авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Разграничение компетенции между европейским союзом и государствами-членами

-- [ Страница 2 ] --
  1. Закрепление компетенции ЕС осуществляется в учредительных договорах путем иерархичного установления целей, задач и сфер деятельности каждого интеграционного объединения (телеологический метод). Помимо этого используется правовое основание, которое, с одной стороны, конкретизирует телеологический метод, а с другой – является процедурным требованием для принятия актов ЕС, определяющим их правовую форму (регламент, директива, решение и др.) и законодательную процедуру принятия (горизонтальное распределение компетенции между институтами ЕС).
  2. Принцип передачи компетенции, будучи одним из принципов разграничения компетенции между ЕС и государствами-членами, определяет, во-первых, что государства-члены добровольно передали часть своей компетенции Европейскому Союзу; во-вторых, именно переданная государствами-членами компетенция составляет компетенцию ЕС. Основываясь на этом, автор делает также вывод о том, что компетенция ЕС является ограниченной по своей природе и такое ограничение осуществляется путем закрепления целей и задач ЕС.
  3. Получивший закрепления в Маастрихтском договоре принцип субсидиарности является принципом разграничения компетенции между ЕС и государствами-членами. Применяемый за пределами исключительной компетенции ЕС, он призван осуществлять разграничение компетенции между национальным и наднациональным уровнями в рамках совместной (смешанной) компетенции. Тем самым принцип субсидиарности способствует тонкой настройке механизма разграничения компетенции между ЕС и государствами-членами: с одной стороны, ограничивая институты ЕС от чрезмерного вмешательства на национальный уровень, с другой стороны, способствуя перенесению на наднациональный уровень компетенции, необходимой для достижения целей, которые в силу масштаба и предполагаемого результата не могут быть решены на уровне государств-членов. Однако, поскольку на данный момент отсутствует ясность в понимании критериев, входящих в состав данного принципа; нет четкой процедуры контроля исполнения принципа субсидиарности; не определен список областей, входящих в исключительную компетенцию ЕС; принцип субсидиарности не используется в полном объеме. Решить эти проблемы призван Лиссабонский договор, который не только устраняет данные недостатки правового регулирования, но и предусматривает, что контроль за соблюдением принципа субсидиарности будет осуществляться не только Судом ЕС, но и парламентами государств-членов.
  4. Принцип пропорциональности оказывает влияние на разграничение компетенции между ЕС и государствами-членами путем определения степени вмешательства со стороны ЕС в регулирование того или иного общественного отношения. Его роль заключается в ограничении от непропорционального вмешательства публичных образований с целью урегулирования тех или иных общественных отношений для достижения задач такого регулирования.
  5. Закрепленная в действующих учредительных договорах классификация компетенции Европейского сообщества на исключительную и совместную (смешанную) компетенции четко не определена ни в самих учредительных договорах, ни в практике Суда ЕС. Этот недостаток устраняет Лиссабонский договор, который закрепляет пять видов компетенции ЕС: исключительная компетенция; смешанная компетенция; компетенция по координации экономической политики и политики в сфере занятости; компетенция в области внешней политики и политики безопасности; компетенция в области вспомогательных, координационных и дополнительных действий. Помимо этого он вносит ясность в механизм разграничения компетенции между ЕС и государствами-членами путем закрепления принципа передачи компетенции, определения роли принципов субсидиарности и пропорциональности в разграничении компетенции между ЕС и государствами-членами и более четкого по сравнению с действующими учредительными договорами определения каждого вида компетенции.
  6. Постепенному расширению исключительной компетенции Европейского сообщества способствовало: во-первых, расширительное толкование Судом ЕС правовых оснований (подразумеваемая компетенция); во-вторых, создание Судом ЕС концепции внешнего сопровождения или параллелизма, в соответствии с которой передача ЕС компетенции по принятию правовых актов в той или иной сфере означает также передачу в этой сфере компетенции в области внешних сношений; в-третьих, компетенция по сближению законодательств в соответствии со статьями 94 и 95 Договора об учреждении Европейского сообщества; в-четвертых, компетенция по принятию мер для достижения целей Сообщества в рамках функционирования Общего рынка в соответствии со статьей 308 (статья 235 в старой нумерации) Договора об учреждении Европейского сообщества.
  7. Сотрудничество государств – членов ЕС в рамках второй и третьей опор (сотрудничество в области внешней политики и политики в области безопасности и сотрудничества полиции и судов в уголовно-правовой сфере) во многом сохраняет черты международного сотрудничества. Однако в нем всё в большей степени находит проявление наднациональный отпечаток, который отражается, в частности, в том, что формально за ЕС путем провозглашения целей и задач обеих опор закреплена почти универсальная компетенция, которая с практической точки зрения остается в обладании государств-членов.
  8. В рамках четырех свобод (свободы передвижения товаров, свободы передвижения лиц, свободы предоставления услуг, свободы передвижения капитала и осуществления платежей) государства-члены и ЕС обладают совместной (смешанной) компетенцией, за исключением Таможенного союза, в котором исключительная компетенция принадлежит ЕС.
  9. Компетенция ЕС по вопросам регулирования конкуренции в области внутреннего рынка носит исключительный характер. При этом распределение этой компетенции осуществляется наднациональными актами, причем как между институтами ЕС, так и путем наделения национальных органов, ведающих вопросами конкуренции, и национальных судов полномочиями по контролю, расследованию и наложению штрафов в случае несоблюдения участниками рынка положений о конкуренции, закрепленных в праве ЕС. Тем самым в праве конкуренции ЕС наблюдается обратная передача компетенции органам государств – членов ЕС с наднационального уровня на национальный.
  10. Государства-члены и ЕС обладают совместной (смешанной) компетенцией в области охраны окружающей среды. Договор об учреждении Европейского сообщества закрепляет как компетенцию ЕС, так и компетенцию государств-членов в данной области. Однако даже в том случае, если компетенция по тому или иному вопросу в рамках охраны окружающей среды принадлежит ЕС, государства-члены имеют право устанавливать более высокие экологические стандарты, чем принятые на наднациональном уровне.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения работы изложены в ряде научных публикациях автора по теме диссертации общим объемом 3,35 п.л., обсуждены в ходе выступлений на различных международных и российских конференциях и семинарах.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, четырех глав, включающих двенадцать параграфов, Заключения, списка использованной литературы.

