авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Предметное содержание вины в преступлениях с формальным составом

-- [ Страница 3 ] --

Предмет умысла или неосторожности можно установить и правильно квалифицировать как процесс и результат предметного осуществления намерения конкретного лица. Решая вопрос о направленности умысла на убийство, суд должен учитывать совокупность обстоятельств деяния, выражающих динамику субъективной стороны во взаимосвязи образующих ее фаз: особенности формирования умысла, фактический ход действий, их адекватность последствиям.18 В свою очередь при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства.19 Время, место, интенсивность в данном контексте выражают не столько физический, сколько социальный аспект события хулиганских действий. Процесс совершения деяния дан для субъекта как порождение последствий во внешнем мире, причинно обусловленных способом исполнения действий. Субъект осознает совершение общественно опасного деяния как событие порождения последствий в его индивидуальной пространственно-временной динамике.

Предметное содержание вины как признака преступления – это совокупность фактических обстоятельств, характеризующих процесс и результат совершения общественно опасного деяния и образующих объективную сторону конкретного преступления. Предметное содержание вины следует понимать как единство фактических обстоятельств и их уголовно-правовой оценки, сущностью которого является взаимосвязь индивидуальных особенностей и юридических характеристик конкретного деяния.

Значение предметного содержания вины в том, что это понятие выражает конкретную совокупность фактических обстоятельств, охваченных определенной уголовно-правовой оценкой, то есть вину в конкретном реально совершенном преступлении.

Предметное содержание вины имеет такие характеристики, как структуру (обстоятельства объекта, способа воздействия и возможности объективного результата, что соответствует общей структуре осознанного поведения); динамику (процесс формирования и изменения своего предмета в направленном ходе развития волевого момента); конкретный объем.

Функциональная необходимость понятия предметного содержания вины состоит в объединении множества фактических обстоятельств в единый предмет умысла или неосторожности на конкретное преступление; отграничении от смежных составов, отграничении деяния с одним субъектом от соучастия и единичного преступление от множественности; установлении формы вины; подтверждении уголовно-правовой оценки фактическими обстоятельствами дела; измерении степени общественной опасности деяния и лица при индивидуализации ответственности.

В третьем параграфе главы «Предмет умысла в преступлениях с формальным составом» исследована проблема неоднозначности взаимосвязи фактических обстоятельств и признаков формального состава преступления, а также взаимоотношения осознания фактических обстоятельств и общественной опасности деяния.

Осознание признаков состава преступления формируется посредством осознания выражающих эти признаки фактических обстоятельств. Если признаки состава – это логико-языковые феномены в тексте закона, то обстоятельства деяния – аспекты реального поведения человека в окружающей его действительности, а преступление в целом представляет сверхсложный феномен.20

Конструкции умысла в ст.25 УК РФ сформулированы в материальных дефинициях. Материальная дефиниция умысла в ст.25 УК РФ построена с расчетом на любое реальное умышленное общественно опасное деяние. Выделение формальных составов по типу конструкции предопределяет момент юридического окончания преступления. Но фактический ход и результат деяния с формальным составом (как и предмет субъективного предвидения) выходят за пределы абстрактной формулировки состава. Преступление с формальным составом имеет продолжающуюся пространственно-временную динамику за пределами момента юридического окончания. Более того, определить правовую природу совершенного деяния невозможно без соотнесения обстоятельств исполнения деяния с обстоятельствами возможности наступления последствия деяния, выражающего характер вреда чужим интересам.

Фактические обстоятельства реального преступления и признаки состава как абстрактной законодательной дефиниции мы считаем принципиально не тождественными и не всегда однозначно сочетаемыми.

По нашему мнению, вопрос о содержании умысла в преступлении с формальным составом может быть решен путем последовательного различения и дифференцированной взаимосвязи реального и нормативного в феномене преступления (фактических обстоятельств и признаков состава) с опорой на материальный (а не формально-юридический) характер дефиниций вины в главе 5 УК РФ.

Динамика умысла такова, что субъект первоначально осознает обстоятельства, характеризующие фактически наличный охраняемый объект. Но момент осознания характера правового блага не завершает даже стадию формирования умысла, не говоря уже о стадии его осуществления. Для возникновения сформированного умысла осознание характера охраняемого объекта путем сочетания с образом исполнения действий должно трансформироваться в предвидение особенностей его деформации.

