авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Оглы правовое регулирование наследственных отношений в российской федерации и азербайджанской республике (сравнительно-правовое исследование)

-- [ Страница 3 ] --

Гражданский кодекс Азербайджанской республики был принят 28 декабря 1999 года Национальным Собранием Азербайджанской республики (далее – ГК АР). Наследственному праву посвящен раздел 10, состоящий из 13 глав. ГК АР построен по модели ГК Грузии и существенно отличается от Модельного ГК стран СНГ. На вопрос о том, чего больше в таком решении – положительного или отрицательного - по мнению автора, однозначного ответа дать невозможно. Ясно лишь одно: новое наследственное право РФ и АР, освободившись от идеологических запретов и ставших архаичными ограничений, остававшихся с первых лет советской власти, в то же время сохранило преемственность прежнему правопорядку. Прежде всего, в части социальных начал, при определении круга наследников по закону, защиты интересов наиболее уязвимых категорий наследников, сбалансированного сочетания принципов свободы завещания с обеспечением имущественных интересов членов семьи наследодателя, и др. Более того, азербайджанское право сумело также включить в наследственное право традиционные особенности, с давних (еще досоветских) времен ему присущие. Сравнение ГК РФ и АР в части регламентации наследственных отношений свидетельствует о том, что, несмотря на существенную разницу в структуре и на то, что каждый из них избрал в качестве отправных различные модели, они имеют едва ли не больше сходства, чем различий. Прежде всего, диссертант отмечает сходство между ними в том, что оба они базируются не только на общем прошлом опыте, но и на общих современных тенденциях в правовом регулировании наследственных отношений, таких, как учет интересов семьи в регламентации наследования, как по закону, так и по завещанию. Поэтому и в ГК РФ и в ГК АР предусмотрен институт обязательной доли. Другое дело, что в РФ защита интересов семьи гораздо в большей степени, чем в АР, сочетается с защитой интересов социально уязвимых лиц, даже если в собственном смысле слова они и не являются членами семьи. В ГК АР приоритет отдается семье как таковой, независимо от социальной компоненты.

В п. 5 «Влияние мусульманского права на формирование наследственных правоотношений в Азербайджанской Республике»

обращено внимание на то, что Азербайджан одно из немногих государств, в правовой системе которых прослеживается наследие как цивилистической концепции, так и традиционного мусульманского права, смешение классических правовых институтов романо-германской правовой семьи и религиозно-правовых представлений мусульманской правовой традиции. Так, наличие «в мусульманском праве наследования некоторых принципов мирового гражданского права: таких, как учение о частной собственности, ее охране и стремлению не допустить при наследовании дробления имущества в той степени, которое могло бы повредить установившемуся сословному делению общества, а также сохранить имущество в рамках рода, определяемого по мужской линии», определило вектор развития азербайджанского наследственного права. Конкретно: институт обязательной доли, наследование отдельных памятных предметов. Статьей 1155 ГК АР предусмотрено, что как «Имущество, не относящееся к наследству». Не входят в наследство и не распределяются между наследниками семейные альбомы (или записи), семейные хроники, предметы воспоминаний и иные культовые предметы и могилы. Эти предметы передаются в собственность наследника по сложившимся традициям. Указанные предметы могут быть приняты также и наследником, отказавшимся от наследства.

В завершение главы 1 работы с формулированы следующие выводы:

1. Несмотря на существенную разницу путей становления и развития правового регулирования наследственных отношений, на принадлежность этих государств к различным правовым системам в период становления наследственного права, после Октябрьской революции возникли исторические предпосылки, обусловившие дальнейшую преемственность в правовом регулировании наследственных отношений. Сосуществование России и Азербайджана в составе единого союзного государства – СССР – создало условия для выработки у населения АР устойчивых традиций, альтернативных мусульманскому праву и заимствованных из классической Романо-германской правовой системы. Эти традиции оказались настолько устойчивыми, что после обретения независимости Азербайджанской Республикой законодатель, учитывая степень экономического, политического и культурного развития общества не счел возможным и целесообразным полностью воспринять для правового регулирования наследственных отношений исключительно мусульманскую правовую систему.

