авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Становление и развитие отношений социального партнёрства в сфере труда в россии xviii – начала xxi вв. (историко-правовое исследование)

-- [ Страница 4 ] --

Глава вторая «Правовое регулирование отношений труда
и найма в России после отмены крепостного права» состоит из
5 параграфов. В ней исследуются развитие субъектов трудовых отношений и развитие фабричного законодательства после отмены крепостного права и до начала XX века.

В § 1 «Эволюция фабричного законодательства во второй половине XIX века» дана общая характеристика фабричного законодательства в указанный период.

Фабричное законодательство 30-40-х гг. ХIХ века качественно отличалось от законодательства о промышленном труде предшествующего столетия и в перовую очередь тем, что оно регулировало не труд на отдельных предприятиях конкретного владельца, а распространялось либо на всю промышленность, либо на отдельную отрасль производства. После отмены крепостного права фабричное законодательство стало развиваться более быстрыми темпами. Такие законы, как Закон от 1 июня 1882 года «О малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах»; Закон от 12 июня 1884 г. «О школьном обучении малолетних, работающих на фабриках, заводах и мануфактурах»; Закон от 3 июня 1885 г. «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах»; Закон от 3 июня 1886 г. «Об утверждении проекта правил о надзоре за фабричной промышленностью, о взаимных отношениях фабрикантов
и рабочих и об увеличении числа чинов фабричной инспекции»; Положение от 12 июня 1886 г. «О найме на сельские работы»; Закон от
24 апреля 1890 г. «Об изменении постановления о работе малолетних подростков и лиц женского пола на фабриках, заводах и мануфактурах и о распространении правил о работе и обучении малолетних на ремесленные заведения»; Закон от 2 июня 1897 г. «О продолжительности
и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской
и горной промышленности»; Закон от 2 июня 1903 г. «О вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности»; Закон от 10 июня 1903 г. «Об учреждении старост в промышленных предприятиях» заложили основы правового регулирования отношений труда и найма.

Законодательство пореформенного периода качественно отличалось от предшествующего тем, что по кругу лиц и в пространстве оно действовало не на отдельном предприятии, а могло касаться отдельной отрасли производства или всей промышленности в целом. Особенностью содержания фабричного законодательства этого периода стала линия, направленная на признание защиты прав работников и ограничение власти работодателей. Вместе с тем, никаких серьёзных санкций за нарушение работодателями норм фабричного законодательства не было, поскольку после отмены крестного права в России утвердилось представление о трудовых отношениях как о сфере частных интересов, в которые государство вмешиваться не должно.

В § 2 «Правовое и фактическое положение работников и работодателей накануне промышленного переворота и после его завершения» рассматривается завершение процесса формирования российского пролетариата и промышленной буржуазии, правовое и фактическое положение данных социальных категорий.

Согласно переписи населения, проведенной в 1897 г., из 130 миллионного населения России в то время 22 млн. или 17% были уже пролетаризованы. Из них 10 млн. приходилось на фабричный пролетариат с семьями
и до 3,5 млн. составляли рабочие, занятые в сельском хозяйстве. Остальное приходилось на транспортных и ремесленных рабочих, а также прислугу.

В этом параграфе исследуются такие составляющие правового статуса работников, как регулирование рабочего времени и времени отдыха, а также фактического состояния условий труда и быта рабочих промышленных предприятий. Далее исследуются проблемы правового регулирования рабочего времени, т.е. подробно рассмотрена
продолжительность рабочего времени до принятия Закона от 2 июня 1897 г., а также эффективность действия этого Закона после вступления его в силу, поскольку продолжительность рабочего дня (в тесной связи с условиями труда) является вторым после заработной платы основным показателем положения рабочего класса. До принятия Закона 2 июня 1897 г. рабочий день нередко доходил до 16 и даже 18 час.
в сутки. Приводятся многочисленные примеры с указанием режима работы многих фабрик в различных российских губерниях.

Таким образом, вне всяких преувеличений можно констатировать – условия труда и быта российских рабочих в большинстве своем были просто ужасны и невыносимы: продолжительный рабочий день, низкая заработная плата, антигигиенические условия труда наряду с бесчисленными нарушениями элементарных правил по охране труда, отсутствие нормального отдыха, материальная необеспеченность, ужасающие антисанитарные жилищные условия неизбежно способствовали небывалому по сравнению с промышленно развитыми странами того исторического периода росту производственного травматизма и различных заболеваний среди рабочих и членов их семей, что в свою очередь служило причиной небывало высокой смертности в Российской империи.

