авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Гражданско-правовая защита фактического владения

-- [ Страница 3 ] --

Статья 12 Гражданского кодекса РФ закрепляет обширный перечень способов защиты гражданских прав, в том числе вещных. Существует множество классификаций данных способов.

В основу наиболее популярной классификации включаются общие способы защиты, устанавливаемые общими нормами гражданского права и применяемые без особого, адресованного данному виду правоотношений, указания закона, а также специальные способы защиты, применяемые лишь в определенных видах правоотношений. Многообразие классификаций свидетельствует о многоплановости мнений ученых, соответственно, выработать какое-либо единое и устоявшееся мнение по вопросу классификации способов защиты гражданских прав невозможно.

Диссертант указывает, что непосредственно на защиту вещных прав направлены способы, предусмотренные гл. 20 Гражданского кодекса РФ, в частности ст. 301–304, 305. Смысл общей регламентации способов защиты вещных прав состоит в том, что они обеспечивают защиту права собственности на имущество в натуре, то есть владение и пользование конкретным имуществом, а также защиту правомочий по распоряжению и пользованию имуществом в условиях отсутствия каких-либо обязательственных отношений – договорных или вреда, причиненного законному владельцу.

К вещно-правовым способам защиты относятся: иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск), иск об устранении препятствий в пользовании имуществом, не связанных с лишением владения вещью (негаторный иск). Вещно-правовые способы защиты, наиболее характерные для вещного права, являются абсолютными исками, которые могут быть предъявлены к каждому, кто нарушает право собственности или иное вещное право.

По мнению соискателя, можно говорить о применении данных способов и в отношении титульных владельцев, что означает возможность предъявить иск в защиту своего права к любому лицу, включая собственника имущества. Исключение составляет давностный владелец, который вправе предъявить виндикационный и негаторный иск к любому, за исключением собственника или иного титульного владельца.

В то же время установлено, что вещные права подчас требуют защиты быстрой и эффективной, пусть даже упрощенной и имеющей предварительный (провизорный) характер. Ответ на это требование был дан опять же римским правом в виде владельческой (посессорной) защиты.

Отмечается, что введение владельческой защиты позволит также самим собственникам осуществлять свою защиту от недобросовестных владельцев-узукапиентов, не доказывая при этом наличие права на изымаемую вещь или правовое основание восстановления первоначального положения, на устранение препятствий со стороны незаконного владельца.

Рассматривая способы защиты фактического владения, обосновывается, что к первоначальному, неюрисдикционному, способу защиты владения относится самозащита права. Самозащита субъективных гражданских прав предусмотрена положениями ст. 12 Гражданского кодекса РФ и может осуществляться как собственником, так и другим титульным владельцем. Следовательно, субъектами данного права могут быть любые лица, имеющие правомочие владения вещью.

Автор отмечает, что п. 2 ст. 215 проекта новой редакции Гражданского кодекса РФ, где самозащита названа в числе способов защиты вещного права. Однако вопрос о соразмерности мер самозащиты так и остается дискуссионным, поскольку ни действующее законодательство, ни проект не содержат понятия самозащиты владения, что справедливо порождает споры о правомерности тех или иных действий фактических владельцев.

Делается вывод, что положения ст. 305 Гражданского кодекса РФ, предусматривающие возможность применения некоторых вещно-правовых способов защиты интересов фактического владельца, позволяют выделять в качестве специального способа защиты фактического владения возврат вещи.

По мнению диссертанта, возврат вещи как способ защиты фактического владения представляет собой применение владельцем юрисдикционных мер, направленных на истребование вещи, с целью защиты его интереса в обладании вещью, а также надлежащей ее сохранности.

Таким образом, соискатель приходит к выводу, что в качестве способов защиты фактического владения необходимо выделить самозащиту и возврат вещи. При этом доказано, что к защите фактического владения неприменимы такие способы, как устранение нарушений, не связанных с лишением владения (негаторный иск), и истребование имущества из незаконного владения (виндикационный иск).

Во втором параграфе «Самозащита фактического владения», особое внимание уделяется зарубежной практике, в частности, положениям Германского гражданского уложения, которые предоставляют владельцу «право на самопомощь».

