авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Уголовная политика в области предпринимательской деятельности (криминологическое исследование)

-- [ Страница 3 ] --

Например, преступление, предусмотренное ст. 180 «Незаконное использование товарного знака» УК, одновременно может осуществляться под эгидой и по решению организации, но исполняться разными работниками в Интернете (при размещении рекламы о продукции, содержащей указание на чужой товарный знак, при оформлении товарных накладных и т. д.). Данные обстоятельства совершения указанного преступления не всегда означают, что они совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Действия исполнителей в этих случаях не всегда подпадают под законодательное описание пособника, предусмотренное ч. 4 ст. 34 УК. При этом лишь
в пяти статьях УК (171, 171.1, 171.2, 172 и 174.1), которыми предусмотрены преступления исследуемой категории, в качестве квалифицирующего признака законодатель предусмотрел их совершение только организованной группой. Если эти преступления совершены группой лиц по предварительному сговору, то на квалификации это не отразится, а может повлиять только на назначение наказания судом (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК).

Рассмотрение результатов исследования в настоящем разделе работы предлагается осуществлять с позиции сокращения излишней криминализации деяний, которые возникают в ходе изначально правомерной предпринимательской деятельности. Невнимание к этим вопросам гипотетически может привести к всеобщей криминализации сферы предпринимательства и к сокращению легитимных форм и направлений предпринимательской деятельности в современной России.

В третьем параграфе «Последствия и детерминация уголовной политики в области предпринимательства» реализована задача дополнения произведенной оценки криминологически значимых положений уголовного законодательства в области предпринимательской деятельности анализом социально-экономических последствий уголовной политики.

В контексте темы исследования рассматриваются содержательный аспект уголовной политики и ее основные компоненты — законодательный и правоприменительный. При этом автор придерживается позиции, что непродуманное усиление уголовной репрессии ведет к росту преступности, а либерализация уголовного законодательства способствует предотвращению нежелательных социальных последствий, которые могут быть выражены не только в криминализации предпринимателей как социальной группы, но прежде всего в оценке их деятельности как преступной в случаях, когда она таковой не является или может быть квалифицирована как совершение административного правонарушения или гражданско-правового деликта.

Расчеты или оценки последствий уголовной политики в сфере предпринимательства трудно признать категориями исследовательского аппарата криминологов. Их трудно выразить в статистических данных или достоверных показателях, но в работе делается попытка восполнить этот пробел. Сосредоточено внимание на позициях, позволяющих определить: социальные последствия уголовной политики в области предпринимательства; экономические потери (и упущенные выгоды в макроэкономическом плане), связанные с прекращением предпринимательской деятельности ее субъектами в результате уголовного преследо-
вания. Приводятся данные о количестве предприятий, затронутых уголовным преследованием (44 тыс. за период с 2004 по 2009 гг.), об обороте предприятий, ставших объектом уголовного преследования (около 500 млрд руб.).

При критичности относительной взаимосвязи приводимых данных нельзя не отмечать опосредованные последствия уголовной политики для сферы предпринимательства. Они проявляются институционально и разнопланово, могут демонстрировать непатерналистское отношение государства к предпринимательству, выражаться в отмене льгот или определении сложных оснований их получения или в установлении жесткого режима контрольно-надзорных проверок деятельности бизнесменов со стороны многочисленных государственных органов. Произведенный автором анализ сведений Росстата позволяет сделать вывод, что ежегодно от 300 до 400 тыс. субъектов малого и среднего предпринимательства — юридических лиц приостанавливают свою деятельность. Чаще всего этот происходит формально и значительное число
«ликвидированных» бизнес-единиц уходит в тень (в том числе переходят на реализацию продукции и услуг через Интернет), что фактически позволяет инкриминировать им деяние, предусмотренное ст. 171 УК.

Важными представляются возможности предпринимательства
в решении задач, традиционно стоящих перед публично-правовой сферой: создание дополнительных рабочих мест, участие в благотворительных мероприятиях. Использование социально-финансового потенциала предпринимателей находится в прямой зависимости от развития их дела и дохода от него. Благоприятные условия для последних обусловливаются не только средствами государственного патернализма, которые выражаются в оптимизации налогов, предоставлении льгот
и преференций, обеспечением конкуренции. Значимым является создание благоприятной среды осуществления бизнеса, которая предполагает отсутствие возможности возникновения криминальных притязаний как со стороны предпринимателей, так и со стороны недобросовестных представителей государственных органов.