Обстоятельства совершения преступления служат реальными носителями признаков состава. Это означает следующее: а) фактические обстоятельства дела и признаки состава соотносятся как реальное содержание и его юридическое значение (что не всегда подразумевает неизменную и однозначную связь); б) несколько разных фактических обстоятельств во взаимосвязи могут образовать единство признака, и, наоборот, признаки разных составов могут различно конкурировать в охвате того или иного обстоятельства в зависимости от связи последнего с другими обстоятельствами; в) осознание фактических особенностей совершения деяния образует осознание признака состава только при охвате умыслом взаимосвязанного сочетания обстоятельств; г) осознание признаков формального состава может иметь различную степень определенности в зависимости от выраженности (прямо или опосредованно) в обстоятельствах, воплощающих признак состава; д) осознание обстоятельств, выражающих признаки формального состава, имеет место, если сознается совокупность обстоятельств, в том числе прямо не сформулированных в составе (деяние осознается через возможность наступления результата).

Фактической основой уголовно-правовой оценки деяния выступает предметная целостность конкретного деяния.

Осознание общественной опасности деяния основано на совокупности фактических обстоятельств в их общем социальном значении.

Предметное содержание умысла вменяемого лица составляет совокупность фактических обстоятельств, объединенных внутренними и внешними взаимосвязями, выражающими характер и социальное значение деяния. Если, совершая деяние, предусмотренное составом преступления, вменяемый субъект в полной мере осознает совокупность фактических особенностей, то он осознает и социальное значение содеянного. Разделение осознания фактического характера и общественной опасности в ч.1 ст.21 УК РФ – это инструмент анализа осознания невменяемого субъекта.

Третья глава диссертации «Предметное содержание вины и проблемы уголовной ответственности за преступления с формальным составом» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе главы «Предметное содержание вины и уголовно-правовая оценка преступлений с формальным составом» на примерах из судебной практики проанализированы сложные вопросы квалификации преступлений с формальным составом по предметному содержанию умысла, в частности, такие как: а) проблемы определения «нижней границы» умысла в деянии с формальным составом (что влияет на выделение и характеристику возможных модификаций умысла в данных деяниях), б) проблемы полноты фактической основы для установления предмета умысла, в) проблемы содержания умысла при отграничении от смежного состава иного типа конструкции (деяние квалифицируется либо материальным, либо формальным составом), г) проблемы уголовно-правовой оценки деяний в связи с вопросами множественности преступлений.

Насколько определенно и достоверно субъект предвидит вероятность совершения преступления, настолько интенсивно он фактически желает совершить преступление.

Результат, который субъект предвидит во всех случаях определенно – это идеальный результат, желаемый для самого субъекта, т.е. поставленная им самим цель. Но такой результат – лишь часть возможных объективных последствий деяния в целом. Объективно возможный результат, т.е. результат, значимый для потерпевшего и третьих лиц, виновный может предвидеть с уменьшенной степенью определенности в зависимости от обстоятельств. Действует принцип «ignoti nulla cupido» – чего не знают, того и не желают. Отсюда косвенный умысел, производный от неопределенности предвидения обстоятельств социально значимого результата поведения, характеризуется отсутствием желания, но сознательным допущением обстоятельств преступного результата, как реально возможных в пределах данного случая. Этот вывод в свете толкования автором статьи 25 УК РФ допустим и в правовом отношении.

Во втором параграфе третьей главы «Объем предметного содержания вины при индивидуализации уголовной ответственности за преступления с формальным составом» изучены компоненты и характеристики предметного содержания вины, влияющие на меру наказания.

Исходя из принципа вины (ст.5 УК РФ), наказание определяется мерой охвата деяния личной виной.

В преступлениях с формальным составом обстоятельства, характеризующие степень осуществления намерения и объем фактического вреда, по времени наступления, как правило, оказываются за пределами состава преступления, не влияя на квалификацию. Вместе с тем степень реализации намерения и объем фактического вреда могут варьироваться и как количественная характеристика предметного содержания вины должны служить критерием определения меры ответственности.

Объем вины, выступая количественным критерием меры ответственности, в преступлении с формальным составом зависит от степени осуществления преступного намерения и объема фактических обстоятельств, характеризующих наступивший общественно опасный результат.

В заключении сформулированы основные выводы и результаты диссертационного исследования.