2. В то же время вековые традиции приверженности к мусульманскому праву, свойственные народам, населявшим территорию Азербайджана, возродились в обществе, свободном от идеологического прессинга советского периода, однако уже на новом витке общественного развития. В результате взаимопроникновения двух правовых систем – классической Романо-германской и традиционной мусульманской - возник феномен «евроазиатского» правового регулирования наследственных отношений, существенно, но не коренным образом отличающийся от Модельного ГК, воспринятого большинством государств – участников СНГ.

Глава 2 «Общая характеристика института наследования в Российской Федерации и Азербайджанской Республике»,

состоящая из 4-х параграфов, содержит сравнительную характеристику основных понятий и категорий наследственного права в РФ и АР.

В п. 1 «Понятие наследования в законодательстве и цивилистической доктрине РФ и АР»

отмечается, что наследственное право, являясь одним из важнейших институтов частного права любой страны, представляет собой, по выражению германского юриста В. Риринга, «типично национальную правовую материю».10

Развитие наследственного права, как и права в целом, находится в зависимости от развития экономических отношений. Поскольку право неотделимо от государства, его функции связаны с функциями государства. Коренные политические и экономические преобразования в сравниваемых странах повлекли за собой и изменение функций права, в том числе наследственного. Хотя наследование и является одним из стабильных институтов гражданского права, некоторые его функции меняются в зависимости от изменения политики государства. На новом этапе развития наследственное право регулирует отношения, связанные с переходом имущества, имущественных прав и обязанностей умершего к его наследникам, а именно: устанавливает субъектный состав наследственного правоотношения, определяет юридические факты, с наступлением которых возникает наследственное правоотношение и формирует права и обязанности участников наследственного правоотношения, тем самым обеспечивая устойчивость гражданского оборота. Диссертант особо выделяет семейно-обеспечительную функцию наследственного права, выраженную в очередности призвания к наследованию, в наследовании по праву представления и наследственной трансмиссии, в институте обязательной доли, ограничивающей свободу завещания в интересах семьи. Отмечается, что новые правила, сужающие круг необходимых наследников (в АР) и сокращающие размер обязательной доли (АР и РФ) снижают роль семейно-обеспечительной функции в наследственном праве этих стран. Подчеркивая теснейшую связь наследственного права с правом частной собственности физических лиц, автор в то же время констатирует, что нельзя рассматривать наследственное право только как своеобразный придаток к праву собственности и иным вещным правам, как это делают авторы некоторых учебников, рассматривая наследственное право только в блоке с правом собственности. Оно охватывает всю гражданско-правовую деятельность наследодателя, в том числе обязательственные правоотношения, в которые он вступал при жизни. Диссертант обращает внимание на повышение уровня правового регулирования наследственных отношений в РФ и АР, так как положения о наследовании закреплены в Конституциях данных стран. Впервые за всю историю развития наследственного права в ГК РФ и АР дается легальное определение понятия наследования как перехода всей совокупности прав и обязанностей от право предшественника к правопреемнику в их неизменном виде, как единого целого, в один и тот же момент, если из правил ГК не следует иное.

На конкретном примере из судебной практики автор раскрывает различия между наследственным и процессуальным правопреемством. В работе отмечается существенное изменение самого принципа универсального наследственного правопреемства. В Римском праве и в дореволюционной России правопреемство носило трансляционный характер, т.е. наследник отвечал за долги наследодателя всем имуществом, в том числе собственным, в то время как в советском и постсоветском наследственном праве наследственное правопреемство стало носить конститутивный характер, т.е. наследник ныне отвечает по долгам наследодателя лишь в пределах наследственного имущества. Это послужило основанием для неоднозначного отношения в цивилистической доктрине к наличию универсальности в наследственном правопреемстве, вплоть до его полного отрицания, с чем автор не соглашается. Изменения в наследственном праве РФ и АР выражаются также в возможности отказаться от части наследства или принять только часть наследства по одному, по нескольким или по всем основаниям. Это, по мнению диссертанта, означает изменение самой концепции понятия универсального наследственного правопреемства. В данном параграфе отражена также дискуссия по вопросу о понятии наследственного правоотношения, без которого, как утверждает автор, невозможно рассматривать реализацию наследственного правопреемства. Диссертант вслед за О. Е. Блинковым полагает методологически неверным делить единое наследственное правоотношение на правоотношения по принятию наследства, отказу от наследства и т.п., так как это лишь отдельные правомочия единого субъективного наследственного права.

