авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Идеи правотворчества и правореализации в политико-правовой мысли россии xix – начала хх в.

-- [ Страница 3 ] --

Положения и выводы диссертационного исследования использованы при разработке рабочих программ по истории политических и правовых учений, философии права, социологии права, истории и методологии юридической науки, при чтении соответствующих учебных курсов в Университете имени О. Е. Кутафина (МГЮА).

Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в 85 научных публикациях общим объемом 60 п.л. (без учета объема публикаций учебников и учебных пособий).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, включающих шестнадцать параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во «Введении» обосновывается актуальность темы, анализируется состояние ее разработанности, определяются объект, предмет, цель, задачи, методология, научная новизна исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, указываются теоретическая и практическая значимость, степень достоверности и апробация результатов работы.

Глава I. Теоретические и методологические основы исследования правотворчества и правореализации в политико-правовой мысли XIX начала ХХ в. состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Методологические подходы к исследованию развития идей правотворчества и правореализации» даны характеристики теорий правотворчества и реализации права как частнонаучных юридических теорий по отношению к общей теории права и государства. Развитие теорий правотворчества и правореализации с точки зрения подходов, сложившихся в теоретической юриспруденции (А. М. Васильев, В. М. Сырых и др.), можно представить как процесс последовательной разработки все более конкретных научных идей и категорий, уточнение взаимосвязей между ними, как процесс конкретизации юридического научного знания. Утверждается, что для изучения методологических проблем формирования и развития юридической науки следует учитывать и науковедческие подходы (проблемы формирования и структуры научных знаний, проблемы направленности развития науки, закономерности и этапы этого процесса); такой подход будет способствовать расширению методологических возможностей теории права и государства.

Во втором параграфе «История учений о праве и государстве, теория права и государства: проблемы взаимосвязи в исследовании правотворческой и правореализационной деятельности» речь идет о необходимости использования в дальнейшем развитии науки истории учений о праве и государстве так называемого проблемного подхода; идеи об этом в том или ином виде высказывались в отечественной юридической науке в связи с обсуждением проблем соотношения исторического и логического, структуры политико-правовых доктрин (В. Г. Графский, В. Д. Зорькин, В. В. Лазарев, Д. И. Луковская, Л. С. Мамут, В. С. Нерсесянц и др.).

Исследование отдельных направлений и школ, равно как и исследование развития взглядов на отдельные теоретические проблемы, свидетельствует о зрелости науки истории политических и правовых учений, поскольку здесь анализу подвергаются, в сравнении с портретным подходом, не только взгляды одного мыслителя, а учение (или теоретическая проблема) в его диалектическом развитии, во взаимосвязи и в противостоянии с другими теориями разного времени разных методологических традиций. В то же время, как отмечается в диссертации, одним из актуальных направлений совершенствования теории права и государства выступает привлечение к разработке ее содержания политученческого знания, идей, содержащихся в произведениях классических мыслителей.

Теория правотворчества, теория правореализации являются частнонаучными юридическими теориями, имеющими логическое и историческое содержание, (система категорий, идей, история их развития). Построение частнонаучных юридических теорий в рамках теории права и государства возможно с учетом исследований соответствующих проблем в истории политической и правовой мысли, формирования надлежащего исторического фундамента для частнонаучных теорий. Обосновывается и вывод о том, что наиболее предпочтительным развитием истории учений о праве и государстве будет такое, когда содержание данной науки будет структурировано с использованием теоретического юридического инструментария.

В диссертационном исследовании констатируется, что к настоящему времени накоплено значительное научное знание о развитии многих теоретических идей в истории политических и правовых учений, но оно достаточно неравномерно. В частности, в сравнении с другими проблемами теории права и государства идеи правотворчества и правореализации в истории политической и правовой мысли исследованы в незначительной степени.

В третьем параграфе «Российская юридическая наука XIX начала ХХ в.: особенности становления и развития в связи с историческим исследованием идей правотворчества и правореализации» выявлено, что указанными особенностями являются: относительно позднее возникновение по сравнению с западноевропейской юриспруденцией; тесная связь с традициями ее развития и в то же время оригинальность, самостоятельность научных идей, высокий научный уровень исследований; методологический и содержательный плюрализм и др.

