авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Гражданско-правовая конструкция юридического лица несобственника

-- [ Страница 5 ] --

В работе рассматриваются положения действующего гражданского законодательства и ряда подзаконных актов, исключающих возможность наложения взыскания на имущество казенных, бюджетных и автономных учреждений. По долгам казенных учреждений предусмотрена субсидиарная ответственность собственника имущества, а по долгам бюджетных и автономных учреждений такая ответственность национальным правом не предусмотрена, в связи с чем диссертант констатирует отсутствие действенных механизмов защиты интересов контрагентов последних.

В то же время ЕСПЧ исходит из необходимости деления юридических лиц на правительственные и неправительственные, причем государство несет ответственность за деятельность частных компаний, с учетом их зависимости от публичных образований. Из юридических лиц несобственников в России значительная степень самостоятельности от их учредителей (публичных образований) присуща унитарным предприятиям, а не учреждениям. При этом даже унитарные предприятия расцениваются ЕСПЧ как организации, зависимые от публичных образований5. В практике ЕСПЧ нет случаев, когда названный суд исходил бы из самостоятельности государственных или муниципальных учреждений, достаточной для признания жалобы российского заявителя недопустимой. Если нарушения интересов частных кредиторов бюджетными учреждениями нового типа станут массовыми, к чему располагает содержание российского права, они будут чаще прибегать к международно-правовым средствам защиты или стремиться к инициированию судебных процедур по иностранному праву, всячески избегая действия отрицательного для них фактора – юрисдикционного иммунитета. На внешнеполитической и внешнеэкономической арене это будет снижать престиж Российского государства.

Исключение законодателем возможности наложить взыскание на часть имущества учреждения должно сопровождаться возложением ответственности на того субъекта, в пользу которого сделано соответствующее исключение: иной подход противоречит принципу равенства участников гражданского оборота. Законодателем может решаться дифференцированно, будет ли такая ответственность полной или она должна быть ограничена стоимостью имущества, исключенного из-под взыскания.

По долгам юридических лиц, являющихся органами власти либо их управлениями делами, лимит имущественной ответственности публичных образований устанавливаться не должен, поскольку наделение гражданской правосубъектностью в данном случае связано с реализацией одной из моделей обеспечения выполнения функций публичной власти.

Правовое регулирование расчетных отношений с участием казенных и бюджетных учреждений построено на принципе минимизации их участия в гражданском обороте. Особенности статуса данных юридических лиц в отношениях с банками к настоящему времени не определяются специальными нормами, поскольку из существующих классических моделей исполнения госбюджета – банковской и казначейской – в России реализована вторая. Центральной фигурой такой модели является само казначейство, а в условиях федерализма – совокупность финансовых органов публичных образований.

Открытие и ведение в органах казначейства лицевых счетов казенных и бюджетных учреждений, фактически замещающих банковские счета, образуют нормативно закрепленную процедуру защиты их имущества от наложения взыскания. Невозможность принудительного наложения взыскания на соответствующие денежные средства учреждений судебными приставами-исполнителями противоречит принципу обязательности судебных постановлений, отрицательно сказывается на интересах кредиторов, нивелирует значение признака юридического лица – самостоятельной имущественной ответственности.

Глава пятая «Правовое положение унитарных предприятий» посвящена анализу особенностей участия унитарных предприятий в регулятивных и охранительных гражданских правоотношениях.

В параграфе первом «Унитарные предприятия как участники регулятивных гражданских правоотношений» рассматриваются установленные законом случаи совершения унитарным предприятием юридически значимых действий с согласия собственника, легальные запреты на участие унитарных предприятий в договорных обязательствах, унитарные предприятия и обязательные конкурентные процедуры заключения договоров, модели управления юридическими лицами, учрежденными публичными образованиями.

Автором исследуются легальные запреты на участие унитарных предприятий в договорных обязательствах, он приходит к выводу о необходимости установления дополнительных ограничений, которые будут действовать в интересах кредиторов названных субъектов. Для защиты интересов кредиторов унитарных предприятий, по обязательствам которых публичные образования не несут субсидиарной ответственности, следует ограничить сделки:
а) по безвозмездному изъятию имущества в пользу собственника; б) сделки по предоставлению в возмездное или безвозмездное пользование унитарному предприятию имущества его собственника на договорном основании.

В диссертации исследуются участие унитарных предприятий в обязательных конкурентных процедурах заключения договоров. Сосуществование унитарных предприятий, готовых оказывать услуги наряду с субъектами предпринимательской деятельности, жестко подчиненными экономическим законам, должно сохраняться в отечественной правовой и экономической практике для удовлетворения публичных нужд. Механизм оспаривания торгов в этом случае хотя и не гарантирует идеальной конкуренции, но исключает откровенно противозаконное «отсеивание» субъектов предпринимательской деятельности, желающих участвовать в конкурентных процедурах.