Процессы детерминации преступности в исследуемой сфере связаны с отсутствием возможностей получения предпринимателями законных преференции, что заставляет их прибегать к оптимизации хозяйственных отношений. Нередко такая оптимизация не обусловлена
и не связана с необходимостью сокрытия доходов, полученных в результате законных сделок, в которых фискальные органы усматривают налоговые правонарушения, причем в условиях, когда реальные источники получения доходов не скрываются, а правовые последствия таких сделок не образуют состава преступлений. Показательны изученные в ходе исследования уголовные дела об уклонении от уплаты налогов, по которым в приговорах приводятся противоречивые данные о сумме НДС, неправомерно принятой к вычету и включенной в налоговую декларацию
в отношении бизнес-структур по акту налоговой проверки. Суд же не приводит мотивы, по которым он пришел к выводу, что лицо уклонилось от уплаты налогов. Такие примеры свидетельствуют о предпочтении использовать уголовно-правовые, но не административные подходы
к обеспечению социально-финансовой отдачи предпринимательства.

Для иллюстрации детерминации и одновременно последствий уголовной политики в области предпринимательства анализируется наиболее распространенное криминообразующие действие (бездействие) субъектов предпринимательской деятельности — несвоевременное погашение банковского кредита. Кредитование при отсутствии или недостаточности государственных субвенций необходимо предпринимателям для обеспечения развития или создания бизнеса. Приводятся сведения Росстата о размерах задолженности по банковским кредитам, полученным субъектами малого и среднего бизнеса (от 5 до 6 млрд руб. ежегодно), которые отражают потенциал высоких рисков возбуждения уголовных дел по преступлениям, предусмотренным УК, в частности ст. 159.1 «Мошенничество в сфере кредитования», ст. 159.4 «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности», ст. 177 «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности».

Нередко предприниматели прибегают к кредитованию для обеспечения своего участия в получении и реализации государственных
и муниципальных заказов, которые на стадии исполнения предполагают недостаточное финансирование из-за высоких коррупционных рент. В результате образуется комплекс рисков. Первый — риск криминализации бизнеса, связанный с возникновением сопутствующих коррупционным рентам экономических преступлений. Второй риск вызван сокращением объема финансирования мероприятий по обеспечению заказа и отражается на низком качестве товаров и услуг, которые выступают предметом заказов. Третий риск, производный от предыдущих, выражается в нарушении нормальных условий развития рыночной экономики и добросовестной конкуренции. Такая линия детерминации обусловливает необходимость жесткой уголовной политики в отношении предпринимателей, несмотря на то что первоначально они были свободны от влияния криминогенных условий осуществления своей деятельности.

Рассматриваемые проблемы способны привести не только к социальной стратификации, но и установлению дистанции между легальным
и нелегальным сектором предпринимательства и формированию за счет последнего несущей конструкции российской экономики, теневой или подверженной криминалу. Такое положение характеризуется активным внедрением в бизнес элементов криминальной субкультуры, которая заменяет пустоты экономической культуры, а также законности и этики ведения бизнеса. Криминальная субкультура основывается на таких ценностях и установках поведения субъектов экономических отношений, которые питают и развивают систему противоправных деяний (начиная от неуплаты налогов и сборов, до коррумпирования). Глубина криминализации институциональных структур превышает первоначальный уровень преступных проявлений в сфере легального бизнеса. В результате сфера малого и среднего предпринимательства из оплота экономической жизнедеятельности государства и общества благодаря криминальной подверженности продуцирует нижние этажи экономической преступности.

Вторая глава «Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в области предпринимательской деятельности,
и экспертная референция по оптимизации борьбы с ними» содержит два параграфа.

Первый параграф «Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в области предпринимательской деятельности» включает развернутый анализ и оценку уголовной и судебной статистики преступлений, совершенных предпринимателями в 2009–2012 гг.