Диссертантом установлено, что в качестве самостоятельного способа защиты права самозащита была введена в отечественное законодательство Гражданского кодекса РФ 1994 г. Такого способа защиты не знали ни гражданские кодексы РСФСР 1922 и 1964 г., ни Основы 1991 г. В действующем Гражданском кодексе РФ самозащита включена в перечень универсальных способов защиты гражданских прав (ст. 12), в то время как по сути она является не способом, а формой защиты права.

Исследуя понятие «самозащита», отмечается, что оно используется в двух значениях. В широком смысле – как любые действия лица, обладающего субъективным правом, связанные с защитой данного права от нарушения (включая подачу иска, жалобы, самостоятельную защиту гражданских прав в суде без помощи адвоката и т. п.). В узком, гражданско-правовом, смысле – как действия лица, направленные на предупреждение, пресечение нарушения и ликвидацию его последствий.

В отличие от мер оперативного воздействия, самозащита «адресована» неопределенному кругу лиц, в то время как меры оперативного воздействия чаще всего имеют конкретный адрес – лицо, создающее угрозу субъективному праву.

Автором выделяются два способа самозащиты владения:

– первый способ предполагает, что защита существующего владения не связана с лишением владения. Здесь под самозащитой понимаются пресечение и отражение противоправных действий;

– второй способ самозащиты основан на восстановлении утраченного владения имуществом, причем как движимым, так и недвижимым. Данный способ означает возвращение в положение, существовавшее до нарушения, незамедлительно после нарушения либо в разумный срок, сообразно обстоятельствам дела.

Диссертант считает, что в соответствии со ст. 12 и 14 Гражданского кодекса РФ можно говорить о том, что и у нас вполне возможна самозащита законного владения как один из наиболее упрощенных способов охраны этого права. Отсутствие права у незаконного (беститульного) владельца не является препятствием для защиты его фактического владения от самоуправного посягательства в рамках института защиты в пределах необходимой обороны. Соответственно, на сферу фактического владения также распространяется институт самозащиты.

Гражданское законодательство (ст. 1066 Гражданского кодекса РФ) в отличие от уголовного (ч. 3 ст. 37 Уголовного кодекса РФ) не формулирует право обороняющегося на необходимую оборону. Следовательно, и право самозащиты фактического владения в рамках необходимой обороны от наличного посягательства имеется не только у законного владельца, но и у владельца беститульного.

Самозащита беститульного владения может быть основана, в том числе, и на норме ст. 234 Гражданского кодекса РФ, согласно которой до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

Недостаток изложенной нормы заключается в том, что она не предоставляет права самозащиты против собственника, пытающегося насильственно вернуть утраченную вещь. Даже в случае, если потенциальный приобретатель и предъявит иск об изъятии вещи из чужого незаконного владения, то в соответствии с действующей редакцией нашего закона истцу придется доказывать свой титул владения, который не может противостоять всеобъемлющему титулу собственника. Суд будет вынужден разрешать спор о праве гражданском, а не о владении как таковом, отдавая предпочтение наиболее защищенному полному господствующему титульному владельцу.

С учетом специфического характера ситуаций, в которых законом допускается применение мер самозащиты, правоприменительная практика выработала ряд требований, предъявляемых к поведению защищающегося лица. В частности, допускается самозащита лишь действительного, а не предполагаемого права; вред, причиненный при самозащите, не должен быть явно несоразмерен реально причиненному или предотвращенному вреду; жизнь и здоровье человека предполагаются более ценными величинами, чем имущество, в связи с чем особо взвешенным должно быть поведение защищающегося при причинении вреда жизни и здоровью лица, посягающего на имущественные ценности.

В тех случаях, когда отсутствуют признаки самозащиты права, оно подлежит защите лишь юрисдикционными мерами – посредством посессорного или петиторного исков; любое иное поведение должно рассматриваться как самоуправство, на пресечение которого изначально и была направлена посессорная защита владения.