Сосуществование различных вариантов удовлетворения публичных интересов должно сохраняться в отечественной экономике и праве. Плюрализм моделей построения экономических отношений в этом случае не устраняет конкуренции добросовестных участников гражданского оборота, но делает экономическую систему более стабильной и сбалансированной.

Нормы законодательства о размещении государственных и муниципальных заказов необходимо корректировать путем указания на возможность возложения действий по оказанию тех или иных услуг исключительно на орган государственной власти, государственное учреждение или государственное унитарное предприятие только законом или надведомственным нормативным правовым актом органа государственной власти Российской Федерации (Президента или Правительства России). В противном случае региональное и ведомственное нормотворчество будет негативно влиять на конкуренцию. Выбор исключительно федеральных законов в качестве источников ограничений нерационален.

Нормы действующего законодательства, посвященные особым случаям участия юридических лиц несобственников в конкурентных процедурах, нормы, запрещающие такое участие в исключение из общих правил, а также нормы, дающие возможность названным субъектам участвовать в гражданских правоотношениях для удовлетворения публичных нужд без проведения конкурентных процедур, не построены на единой концепции вовлечения в гражданский оборот учреждений и унитарных предприятий. Рациональное построение системы экономических связей с участием публичных образований и созданных ими юридических лиц, не создающее предпосылок для ущемления конкуренции, возможно при условии четкого определения случаев, когда учреждения и унитарные предприятия могут быть сторонами государственных или муниципальных контрактов с привилегиями, с ограничениями или вообще не могут быть сторонами контрактных отношений.

Возвращаясь к проблеме классификации юридических лиц, диссертант отмечает, что при делении юридических лиц на корпорации и унитарные организации может приниматься во внимание не только (1) критерий членства или (2) критерий числа участников, но и (3) критерий реализуемой модели управления организацией.

Законодательство о юридических лицах, определяя количество и состав их органов управления, предусматривает две основные модели управления юридическими лицами, созданными публичными образованиями для активного участия в экономических отношениях:

– модель контролируемого единоличного управления, при которой управление осуществляется руководителем, согласующим наиболее важные решения с органом публичной власти;

– модель корпоративного управления, при которой строго распределенные полномочия реализуются несколькими органами, по меньшей мере один из которых коллегиальный.

В российском законодательстве модель контролируемого единоличного управления представлена в организационно-правовой форме унитарного предприятия, модель корпоративного управления – в хозяйственных обществах и государственных корпорациях.

Целесообразно сохранение в объективном праве норм, позволяющих названным моделям сосуществовать. Модель контролируемого единоличного управления непротиворечиво и системно реализуется через конструкцию юридического лица несобственника (организационно-правовую форму унитарного предприятия), модель корпоративного управления – через организационно-правовые формы, отнесенные законом к числу хозяйственных обществ.

Определение данных моделей создает методологическую основу для научного анализа процессов развития законодательства (стран, относящихся к различным правовым семьям) о юридических лицах, созданных публичными образованиями для активного участия в экономических отношениях, позволяет сформулировать ряд практических предложений, связанных с выбором модели управления организацией, обладающей гражданской правосубъектностью. Выделение названных моделей и приведение доказательств их наибольшей эффективности для различных ситуаций и достижения различных целей обусловлено также наблюдающимся в международной и национальной практике стремлением к универсализации моделей управления, повсеместному переходу на корпоративную модель.

На международном уровне модель корпоративного управления в настоящее время рассматривается фактически как единственно возможная в Руководящих принципах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) (Organisation for economic co-operation and development – OECD) по корпоративному управлению на государственных предприятиях, согласованных государствами-участниками 22 апреля 2004 г.6 В России стремление к переходу на корпоративную модель четко закреплено в Концепции развития гражданского законодательства, предлагающей в качестве альтернативы унитарным предприятиям хозяйственные общества со стопроцентным участием государства.

Проведенная автором сравнительная характеристика законодательства России, Китая и Норвегии также свидетельствует в пользу необходимости сохранения в отечественном праве двух моделей управления «государственными юридическими лицами»: корпоративной (предполагающей сложную структуру органов управления) и модели единоличного контролируемого управления (базирующейся на принципе единоначалия).

Корпоративную модель управления целесообразно использовать при существенных масштабах деятельности юридического лица: большого штата, высокой стоимости имущества, необходимости рационального освоения значительного объема финансовых средств, выделяемых государством, сложности принятия управленческих решений в связи с инновационным характером деятельности организации.

Факторами, свидетельствующими о необходимости использовать модель единоличного контролируемого управления, являются: секретный характер сведений, с которыми работает орган управления, влекущий минимизацию числа осведомленных лиц во всем производственном цикле; стандартный характер деятельности, не требующей принятия сложных управленческих решений; требование быстрой (оперативной) реакции на задания органа публичной власти, если последний компетентен в принятии решения по существу, а юридическое лицо приводит решения в исполнение.