В § 3 «Правовое регулирование института заработной платы» исследуется заработная плата – одна из основных категорий, показывающих социальный статус работника, его материальное положение и уровень благосостояния общества при капитализме. Вне всяких сомнений – никаких (либо почти никаких) конфликтных ситуаций
в сфере применения наемного труда (бунтов, коллективных трудовых споров, пикетирований, стачек, забастовок и тем более революций) не будет возникать, если каждый наемный работник будет получать справедливое вознаграждение за свой труд, будь то сфера материального или же духовного производства. Сама по себе величина размера оплаты труда может быть, как известно, сравнительно небольшой, но справедливой, поскольку при вознаграждении за труд помимо самой заработной платы для стимулирования процесса труда могут быть задействованы и другие механизмы (различные льготы, специальный стаж работы, надбавки к пенсии и др.). Поэтому здесь предпринята попытка поподробнее рассмотреть эту непростую проблему оплаты труда в дореволюционной России – ведь заработная плата как экономическая
и правовая категории и в настоящее время является самой сложной проблемой как в сфере экономики, так и в сфере правового регулирования оплаты труда любого лица, работающего по найму.

В указанном параграфе на основании многочисленных фактов делается вывод, что в сфере оплаты труда в дореволюционной России повсеместно царили полнейшее беззаконие и произвол, в результате чего по размерам дохода на душу населения дореволюционная Россия стояла на последнем месте в Европе, а по росту дороговизны – на первом.

§ 4 «Надзор и контроль за соблюдением фабричного законодательства». Закон 1882 г. учредил специальную фабричную инспекцию численностью в 20 человек, находившуюся в ведении министра финансов и призванную наблюдать за исполнением правил и запретов, установленных в данном законе, составлять при участии полиции протоколы о нарушениях законодательных норм и передавать их в суд, поддерживать там обвинение против нарушителей. За нарушение владельцами или руководством фабрик правил, касавшихся труда малолетних, была установлена ответственность (арест или штраф).

На должности фабричных инспекторов принимались высокообразованные специалисты – врачи, педагоги, экономисты, юристы; однако их возможности были весьма ограниченными. В период контрреформ Александра III по инициативе предпринимателей и правительства публикация отчетов фабричных инспекторов в 1886 г. прекратилась. Некоторые из указанных специалистов были вынуждены освободить занимаемые должности. После этого фабричная инспекция неоднократно реорганизовывалась. Так, закон 3 июня 1886 г. возложил на фабричных инспекторов обязанности полицейских чиновников, следящих за тем, чтобы на фабриках была «тишь и благодать», то есть фабричной инспекции надлежало делать то, что не всегда была в состоянии сделать полиция – предупреждать стачки и волнения рабочих, опасные для существовавшего строя. В дальнейшем при подборе фабричных инспекторов департамент полиции тщательно проверял политическую благонадежность каждой кандидатуры.

Не стоит поэтому удивляться, что фабричная инспекция после ее реорганизации закрывала глаза на все даже самые вопиющие нарушения фабричного законодательства, требования по охране труда, вследствие чего в Российской империи был самый высокий производственный травматизм. Приводятся многочисленные данные о производственном травматизме (на золотых приисках Сибири, транспортных рабочих и др.), а также о промышленном травматизме в различных странах, по сравнению с которыми (например, Францией и Бельгией) травматизм в России был в 2-2,5 раза выше.

Издание и проведение в жизнь Закона 2 июня 1903 г. при всей его ограниченности явились историческим завоеванием рабочего класса и достаточно ощутимым сдвигом в рабочем законодательстве. Согласно ст.2 указанного закона издержки по обеспечению пострадавшего рабочего падали на работодателей. Однако в этой же статье имелась весьма существенная оговорка, гласившая, что в случае злого умысла или грубой неосторожности рабочего предприниматель освобождается от обеспечения пострадавшего. Этими оговорками закона предприниматели часто злоупотребляли.

23 июня 1912 г., наконец, увидели свет законы о страховании рабочих от несчастных случаев и об обеспечении рабочих на случай болезни.

