Святого престола приобрел особую актуальность после ликвидации в 1870 г. Папского государства. В связи с тем, что понтифик фактически утратил статус территориального суверена, в науке международного права появилась точка зрения, что Святой престол потерял все признаки субъекта международного права. Такого мнения, в частности, придерживались представители американской международно-правовой доктрины, а также Л. Оппенгейм, Ф.Ф. Мартенс и др.

Вместе с тем, по мнению автора, международная правосубъектность Святого престола после 1870 г. являлась объективной реальностью и выражалась как в активной дипломатической деятельности папства, так и в позиции большинства государств, признававших Святой престол субъектом международного права в силу его духовного суверенитета. Италия, в свою очередь, подтвердила этот правовой статус Святого престола Законом о гарантиях прерогатив суверенного понтифика и Святого престола в отношениях государства с церковью 1871 г.

В рамках данного параграфа также дается сравнительная характеристика истории и доктринальных положений католицизма и православия с целью установить причины отсутствия у Московского Патриархата качества международной правосубъектности, в отличие от Святого престола. Автор приходит к выводу, что Русская православная церковь не имела возможности стать самостоятельным участником международных отношений в силу кардинально отличного взгляда православной доктрины на природу взаимоотношений церкви и государства, а также объективных исторических обстоятельств.

Во втором параграфе первой главы («Содержание, правовой анализ и юридические последствия Латеранских соглашений 1929 года») излагаются основные положения и дается международно-правовая характеристика Латеранских договора, конкордата и финансовой конвенции 1929 г.

Латеранский договор юридически подтвердил суверенитет Святого престола на международной арене, оформил возникновение новой территориальной единицы – Ватикана, признав по отношению к нему собственность (dominium), абсолютную власть и суверенную юрисдикцию Святого престола. Вместе с тем, этот договор, по мнению автора, не имел субъектообразующего значения, поскольку Святой престол обладал международной правосубъектностью и до его заключения.

Автор опровергает тезис отдельных юристов-международников, согласно которому Латеранский договор не может рассматриваться в качестве международного и представляет собой конкордат, в качестве привилегии предоставляющий папству часть территории Италии. По своим основным характеристикам Латеранский договор должен быть признан двусторонним международным договором, несмотря на то, что его сторонами являются не два суверенных государства, а государство и Святой престол как руководящий центр католической церкви. Даже если бы Договор не создавал независимой территории Ватикана, он не потерял бы качества международного, поскольку предусматривал такой объем и характер прерогатив Святого престола, который соответствует понятию международной правосубъектности.

Во второй главе работы («Теоретические и практические аспекты правового статуса Святого престола, Ватикана и католической церкви») содержится краткий обзор теории международной правосубъектности, анализируется правовая природа Святого престола как руководящего центра католической церкви, Ватикана и католической церкви в целом в соответствии с положениями современного международного права.

В вводной части ко второй главе автор кратко излагает историю формирования института международной правосубъектности на основе взглядов Г. Лейбница, Э. Ваттеля, И. Канта, Г.В. Гегеля, представителей течений реставрационизма (Л. Оппенгейм, Э. Кауфман и др.) и ревизионизма (Д. Брайерли, Г. Кельзен, А. Фердросс и др.) в международном праве после окончания
I Мировой войны, а также подходы современной международно-правовой доктрины к вопросу о понятии субъекта международного права, его признаках и классификации.

Первый параграф второй главы («Теоретические аспекты международной правосубъектности Святого престола») посвящен изучению международно-правового статуса Святого престола на основе положений международного права и с учетом дипломатической практики, а также анализу соответствующих норм римского канонического права.

По мнению автора, лишь Святой престол должен быть признан субъектом международного права, представляющим на международной арене интересы католической церкви. Именно Святой престол, а не Ватикан, является участником большинства международных соглашений, с ним государства поддерживают дипломатические отношения, он принимает участие в работе международных организаций и конференций. При этом правосубъектность Святого престола не зависит от наличия у него территориального суверенитета, что подтверждается дипломатической практикой государств по отношению к Святому престолу после 1870 г., а также международно-правовой доктриной.