В п. 2 «Объекты наследования по законодательству РФ и АР» отмечается значимость вопросов об объектах наследования, в частности, для выбора применимого права при трансграничных наследственных отношениях. Диссертант считает идентичными понятия «наследство», «наследственное имущество», «наследственная масса». Это последнее автор считает вполне легальным, по аналогии с понятием «конкурсная масса» в законодательстве о банкротстве. На конкретных примерах из судебной практики автор рассматривает особенности перехода в порядке наследственного правопреемства различных вещей, а также имущественных прав и обязанностей. Излагая научную дискуссию по поводу имущественных обязанностей (долгов) как объекта наследования, автор полагает, что они входят в число объектов наследования. Анализируя конкретное судебное дело, диссертант приходит к выводу, что объектом наследования являются и те имущественные права, которые наследодатель не успел реализовать в связи со смертью, но выразил свою волю на их осуществление, например, в заявлении о приватизации жилого помещения. Раскрывая особенности наследования имущественных прав и обязанностей, вытекающих из деятельности юридических лиц, диссертант делает вывод, что вопросы о приеме наследников в члены потребительских кооперативов или в число участников иных подобных некоммерческих организаций должен решаться только законами об этих организациях, но не их учредительными документами. В то же время права наследников быть учредителями (участниками, членами) коммерческих организаций существенно ограничены и зависят от воли других учредителей (участников, членов). Диссертант замечает, что ни в РФ, ни в АР закон прямо не говорит о невозможности перехода по наследству алиментной обязанности и обязанности по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью. По его мнению, алиментная обязанность не связана непосредственно с личностью должника и может быть исполнена наследниками в пределах стоимости их доли в наследстве, особенно в современный период, когда по наследству может переходить имущество, которого достаточно как для жизнеобеспечения наследников, так и для исполнения данной обязанности. Сумма компенсации морального вреда, присужденная наследодателю, но не полученная им в связи со смертью, должна быть включена в состав наследства. Обращено внимание на норму, содержащуюся в ст. 1165 ГК АР, согласно которой не входят в состав наследства семейные тетради, записи, дневники и т.п., предметы памяти, предметы культа, могилы и т.п. В этом смысле источником наследственного права АР выступает обычай, по которому эти предметы передаются старшему брату, сыну или лицу, осуществлявшему уход за наследодателем, и не подлежат разделу между наследниками. Однако наследники сохраняют право знакомиться с данными предметами, с содержанием записей и т.п. Это положение, по мнению автора, можно было бы перенести в ГК РФ.

