авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Местное самоуправление в системе социальной государственности российской федерации

-- [ Страница 4 ] --

В параграфе 2.1 «Конституционно-правовая природа местного самоуправления как института российской социальной государственности» осмысливается конституционная сущность местного самоуправления, его место и роль в конституционном строе в свете соотношения с системой социальной государственности и их взаимосвязей.

Конституция РФ, относя местное самоуправление к основам конституционного строя (ст.12, 16), исходит из его интеграции в состав российской государственности в качестве института, который сочетая в себе проявления публичной власти и гражданского общества, призван в едином механизме народовластия осуществлять непосредственное жизнеобеспечение населения по месту жительства. При этом Конституция РФ, в том числе ее ст.12, хотя и содержит категорический запрет замещения местного самоуправления государственным управлением, не препятствует различным формам сотрудничества местного самоуправления и государственной власти для обеспечения свободы и социальной защищенности человека. Местное самоуправление ориентировано на удовлетворение основных жизненно важных потребностей по месту жительства, поэтому неотделимо от реализации конституционной природы российской государственности как социальной. Это предполагает признание и гарантирование самостоятельности населения в решении вопросов обеспечения достойной жизни и свободного развития человека, а также участие местного самоуправления в реализации социально-экономического развития Российской Федерации и ее субъектов.

Социальная роль местного самоуправления в системе российской государственности определяется вытекающими из Конституции РФ особенностями его природы, объединяющей государственно-властные (ст.3, 72, 132) и непосредственно-общественные начала (ст.12, 17, 32, 130, 133), власть и свободу. Соответственно решение на местном уровне вопросов жизнеобеспечения населения должно происходить по принципу самостоятельности и в рамках самоуправленческого механизма, на основе широкого использования различных институтов прямой демократии и гармоничного взаимодействия публично-властных (профессионально-представительских) и непосредственно-общественных (добровольческих, самодеятельных) форм удовлетворения социальных запросов людей. Это позволяет выделить наряду с собственно государственной муниципальную социальную политику, которую отличают высокая степенью демократизма, гибкость, динамизм, индивидуализация.

Отправными моментами конституционного обоснования местного самоуправления в системе российской социальной государственности являются: 1) принципы конституционного строя Российской Федерации, предопределяющие социальную и правовую природу уставного строя муниципальных образований (ст.1, 7, 16); 2) общецелевые социально-гуманистические конституционные характеристики местного самоуправления (ст.2, 18); 3) конституционная сущность местного самоуправления, выражающаяся в публично-территориальных началах самоорганизации населения для совместного жизнеобеспечения и развития (ст.12, 130); 4) функционально-правовое содержание местного самоуправления, состоящее в решении вопросов местного значения и тем самым поддержании и обеспечении жизни и деятельности населения (ч.1 ст.130, ч.2 ст.132); 5) личностные характеристики местного самоуправления как института реализации и обеспечения прав человека, прежде всего, социально-экономических (ч.2 и 3 ст.40, ч.1 и 2 ст.41, ч.2 и 3 ст.43 и др.); 6) конституционные институты местного хозяйства, имеющие социально ориентированный характер (ч.2 ст.8, ч.1 ст.130, ч.1 ст.131), а также специальные конституционные институты муниципального жизнеобеспечения (публичного обслуживания), такие как муниципальные учреждения (ч.1 ст. 41, ч.2 и 3 ст.43), муниципальные предприятия (ч.2 и 3 ст.43), муниципальный жилищный фонд (ч.3 ст.40).

В параграфе 2.2 «Социально-экономические права человека как институт муниципальной демократии» анализируются существующие доктринальные и конституционно-правовые характеристики личностных аспектов местного самоуправления, взаимосвязи социально-экономических прав и муниципальной демократии.