Как показано в диссертационном исследовании, для формирования и развития теорий правотворчества и правореализации в XIX – начале ХХ в. принципиальны положения основных правовых учений – исторической школы права, юридического позитивизма, социологической юриспруденции, теории «возрожденного» естественного права, психологической теории права, каждое из которых характеризуется своей методологией, логикой, содержанием. В дальнейшем изложении именно аспект конкуренции политико-правовых доктрин рассматриваемого исторического периода становится определяющим при характеристике идей и категорий правотворчества и правореализации.

Вторая глава «Идеи правотворчества в политико-правовых учениях XIX начала ХХ в.» состоит из 5 параграфов. В первом параграфе «Развитие идей и категорий теории правотворчества до XIX в.» сделаны выводы о том, что многие теоретические идеи и категории правотворчества античными, средневековыми авторами, классиками политико-правовой мысли периода буржуазных революций разработаны достаточно детально и вполне созвучны современным представлениям.

Правотворческая деятельность государства исследована с точки зрения разных методологических и общетеоретических подходов (древневосточные теории управления обществом, античная традиция поиска модели идеального государства, средневековая теологическая традиция, рассмотрение проблем правотворческой деятельности с точки зрения договорной и естественно-правовой теории, исторической и сравнительно-правовой методологии и др.).

Зарубежными и отечественными мыслителями охарактеризовано активное (Ш. Л. Монтескье, Ч. Беккариа, И. Т. Посошков и др.) или, наоборот, осторожное (конфунцианство, даосизм, Т. Мор, М. Монтень и др.) отношение к правотворческой деятельности государства, или же разные варианты сочетания этих начал (Платон, Аристотель и др.), качества справедливого законодателя, основы должной организации законодательной деятельности (Платон, Фома Аквинский, Марсилий Падуанский, Ж. Боден, Эразм Роттердамский, Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Ж. Ж. Руссо, Ч. Беккариа, Симеон Полоцкий, Ю. Крижанич и др.).

За столетия развития политико-правовой мысли неоднократно обосновывалось значение справедливых начал в правотворческой деятельности, соответствие принимаемых законов естественному праву (Аристотель, Цицерон, Фома Аквинский, Марсилий Падуанский, Т. Гоббс, Ш. Л. Монтескье, Зиновий Отенский, Ф. И. Карпов, А. Курбский, И. Тимофеев, Ю. Крижанич и др.), существующим общественным отношениям (Аристотель, Марсилий Падуанский, Т. Гоббс, Ш. Л. Монтескье, Ж. Ж. Руссо, И. Бентам, И. Т. Посошков и др.). Разрабатывались и идеи об объективной сложности законодательной деятельности, о влиянии на ее многочисленных факторов объективного и субъективного характера (Ш. Л. Монтескье, Ж. Ж. Руссо и др.), о пределах правового регулирования и степени детализации правовых норм (Платон, римские юристы, Т. Мор, Т. Гоббс, Дж. Локк и др.). В Новое время принципиально важным аспектом правотворческой деятельности становится необходимая ясность и простота законов; с развитием просветительской идеологии на это указывают многие мыслители (Ч. Беккариа, В. Н. Татищев и др.), возражая против запутанного феодального законодательства.

Развитие идей и категорий правотворчества было обусловлено потребностями политической практики, отражало противостояние различных политических сил и идеологий (монархической и аристократической, аристократической и демократической, светской и религиозной, феодальной и буржуазной, абсолютистской и либеральной и др.), находилось в связи с развитием методологии политико-правовой науки.

Во втором параграфе «Идеи правотворчества в политико-правовых учениях XIX начала ХХ в.: основные тенденции развития» выявлены соответствующие тенденции, к которым можно отнести: формирование системы научной терминологии, системной взаимосвязи идей, связанных с принятием нормативных правовых актов (в сравнении с современной теорией правотворчества многие проблемы еще не исследовались, однако, отдельные вопросы были разработаны достаточно подробно, например, благодаря подходам исторической школы права и социологической юриспруденции, вопрос о соотношении правообразования и правотворчества); развитие понимания и осмысления правотворческой деятельности, ее исторического развития и современного состояния; развитие принципа демократизма; развитие идей о качестве законодательства, о пробелах в праве, о систематизации законодательства и правилах его разработки. В последующих трех параграфах второй главы отдельные тенденции развития идей правотворчества в отечественной политико-правовой мысли XIX – начала ХХ в. рассматриваются более детально.