Таким образом, диссертант приходит к выводу, что под самозащитой фактического владения понимается, совершение фактическим владельцем правомерных действий, направленных на пресечение посягательств лиц, нарушающих интересы фактического владельца в обладании вещью, а также действий, направленных на восстановление утраченного владения. Действенный механизм неюрисдикционной защиты фактического владения должен не только разъединять самозащиту и самоуправство, но и быть основой для исковой формы защиты.

Защита владения фактическими действиями владельца, по мнению соискателя, носит характер самозащиты права в том случае, если этими действиями пресекается действительное посягательство на лишение или нарушение владения, если эти действия отвечают требованиям, предъявляемым законом к поведению лица, действующего в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, если обстоятельства, предшествующие этим действиям, были таковы, что потребовали незамедлительного вмешательства владельца.

В третьем параграфе «Соотношение возврата вещи и виндикационного иска» рассматриваются положения о возврате вещи как особом способе защиты фактического владения и общие положения о виндикационном иске.

В работе указывается, что иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения не связан напрямую с нарушением обязательства, в отличие от виндикационного иска и иска о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права. Это, по своей сути, внедоговорный иск. В тех же случаях, когда имущество выбывает в связи с нарушением обязательства и находится у стороны, нарушившей такое обязательство, конвалидация обязательства влечет одновременно и восстановление утраченного владения.

Соискателем установлено, что виндикация применяется:

– в отношении добросовестного приобретателя, если имущество было похищено у собственника или у лица, которому оно было передано собственником во владение;

– в отношении добросовестного приобретателя, если имущество было утеряно собственником или лицом, которому оно было передано собственником во владение;

– в отношении добросовестного приобретателя, если имущество выбыло из владения собственника или из обладания лица, которому собственник передал вещь во владение, иным путем помимо их воли (ч. 1 ст. 302 Гражданского кодекса РФ).

Автор отмечает, что действующее законодательство не связывает возможность истребования имущества лишь с таким поведением собственника, которое нельзя поставить в вину. Если, например, вещь выбывает из владения собственника по его личной неосмотрительности, но все же вопреки его воле, она все равно может быть виндицирована. Иное истолкование закона, по существу, означает установление гражданско-правовой ответственности собственника перед самим собой.

При рассмотрении виндикации соискатель исследует вопрос о возможности истребования недвижимого имущества из чужого незаконного владения.

Поскольку соискателем установлено, что фактическое обладание недвижимостью вполне возможно, то это означает и то, что вполне возможна ситуация, когда обладание недвижимостью не будет соединено с титулом на нее. Таким образом, появляется фигура ответчика по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения.

В связи с этим, виндикационным будет иск лица, которое внесено в реестр прав на недвижимое имущество, к лицу, которое осуществляет господство над недвижимой вещью (т. е. имеет самостоятельный доступ к ней и может препятствовать третьим лицам в доступе к вещи) и которое не внесено в реестр в качестве правообладателя. Исходя из судебной практики, в ходе процесса истцу надо будет доказать, что вещью владеет именно ответчик. В этом случае виндикация, по всей видимости, должна иметь место в ситуации, когда ответчик уже зарегистрировал свое право собственности на недвижимую вещь. Получается, что в подобном иске должно быть отказано, так как истец не обладает правом собственности на истребуемую вещь. Такое положение подтверждается и практикой.

Таким образом, автор приходит к выводу, что виндикационный иск восстанавливает утраченное владение по отношению ко всем третьим лицам (при этом не важно, выбыло имущество в связи с нарушением обязательства или нет). Если же утрата владения произошла в связи с нарушением договора стороной, которая удерживает это имущество, то восстановить нарушенное обязательство возможно, обязав нарушителя вернуть такое имущество.

Виндикационный иск следует отграничивать от исков, тоже направленных на индивидуально-определенную вещь, но основанных на обязательственных отношениях, уже существовавших между сторонами. Последствия неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь (ст. 398 Гражданского кодекса РФ) исходят из того, что право собственности на вещь еще не перешло к истцу, а потому виндикационный иск не может быть предъявлен. Виндикационный иск может быть предъявлен лишь при отсутствии обязательственных отношений между сторонами или после того как обязательственные отношения прекратились (до их прекращения владение вещью опирается на законное основание).