Начало исследования предваряет решение проблемы классификации преступлений рассматриваемой категории. Отмечается, что при анализе состояния экономической преступности в ее объем включаются отдельно уголовно наказуемые деяния предпринимателей, совокупность этих деяний не является предметом самостоятельного анализа. Такое положение способно существенно ограничивать возможности установления закономерностей развития рассматриваемой категории преступлений, затруднять разработку мер борьбы с ними.

Применительно к преступлениям, совершаемым в области предпринимательской деятельности, ведущее значение для определения их однородности будут иметь экономическая и социальная сферы. Классифицировав преступления по такому критерию, можно прийти к выводам о том, что они:

- имеют различия с позиции уголовно-правовой характеристики;

- обладают общими процессами причинности и детерминации;

- совершены в области предпринимательской деятельности или
в связи с осуществлением ее субъектами.

Эти позиции достаточны для проведения криминологической характеристики исследуемой совокупности преступлений, которые позволяют выявлять количественное и качественное их состояние в динамике, отражать их особенности и закономерности развития, в том числе происходящие под воздействием применяемых средств борьбы. Не менее важной оказывается и оценка состояния реагирования на преступления рассматриваемой категории со стороны правоохранительных органов.

Принимая за основу вышеуказанные критерии, к исследуемой совокупности преступлений, которые совершаются в сфере предпринимательской деятельности или в связи с ее осуществлением, можно отнести деяния УК, предусмотренные ст. 171, 171.1, 172, 176, 177, 194, 195, 196, 198, 199 и 199.2.

Выявляемые на уровне анализа уголовной статистики криминологически значимые закономерности изменений рассматриваемой совокупности преступлений за исследуемый период времени выражались в положительной динамике снижения числа регистрируемых фактов. Произошло заметное уменьшение количества зарегистрированной совокупности рассматриваемых преступлений почти в пять раз. Косвенно эта закономерность может служить объяснением тому, что ранее регистрация преступлений предпринимателей осуществлялась по материалам инициированных проверок со стороны правоохранительных и контрольных надзорных органов. Эта гипотеза убедительно подтверждается показателями резкого падения числа регистрируемых преступлений, предусмотренных ст. 171 УК. В 2012 г. по сравнению с 2009 г. количество этих деяний сократилось в 6,6 раз. Такая же тенденция характерна для преступлений, совершаемых субъектами бизнеса, связанных с неуплатой налогов, а также иных сборов.

Примечательно, что резкое снижение числа регистрируемых преступлений рассматриваемой категории произошло стремительно за один календарный год, т. е. 2010 г., который ознаменовался началом активных обсуждений проблемы гуманизации уголовного законодательства в области предпринимательской деятельности.

Несмотря на общую динамику снижения регистрируемых преступлений (из числа рассматриваемых), их удельный вес по отношению ко всей совокупности уголовно наказуемых деяний в области предпринимательства оставался практически на прежнем уровне. Удельный вес четырех составов преступлений (ст. 171, 198, 199 и 199.2 УК) во всей совокупности преступных деяний субъектов бизнеса
в 2009 г. составил 87 %, в 2010 г. — 81 %, в 2011 г. — 71 %, в 2012 г. — 70 %. Внимание правоохранителей по-прежнему занимали указанные преступления предпринимателей среди иных деяний, характерных для этих субъектов.

Основная концентрация усилий правоохранительных органов преимущественно оказывается направленной на иные преступные проявления в сфере предпринимательства, которые легче выявлять. При этом общественная опасность сложных и легких в расследовании преступлений с криминологических позиций не равнозначна. Преступления, которые условно можно отнести к легким в расследовании, либо уже отмечены содержанием норм с административной преюдицией (ст. 198 УК), либо, по мнению экспертов, нуждаются в депенализации (ст. 171 УК).

