авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Гражданско-правовая конструкция юридического лица несобственника

-- [ Страница 3 ] --

Диссертант доказывает, что при определении стороны договора с органами власти было бы теоретически верным, последовательным руководствоваться правилом: «При указании в сделке органа государственной власти или органа местного самоуправления, являющегося юридическим лицом, сделка считается совершенной от имени и в интересах юридического лица, если из содержания сделки прямо не следует, что она совершается от имени и в интересах Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования, и орган власти компетентен действовать от имени публичного образования». Такое правило толкования расходится с ранее сформированной практикой и официальным толкованием права2, а значит, может начать действовать только в случае его помещения в руководящие разъяснения высших судебных инстанций.

Автор не считает целесообразным наделять гражданской правосубъектностью все органы власти, с учетом чего полагает необходимым исследовать модели материально-технического обеспечения органов государственной власти и местного самоуправления.

Диссертант отмечает, что существует целесообразность выделения в гражданско-правовой теории двух моделей материально-технического обеспечения деятельности органа публичной власти:

– автономной модели, при реализации которой орган власти, обладающий статусом юридического лица, самостоятельно участвует в обязательственных имущественных правоотношениях;

– сателлитной модели, при реализации которой материально-техническое обеспечение органа власти, не имеющего статуса юридического лица, осуществляется специально созданным для этого субъектом-сателлитом (управлением делами), обладающим гражданской правоспособностью.

Конструкция юридического лица несобственника (организационно-правовая форма учреждения) эффективна для реализации обеих моделей: учреждением должен быть либо орган публичной власти, либо его управление делами. Содержание объективного права не должно исключать возможности использования названных моделей, в частности, недопустимо законодательное закрепление перехода на повсеместное обеспечение органов власти управлениями делами.

Некоторые черты названных моделей могут отсутствовать или сочетаться, в частности: а) один сателлит (управление делами) может обеспечивать деятельность ряда органов власти; б) у одного органа власти может быть несколько сателлитов; в) снабжение может производиться как в денежной, так и в натуральной форме вышестоящим органом и т. п.

Анализируя статус Управления делами Президента Российской Федерации, автор приходит к выводу, что некоторые «обслуживающие» органы со статусом юридических лиц могут обеспечивать деятельность не одного, а ряда органов публичной власти, тем самым приобретать определенный контроль над ними. Такие сателлиты обеспечивают деятельность органов одного уровня власти, причем совсем не обязательно, чтобы они относились к одной (законодательной, исполнительной или судебной) ветви власти.

Чтобы решить вопрос о применимой модели обеспечения деятельности органа власти, необходимо установить: 1) следует ли вообще разделять функции публичной власти и гражданскую правосубъектность для данного органа, или эффективность решения задач органом будет выше при их консолидации; 2) возможна ли организация деятельности нового органа власти путем расширения компетенции по обслуживанию у существующих управлений делами; 3) сколько должно быть сателлитов у одного органа публичной власти, не обладающего гражданской правосубъектностью.

Модели материально-технического обеспечения деятельности органов публичной власти могут быть различными, а избрание такой модели, по мнению диссертанта, относится к сфере государственного управления и не может жестко ограничиваться цивилистическими средствами. Выбор модели материально-технического обеспечения органов публичной власти – сложная процедура, требующая анализа роли данного органа в системе государственной (муниципальной) власти. Задача цивилистической науки в данном случае – предложить комплекс правовых норм, гибко описывающих эти модели с поправкой на возможность их сосуществования.

В параграфе втором «Юридические лица несобственники в классификационных группах юридических лиц» рассматриваются организационно-правовые формы юридических лиц несобственников, деление юридических лиц на корпорации и унитарные организации, коммерческие и некоммерческие организации, юридические лица частного и публичного права, а также приводятся сложности осуществления названных классификаций в связи с существованием в отечественном праве юридических лиц несобственников.