Работы, опубликованные по теме диссертации

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях,

указанных в перечне ВАК

1. Ширяев А.Ю. Уголовно-правовое понятие вины в контексте социально-культурной парадигмы ответственности. // Российский юридический журнал. – 2010. - № 3. - С.15-22 (0,5 п.л.);

2. Ширяев, А.Ю. Понятие «состав преступления»: сравнительно-исторический очерк. // Российский юридический журнал. – 2011. № 5. - С. 104-110 (0,4 п.л.);

3. Ширяев, А. Уголовная ответственность за преступления, предусмотренные ч.4 ст.111 УК РФ, совершенные группой лиц. // Уголовное право. – 2011. - № 3. - С.71-76 (0,3 п.л.);

4. Ширяев, А. Предметное содержание вины в преступлениях с формальным составом. // Законность. – 2011. - № 8. - С.51-55 (0,5 п.л.);

Статьи, опубликованные в иных изданиях

5. Ширяев, А. Социально-этическое и предметное содержание вины в уголовном праве. // Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу». – 2011. - № 5. - сайт electronic.rush.org. (0,5 п.л.);

6. Ширяев, А.Ю. Некоторые проблемы установления причинной связи и предметного содержания вины в насильственных групповых преступлениях против здоровья. // Следственная практика. Научно-практический сборник. Выпуск 183. М., 2011. - С.180-189 (0,5 п.л.).


1Уголовные дела о преступлениях камней-убийц, например, рассматривались особым древнеэллинским трибуналом в . См. : Фельдштейн Г.С. Учение о формах виновности в уголовном праве. М., 1902. С.41.

2 Теория четырех уровней ментальной виновности Модельного Уголовного кодекса США 1962 г. и теория вины – упречности в современном австро-немецком уголовном праве. См.: Joel. Samaha. Criminal law.- Thomson Wadswort. Eight Edition P. 89; Strafrecht Allgemeiner Teil. Lernprogram. Von Dr. Diethelm Kienapfel em. Universittprofessor in Linz. 11., berarbeitete Auflage. Wien 2007 Manzsche Verlags- und Universittsbuchhandlung. S.143.

3 Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. // Избранные работы. СПб., 2004. С.117 – 123; Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности.// Избранные труды. СПб., 2003. С.50-51.

4 Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М., 1998. С. 31.

5 О проблеме неоднозначности соотношения фактического и нормативного см.: Гогель С.К. Курс уголовной политики в связи с уголовной социологией. М., 2009. С.15; Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Часть. II. Судопроизводство. М., 2008. С.359-360.

6 См., например: Уголовное право: Учебник. В 3 т. Т.1 Общая часть. / Под общей редакцией А.Э. Жалинского. М., 2011. С.472.

7 Постановление Конституционного Суда РФ от 18 мая 2012 г. № 12-П «По делу о проверке конституционности положений ч.2 ст.20.2 КоАП РФ, п.3 ч.4 ст.5 и п.5 ч.3 ст.7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в связи с жалобой гражданина С.А. Каткова». РГ от 01.06.2012.

8 См.: Лунеев В.В. Эпоха глобализации и преступность. М., 2007. С.243.

9 См.: Гартман Н. К основоположению онтологии. СПб., 2003. С.88.

10 См.: Кудрявцев В.Н. Лекции по криминологии. – М.: Юрист, 2005. С.74. Происходит фокусировка внимания именно на реальном феномене преступления, в отвлечении от предполагаемой его уголовно-правовой оценки. При этом нормативный аспект просто не проблематизируется, он уже включен в модель изучения реальности. Такой метод изучения преступления мы здесь называем «эмпирико-юридическим».

11 См.: Абызов К.Р., Гриб В.Г., Ильин И.С. Криминология. Курс лекций. М.: Маркет ДС, 2010. С.76.

12 Воронин Ю.А. Введение в криминологию. М.: Флинта, 2008. С.95.

13 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» от 27.01.1999 № 1 // Судебная практика к уголовному кодексу РФ./ сост. С.В. Бородин, И.Н. Иванова; под общей ред. В.М. Лебедева. – М.: Спарк, 2005.. С.353. Умысел на убийство, таким образом, может быть раскрыт и квалифицирован предметно только по описанию и анализу обстоятельств своей поведенческой основы, выходящей за пределы состава убийства.

14 Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И.Я. Козаченко. М., 2008. С.186.

15 Там же.

16 Постановление 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. // Г. А. Есаков. Судебная практика по уголовным делам. 2-е изд. – М.: 2010. С.6-7.

17 БВС РФ. 2012. № 11. С.2.

18 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999. «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» // Судебная практика по уголовным делам. Сост. Г.А. Есаков. М., 2010. С. 69.

19 См.; Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 45 от 15.11.2007 «О судебной практике по делам о хулиганстве». // Судебная практика по уголовным делам. Сост. Г.А. Есаков. М., 2010. С. 156.

20 См.: Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве. М., 2012. С.237- 238.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.