В третьем параграфе второй главы «Развитие идей правотворчества в конституционных проектах XIX начала ХХ в.» освещается одна из тенденций формирования теории правотворчества в юридической науке дореволюционной России – развитие принципа демократизма, прежде всего через конституционное правотворчество.

В связи с развитием идей правотворчества следует отметить, что в конституционных проектах XIX в. (М. М. Сперанский, Н. Н. Новосильцев, П. И. Пестель, Н. М. Муравьев, П. А. Валуев, К. Н. Романов, М. Т. Лорис-Меликов, П. П. Шувалов, Н. П. Игнатьев и др.), в актах конституционного значения начала ХХ в. развивались положения о введении представительных учреждений, о необходимости развития России по пути совершенствования государственного механизма, демократизации политической жизни, установления диалога между народом и властью. Это вполне соответствовало социальному и политико-правовому развитию России (выражение идеи социальной адекватности права на конституционно-правовом уровне).

Как показывается в диссертационном исследовании, происходил поиск наиболее приемлемых для России конституционных учреждений, в конституционных проектах предлагались варианты их названия, порядка формирования, компетенции, соотношения с монархом, Государственным советом, органами отраслевого государственного управления. С точки зрения стадий правотворчества – весь XIX в. дело оканчивалось первой стадией – подготовкой проекта конституционного акта. В формулировках конституционных проектов и актов происходило развитие конституционно-правовой юридической техники, что было бы невозможным без опоры на достижения юридической науки. Следует, однако, отметить, что в полной мере о научной объективности речь не шла – та или иная конституционно-правовая модель избиралась в зависимости от особенностей политической ситуации, политических предпочтений авторов проектов.

В течение XIX – начала ХХ в. развивалась система категорий конституционного правотворчества. Используя терминологию науковедения в части описания динамики научного знания, можно вести речь о том, что осознавалась проблемная ситуация, выдвигалась соответствующая ей гипотеза (направить развитие России по конституционному развитию), постепенно разрабатывалась и научная теория как системная совокупность научных идей, законов, категорий.

В четвертом параграфе второй главы «Проблемы кодификационной деятельности государства в основных правовых школах XIX начала ХХ в.» речь идет о том, что в рассматриваемое историческое время в самостоятельное научное направление оформляется и исследование теоретических проблем правосистематизирующей и кодификационной деятельности (Г. Ф. Шершеневич и др.).

Осмысление феномена кодификации представлено в основных направлениях правовой мысли, характерных как для европейской, так и для российской юриспруденции. Так, с позиций исторической школы права, законы и кодексы являются вторичным источником права в сравнении с обычаем и правосознанием юристов, кодификации права не может придаваться решающего значения. Юридический позитивизм, возникнув уже после реализации естественно-правовой идеи кодификации, в дальнейшем и сам способствовал развитию кодификационного движения. В рамках юридического позитивизма появились и развивались идеи системного правового регулирования общественных отношений, логической завершенности, беспробельности права.

С точки зрения социологических юридических теорий идея социальной обусловленности права приводила к пониманию процесса кодификации как процесса объективного, в значительной степени заданного существующими общественными отношениями, необходимостью их адекватного регулирования и развития. Поскольку государство не создает, а признает право, формируемое в общественных отношениях, содержание кодекса должно им соответствовать в момент кодификации; в дальнейшем в течение периода действия содержание кодекса должно адекватно изменяться.

Сторонники социологических подходов к юридическим явлениям признавали принципиальную неполноту правового регулирования, говорили о том, что право в жизни намного сложнее писаного права; о том, что не­совершенство закона, его неясность и неполнота являются не слу­чайными, а существенными его признаками (С. А. Муромцев и др.). Это в какой-то степени влекло нивелировку значения кодексов, но в целом оно не отрицалась.

