авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Оценочные категории: общетеоретический и нравственно-правовой аспекты

-- [ Страница 3 ] --

Автором проведена развернутая классификация нравственно-правовых оценочных категорий, позволяющая выявить особенности и степень их распространенности в российском законодательстве. Диссертант выделяет их виды: а) нравственно-правовые оценочные категории, закрепленные в нормативно-правовых, корпоративных и иных актах; б) нравственно-правовые оценочные категории, закрепленные в Конституции РФ («уважение»); федеральных конституционных законах («честно»4); федеральных законах («добропорядочность»5); содержащиеся в подзаконных актах («стремление к правде и справедливости»6); региональных законах («нравственность государственных служащих»7); региональных подзаконных актах («взаимопонимание»8); муниципальных нормативных актах («внимательность и доброжелательность»9); в) нравственно-правовые оценочные категории, выраженные в форме принципа, презумпции, общей оговорки; г) сложносоставные и простые нравственно-правовые оценочные категории; д) нравственно-правовые оценочные категории, оцениваемые лицами, не наделенными властными полномочиями и применяемые властными субъектами; е) неопределенные и относительно-определенные; ж) имеющие официальное, доктринальное или обывательское толкование.

Нравственно-правовые оценочные категории выполняют в системе российского права ряд функций: законодательной экономии, прогностическую, функцию гибкости правового регулирования, функцию обеспечения доступности понимания правовых норм, функцию обеспечения пределов судебного усмотрения, регулятивную функцию, воспитательно-стимулирующую функцию, ориентационную функцию, функцию осуществления индивидуального поднормативного регулирования.

Особое внимание обращено на значимость функции сглаживания противоречий между правом и моралью. Данные нормативно-ценностные системы связаны друг с другом содержательно, исторически и логически. Формулируя ту или иную норму права, содержащую в себе нравственно-правовую категорию, законодатель должен определить оптимальное сочетание нравственного и правового в регулировании общественных отношений. Нормы права должны закреплять и защищать моральные устои и нравственные ценности общества. Такие оценочные категории, как добросовестность, разумность, справедливость являются признаком взаимопроникновения права и морали, выступают ориентиром должного поведения.

В диссертации сформулировано определение нравственно-правовой оценочной категории – абстрактного законодательного положения, имеющего социально-ценностную сущность и гуманистическую направленность, не определенного исчерпывающим образом в нормативно-правовом акте, конкретизируемого в соответствии с критериями, выработанными в процессе юридической практики, на основании нравственного и юридического сознания правоприменяющего субъекта.

Во втором параграфе второй главы «Особенности применения оценочных категорий в публичном и частном праве» автор подчеркивает, что степень проникновения нравственно-правовых оценочных категорий в нормы различных отраслей права неодинакова, так же как неодинакова степень взаимодействия права и морали в целом. Это объясняется тем, что общественные отношения частноправового и публично-правового характера требуют различных способов и методов регулирования. Включение их в текст законов осуществляется в рамках общей гуманизации российского законодательства, позволяет отобразить явления этического характера.

Особую значимость нравственно-правовые оценочные категории добросовестности, разумности, справедливости приобретают при определении пределов субъективного права (п. 2 ст. 6 ГК РФ). Оценочные категории: «беспристрастность» (ст. 25 УПК), «справедливость» (ст. 226.9, 297, 332, 389.9, 389.28 УПК РФ), «несправедливость» (ст. 389.15, 389.18 УПК РФ), «добросовестность» (ст. 35 ГПК РФ и ст. 41 АПК РФ) – позволяют насыщать процессуальные нормы нравственным содержанием, что влияет на сознание и взаимоотношения участников судопроизводства.

В диссертации обращается внимание на то, что в настоящее время принцип недопустимости злоупотребления правом применяется как в частных, так публичных (налоговое право) отраслях права на основании актов высших судебных инстанций (постановление Конституционного Суда РФ от 24 января 2002 г. № 3-П).

Там, где категория добросовестности не закреплена законодательно, она выработана и фиксируется путем многократного применения судебной практикой (постановлением Конституционного Суда РФ от 12 октября 1998 г. № 24-П введена презумпция добросовестности налогоплательщика, которая в настоящее время широко применяется).