Новые страховые законы распространялись только на предприятия, подчиненные надзору фабричной и горной инспекции, т.е. только на крупные и средние заведения, за исключением казенных. От действия законов освобождены были сельскохозяйственные рабочие, рабочие внешнего судоходства, прислуга, почтово-телеграфные служащие, приказчики; рабочие, занятые в домашней промышленности, временные рабочие в постоянно действующих предприятиях и т.д. При помощи различных ухищрений правительственной бюрократии в угоду буржуазии удалось настолько ограничить круг лиц, подлежащих страхованию, что число застрахованных не превышало 15-20% всех рабочих.

Указанные законодательные акты анализируются далее, а также отмечаются характерные особенности практики их применения.

Новые страховые законы Временного буржуазного правительства от 16 и 25 июля, а также от 11 и 17 октября 1917 года были недемократичными во многих отношениях, – в частности, они вводили в состав ревизионной комиссии представителя от предпринимателей и ограничивали избрание членов правления больничных касс только из среды уполномоченных и т.д.

Резюмируя все сказанное, можно констатировать, что фабричная инспекция лишь в первые годы своей работы пыталась обеспечить самый элементарный надзор по защите интересов рабочих и обеспечению охраны труда. В дальнейшем фабричная инспекция не только создавала имитацию защиты прав и интересов трудящихся, но и являлась специализированной структурой общегосударственной полиции, предназначенной для борьбы с рабочим движением.

§ 5 «Полицейский социализм» как попытка внедрения идеологии и практики отношений социального партнёрства в России». Суть «полицейского социализма» сводится к кардинальному изменению тактики борьбы царского правительства с рабочим движением, выражающейся в изменении стратегии и тактики действий пролетарских масс против своих антагонистов – буржуазии, а именно: совратить рабочее движение с революционной политической борьбы на путь вымаливания у буржуазии политических уступок. «Полицейский социализм» – это политика овладения рабочим движением с целью его приостановления, предотвращения и подчинения контролю правительства.

Разновидностей «полицейского социализма» было несколько: «зубатовщина», «гапоновщина», «ушаковщина», «смесовщина», «шендриковщина». Зачастую все эти формы «полицейского социализма» называют «зубатовщиной» по имени зачинателя подобной политики по рабочему вопросу в России С.В.Зубатова. В рамках этого параграфа исследуются лишь «зубатовщина» и «гапоновщина»; «ушаковщина» и «смесовщина» же, получившие распространение преимущественно в Петербурге и «шендриковщина», соответственно, в Баку, подробно не рассматриваются вследствие незначительности их влияния на рабочее движение.

Основные положения «зубатовской» политики были отражены
в докладной записке московского обер-полицмейстера Трепова генерал-губернатору 8 апреля 1898 г., автором которой был Зубатов. Эту записку революционеры справедливо охарактеризовали как программу «зубатовщины», «евангелие тайной полиции». В записке были указаны пути раздробления пролетариата, разъединения его сил и отвлечения от политической борьбы: внушение иллюзий, что рабочие смогут улучшить свое положение при содействии царского правительства, обещание уступок и льгот, «урегулирование» фабрично-заводских отношений, т.е. осуществление контроля за взаимоотношениями рабочих
и хозяев. Зубатовцы опирались на наиболее обеспеченных рабочих, привлекали обещаниями самые отсталые слои, одновременно осуществляя «насильственное изъятие» сознательных и энергичных пролетариев.

Залогом успешного осуществления политики «полицейского социализма» Зубатов считал наличие самодержавия в России как силы, якобы, «надклассовой», его так называемый «попечительный характер», веру в царя «как заступника» значительной массы неразвитых рабочих. Политика «полицейского социализма» была рассчитана на одурачивание темных, забитых, невежественных элементов рабочих, зараженных царистскими иллюзиями.

«Полицейский социализм», объективно рассчитанный на укрепление самодержавия и капитализма в России, не получил должной поддержки со стороны промышленной буржуазии, которая, казалось бы,
в первую очередь должна быть заинтересованной идеей и практикой умиротворения рабочего движения. Однако русская буржуазия не желала поступиться частью своих барышей даже для сохранения капитализма как общественного строя. Разногласия, возникшие между промышленниками и царской администрацией в связи с практическим внедрением «полицейского социализма» в жизнь, умело были использованы революционной социал-демократией для разоблачения реакционной антирабочей сущности этой политики и политического воспитания пролетарских масс.