В п. 3 «Актуальные проблемы наследования отдельных объектов» раскрыты особенности содержания и реализации преимущественного права некоторых наследников на отдельные объекты в РФ и в АР: преимущественное право наследования предметов обычной домашней обстановки и обихода, неделимой вещи, если один из наследников был сособственником наследодателя на данную вещь, и т.п. Рассматриваются проблемы соотношения этих преимущественных прав с правами и интересами других наследников. Отмечается, что в ГК АР этому вопросу уделено больше внимания, чем в ГК РФ, поскольку в ГК АР установлено общее правило о преимущественном праве наследника – сособственника с наследодателем – на любое имущество, а не только на неделимую вещь. Более подробно в ГК АР регулируются вопросы наследования земельных участков, имущества крестьянского хозяйства и т.п. В большей мере в ГК РФ учитываются интересы других наследников, не являющихся сособственниками имущества. Особенно это касается жилых помещений и предметов обычной домашней обстановки и обихода, музыкальных инструментов и пр. В частности, для наследников, проживавших совместно с наследодателем не менее 1 года в жилом помещении, предусмотрено право преимущественной покупки дома, квартиры и т.п. Перечень поименованных в азербайджанском наследственном законе преимущественных прав может быть расширен судом, когда при рассмотрении разногласий между сонаследниками о разделе наследства суд при разделе имущества принимает во внимание характер подлежащего разделу имущества, деятельность каждого из сонаследников и иные конкретные обстоятельства. Так, например, суд может определить, что музыкальный инструмент, входящий в состав наследственной массы, вправе унаследовать тот наследник, который может на нем играть или для которого он может быть средством производства (профессиональной деятельности). Право преимущественной покупки может быть осуществлено в пределах двух месяцев; этот срок является пресекательным, поэтому неиспользование права преимущественной покупки влечет его прекращение. По мнению автора, сравнительный анализ норм о преимущественных правах наследников в РФ и АР еще раз подтверждает вывод о том, что законодательство Азербайджанской Республики больше ориентировано на защиту интересов семьи, в то время как законодательство РФ - на интересы свободных участников гражданского оборота. В текущем столетии на постсоветском пространстве активно обсуждаются проблемы реституции, в смысле возврата наследникам имущества, национализированного или иным образом принудительно изъятого у его бывших собственников в советский период. Анализируя положения, содержащиеся в ГК РФ и АР и Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/22, диссертант констатирует невозможность защитить права бывших собственников экспроприированного имущества и их наследников на основе норм национального гражданского законодательства об истребовании имущества из чужого незаконного владения, так как современное гражданское законодательство направлено скорее на защиту прав добросовестного приобретателя и давностного владельца. Поэтому диссертант предлагает принять Государственный закон АР «О реституции» и предусмотреть в нем в тех случаях, когда возврат имущества в натуре окажется невозможным с учетом интересов отдельных граждан и организаций, а также государства и общества в целом, возможность предоставления бывшим собственникам имущества или их наследникам справедливой денежной или иной компенсации.

В п. 4 «Субъекты наследственного права по законодательству РФ и АР»

отмечается, что речь идет лишь о наследодателях и наследниках и не освещаются проблемы правосубъектности других участников правоотношений в сфере наследования. Автор соглашается с мнением тех (Ю. К. Толстой), кто не считает наследодателя субъектом наследственного правоотношения, а только наследственного правопреемства (как право предшественника). Особое внимание уделяется несовершеннолетним наследникам и наследодателям; автор предлагает расширить права несовершеннолетних как потенциальных наследодателей при наследовании по завещанию, предоставить несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет право завещать свои доходы, которыми несовершеннолетние могут свободно распоряжаться. Для защиты их прав и интересов при составлении завещания и с учетом их возраста предлагается предоставить органам опеки и попечительства право давать несовершеннолетним предварительное согласие на составление завещания. Отмечается разница в субъектном составе наследников по закону в РФ и АР. Если в РФ ими могут быть любые граждане, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства, т.е. любые насцитурусы, например, племянник наследодателя, то в соответствии со ст. 1134 ГК АР наследниками по закону могут быть только постумы, т.е. дети наследодателя, зачатые при его жизни и родившиеся живыми после его смерти. Диссертант констатирует нерешенность в ГК АР вопросов, могут ли наследовать по завещанию или в порядке перехода выморочного имущества муниципальные образования, можно ли завещать имущество иностранным государствам и международным организациям? Предлагается положительно решить данные вопросы в законе по опыту РФ и изложить ст. 1134 ГК АР в новой редакции. С другой стороны, отмечается, что в отличие от ГК РФ в ГК АР возможен переход выморочного имущества к юридическим лицам, например, к коммерческим организациям, учредителем (участником, членом) которых был наследодатель. В работе рассматривается понятие недостойных наследников. Автор предлагает ввести в ГК РФ и АР институт прощения наследодателем недостойного наследника («наследственную амнистию»), не связывая его прямо с завещанием. Если отношения с наследодателем улажены, что может быть подтверждено письменными или иными доказательствами, прощеный наследник мог бы войти в число наследников по закону при отсутствии завещания или при наличии незавещанной части имущества; в настоящее время он может быть лишь наследником по завещанию. В работе констатируется, что в ст. 1143 ГК АР установлен более длительный срок исковой давности для признания лица недостойным наследником: 5 лет с момента, когда лицо вступило во владение наследством, в то время как в ГК РФ, поскольку не установлено иное, применяется общий трехлетний срок исковой давности.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.