авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Виндикационно-правовая защита права собственности и других вещных прав

-- [ Страница 2 ] --

С учетом выявленной взаимосвязи, автором предложено определять предмет классического виндикационно-правового механизма как требование об истребовании из чужого незаконного владения объектов классической виндикационно-правовой защиты (вещей, за исключением денег, документарных ценных бумаг на предъявителя, ордерных и именных ценных бумаг, удостоверяющих денежное требование), а предмет квазивиндикационно-правового механизма – как требование об истребовании объектов квазивиндикационно-правовой защиты (долей в праве общей долевой собственности и (или) участия в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, бездокументарных ценных бумаг, за исключением удостоверяющих только денежное право требования и приобретенных на организованном рынке, независимо от вида удостоверяемого права).

В свою очередь, под основанием классического виндикационно-правового механизма автором предложено понимать обстоятельства, с которыми связывается предмет классической виндикационно-правовой защиты, а под основанием квазивиндикационно-правового механизма – обстоятельства, с которыми связывается предмет квазивиндикационно-правовой защиты.

6. Применительно к содержанию самостоятельного виндикационно-правового механизма автором разработано общее правило, согласно которому полный спектр условий положительной (отрицательной) реализации виндикационно-правового протекционного явления распространяется и на классическую виндикационно-правовую защиту, и на виндикационно-правовую защиту с приставкой «квази». При этом из вышеуказанного правила автором выделены следующие исключения: отсутствие у истца определенного законом юридического титула на владение виндицируемым (спорным) объектом ведет к невозможности реализации виндикационно-правовой защиты в классической форме, но не препятствует осуществлению квазивиндикационно-правовой защиты давностного владельца; если спорный объект не относится к вещам и (или) не сопоставим с категорией владения, может быть отказано в классической, но не в квазивиндикационно-правовой защите.

7. Единообразное научное представление о правовой связи виндикационно-правовой защиты с владельческими, иными вещно-правовыми и обязательственно-правовыми протекционными явлениями отсутствует.

В целях устранения выявленного недостатка изложена авторская позиция, согласно которой правовую связь виндикационно-правовой защиты и прочих протекционно-правовых явлений следует интерпретировать как соотношение, имеющее место на фоне различных критериев, проблематичного конкурентного выбора оптимального способа протекции и, как минимум, две стороны проявления – приоритет и сочетание.

Кроме того, применительно к сторонам проявления соотношения виндикационно-правовой защиты с прочими протекционно-правовыми явлениями установлено следующее: своевременное выявление приоритета тех или иных протекционно-правовых средств позволит предотвратить избрание ненадлежащего способа защиты, а их сочетание – максимально эффективно осуществить протекцию нарушенных прав в одном процессе.

8. Автором выявлен ряд следующих пробелов и недостатков правового регулирования понятия и реализации виндикационно-правовой защиты, осуществляемого в рамках раздела II части I Гражданского кодекса Российской Федерации и пересматриваемого в процессе законопроектной деятельности (например, по подготовке проекта федерального закона № 47538-6): отсутствуют гражданско-правовые нормы о понятии виндикационно-правовой защиты; разработчиками вышеуказанного проекта федерального закона поясняется, что истребование вещи из чужого незаконного владения представляет собой виндикационный иск. Последнее, как считает диссертант, ведет к тавтологии, поскольку иск об истребовании спорного объекта из чужого незаконного владения есть расшифровка виндикационного иска; не указывается, что истребование спорного объекта из чужого незаконного владения – реализация виндикационно-правовой защиты посредством предъявления виндикационного иска.

В целях устранения выявленных пробелов и недостатков указанного правового регулирования, а кроме того, исходя из перспектив совершенствования последнего, автором предложено внести в разработанный в рамках законопроектной деятельности раздел II «Вещное право» части I Гражданского кодекса Российской Федерации следующие изменения и дополнения: в абзаце 2 пункта 1 статьи 226 «Способы защиты вещных прав» слова «виндикационный иск» заменить словами «виндикационно-правовая защита»; в абзаце 1 пункта 1 статьи 227 «Истребование вещи из чужого незаконного владения» после слова «владения» указать в скобках слова «реализация виндикационно-правовой защиты посредством предъявления виндикационного иска».