Содержание кодифицированного гражданского законодательства позволяет утверждать, что юридические лица, которые способны иметь имущество только на правах, именуемых законодателем «ограниченными вещными», но никак не на праве собственности, могут быть созданы в двух организационно-правовых формах: учреждение и унитарное предприятие.

Дальнейшее деление названных выше юридических лиц на разновидности, по мнению законодателя, образует типы учреждений и виды унитарных предприятий. К настоящему времени законодатель выделяет четыре типа учреждений: частные, бюджетные, автономные и казенные. Унитарные предприятия законодатель поделил на два вида: унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, и казенные предприятия.

Существование типов (видов) юридических лиц в рамках одной организационно-правовой формы юридических лиц с «ограниченными вещными правами» представляется теоретически необоснованным. Главным отличием между разными типами (видами) данных юридических лиц является наличие или отсутствие субсидиарной ответственности собственника по долгам созданного юридического лица. С точки зрения цивилистической доктрины наличие или отсутствие субсидиарной ответственности по долгам юридического лица служит важнейшим признаком разделения юридических лиц на организационно-правовые формы. С позиции контрагентов юридических лиц несобственников, рассчитывающих на нормальный (предсказуемый) гражданский оборот, разница между такими организационно-правовыми формами, как акционерное общество и общество с ограниченной ответственностью, меньше, чем между типами учреждений или видами унитарных предприятий. Не менее существенна эта разница и для собственников имущества юридических лиц, которые в зависимости от типа или вида юридического лица либо несут, либо не несут субсидиарной ответственности по долгам учрежденных организаций.

Поскольку законодательство не определяет существенных особенностей гражданской правосубъектности органов власти как юридических лиц, говорить о том, что это самостоятельная организационно-правовая форма, нельзя. «Орган власти» – базовая характеристика субъекта как участника публичных правоотношений. Орган власти в частноправовых отношениях – учреждение.

Диссертант отмечает, что правовое положение Банка России, сложности квалификации отношений с его участием и по поводу его имущества являются убедительным доказательством того, что конструкция юридического лица несобственника становится непротиворечивой только в случае законодательной фиксации специфических правовых титулов, на которых может владеть имуществом такое юридическое лицо.

При анализе деления юридических лиц на корпорации и унитарные организации автор пытается установить критерии и определить последствия такого деления. Диссертант приходит к выводам методологического характера. В отечественной науке и законодательстве прослеживается зависимость: подотраслям объективного гражданского права обычно соответствуют определенные типы субъективных прав: объективному вещному праву – субъективные вещные права; объективному обязательственному праву – субъективные обязательственные права; праву интеллектуальной собственности – интеллектуальные права.

Признавая существование «права юридических лиц» как подоторасли гражданского права, цивилисты, а теперь и законодатель, выделяют корпоративные отношения, а не отношения и субъективные права, связанные с участием в юридических лицах. Следовательно, термины «корпоративное право», «корпоративные правоотношения» были выбраны не совсем удачно для обозначения больших (по содержанию) феноменов правовой действительности, связанных с юридическими лицами как таковыми (а не корпорациями). В дальнейшем проявилась обратная связь: сам термин стал задавать направление анализа явления. В итоге границы научного исследования оказались зауженными. Изучению организационных отношений с участием унитарных организаций (в том числе юридических лиц несобственников) стало уделяться меньшее внимание, в результате чего потеряна целостность научного осмысления конструкции юридического лица как таковой.

Отношения с участием собственника, с одной стороны, и учреждения или унитарного предприятия, с другой, имеют ряд признаков, характерных для корпораций: возможность принимать участие в управлении, возможность извлекать выгоду, возможность менять собственника без ликвидации юридического лица, допустимость множественности собственников (для частных учреждений). Вместе с тем юридические лица несобственники, учрежденные публичными образованиями (все унитарные предприятия, а также казенные, автономные и бюджетные учреждения), могут иметь только одного учредителя (собственника) и, как следствие, корпорациями не являются. Существование юридических лиц несобственников в отечественном праве является фактором, затрудняющим деление организаций на корпоративные и некорпоративные (по критерию членства).