Для удовлетворения виндикационного иска вина ответчика не обязательна.

Соискатель отмечает, что огромное значение при защите владения имеет ст. 302 Гражданского кодекса РФ, которая закрепляет изъятие из общего правила, установленного ст. 301 Гражданского кодекса РФ, предусматривая случаи, когда собственник не может истребовать свою вещь из чужого владения. Более того, при этих обстоятельствах право собственности прекращается у бывшего собственника и возникает у владельца.

Исключение из общего принципа устанавливается, когда кроме интересов собственника имеется другой заслуживающий внимания интерес – интерес добросовестного приобретателя, и законодатель отдает ему предпочтение. Он устанавливает, что, как правило, подлежит защите интерес добросовестного приобретателя. Защита производится по принципу ограниченной виндикации. Ограниченная виндикация применяется лишь в отношении добросовестного незаконного приобретателя, который возмездно приобрел имущество у лица, не имевшего права его отчуждать.

Законодатель решает вопрос об истребовании вещи у добросовестного приобретателя в зависимости от того, как приобретена вещь – возмездно или безвозмездно. Согласно ч. 2 ст. 302 Гражданского кодекса РФ при безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Подводя итог сказанному, диссертантом делается вывод, что титульный владелец вправе после передачи предмета договора в его прямое владение предъявлять посессорные требования к опосредованному владельцу – о возврате владения в случае изъятия у него переданной вещи последним, в том числе и по истечении срока договора, и о пресечении действий, нарушающих владение. Опосредованный владелец после передачи вещи вправе предъявлять к прямому владельцу посессорные требования лишь о пресечении действий, нарушающих владение, а именно действий, в результате которых вещь претерпевает существенные повреждения или уничтожается. Непредставление вещи договорному владельцу в указанный в договоре срок, невозвращение ее по истечении срока договора не являются лишением владения и поэтому не могут оспариваться в рамках владельческой защиты.

Таким образом, диссертант заключает, что возврат вещи как способ защиты фактического владения представляет собой применение владельцем юрисдикционных мер, направленных на истребование вещи, с целью защиты его интереса в обладании вещью, а также надлежащей ее сохранности.

В заключении диссертационного исследования соискателем подводятся итоги, делаются выводы по существу работы и выносятся предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Основные положения и результаты

диссертационного исследования опубликованы

в следующих работах автора:

В изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Масалимова А.А. Особенности владельческой защиты в иностранных правовых системах // Вестник Северо-Осетинского государственного университета имени К.Л. Хетагурова. – 2011. – № 4. – 0,3 п. л.

2. Масалимова А.А. К вопросу о сущности владения в российской цивилистике // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2011. – № 12. – 0,4 п. л.

3. Масалимова А.А. Основные проблемы защиты владения в гражданском праве России // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2012. – № 3. – 0,5 п. л.

в иных изданиях:

4. Масалимова А.А. Правовая природа владения при обременении права собственности правами третьих лиц // Современные проблемы частноправового регулирования: теория и практика: Международная заочная научно-практическая конференция, посвященная 80-летию со дня рождения доктора юридических наук, профессора, академика Академии социальных наук РФ, заслуженного юриста РБ М.С. Орданского. – Уфа, 2010. – 0,3 п. л.

5. Масалимова А.А. Недвижимость как объект владения // Современные проблемы юридической науки: VI Международная научно-практическая конференция молодых исследователей. – Челябинск, 2010. – 0,2 п. л.

6. Масалимова А.А. О некоторых аспектах владения и владельческой защиты в российском гражданском праве // Актуальные проблемы частноправового регулирования: IX Всероссийский научный форум. – Самара, 2010. – 0,2 п. л.

7. Масалимова А.А. Понятие и правовая природа приобретательной давности // Модернизация гражданского законодательства: теория и практика: круглый стол к 10-летию кафедры гражданского права. – Уфа, 2012. – 0,5 п. л.

8. Масалимова А.А. Реституция как способ защиты владения // Модернизация гражданского законодательства: теория и пр

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.