Данное обстоятельство, по мнению диссертанта, свидетельствует о целесообразности и необходимости использования нравственно-правовых оценочных категорий в регулировании как частноправовых, так и публично-правовых отношений. Тем не менее делается вывод о том, что в большей степени нравственно-правовые оценочные категории применяются в отраслях частного права, а их адресатами являются как государственные органы, так и частные лица (физические и юридические), институты гражданского общества.

В третьем параграфе второй главы «Содержание и значение нравственно-правовых оценочных категорий» подробно исследуется содержание категорий разумности, добросовестности и справедливости.

Отмечается, что действие субъекта признается разумным, если будет отвечать следующим условиям. Во-первых, лицо должно быть дееспособным, понимать значение своих действий и иметь правомочия на их совершение. Во-вторых, лицо должно принимать свои решения, проявляя достаточную степень внимательности и осмотрительности, справедливо учитывая интересы обеих сторон. В-третьих, данные действия не должны быть направлены на нарушение прав, охраняемых законом интересов других лиц.

Добросовестность следует понимать как систему представлений о поведении субъектов, соответствующем нравственным принципам и моральным нормам. Добросовестность субъектов правоотношений оценивается с позиции общепринятой морали, системы нравственных ценностей общества. Нравственное поведение соответствует представлениям о добре, признается добросовестным; безнравственное поведение отражает представление о зле и является недобросовестным. К добросовестному поведению относится правомерное поведение и противоправное поведение в случае признания его таковым обычаем, законом, судебной практикой.

В правовой сфере справедливость носит четкий и формально определенный характер, обеспечена государственным принуждением. Вся правовая система служит средством выражения справедливости, ее охраны и защиты. В праве справедливость имеет нормативно-оценочный характер и реализуется через требование соразмерности, разумной и обоснованной дифференциации объема прав, льгот, гарантий, которые предоставляются отдельным категориям граждан; требование ясности и определенности правовых норм; требование обоснованности изменений, вносимых в действующее законодательство.

Анализ критериев применения нравственно-правовой оценочной категории справедливости осуществляется на примере реализации норм Гражданского кодекса об определении размера компенсации морального вреда. Автор акцентирует внимание на то, что усмотрение суда является необходимым элементом при определении размера компенсации морального вреда, так как практически невозможно точно оценить глубину страданий человека. Субъект правоприменения дает оценку тем или иным деяниям на основе своих представлений, сформированных под влиянием нравственных установок общества о справедливом и несправедливом. Требование справедливости в данном случае реализуется через такие понятия, как равенство, соразмерность, адекватное соотношение вреда и воздаяния.

Подводя итоги, автор обосновывает тезис о том, что суть понятий «добросовестность», «разумность», «справедливость» относится к области морали и вытекают из нравственного осознания субъектом своего поведения. Осмысление содержания этих понятий привело соискателя к выводу о необходимости законодательного закрепления общих критериев разумности, добросовестности, справедливости, которые затем конкретизируются в возможных действиях участников правоотношений.

В третьей главе «Эффективность применения нравственно-правовых оценочных категорий» анализируется роль нравственно-правовых оценочных категорий с точки зрения юридической техники и особенностей их функционирования в условиях построения гражданского общества.

В первом параграфе третьей главы «Нравственно-правовые оценочные категории и юридическая техника» диссертант исследует вопрос об эффективности применения изучаемых категорий. При этом он исходит из общепринятого теоретического положения о том, что эффективность правового регулирования представляет собой отношение между целью и его результатом. Одно из направлений её обеспечения – создание четких норм права.

Правовые нормы с оценочными выражениями занимают особое место в механизме правового регулирования. При конструировании нравственно-правовых оценочных категорий законодатель использует понятия морали, являющиеся основным инструментарием науки этики.

Важно правильно определить внешнюю форму выражения нравственно-правовой оценочной категории. Законодатель выбирает для этой цели презумпцию (презумпция достоверности сведений – п. 5 ст. 1262, п. 8 ст. 1452 ГК РФ), принцип (принцип справедливости – ст. 6 УК РФ; ст. 34 ЗК РФ; принцип разумности – ст. 5 СК РФ; ст. 602 ГК РФ; принцип добровольности – ст. 1 СК РФ), общие оговорки (основы нравственности – ст. 169 ГК РФ).