Святой престол представляет собой самостоятельный правовой порядок sui generis, не имеющий аналогов в международной практике. Вместе с тем, его правовая природа не может быть установлена в отрыве от миссии Святого престола в рамках католической церкви. Он является неотъемлемой частью церкви, в силу чего, по мнению католических юристов, наделен духовным суверенитетом. При этом церковь представляет собой основной институт, являющийся первопричиной для существования всех последующих (папы, Святого престола, Ватикана).

Международная правосубъектность Святого престола является вторичной, что подтверждается опытом его исторического развития и дипломатической деятельности. Автор поддерживает точку зрения Л. Оппенгейма о том, что основанием международной правосубъектности Святого престола являются «обычай и молчаливое согласие большинства государств»3, поскольку история папства свидетельствует, что элемент признания со стороны государств был одним из ключевых при определении международно-правового статуса Святого престола. Очевидно также, что, в отличие от государств, приобретение Святым престолом международной правосубъектности произошло в результате длительного исторического развития, а не ipso facto, как это имеет место в случае с первичными субъектами международного права.

Святой престол наделен качествами духовного и светского суверенитетов. В рамках духовного суверенитета он осуществляет функции общего руководства католической церковью, поддержания дипломатических отношений с иностранными государствами, членства в международных организациях, участия в международных договорах и т.п. При этом духовный суверенитет характеризуется теми же признаками, что и светский: он независим от какого-либо другого субъекта, предполагает неограниченную и неделимую власть суверена и беспрепятственное осуществление его юрисдикции. История данной правовой концепции свидетельствует, что духовный суверенитет папы признавался задолго до появления принципов международного права и не может, таким образом, рассматриваться как следствие действия его норм.

Проявлением светского суверенитета являются исключительные права и юрисдикция Святого престола в отношении «Государства-города Ватикан». В данном случае суверенитет не является качеством самой территориальной единицы или ее населения, а принадлежит вышестоящему юридическому порядку – Святому престолу. С другой стороны, анализ особенностей юрисдикции Святого престола в отношении Ватикана позволяет сделать вывод, что суверенитет Святого престола в отношении этой территориальной единицы существенно ограничен сформулированными в Латеранском договоре условиями ее использования и практикой применения в пределах Ватикана итальянского законодательства.

В связи с имеющимся в международно-правовой доктрине разногласием относительно того, в каком качестве Святой престол выступает в международных отношениях, – как руководящий центр католицизма или суверен Государства-города Ватикан, автор утверждает, что первое упомянутое качество является определяющим, поскольку именно факт международного признания Святого престола суверенным руководящим центром католической церкви является основой его международной правосубъектности, в то время как функция Ватикана состоит лишь в обеспечении Святому престолу независимости на международной арене для выполнения его духовной миссии.

В связи с использованием в римском каноническом праве понятия «моральное лицо» для характеристики правовой природы Святого престола автор подробно останавливается на этой концепции. Моральное лицо в каноническом праве понимается как «группа или последовательность физических лиц, которые объединены общей целью, имеют в связи с этим определенную взаимосвязь друг с другом и могут, таким образом, рассматриваться как единое лицо, а также выделенное ими для этих целей имущество»4.

Во втором параграфе второй главы («Статус Ватикана в международном праве») рассматривается вопрос о правовом статусе Ватикана в соответствии с положениями современного международного права, приводится краткая характеристика правовой системы и основных органов управления Ватикана, а также условий действия на его территории итальянского законодательства.