Человек является исходным, первичным субъектом права на местное самоуправление и сама муниципальная демократия может рассматриваться как форма его комплексного – публично-политического и социально-хозяйственного самовыражения, специфическим образом обеспечивает реализацию и защиту всей совокупности прав человека по месту жительства. Местное самоуправление как таковое может быть представлено в виде особой формы обеспечения и коллективной реализации фундаментального права человека на достойную жизнь и свободное развитие. Но само право на местное самоуправление не сводимо к сумме конституционных прав, реализуемых по территориальному признаку. Оно имеет самостоятельное значение и определяет обусловленную связью человека с местным сообществом известную модификацию его конституционного статуса под воздействием муниципальных институтов регулятивного и обеспечительно-гарантирующего характера. Речь идет о формировании наряду и в развитие конституционного статуса юридической конструкции муниципально-правового статуса личности, теоретически обоснованной Н.С. Бондарем.

Особое значение в условиях местного самоуправления приобретают социально-экономические права, которые определяют характер и основное содержание муниципальной деятельности, служат предпосылкой и условием полноты реализации муниципальной демократии, формируют личностную основу социально-хозяйственного самоуправления. Укрепление этих прав (как и соответствующих обязанностей) и расширение социально-экономической самостоятельности населения ведут к наполнению институтов местного самоуправления реальным общественным содержанием, делают их востребованными на практике. В этом плане социально-экономические права проявляют себя и как права-гарантии, выполняют обеспечительно-гарантирующую функцию в отношении гражданских и политических прав, которые, в свою очередь, характеризуют степень независимости в принятии решений, меру участия в местном самоуправлении и осуществлении им задач социальной политики. Поскольку социальные позиции людей определяют действенность муниципальной демократии, ее развитие следует увязывать с реализацией программ социально-экономического развития.

Сегодня принципиально важно добиться полноты правового обеспечения местным самоуправлением социально-экономических (как и иных) прав, чему в определенной степени может способствовать внедрение доктрины «право на город». Включая в себя компоненты автономии, безопасности, участия в самоуправлении и социальной защиты, она требует от муниципальных (городских) властей наиболее эффективного в конкретных условиях гарантирования соответствующих, вытекающих из принадлежности человека к местному сообществу, правомочий как системно единых.

В параграфе 2.3 «Самостоятельность местного самоуправления и социальное выравнивание: коллизия и баланс конституционных ценностей» изложены подходы к решению проблемы коллизионного соотношения ценностей, связанных с самостоятельностью местного самоуправления и социально-территориальным выравниванием.

Самостоятельность местного самоуправления имеет не абсолютный, а относительный характер, определяется на основании Конституции РФ и закона, но это не дает оснований для ее сколь угодно широкого ограничения ради иных конституционных целей. В связи с этим критически оценивается позиция, согласно которой принцип самостоятельности решения населением вопросов местного значения выступает лишь средством обеспечения конкретных социальных задач и не имеет в шкале конституционных ценностей большего значения, чем принципы социального государства (А.А. Сергеев).

Идея примата ценностей социального государства перед самостоятельностью местного самоуправления является следствием ложной посылки, согласно которой сущность подобной самостоятельности заключается в основном в организационно-властных моментах, в отличие от ценностей социального государства, которые выводятся из его правозащитного предназначения.

В итоге вопрос аксиологической размерности указанных ценностей подменяется вопросом о соотношении прав человека и интересов публичной власти, и предпочтение отдается в пользу первых в силу ст.2 Конституции РФ. Однако местное самоуправление имеет вполне определенное личностное наполнение, поскольку соотносится с конституционно-правовым статусом личности, и право на самостоятельное решение населением вопросов местного значения не может противополагаться другим правам. Самостоятельность же местного самоуправления обладает более глубоким, чем властно-управленческое, содержанием и выражает единство власти и свободы местного сообщества. Ущемление муниципальной самостоятельности приводит к необоснованному ограничению (вплоть до нарушения) муниципальных прав и, вопреки ожиданиям, это может усиливать социально-территориальное неравенство, поскольку население лишается возможности адекватного распределения ресурсов сообразно реальным условиям и потребностям.