Признавая необходимость выработки общих норм об оспаривании решений органов управления юридическими лицами, автор полагает, что постановка вопроса об унифицированном регулировании отношений по поводу вынесения и оспаривания решений собраний всех типов является преждевременной.

Деление организаций на коммерческие и некоммерческие исследуется с позиции критерия и последствий проведенной законодателем классификации. Автор считает, что определение точного перечня организационно-правовых форм некоммерческих юридических лиц требуется в кодифицированном законе, но оно не упразднит принцип действия закона во времени, согласно которому при наличии противоречий между «старой нормой» (кодексом) и «новой нормой» (обычным федеральным законом) будет действовать новая. Легальная декларация факта замкнутости перечня некоммерческих организаций должна рассматриваться как концептуальное положение для нормотворца, хотя и не догма для правоприменителя.

Важным, в том числе и с практической точки зрения, аргументом в пользу фиксации круга организационно-правовых форм юридически лиц является постановка точки в вопросе о том, какое число организационно-правовых форм некоммерческих юридических лиц существует в отечественном праве. Определенность в данном вопросе важна для правильной и единообразной регистрации юридических лиц.

Доктринальное деление организаций на юридические лица публичного и частного права не является однозначным. Причин нецелесообразности закрепления категории «юридическое лицо публичного права» в законе несколько. Причина, связанная с методологией классификации субъектов, заключается в различном понимании круга соответствующих организаций среди специалистов сегодня и в обозримом будущем, в отсутствии как в официально-концептуальных документах, так и в правовой доктрине точных критериев отнесения лиц к названной группе участников общественных отношений.

Тексты международно-правовых актов отражают объективную картину в некоторых странах Европы – существование юридических лиц публичного права – и снимают вопрос о применении норм к этим юридическим лицам, а также подчеркивают тождественность всех типов организаций для целей регулирования соответствующих общественных отношений. Обращаясь к нормам иностранного права, автор делает вывод, что современный уровень развития конструкции юридического лица публичного права не дает дополнительных аргументов в пользу рецепции его норм в российское право. Факт существования в отечественном праве наряду с физическими и юридическими лицами таких субъектов, как публичные образования, исключает, а не подтверждает необходимость введения в законодательство категории «юридическое лицо публичного права».

Бессмысленным является выделение юридических лиц публичного права с учетом существования государственных и муниципальных предприятий. Государственная или муниципальная собственность в данном случае служат интересу извлечения прибыли, так как унитарные предприятия отнесены к числу коммерческих организаций. Публичная собственность на закрепленное за данными юридическими лицами имущество и одновременное отнесение их к коммерческим организациям изначально ставят перед дилеммой: нужно ли относить данные юридические лица к числу юридических лиц публичного права (по признаку вещно-правовому) или к иным юридическим лицам (по признаку функциональному, т. е. нацеленности на получение прибыли)?

Выделение юридических лиц публичного права в российской правовой системе нецелесообразно также ввиду существования ряда организационно-правовых форм юридических лиц, предполагающих единственно возможным учредителем публичное образование: это государственные корпорации, государственные компании, унитарные предприятия, казенные, бюджетные и автономные учреждения.

Современная правоприменительная практика позволяет выделить следующие группы сложных проблем, которые связаны с действиями юридических лиц, созданных публичными образованиями:

а) особый момент возникновения правоспособности – отсутствие зависимости от государственной регистрации юридических лиц, являющихся органами государственной власти и местного самоуправления (фактически вразрез с правилом п. 3 ст. 49 ГК РФ);

б) выступление в гражданском обороте не только от собственного имени, но иногда в силу правового акта и от имени публичного образования;

в) действия таких лиц, порождающие имущественные права и обязанности, нередко по-разному оцениваются: то как сделки, то как административные акты; как следствие, используются разные процессуальные средства реагирования на нарушения норм объективного материального права;

г) строгие условия действительности сделки, в частности, необходимость проведения торгов и иных обязательных организационных процедур, предшествующих заключению договоров.