Ватикан представляет собой государственно-подобную территориальную единицу, которая изначально была наделена нетипичным для современного международного права статусом. С одной стороны, Латеранские соглашения установили, что носителем суверенитета в отношении данной территории является другой правовой субъект, владеющий Ватиканом фактически в порядке вещного права, сочетая полномочия imperium и dominium. Вместе с тем, участники Латеранских соглашений предусмотрели возможность применения на территории Ватикана правовых норм Италии.

В результате сравнительно-правового анализа правовой природы Ватикана автор приходит к выводу, что он не может быть признан государством, поскольку не обладает ни одним из выработанных юридической доктриной признаков государства.

Территория Ватикана принадлежит Святому престолу в порядке вещного права (dominium), что не характерно для признанной в современном международном праве пространственной теории государственной территории, предполагающей не столько право dominium, сколько imperium. Кроме того, целью государственной территории является обеспечение жизнедеятельности проживающего на ней населения и функционирования государственных структур, в то время как цель Ватикана состоит в обеспечении суверенитета и независимости Святого престола.

Ватикан также не имеет населения, поскольку лица, проживающие на его территории, фактически выступают лишь в качестве служащих, призванных или нанятых Ватиканом для выполнения конкретных функций, в то время как в соответствии с принятым в социологии определением населения свойством, отличающим его от других общественных групп, является способность к самовоспроизводству.

Ватикан также не обладает свойством государственной власти, поскольку, кроме наличия фактических органов управления, которые в действительности существуют, рассматриваемый субъект должен также быть источником этой власти в юридическом смысле слова, в то время как источником власти в Ватикане является другое самостоятельное правовое образование – Святой престол. Ватикану также не свойственно качество суверенитета, поскольку в соответствии со ст. 3 и 4 Латеранского договора суверенитетом по отношению к нему обладает Святой престол, в силу чего он является источником правового порядка данной территориальной единицы и вышестоящей властью в смысле субординации.

В результате изучения системы органов управления Ватикана и основных нормативно правовых актов, регламентирующих его функционирование, автор приходит к выводу, что с формально-правовой точки зрения Ватикан не может быть признан теократической монархией, поскольку не соответствует основному выдвигаемому в юридической доктрине качеству теократии: отождествлению церкви с государством с целью реализации в данном государстве религиозно-правовых предписаний5. В этой связи форма правления в Ватикане может быть определена как выборная монархия особого типа.

В рамках правового порядка Святого престола сформировалась относительно обособленная группа норм, регулирующих отношения, связанные с функционированием Ватикана. Вместе с тем, по мнению автора, упомянутые нормы не образуют самостоятельного правового порядка Ватикана, поскольку Латеранский договор недвусмысленно поместил его в рамки правопорядка Святого престола, выступающего по отношению к Ватикану в качестве суверена. В этом же духе выдержаны положения канонического права. Более того, все законодательные акты Ватикана утверждаются папой или принимаются на основе данных им полномочий. Вместе с тем, нельзя отрицать формирование своеобразной отрасли – права Ватикана, объектом регулирования которой выступают отношения по поводу использования данной территориальной единицы.

Третий параграф второй главы («Правовой статус католической церкви») посвящен изучению современного правового положения Вселенской католической церкви и национальных церквей.

Вселенская католическая церковь не может быть признана субъектом международного права, несмотря на то, что выступает по отношению к Святому престолу в качестве первичного правового порядка. В этом смысле разработанная каноническим правом теория «societas perfecta» не может быть перенесена в международно-правовую плоскость и применима лишь как составная часть церковной доктрины.

Тот факт, что Святой престол как суверенный правовой порядок обладает качеством международной правосубъектности, не означает признания аналогичного статуса в целом за католической церковью. Это противоречит как международной дипломатической практике, так и сложившимся в международном праве подходам к вопросу о природе международной правосубъектности. Кроме того, на практике все учреждения католической церкви, за исключением ее руководящих органов, находятся в юрисдикции отдельных государств. С учетом этого, логика признания за церковью международной правосубъектности неизбежно приводит к необходимости разделения той ее части, которая находится в юрисдикции государств, и учреждений, действующих на территории Ватикана.