Соизмеряя названные ценности, следует придерживаться конституционных принципов равновесия и гармонизации конкурирующих интересов, в силу которых в результате сбалансирования ни одна ценность не может быть умалена. Иное противоречило бы неделимости основ конституционного строя и могло нарушить равно защищаемые конституционные права тех или других категорий граждан (право на местное самоуправление или социально-экономические права). Социальное выравнивание должно происходить не в ущерб, а на основе самостоятельности местного самоуправления, с использованием возможностей достижения справедливого равновесия интересов внутри местного сообщества его самостоятельными усилиями.

Глава 3 «Местное (муниципальное) хозяйство и его социальная ориентация» позволяет соотнести в правовой природе местного хозяйства и основных входящих в его состав институтов социально-направленные и рыночно-экономические начала, раскрыть конституционно обусловленные социальные аспекты экономических отношений местного самоуправления.

В параграфе 3.1 «Муниципальная собственность в составе местного хозяйства: достояние местного сообщества и объект рыночно-экономических отношений» критически оценивается текущее состояние доктрины и законодательных основ местного хозяйства, поскольку социально-служебные конституционные характеристики соответствующих институтов мало разработаны, растворяются в вещно-товарных и иных подобных отношениях, в этой сфере преобладает рыночно-технократический подход. Об этом свидетельствует и отказ законодателя от юридической конструкции местного хозяйства, который не отвечает фактическим самоуправленческим отношениям, размывает один из базовых муниципально-правовых институтов.

Местному хозяйству свойственна диалектика публичного и частного. Частноправовые аспекты связаны прежде всего с равноправным участием муниципальных образований в рыночно-экономических отношениях, а также со способами его организации и ведения, позволяющими считать местное хозяйство совместной деятельностью жителей как ассоциированных участников экономического самоуправления и одновременно конечных получателей хозяйственного результата (муниципальных услуг). Но частное в данном случае неотделимо от публичного, поскольку участие в соответствующих правоотношениях их субъектов носит социально-детерминированный целями местного самоуправления характер и основано на согласовании партикулярных интересов с общими. Ценности экономической свободы и конкуренции, связанные со становлением местного хозяйства, не предопределяют его подчинение примату рыночного принципа, который является инструментально-ограниченным и обусловлен целям наилучшего жизнеобеспечения населения. В то же время частноправовая (гражданско-правовая) правоспособность муниципального образования не может отождествляться с правоспособностью государственных образований, и муниципальное образование не может быть стеснено в экономической (предпринимательской) деятельности, если таковая вызвана целями местного самоуправления. Конституция РФ предполагает сбалансированность местного хозяйства, и его непроизводительная составляющая (сфера обслуживания), связанная в основном с муниципальными учреждениями, должна дополняться и поддерживаться деятельностью муниципальных предприятий, а также хозяйственных организаций с муниципальным участием.

Местное хозяйство предлагается рассматривать как обусловленную конституционным императивом обеспечения достойной жизни и свободного развития человека организованную планомерную и согласованную деятельность муниципальных и иных расположенных на территории муниципального образования хозяйствующих субъектов (предприятий, учреждений, организаций), направленную на непосредственное обеспечение жизнедеятельности населения путем производства и предоставления материальных и нематериальных благ, устойчивое и комплексное социально-экономическое развитие муниципального образования.

В связи с этим подвергается критике юридическая конструкция экономической основы местного самоуправления, созданная в границах муниципальной собственности. Собственность как таковая в конституционном смысле выражает для местного самоуправления материальную основу реализации прав и обязанностей человека перед местным сообществом, всей системы муниципальной демократии, поэтому местное хозяйство должно включать все значимые для жизнедеятельности населения объекты независимо от их принадлежности к той или иной форме собственности. Этому соответствуют социальные функции местного самоуправления как субъекта непосредственного жизнеобеспечения населения через управление муниципальной собственностью и организатора обеспечения потребностей местных жителей и социально-экономического развития с участием хозяйствующих субъектов иных форм собственности, расположенных на данной территории.