Самая известная рабочая организация, в создании которой принял участие С.В.Зубатов, связана с именем священника церкви Петербургской пересыльной тюрьмы Г.А.Гапона. Трагический конец этой организации поставил последнюю точку в истории внедрения Зубатовым «полицейского социализма» в российское рабочее движение.

Глава III «Зарождение правового механизма социального партнёрства в 1905-1917 гг.» посвящена изучению проблем формирования дореволюционного российского механизма социального партнёрства.

§ 1 «Правовой статус организаций российских работников» раскрывает основные аспекты зарождения российских профсоюзов и других организаций работников промышленных предприятий. Рассмотрение этого вопроса начинается с истории возникновения касс и обществ взаимопомощи в России, – этих первых и долгое время единственных по тогдашнему времени форм легального единения рабочих. В результате проведенного исследования выясняется следующая общая схема касс,
обществ и товариществ: 1) взаимопомощи, 2) ссудо-сберегательные,
3) сберегательно-вспомогательные, 4) потребительские. Они подготовили и взрыхлили рабочую среду к проникновению в нее идей организационной кристаллизации, профессиональной сплоченности и солидарности
и явились, таким образом, предтечами профессионального движения.

Профессиональные союзы как органы борьбы рабочего класса против капитала возникли в России только в 1905 году. С этого года ведет свое начало современное профессиональное движение. Из экономических организаций пролетариата в истории Октябрьской революции важнейшее место заняли две: фабрично-заводские комитеты и профессиональные союзы или, как их называли сокращенно, фабзавкомы и профсоюзы. Фабрично-заводские комитеты возникли в результате революции. До 1917 г. существовали далекие предшественники фабзавкомов – различные заводские организации, возникавшие либо в моменты революционного подъема, как это было в 1905 г., либо во время и на время стачечной борьбы.

Дается подробная характеристика начала массового зарождения профессиональных союзов в 1905 г. во многих городах (Петербурге, Москве, Харькове, Одессе, Киеве, Вильно, Лодзи и др.) по отраслям производства (союзы рабочих механических заводов, печатников, портных, табачников, строителей, конторщиков и бухгалтеров, текстилей, золото-серебренников, литографов, вязальщиков, картонажников и др.) В России в это время было организовано в профсоюзы около 246 тыс. рабочих.

В дальнейшем по мере наступления реакции на права и интересы людей труда сокращалось и количество профессиональных союзов. Так, с 1906 по 1910 г. по России было закрыто 497 профсоюзов и отказано в регистрации 604, резко сократилось число членов профсоюзов. В 1913 г. в России числилось 119 профсоюзов, объединявших 45 тыс. лиц наемного труда. Это было ничтожно мало по сравнению, скажем,
с Германией, где профсоюзы в то время охватывали 3 391 тыс. человек. Репрессии царского правительства в годы войны повели к резкому сокращению и без того мизерного числа профсоюзов. На 1 января 1916 г. во всех профсоюзах страны осталось всего 4 637 членов, платящих взносы, а на 1 января 1917 г. – 7 220 членов.

После победы Февральской буржуазно-демократической революции повсюду восстанавливались старые и создавались новые профсоюзы: металлистов, текстильщиков, деревообделочников, кожевников, портных, печатников, речников, горняков, железнодорожников. В авангарде профсоюзного движения шел профсоюз металлистов. К созданию своих организаций приступили служащие, кустари, ремесленники, сторожа, домашние работницы, швейцары. Наряду с Петроградом, Москвой, городами Центрально-промышленного района шел процесс создания профсоюзов
в Прибалтике и Закавказье, на Украине, в Белоруссии, Сибири, Средней Азии. К лету 1917 г. профсоюзы объединяли около полутора миллионов членов. Профсоюзное движение приобрело массовый характер.

Размах рабочего движения в стране заставил предпринимателей признать организации рабочего класса. 12 апреля 1917 г. Временное правительство издало Закон об обществах и союзах. В нем говорилось, что граждане имеют право «образовывать общества в целях, не противных уголовным законам». Однако, признав право масс на свободную организацию союзов, Временное правительство стремилось всеми путями задержать создание профсоюзов. В процессе развития и обострения классовой борьбы Временное правительство, будучи не в силах подавить движение, в июле 1917 г. приняло постановление о регистрации профсоюзов в окружных судах.
Судебные органы прилагали все силы к ограничению профсоюзного движения и очень часто отказывали союзам в регистрации.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.