9. Автором предложено абзац 1 пункта 1 статьи 227 «Истребование вещи из чужого незаконного владения» разработанного в рамках законопроектной деятельности (в частности, при подготовке вышеуказанного проекта федерального закона № 47538-6) раздела II «Вещное право» части I Гражданского кодекса Российской Федерации после слова «истребовать» дополнить словами «индивидуализируемую и идентифицируемую», а после слова «вещь» – словами «виндицируемый объект», которые следует указать в скобках.

Вышеуказанные дополнения, по мнению диссертанта, позволят решить проблемы правового регулирования объектов виндикационно-правовой защиты и соответствующей правоприменительной практики, а именно, осуществить регламентацию такого значимого условия положительной реализации виндикационно-правовой защиты как наличие возможности индивидуализации и идентификации виндицируемого родового объекта; на законодательном уровне обозначить подлежащее истребованию из чужого незаконного владения виндицируемым объектом, а не предметом виндикации, что периодически имеет место в рамках эмпирического аспекта.

Теоретическая значимость исследования. Сформулированные в диссертации концептуальные научно-теоретические положения о виндикационно-правовой защите позволяют существенно дополнить содержание доктрины гражданского права. Кроме того, результаты диссертационной работы могут быть использованы для дальнейшего развития учения о виндикационно-правовой защите, а также теории владельческих, вещно-правовых и обязательственно-правовых протекционных явлений.

Практическая значимость исследования. Результаты диссертации могут быть применены в правотворческой деятельности при разработке изменений и дополнений в Гражданский кодекс Российской Федерации в целях совершенствования правового регулирования виндикационно-правовой защиты и соотносимых с ней иных протекционных явлений. Ряд отдельных положений диссертационного исследования может быть воспринят правоприменительной практикой при рассмотрении и разрешении виндикационно-правовых споров. Материал диссертационной работы может быть востребован в процессе подготовки и преподавания ряда учебных курсов, в рамках которых затрагиваются вопросы виндикационно-правовой защиты.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена, рассмотрена и одобрена на кафедре гражданского права и процесса НАЧОУ ВПО СГА.

Ключевые результаты диссертационной работы были изложены автором в рамках участия в шестнадцати международных и всероссийских научно-практических конференциях.

Основные положения диссертации нашли отражение в двадцати одной публикации, в том числе четыре – в научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.

Материалы диссертации также использовались в процессе разработки рабочих учебников, преподавательской деятельности диссертанта.

Структура диссертации определяется целью, задачами исследования, отражает его логику и включает введение, три главы, объединяющие девять параграфов, заключение, список сокращений, список использованных источников, приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение содержит сведения, посредством которых: обосновывается актуальность избранной темы исследования и освещается степень ее научной разработанности; определяются объект, предмет, цель, задачи диссертации; описываются методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основы диссертации; раскрывается научная новизна диссертационного исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту; выявляется теоретическая и практическая значимость исследования; сообщается об апробации полученных результатов исследования; описывается структура диссертации.

Глава первая «Правовое регулирование виндикационно-правовой защиты права собственности и других вещных прав» включает параграф первый «Историко-правовой аспект развития законодательства о виндикационно-правовой защите», параграф второй «Понятие виндикационно-правовой защиты в свете концептуальных изменений российского гражданского законодательства», параграф третий «Юридическая конструкция виндикационно-правовой защиты в законодательстве зарубежных стран».