Краткое содержание исследования

Во Введении автор обосновывает актуальность темы исследования, дает характеристику её научной новизны, анализирует степень разработанности темы в научной литературе, определяет цели и задачи исследования, обосновывает научную новизну, теоретическую и практическую значимость диссертационного исследования, указывает используемые методы, раскрывает научные и правовые основы работы. Во Введении также формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации работы и внедрении ее результатов.

Первая глава «Механизм закрепления компетенции ЕС» – состоит из трех параграфов.

В параграфе «Телеологический метод и его роль в закреплении компетенции ЕС» автор анализирует цели, задачи и сферы деятельности Европейского Союза и Европейского сообщества и определяет их роль в механизме закрепления компетенции ЕС.

В диссертационном исследовании отмечается, что построение структуры учредительных договоров основывается на провозглашении в первой главе общих целей, задач и сфер деятельности соответствующего интеграционного образования, а уже в последующих главах содержатся детальные положения, которые непосредственно устанавливают правовые нормы, регулирующие соответствующую сферу общественных отношений. При этом каждой цели, задаче и сфере деятельности зачастую соответствует отдельная глава учредительного договора. В процессе развития европейских интеграционных образований с принятием новых учредительных договоров их цели и задачи расширялись. Тем самым диссертант констатирует, что для учредительных договоров не характерно закрепление разграничения компетенции аналогично конституциям большинства федеративных государств, т.е. путем фиксации списка предметов ведения, указания на исключительную, смешанную и иные виды компетенции. Авторы учредительных договоров в силу политических, экономических, правовых и иных причин использовали другой механизм закрепления компетенции ЕС.