Проблема фиксации оценочных категорий является не только юридической, но и лингвистической. При конструировании правовой нормы законодатель использует такие средства выражения мысли, как слова, словосочетания, грамматические формы. Простые нравственно-правовые оценочные категории могут быть выражены в нетипичном нормативном предписании; содержаться в дефинитивной норме («разумно» – ст. 284 КТМ РФ), включены в разные элементы нормы права. Например, справедливость может быть выражена в диспозиции (ч. 2 ст. 297 УПК РФ; ст. 343 КТМ РФ) и в санкции правовой нормы (размер морального вреда определяется судом с учетом разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ). Категория «добросовестность» употребляется в диспозициях правовых норм при установлении требований к исполнению определенных обязанностей (ст. 41 АПК РФ). Простая оценочная категория «разумный срок» закреплена в ч. 3 ст. 6.1. АПК РФ; ч. 1 ст. 242.2 БК РФ).

Сложносоставные оценочные категории используются и в гипотезах («степень заботливости и осмотрительности» – ст. 401, п. 2 ч. 2 ст. 451 ГК РФ), и в диспозициях правовых норм («разумная заботливость» – ст. 375 ГК РФ). Нравственно-правовые оценочные категории с негативным оттенком включены в нормы-дефиниции. Например, «недобросовестная конкуренция» – п. 9 ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»; «недостоверная реклама» – ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе».

В настоящее время необходимо выработать и законодательно закрепить правила правотворческого формулирования оценочных категорий. В связи с этим автор считает необходимым принятие Федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации» с включением в него правил правотворческого формулирования оценочных категорий, прежде всего нравственно-правовых.

Диссертант аргументирует необходимость законодательного закрепления проведения научно-лингвистической экспертизы проектов нормативных правовых актов, в которые включены нравственно-правовые оценочные категории.

Во втором параграфе третьей главы «Роль правоприменителя в контексте употребления оценочных категорий» автор исходит из того, что результат правоприменительной деятельности во многом обусловлен уровнем нравственно-правового сознания самого правоприменителя.

Субъекты правоприменительной деятельности можно подразделить на две группы: субъекты, наделенные государственно-властными полномочиями (правоохранительные, судебные органы и должностные лица); субъекты, которым государством делегированы властно-организующие правомочия по определенному кругу вопросов (органы местного самоуправления, третейские суды, медиаторы, государственные корпорации, саморегулируемые организации).

Диссертант отмечает, что применение правовых норм с оценочными категориями реализуется в режиме усмотрения, необходимым компонентом которого выступает оценка. Он носит ситуативный характер, сопряжен с необходимостью толкования. При применении нормы, включающей оценочную категорию, осуществляется индивидуальное правовое регулирование. Правоприменительная деятельность формируется под влиянием правового и морального сознания, системы нравственных ценностей правоприменяющего субъекта, уровня его профессиональной подготовки, судебной практики.

В третьем параграфе третьей главы «Возрастание роли оценочных категорий в условиях формирования гражданского общества» автор подчеркивает, что в настоящее время значительно расширился круг субъектов применения права, объем общественных отношений, опосредуемых дозволительным типом правового регулирования, который связан с закреплением в праве гражданских свобод, с правом на выбор средств достижения цели. Дозволительный тип правового регулирования характеризуется особым сочетанием всех используемых в правовом регулировании методов и средств, в том числе нравственно-правовых оценочных категорий. Отмечается актуальность вопроса о соотношении централизованного и децентрализованного методов регулирования. Децентрализованное, диспозитивное регулирование характеризуется отношениями координации, при этом правомерному поведению субъектов придается конститутивное юридическое значение. Метод децентрализованного (автономного) регулирования построен на относительно самостоятельном и свободном (но в рамках закона) регулировании равноправными субъектами своего поведения, на согласовании, координации их интересов, рассчитан на их конструктивное взаимодействие, предполагает поиск компромиссов, взаимовыгодных решений.

Субъектами применения нравственно-правовых оценочных категорий выступают саморегулируемые организации (например, в случае выявления соответствия поведения арбитражного управляющего требованию «добросовестности»); третейские суды (в случае применения правовых норм, содержащих нравственно-правовые оценочные категории при разрешении спора).

Соискатель подчеркивает, что в условиях увеличения объема оценочных категорий в законодательстве, расширения круга субъектов применения права, а также ввиду сложности правового регулирования «с участием» оценочных категорий и режима усмотрения возрастает потребность в профессиональной подготовке правоприменителей в вузах, а также через систему повышения квалификации и получения дополнительного образования.