В четвертом параграфе второй главы («Правовое взаимодействие институтов «Святой престол», «Ватикан» и «католическая церковь») автор рассматривает с международно-правовой точки зрения соотношение институтов Святого престола и церкви, а также характер правовой связи между Святым престолом и Ватиканом.

Внутренний правовой порядок католической церкви является первичным по отношению к правопорядку Святого престола, однако в этом смысле церковь выступает как идеологическая основа его деятельности, а не равный ему по международному статусу субъект. Святой престол персонифицирует церковь во взаимоотношениях с другими участниками международного сотрудничества, в связи с чем любое право, признаваемое за Святым престолом, одновременно признается и за католической церковью в целом.

В международной доктрине оформились монистическая и дуалистическая теории правового взаимодействия Святого престола и Ватикана.

Монистическая теория признает лишь Святой престол в качестве субъекта международного права, в то время как Ватикан рассматривается лишь в качестве территориальной единицы, не обладающей качествами субъекта международного права. Автор исследования придерживается данной концепции, приводя развернутую систему аргументов на этот счет на основе тезисов, сформулированных в предыдущих частях работы.

В рамках дуалистической теории признается наличие двух самостоятельных субъектов международного права – Святого престола и Ватикана. Сторонники данной концепции, как правило, признают Ватикан государством, обладающим определенными особенностями. В свою очередь, наличие государства непременно влечет за собой наличие субъекта международного права. Данной позиции придерживаются, прежде всего, авторы, формально связанные со Святым престолом, что свидетельствует о приверженности самой католической церкви данной точке зрения.

В этой связи рассматриваются также возможные варианты «вертикальной» связи Святого престола и Ватикана в рамках известных международному праву моделей подчиненного положения одного субъекта другому: вассальная зависимость, протекторат, личная и реальная унии. На основе анализа характеристик упомянутых институтов автор приходит к выводу, что правовые взаимоотношения Святого престола и Ватикана не подпадают по известные международному праву формы подчиненного положения одного субъекта в отношении другого и представляют собой отношения особой природы, искусственно созданные Латеранскими соглашениями и римским каноническим правом.

В третьей главе исследования («Практические аспекты международной правосубъектности Святого престола») выявляются, анализируются и систематизируются международно-правовые аспекты внешнеполитической деятельности и дипломатической службы Святого престола, приводится правовая характеристика конкордатов как особого вида международного нормотворчества, а также исследуются особенности членства Святого престола в международных организациях.

В первом параграфе третьей главы («Правовые аспекты дипломатической деятельности Святого престола») автор рассматривает историю формирования и структуру центральных органов внешних сношений Святого престола и его дипломатических представительств, дает характеристику Святого престола как постоянно нейтрального субъекта международного права, выявляет особенности внешнеполитической деятельности Святого престола.

Уникальное положение Апостольского престола в системе субъектов международного права, его особая правовая природа и религиозная специфика обусловливают методы его деятельности на международной арене, направленность внешнеполитических целей и приоритетов. Основным вектором политики папства являются вопросы защиты прав и свобод человека, прежде всего религиозных, и церкви в целом, а также деятельность по предотвращению международных конфликтов.

Внешняя политика Святого престола характеризуется следующими отличительными особенностями:

- активное использование Святым престолом наряду с центральными органами управления и дипломатическими представительствами возможностей национальных церквей для достижения своих внешнеполитических целей;

- основной задачей папских нунциев является поддержание связи между папой и епископами в национальных государствах и обеспечении тем самым единства церкви, в то время как функция развития двусторонних политических отношений между Святым престолом и государством пребывания является вторичной;

- в связи с религиозным характером политики Святого престола одним из приоритетных направлений его внешнеполитической деятельности является защита привилегий церкви, а также религиозных прав и свобод человека;



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.