Проведенный анализ судебной практики рассмотрения уголовных дел по налоговым преступлениям, совершаемым предпринимателями, свидетельствует о том, что сотрудники правоохранительных органов нередко необоснованно избирают уголовно-правовые меры в отношении субъектов по выявляемых фактам налоговых правонарушений, пренебрегают административными или налоговыми средствами реагирования, допуская при этом ошибки квалификации совершенных деяний. Это объясняет то обстоятельство, что число выявленных и осужденных лиц по указанной статье УК имеет значительный разрыв. Так, в 2009 г. это соотношение составляло 4:1, в 2010–2011 гг. — 5:1, а в 2012 г. — 16:1. Важно подчеркнуть, что на одного осужденного приходилось 16 выявленных лиц, которых подозревали в совершении преступления, предусмотренного ст. 198 УК.

Данное положение является очевидным свидетельством того, что работа правоохранительных органов носит обвинительный характер и направлена на достижение количественных показателей возбужденных уголовных дел. Между тем следует отметить, что за последние четыре года число осужденных по ст. 199 УК сократилось в десять раз (с 1 031 — в 2009 г. до 108 — в 2012 г.). Отмечаемые криминологически значимые положительные тенденции нельзя не связать с произошедшими изменениями в сфере гуманизации уголовного законодательства и практики его применения.

Произведенный анализ практики реагирования правоохранительных органов на преступления, совершаемые в области предпринимательской деятельности, позволяет отметить ряд криминологически значимых обстоятельств. Их положительное содержание выражается
в выявленных закономерностях подверженности уголовной политики
в сфере предпринимательства мерам организационного и правового обеспечения. Даже несколько законодательных решений в УК и УПК повлияли на кардинальное изменение правоприменительной практики. Сократился масштаб уголовно-правового воздействия на сферу предпринимательства.

Между тем такую тенденцию нельзя рассматривать исключительно с положительной стороны. Цель оптимизации уголовной политики заключается не в ее отсутствии, а в сбалансированном содержании. Нельзя допустить возможность отказа, даже частичного, от уголовно-правового регулирования общественных отношений, складывающихся
в сфере предпринимательства. Тем более что даже статистические данные отражают необходимость большего внимания правоохранителей
к тем преступлениям в области предпринимательской деятельности, которые характеризуются прямым умыслом и обладают действительно высокой общественной опасностью, способны детерминировать не только негативные последствия для развития макроэкономических отношений, но и обусловливать появление новых, более качественных (организованных) преступных проявлений.

Составленный социальный портрет лиц, совершающих преступления в сфере предпринимательства, актуализирует необходимость учета социального статуса выявляемых в совершении преступления лиц с широких позиций (пол, возраст, образование, занятость, гражданство и т. д.) для выделения типичных, характерных особенностей личности субъектов указанных преступлений. Это нужно для определения индивидуализации ответственности и разработки мероприятий по предупреждению преступлений в отношении них. В косвенном значении эти социальные характеристики личности преступника способны также отражать закономерности и направленность уголовно-правового воздействия в отношении множественности лиц, которые характеризуются однородными и присущими им особенностями поведения, ментальностью.

Во втором параграфе «Экспертная референция по оптимизации борьбы с преступлениями в области предпринимательской деятельности (результаты конкретно-социологического исследования)» содержатся итоги экспертного опроса по проблемам совершенствования уголовного законодательства и практики его правоприменения в области предпринимательской деятельности. Эта часть работы соответствует концептуальным подходам проведения мониторинга правоприменения, отражает прикладную часть реализации одного из ключевых его методов. Произведенный анализ и оценка профессионального общественного мнения о наиболее существенных проблемах криминализации предпринимательской деятельности и мерах ее предотвращения позволяет прийти к ряду выводов, которые содержат криминологически значимые положения.

Во-первых, данная оценка состояния исследуемых проблем отражает реальность связи недостатков уголовного законодательства (особенно перегибов в его применении) с таким явлением, как криминализация сферы предпринимательской деятельности.

Во-вторых, проведенное анкетирование экспертов позволило извлечь латентную информацию общественного мнения о том, что преступность предпринимателей является несущей конструкцией борьбы правоохранительных органов с экономической преступностью в целом. В этой связи сложно произвести размыкание (отделение) двух видов преступности (экономической и предпринимательской) в ментальном отношении правоприменителей из числа представителей правоохранительных, контрольно-надзорных органов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.