Анализ доктринальных точек зрения показывает, что одни авторы признают таким механизмом телеологический метод (с греч. telos, род. п. teleo – цель), указывая, что путем фиксации в учредительных договорах целей, задач и сфер деятельности закрепляется компетенция ЕС. Другие придерживаются мнения, что цели, задачи и сферы деятельности лишь участвуют в очерчивании компетенции ЕС наряду с другими положениями учредительных договоров.

Автор проводит анализ положений учредительных договоров, на основе которого доказывается, что с помощью телеологического метода осуществляется предварительное очерчивание компетенции ЕС. Цели, задачи и сферы деятельности являются указанием на то, где ЕС может осуществлять свою компетенцию, в том числе принимать нормативно-правовые акты. Однако их закрепление само по себе не предоставляет ЕС полномочий по изданию нормативно правовых актов с целью урегулирования общественных отношений и не является достаточной правовой основой для действий ЕС, поскольку они носят достаточно общий характер.

В параграфе «Правовое основание и его роль в закреплении компетенции ЕС» отмечается, что все действующие учредительные договоры закрепляют обязанность институтов ЕС указывать правовое основание при принятии нормативно правовых актов ЕС. Обычно это выражается в указании номера статьи или статей соответствующего учредительного договора в начале преамбулы принимаемого акта, в соответствии с которой утверждается такой акт ЕС. При этом сам термин «правовое основание»2 не употребляется в учредительных договорах, хотя широко используется в научной литературе.

Диссертант выводит определение термина «правового основания». По его мнению, правовым основанием является правовая норма учредительного договора, в которой закреплено полномочие соответствующего института ЕС по принятию нормативно-правового акта ЕС, а также порядок и законодательная процедура его принятия. Также определяет роль правового основания в механизме закрепления компетенции ЕС, указывая, что правовое основание является более конкретным положением учредительных договоров, чем цели, задачи и сферы деятельности, поэтому именно правовое основание является базой для принятия нормативно правовых актов ЕС. Однако поскольку правовое основание подлежит толкованию в соответствии с целями, задачами и сферами деятельности ЕС, то от толкования самого правового основания зачастую зависят фактические пределы компетенции, устанавливаемые им. В этом прослеживаются тесная взаимосвязь и взаимозависимость правового основания и телеологического метода. В рамках этой взаимосвязи, цели и сферы деятельности ЕС превалируют над правовым основанием в механизме закрепления компетенции ЕС.

Автор доказывает также, что правовое основание служит как закреплению компетенции интеграционного образования, так и определению в какой именно правовой форме (регламенте, директиве, решении и др.) и в рамках какой законодательной процедуры (консультации, сотрудничества, совместного принятия решений и др.) должно осуществляться регулирование со стороны ЕС. То есть в первом случае правовое основание участвует в закреплении компетенции ЕС, а во втором – определяет горизонтальное распределение компетенции между институтами ЕС.

Основываясь на этом, сделан вывод о том, что механизм закрепления компетенции ЕС отличается двуосновностью, поскольку базируется на использовании двух способов: теологический метод и правовое основание. Причем в случае разногласий юридический приоритет будет иметь первый.

В параграфе «Позиция Суда ЕС по вопросу разграничения компетенции между ЕС и государствами-членами» проводится глубокий анализ судебной практики, связанной с телеологическим методом и правовым основанием.

Автор доказывает, что Суд ЕС в своих решениях постепенно выкристаллизовал роль телеологического метода. Он отводит ему важную роль, используя этот метод, прежде всего, при толковании учредительных договоров, а также при оценке необходимости осуществления того или иного действия на уровне ЕС. Тем самым Суд ЕС подтвердил, что для закрепления компетенции ЕС используется телеологический метод, т.е. закрепление компетенции с помощью установления целей, задач и сфер деятельности каждого интеграционного образования. В работе также констатируется, что, по мнению Суда ЕС, роль правового основания заключается в установлении детальных положений о компетенции ЕС в той или иной сфере и осуществлении горизонтального распределения компетенции между институтами ЕС.