Автор разделяет и развивает обоснованное Н.С. Бондарем, С.А. Зинченко, Т.П. Георгиевой концептуальное понимание муниципальной собственности прежде всего через ее социально-служебную роль, а не сквозь призму имущественных характеристик (как сейчас). Отсюда необходимость ее законодательного оформления как достояния местного сообщества и, соответственно, придание местному сообществу правового статуса исходного и полновластного собственника, обеспечение реальной возможности не только его участия в управлении муниципальной собственностью, но и принятия распорядительных решений в отношении жизненно важных объектов.

В параграфе 3.2 «Социальная функция местного бюджета и налогов (сборов)» обосновывается социальный характер местного бюджета и местных налогов (сборов).

Местный бюджет должен рассматриваться прежде всего в отношении к местному самоуправлению и институционной основе муниципального права. Муниципально-правовые бюджетные отношения возникают и развиваются для целей и в связи с осуществлением муниципальной власти и реализацией права на осуществление местного самоуправления, определяют финансовые условия непосредственного жизнеобеспечения населения, устойчивого и комплексного социально-экономического развития муниципального образования. Ими должна опосредоваться главным образом мобилизация местным сообществом в демократическом порядке денежных средств для решения вопросов местного самоуправления, поэтому на первый план в понимании местного бюджета выходит социальная функция. Можно говорить о специфичной, муниципально-опосредованной форме бюджетного правопользования (самоуправленческом бюджетно-правовом режиме), непосредственные субъекты которого – местные сообщества, а их члены – его ассоциированные участники. Органы местного самоуправления обеспечивают опосредованную реализацию таких прав, выступают вторичными, производными субъектами.

Таким образом, местный бюджет – это комплексный правовой институт реализации и обеспечения муниципальной власти и права на осуществление местного самоуправления, посредством которого производится планомерное аккумулирование, распределение (перераспределение) и использование централизованного муниципального фонда денежных средств, основным предназначением которого является непосредственное жизнеобеспечение населения, устойчивое и комплексное социально-экономическое развитие муниципального образования и тем самым создание условий достойной жизни и свободного развития человека по месту жительства. С таким подходом к пониманию местного бюджета должны быть согласованы правовые инструменты, обеспечивающие эффективную реализацию им своих функций. Прежде всего это предполагает необходимость перехода к определению минимальной бюджетной обеспеченности муниципальных образований на основе системы государственных минимальных социальных стандартов. Укрепление социальной роли местного бюджета также связано с совершенствованием организационно-финансовых механизмов сбалансирования текущих и стратегических интересов населения, одним из инструментов которого мог бы стать создаваемый при участии государства бюджет развития (бюджетный инвестиционный фонд) с централизацией в нем доли обязательных отчислений от фискальных платежей за использование природных ресурсов. Поскольку местному самоуправлению свойственны объединительные начала и гражданское соучастие в решении общих дел, необходимо восстановить право муниципальных образований создавать целевые внебюджетные фонды.

Социальные характеристики местного налогообложения связаны с перераспределением дохода в пользу социально слабых, стимулированием социально значимой деятельности на территории муниципального образования, созданием финансовых условий реализации приоритетных направлений жизнеобеспечения. Одновременно оно служит основой финансового соучастия жителей в решении вопросов местного самоуправления и характеризуются высокой степенью возвратности в виде муниципальных услуг, что свидетельствует о преобладающей над фискальной его социальной функции.

Основной объем публичных услуг предоставляется человеку по месту жительства, поэтому именно на местном уровне должна быть наиболее развита система сборов, предполагающих, как правило, встречное предоставление. Необходимо восполнить непозволительно долгое отсутствие механизма реализации органами местного самоуправления их конституционного полномочия на установление местных сборов (ч.1 ст.132 Конституции РФ), предусмотреть таковые федеральным законом. К ним могут быть отнесены сборы за предоставление прав на осуществление торговли и размещение рекламы в общественных местах, за организацию уборки и благоустройства территории, мест парковки автотранспорта, мест выгула домашних животных и др.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.