В параграфе первом главы первой диссертации представляется авторский подход к выявлению историко-правового аспекта развития законодательства о виндикационно-правовой защите – точки зрения на правовое регулирование именуемого иным образом виндикационно-правового протекционного явления, формируемой на основе анализа нормативного массива основных исторических периодов, например, римского, русского дореволюционного и советского. При этом отмечается, что формирование выявленного автором историко-правового аспекта возможно и на основе анализа российского нормативного массива периода до вступления в силу разработанных применительно к нему концептуальных изменений во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18.07.2008 № 1108. Между тем, последнее легитимно лишь с момента вступления в силу соответствующих изменений.

Во втором параграфе главы первой диссертационного исследования аргументируется, что понятие виндикационно-правовой защиты в рамках доктринального, легального, эмпирического аспектов периода концептуальных изменений российского гражданского законодательства в целом именуется через призму трех категорий (притязание, правоотношение, право). Кроме того, обосновывается, что вариативность наименования понятия виндикационно-правовой защиты позволяет, в частности, определить исследуемое понятие в различных смыслах (широком, узком, объективном и субъективном). Применительно к дефиниции понятия виндикационно-правовой защиты поясняется следующее. Во-первых, употребление категории «имущество», а не категории «вещь», в рамках виндикационно-правовой защиты легитимно до момента вступления в силу раздела II «Вещное право» части I Гражданского кодекса Российской Федерации, отраженного в проекте федерального закона № 47538-6. Во-вторых, «квази» происходит от латинского «quasi» – «якобы», «как будто». Следовательно, квазивиндикационно-правовая защита – протекционно-правовое явление, юридически сконструированное по правилам классической виндикации, но реализуемое за пределами таковой.

В параграфе третьем главы первой диссертационной работы предлагается трактовать юридическую конструкцию виндикационно-правовой защиты в законодательстве зарубежных стран (на примере промышленно развитых Франции, Германии, Англии, Соединенных Штатов Америки, право которых относится к основным правовым семьям – романо-германской (континентальной) и англо-американской (общей) соответственно) как тождество юридической конструкции истребования вещи: а) согласно разработанным доктриной и судебной практикой правилам о самостоятельном виндикационном иске (Франция (романская ветвь)); б) в рамках самостоятельного виндикационного искового притязания, регламентация которого имеет место в кодифицированном законодательном акте (Германия (германская ветвь)); в) ввиду иска из прегрешения (причинения вреда, деликта, правонарушения) и на основании судебного приказа (Англия (английская ветвь) и Соединенные Штаты Америки (американская ветвь)). Поясняется, что отсутствие в праве Англии и Соединенных Штатов Америки самостоятельного виндикационного иска свидетельствует о целесообразности употребления термина «юридическая конструкция виндикационно-правовой защиты» с приставкой «квази».

В главе второй «Механизм виндикационно-правовой защиты права собственности и других вещных прав в условиях модернизации рыночной экономики России» имеют место параграф первый «Субъектный состав виндикационно-правового механизма», параграф второй «Предмет, основание и круг объектов виндикационно-правового механизма», параграф третий «Содержание виндикационно-правового механизма».

В параграфе первом главы второй диссертационного исследования в дополнение к авторской точке зрения на субъектный состав виндикационно-правового механизма выделяется следующий значимый сравнительно-правовой контекст: до момента утраты силы разделом II «Право собственности и другие вещные права» части I Гражданского кодекса Российской Федерации к невладеющим титульным владельцам в рамках виндикационно-правового механизма относятся собственник, а также лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором, а с момента вступления в силу раздела II «Вещное право» кодекса (в редакции проекта федерального закона № 47538-6) – лишь собственник и (или) лицо, имеющее ограниченное вещное право, включающее правомочие владения. Помимо того, выявляется, что требования давностного владельца не вписываются в рамки классической виндикационно-правовой конструкции, поскольку последняя направлена на протекцию права собственности и других вещных прав, а узукапиенты – потенциальные их обладатели. Отмечается и то, что для наименования невладеющих титульных владельцев используются такие термины, как «обладатели активной легитимации (виндиканты)», «субъекты права на виндикацию», «истцы по виндикационному иску», а для наименования фактических незаконных владельцев – «обладатели пассивной легитимации (обязанные лица)», «субъекты обязанности по виндикации», «ответчики по виндикационному иску».