В диссертационном исследовании выделяются требования к содержанию мотивировки принятия акта вторичного (производного) права ЕС, выработанные в судебной практике: 1) указание на норму(ы) учредительного договора, в соответствии с которой принимается акт вторичного (производного) права (правовое основание); 2) ссылка на все обязательные согласования (мнения, заключения, рекомендации и др.), которые необходимо было получить в соответствии с данным правовым основанием; 3) упоминание всех существенных деталей (фактов, мнений, рекомендаций, исследований и др.), которыми вызвано принятие данной меры, а также целей и задач (например, планируемое состояние той или иной области рынка и др.), для достижения которых эта мера принимается. Определяются также требования, предъявляемые Судом ЕС к выбору правового основания, который должен основываться (1) на объективных факторах, которые включают, в частности, (2) цель и содержание меры; (3) в случае конкуренции двух правовых оснований должно использоваться наиболее общее, (4) а если мера основывается на двух и более правовых основания, то должны быть указаны оба правовых основания и соответственно выполнены процедурные требования обоих.

Вторая глава «Принципы разграничения компетенции между ЕС и государствами-членами и реализации компетенции ЕС» – состоит из трех параграфов.

В параграфе «Принцип передачи компетенции» обосновывается, что данный принцип является принципом разграничения компетенции между государствами-членами и ЕС, устанавливаются его содержание и роль.

Отмечается, что в российской правовой науке отсутствует единообразный термин, используемый для характеристики принципа передачи компетенции. Диссертант анализирует существующие термины и доказывает целесообразность использования именно термина «принцип передачи компетенции».

Диссертант проводит анализ развития данного принципа в практике Суда ЕС, на основе чего выявляются основные его положения: 1) государства-члены передали часть своей национальной компетенции (суверенных прав) ЕС;
2) только ЕС, обладая этой компетенцией, может ее осуществлять;
3) переданная таким образом компетенция может быть отозвана у ЕС только в порядке, предусмотренном учредительными договорами.

В работе констатируется, что принцип передачи компетенции впервые был закреплен в 1992 г. Маастрихтским договором в п. 1 ст. 5 Договора о Европейском сообществе. В рамках второй и третьей опор этот принцип находит свое отражение в ст. 5 Договора о ЕС. Однако термин «принцип передачи компетенции» будет введен в учредительные договоры только ст. 3b Договора о Европейском Союзе в редакции Лиссабонского договора в случае его вступления в силу.

В диссертационном исследовании установлено, что принцип передачи компетенции состоит из нескольких элементов. Во-первых, он определяет, что государства-члены добровольно передали часть своей компетенции ЕС путем подписания учредительных договоров. Причем такая передача носит окончательный характер, т.е. государства-члены не могут отозвать обратно переданную компетенцию, поскольку единственно возможные варианты ее обратного возврата могут быть предусмотрены только на наднациональном уровне. Во-вторых, содержание принципа передачи компетенции предполагает, что ЕС не обладает универсальной компетенцией, т.е. «компетенцией компетенции», а обладает ограниченной компетенцией: то, что не передано, остается в компетенции государств-членов.

Диссертант проанализировал также различные точки зрения российских и зарубежных ученых, касающиеся содержания принципа передачи компетенции, и, не претендуя на полное и завершенное исследование вопроса о возможном ограничении суверенитета государств-членов, высказал свои доводы о том, что, вступая в ЕС, государства-члены не утрачивают свой суверенитет.

В параграфе «Принцип субсидиарности» доказывается, что принцип субсидиарности является принципом разграничения компетенции между ЕС и государствами-членами, устанавливаются его содержание, роль, а также выявляются его недостатки.

Данная часть работы открывается анализом исторического развития принципа субсидиарности. Отмечается существование разнообразных мнений о происхождении данного принципам – от работы Аристотеля «Политика» и социальной доктрины Католической церкви Святого Фомы Аквинского до работ философов Р. Арона, А. Марка, Д. де Ружмона. Однако наиболее признаваемым первоисточником принципа «субсидиарности» в современном его юридическом употреблении являются энцикликтические3 письма папы Пия XI4. Констатируется, что такое разнообразие мнений о происхождении принципа субсидиарности объясняется неоднозначностью понимания самого принципа, в рамках которого можно выделить философскую, социальную, политико-структурную и юридическую сущности.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.