По мнению диссертанта, государственная корпорация является спорной альтернативой унитарному предприятию, а решение о введении данной конструкции в отечественное право недостаточно органично вписывается в отечественное законодательство с точки зрения построения системы юридических лиц, их легальной классификации, существования организационно-правовой формы акционерного общества (континентального европейского аналога корпорации). Учитывая, что юриспруденция – дисциплина прикладная и закон должен совершенствоваться прежде всего с поправкой на состояние общественных отношений, в том числе учитывать период их существования, надо признать рациональным сохранение корпораций, созданных на заведомо ограниченный период, с одной стороны, и преобразование государственных корпораций, созданных на продолжительный период, в акционерные общества одного акционера (государства) – с другой.

Параграф второй «Унитарные предприятия как участники охранительных гражданских правоотношений» посвящен анализу недействительных сделок унитарного предприятия, приводящих к невозможности осуществления определенной уставом деятельности, приватизационных сделок, сделок по передаче имущества публичного образования в пользование унитарным предприятиям.

Все недействительные сделки с участием унитарных предприятий можно классифицировать с учетом такого критерия, как их субъектный состав. Первая классификационная группа охватывает сделки между унитарными предприятиями и иными хозяйствующими субъектами – физическими и юридическими лицами. К первой группе нередко относятся сделки, влекущие невозможность осуществлять деятельность, предусмотренную уставом. Вторая классификационная группа включает сделки между унитарными предприятиями и учредившими их публичными образованиями. Типичными случаями таких сделок является безвозмездное изъятие имущества собственником, а также передача имущества в аренду вместо передачи в хозяйственное ведение или оперативное управление.

Приведенная классификация недействительных сделок по субъектам их совершения способствует лучшему пониманию проблемы недействительности цепи сделок. Типичными недействительными сделками унитарных предприятий являются действия, направленные на отчуждение имущества публичных образований в обход законодательства о приватизации. Противоречащий объективному праву результат достигается в этом случае в результате совершения не одного, а двух юридически значимых действий: 1) мнимой передачи имущества в хозяйственное ведение унитарного предприятия; 2) последующего отчуждения имущества унитарным предприятием в пользу физического или юридического лица. Два данных юридических акта в мотивировочных частях судебных решений получают одновременную оценку. При этом в резолютивных частях решений дается квалификация лишь последней (основной) сделки.

Сделки с участием публичных образований и учрежденных ими юридических лиц несобственников оцениваются как самостоятельные юридические акты, когда их негативный результат очевиден сам по себе; в структуре цепи сделок с участием физических и юридических лиц они не получают самостоятельной оценки. В таком подходе отчасти прослеживается доминировавшее ранее отношение к распорядительным актам органов, управляющих публичной собственностью, как к административным актам, а не сделкам.

Недействительные сделки унитарного предприятия, приводящие к невозможности осуществления деятельности, определенной уставом, рассматриваются с позиции теории недействительности сделок и круга обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу.

Нормы о недействительности сделок унитарных предприятий, лишающих его возможности «осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия» в законе быть не должно, поскольку судам приходится давать оценку не соответствующим сделкам, а их последствиям. При оценке действительности сделки могут приниматься во внимание только те обстоятельства, которые существовали до и в момент ее совершения, последующие обстоятельства учитываются при расторжении договора. Как следствие, нельзя оценивать перечисление унитарному предприятию из бюджета суммы, необходимой для приобретения имущества, достаточного для достижения уставных целей, если такое перечисление осуществляется по решению, принятому публично-правовым образованием после совершения сделки. При этом сама сделка могла совершаться именно с принятием во внимание разумного управленческого прогноза о том, что решение о бюджетном финансировании будет принято.

Согласно п. 9 ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества»7 сфера действия названного нормативного правового акта не распространяется на отношения, возникающие при отчуждении государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными и муниципальными учреждениями имущества, закрепленного за ними в хозяйственном ведении или оперативном управлении. Приведенное правило позволяет юридическим лицам отчуждать имущество публичных образований без выполнения процедур, обеспечивающих соблюдение интересов Российской Федерации, ее субъектов, а также муниципальных образований.

Автор доказывает, что в объективное право следует ввести формальные критерии, которые не позволяли бы должностным лицам обходить законодательство о приватизации или делали бы это крайне затруднительным. Приватизационное законодательство должно содержать правило о том, что сфера его действия не распространяется на отношения, возникающие при отчуждении государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными и муниципальными учреждениями имущества, закрепленного за ними в хозяйственном ведении или оперативном управлении, только при условии, если данное имущество находится в хозяйственном ведении или оперативном управлении данных юридических лиц не менее двух лет.

Имущество публичного образования может находиться во владении унитарного предприятия не только на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, но и на основании договоров аренды и безвозмездного пользования. Как следствие, вместо передачи имущества в хозяйственное ведение или оперативное управление публичный собственник нередко заключает договоры о передаче его в пользование унитарного предприятия, выводя имущество тем самым из-под возможного наложения взыскания по долгам созданного юридического лица. Закрепленный в п. 1 ст. 1 ГК РФ принцип свободы договора в данном случае работает против кредиторов унитарного предприятия.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.