Указанные сложности возникают в большинстве случаев в связи с участием в гражданских правоотношениях учреждений – юридических лиц одной организационно-правовой формы. В связи с этим делается вывод, что отсутствие необходимости введения в законодательство категории «юридическое лицо публичного права» обусловлено также аргументом практическим. В выделении данной группы субъектов права нет необходимости, с точки зрения юридической техники, поскольку нет реальной возможности сформулировать общие правила о статусе юридических лиц, относящихся к различным организационно-правовым формам.

Глава третья «Титулы владения имуществом юридических лиц несобственников» посвящена исследованию правовой природы и структуры оперативного управления и хозяйственного ведения; в ней подвергается анализу правовой режим имущества юридических лиц несобственников.

В параграфе первом «Правовая природа и структура правоотношений оперативного управления и хозяйственного ведения» автор строит свои рассуждения исходя из того, что оценка юридической природы хозяйственного ведения и оперативного управления отличается особой сложностью в силу действия ряда факторов, характерных для отечественного правопорядка, в частности, российским кодифицированным законодательством не даются признаки вещных прав, а система вещных прав включает различные по своему содержанию элементы.

Положение современных учреждений и унитарных предприятий не укладывается в рамки римского правового постулата, сформулированного Ульпианом – Nemo plus iuris ad alium transferre potest, quam ipse haberet (Никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам). При отчуждении имущества, закрепленного за юридическим лицом несобственником, у приобретателя возникает большее по содержанию право, чем у лица, осуществившего отчуждение.

Возможность отчуждать имущество от своего имени, но в собственность иных лиц, для учреждений и унитарных предприятий делает их положение в отношениях с собственником близким к положению комиссионера в отношениях с комитентом. Комиссионер, действуя от своего имени, но не будучи собственником, может способствовать образованию права собственности у иного лица в отношениях за пределами самого договора комиссии, т. е. у покупателя. Похожие полномочия имеются у доверительного управляющего по отношению к имуществу учредителя управления. Более широкие, в том числе и названные, возможности может предоставлять агенту агентский договор.

Несмотря на сходство права оперативного управления и права хозяйственного ведения, с одной стороны, и доверительного управления (комиссии, агентирования) – с другой, сделать вывод об обязательственной природе первых отношений не представляется возможным. Анализ любой современной обязательственной конструкции позволяет утверждать, что ее существование не связано с фактом существования лица как такового, в то время как право оперативного управления и право хозяйственного ведения присуще учреждению или унитарному предприятию в силу передачи, не ограничено фиксированным периодом времени.

Правоотношения оперативного управления и хозяйственного ведения имеют две составляющие:

– относительные отношения собственника имущества с одной стороны и учреждения или унитарного предприятия – с другой, в которых оба лица имеют права и обязанности;

– абсолютные отношения учреждения или унитарного предприятия, являющегося управомоченным лицом, с одной стороны и неопределенно широкого круга лиц, обязанных воздержаться от посягательств на имущество – с другой.

Основная специфика сложных правоотношений оперативного управления и хозяйственного ведения заключается в их относительных составляющих, поскольку обязанности воздержаться от активных действий в отношении чужого имущества не могут обладать существенными особенностями.

Правоотношения оперативного управления и хозяйственного ведения имеют признаки, характерные для:

– обязательственных правоотношений:

а) связанных с пользованием имуществом (возможность регулировать содержание правоотношения волей собственника – определять цели использования имущества, возможность инициировать изъятие имущества при нарушении условий пользования);

б) связанных с косвенным представительством (возможность передавать право, большее по содержанию и характеру, чем принадлежит юридическому лицу несобственнику);

– вещных правоотношений (регистрация права, возникновение права без договора с собственником).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.