В процессе обучения особый упор следует делать на нравственное воспитание будущих юристов, которым в перспективе придется «расшифровывать» оценочные категории и решать, что справедливо, а что несправедливо. Такие нравственные требования к судье, как честность, добросовестность, неподкупность, чувство долга и совести содержатся в профессиональном кодексе (Кодексе судейской этики), а также подкреплены в достаточной мере нормами российского законодательства.

В заключении подводятся итоги проведенного диссертационного исследования, формулируются основные выводы.

Основные положения и результаты проведенного исследования отражены в научных публикациях автора.

Научные статьи, опубликованные

в ведущих рецензируемых журналах и изданиях,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

1. Рясина А.С. Оценочные категории как прием юридической техники // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Челябинск: Изд-во ФГБОУ ВПО «Южно-уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет), 2011. № 40 (257). С. 25–29 (0,5 п.л.).

2. Рясина А.С. Оценочные категории в праве // Вестник Саратовской государственной юридической академии. Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2012. № 2(84). С. 134–138 (0,4 п.л.).

3. Рясина А.С. Роль правоприменителя в контексте употребления оценочных категорий // Вестник Поволжской академии государственной службы. Саратов: Изд-во «Поволжский институт управления им. П.А. Столыпина», 2012. № 2 (31). С. 100–104 (0,4 п.л.).

Публикации в иных изданиях

4. Рясина А.С. Оценочные категории: историко-правовой аспект // Молодая наука стран СНГ: вопросы теории и практики: материалы Междунар. науч.-правовой конф. Волгоград: Региональный центр социально-экономических и политических исследований «Общественное содействие», 2010. С.140-144 (0,3 п.л.).

5. Рясина А.С. Оценочные категории как проявление неопределенности в праве // Развитие современного региона: перекрестки науки и практики: сб. науч. статей. Саратов: Поволжский институт управления им. П.А. Столыпина, 2011. Вып. 4. С. 77–80 (0,26 п.л.).

6. Рясина А.С. Взаимодействие частных и публичных интересов: актуальные проблемы экономики и права // Материалы междунар. науч.-практ. конф. / под ред. О.Ю. Бакаевой. Саратов: ИЦ ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет», 2011. С. 147-149. (0,26 п.л.).

7. Рясина А.С. Разумность как оценочная категория права // Право и его реализация в XXI веке: сб. науч. трудов / Междунар. науч.-практ. конф., посвященная 80-летию Саратовской государственной юридической академии, Саратов, 29–30 сентября 2011 г.: в 2 ч. / под общ. ред. С.Н. Туманова. Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2011. Ч. 2. С. 343 (0,2 п.л.).

8. Рясина А.С. Особенности функционирования оценочных категорий в публичном и частном праве // Современная юриспруденция: тенденции развития: материалы междунар. заочной науч.-практ. конф. (10 января 2012 г.). Новосибирск: ЭКОР–книга, 2012. С. 7–10 (0,4 п.л.).

9. Рясина А.С., Цыбулевская О.И. Оценочные категории и некоторые проблемы юридической практики // Юридическая наука в правовом поле России: ценностные ориентиры и перспективы развития: Муромцевские чтения: материалы XII Междунар. науч. конф. Москва, 5 апреля 2012 г. / под ред. Н.И. Архиповой, С.В. Тимофеева. М.: РГГУ, 2012. С. 51–60 (0,8 / 0,4 п.л.).

10. Рясина А.С., Подгорная Ю.А. Технико-юридические проблемы нормотворческого формулирования оценочных понятий // Юридическая техника. Нижний Новгород: Изд-во «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского», 2012. № 6. С. 435-441 (0,8 / 0,5 п.л.).


1 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 г. № 11-П и от 11 нояб. 2003 г. № 16-П; от 13 дек. 2001 г. № 16-П; от 17 июня 2004 г. № 12-П.

2 Постановление Конституционного Суда от 30 июня 2011 г. № 14-П; определения Конституционного Суда от 21 февр. 2008 г. № 120-О-О; от 19 марта 2009 г. № 231-О-О; от 2 апр. 2009 г. № 484-О-П.

3 Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 сент. 2010 г. по делу № А19-12297/03; определение Московского городского суда от 2 февр. 2012 г. по делу № 33-506.

4 Статья 10 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.