Как указывается в диссертационном исследовании, в юридической науке дореволюционной России за последние десятилетия XIX в. – начала ХХ в. только складывался пласт общетеоретического знания, многие общие юридические проблемы обсуждались в рамках отраслевых юридических наук. Поэтому с полным основанием можно говорить и о том, что в отраслевых исследованиях получала развитие общая теория правотворчества и систематизации законодательства. Так, в гражданском праве разрабатывались вопросы социальной обусловленности гражданского кодекса, адекватности регулирования гражданско-правовых отношений, юридического, политического и историко-культурного значения кодексов, проблемы их разработки, в том числе проблемы юридической техники, дальнейшего совершенствования содержания сообразно требованиям времени, постоянно развивающимся общественным отношениям.

В параграфе 5 главы второй «Развитие требований юридической техники в XIX начале ХХ в.» доказывается тезис о том, что этот процесс в целом обусловлен курсом на кодификацию законодательства. В отечественной юридической науке указанного периода теория юридической техники находилась в стадии формирования, поэтому отдельные правила, предъявляемые к тексту нормативного правового акта, излагались достаточно фрагментарно (Г. Ф. Шершеневич, Е. В. Васьковский и др.), разработка развернутой системы требований к формулированию правовых норм большого распространения не получила.

В диссертационном исследовании показано, что в традиции зарубежной юриспруденции принципиальна прежде всего постановка проблемы адекватного отражения социальных проблем в содержании формулируемой правовой нормы, собственно технические приемы имеют второстепенное значение (Р. фон Иеринг, Ф. Жени и др.); этот же подход воспринят и в отечественной юридической науке начала ХХ в. (П. И. Люблинский и др.).

Учение о юридической технике формировалось в основном в рамках юридического позитивизма; с точки зрения социологической юриспруденции при составлении текста закона следует иметь в виду ряд особенных требований, касающихся возможности использования оценочных понятий, альтернативных, относительно неопределенных элементов правовых норм; также необходимо включение норм общего характера, которые давали бы простор судейскому усмотрению, предусматривали бы вариативность поведения сторон.

Глава третья «Идеи реализации права в политико-правовых учениях XIX начала ХХ в.» включает 5 параграфов. В первом параграфе «Развитие идей и категорий теории правореализации до XIX в.» раскрывается содержание интеллектуального опыта, накопленного в истории политико-правовой мысли в части взглядов на теоретические проблемы реализации права с древнейших времен до XIX в. Наиболее обширный пласт идей связан с характеристикой интеллектуально-волевого содержания правоприменительной деятельности, с проблемой соотношения законности и целесообразности (Платон, Аристотель, Цицерон, римские юристы, глоссаторы, постглоссаторы, Фома Аквинский, Марсилий Падуанский, Ж. Боден, Г. Гроций, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Владимир Мономах, Иосиф Волоцкий, Максим Грек, Зиновий Отенский, Ф. И. Карпов, И. С. Пересветов, А. Курбский, И. Тимофеев, Симеон Полоцкий, Ю. Крижанич, И. Т. Посошков, В. Н. Татищев и др.).

Во всем многообразии известных с древнейших времен социальных, политических, правовых доктрин нашли отражение различные противоречивые стороны интеллектуально-волевого содержания правоприменительной деятельности. Одни авторы призывали к беспрекословному повиновению любым зако­нам, другие – к соблюдению только справедливых законов, третьи специально подчеркивали вспомогательную роль правовых средств в системе социаль­ных норм, отрицательно относились к законам и их обязательному соблюдению.

Примерно с XVIII в. к следованию законам уже под­ходят более строго, это связано с реакцией на судебный произвол средневековья, с обоснованием роли самого закона как основы общественной жизни, с необходимостью определенности правового положения личности и гарантией ее неотъемлемых прав. Характерным для учений Нового времени, в особенности в XVIII в., является отрицание свободы правоприменительного, в первую очередь судебного усмотрения. Судья не вправе истолковывать закон, данный су­веренной властью, при всех затруднени­ях, которые могут встретиться при его применении, судья должен обращаться к законодателю.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.