В параграфе втором главы второй диссертационной работы применительно к авторской точке зрения на предмет, основание и круг объектов виндикационно-правового механизма указывается следующее. Предмет виндикационно-правового механизма представляет собой требование об истребовании круга объектов виндикацинно-правовой защиты, а не сам круг соответствующих объектов. Основание виндикационно-правового механизма включает обстоятельства, с которыми связывается его предмет. Подлежащие истребованию бездокументарные ценные бумаги, за исключением удостоверяющих только денежное право требования и приобретенных на организованном рынке, независимо от вида удостоверяемого права, доли в праве общей долевой собственности и (или) участия в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью признаются объектами виндикационно-правовой защиты с приставкой «квази». Обозначенные объекты выходят за рамки объектов классической виндикационно-правовой защиты, поскольку ни один из них не является вещью, а к первым двум неприменима категория владения.

В параграфе третьем главы второй диссертации под содержанием виндикационно-правового механизма автором предлагается понимать полный спектр условий положительной и отрицательной реализации виндикационного протекционно-правового явления. При этом отмечается, что полный спектр вышеуказанных условий вырабатывается в рамках судебной практики и имеет отражение лишь в эмпирических примерах. Помимо того, указывается, что о положительной реализации виндикационно-правовой защиты свидетельствует достижение ее интенции (цели).

Главу третью «Соотношение виндикационно-правовой защиты права собственности и других вещных прав с прочими протекционно-правовыми явлениями в рамках современного российского правового поля» составляют параграф первый «Виндикационно-правовая и владельческая защита», параграф второй «Виндикационно-правовая защита и иные вещно-правовые протекционные явления», параграф третий «Виндикационно-правовая и обязательственно-правовая защита».

В параграфе первом главы третьей диссертационной работы доказывается, что соотношение виндикационно-правовой и владельческой защиты в рамках современного правового поля представляет собой правовую связь виндикационно-правового петиторного протекционного явления и владельческого протекционного явления (посессорного протекционно-правового явления, осуществляемого путем возврата спорного объекта во владение лицу, которое его лишилось, либо владельческого (петиторного) иска). В качестве сторон проявления соотношения виндикационно-правовой и владельческой защиты выделяются приоритет и (или) сочетание.

Во втором параграфе главы третьей диссертационного исследования обосновывается правовая связь – соотношение виндикационно-правовой защиты и иных вещно-правовых протекционных явлений в рамках современного правового поля. Поясняется, что иные вещно-правовые протекционные явления (то есть существующие наряду с виндикационно-правовым феноменом) есть протекционные явления, реализуемые путем: устранения нарушений вещного права, не связанных с лишением владения (негаторно-правовая защита); освобождения имущества от ареста (исключения из описи); признания вещного права. Исходя из анализа положений эмпирического аспекта, выявляются стороны проявления рассматриваемой в параграфе втором главы третьей диссертации правовой связи, а именно, приоритет виндикационно-правовой защиты над иными вещно-правовыми протекционными явлениями, приоритет иных вещно-правовых протекционных явлений над виндикационно-правовой защитой, сочетание виндикационно-правовой защиты и иных вещно-правовых протекционных явлений.

В параграфе третьем главы третьей диссертации соотношение виндикационно-правовой и обязательственно-правовой защиты в рамках современного правового поля представляется как правовая связь виндикационно-правовых и обязательственно-правовых протекционных явлений. Констатируется, что обязательственно-правовые протекционные явления – протекционные явления, реализуемые, например, путем: применения последствий недействительности сделки (реституции); признания сделки недействительной; возврата неосновательного обогащения (кондикции); отобрания вещи; государственной регистрации перехода права собствен­ности на недвижимое имущество. Приводятся эмпирические примеры соотношения – приоритета и соотношения – сочетания виндикационно-правовой и обязательственно-правовой защиты.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.