авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Уголовно-правовая защита интеллектуальной собственности в россии

-- [ Страница 3 ] --

Отдельные правоведы (С. А. Судариков, А. Г. Морозов и др.) полагают, что право исполнителя на имя по сути близко праву авторства, поскольку последнее означает, что автору принадлежит право называть себя так, как он того пожелает. Он может указать в качестве имени автора свое настоящее имя, псевдоним или сделать свое произведение анонимным. По аналогии определяется право исполнителя на имя как право использовать или разрешать использовать свое исполнение под своим подлинным именем, под псевдонимом или анонимно, право требовать быть признанным в качестве исполнителя своих исполнений. Эти и другие ученые предлагают привлекать к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 146 УК РФ за плагиат в отношении исполнителя, причинивший ему (исполнителю) крупный ущерб.

Другие исследователи (Э. П. Гаврилов, Р. Б. Хаметов и другие) придерживаются иной точки зрения, согласно которой право авторства закрепляется только за авторами, а обладатели смежных прав его не имеют.

Представляется, что право исполнителя на имя и право авторства весьма близки между собой как в правовом, так и в социальном смысле. Каждый исполнитель в исполнение произведения вносит свой неповторимый вклад, заключающийся в оригинальном, творческом способе исполнения. Поэтому для повышения уровня охраны его прав целесообразно предусмотреть уголовную ответственность за плагиат в отношении исполнителя.

Необходима новая редакция диспозиции ч. 1 ст. 146 УК РФ, которая будет учитывать положения ст. 5 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г., согласно которой независимо от имущественных прав исполнителя и даже после передачи этих прав исполнитель в отношении своих незаписанных устных исполнений или исполнений, записанных на фонограммы, имеет право требовать быть признанным в качестве исполнителя своих исполнений и возражать против всякого извращения, искажения или иного изменения своих исполнений, способного нанести ущерб его репутации. Кроме того, здесь должны быть учтены и положения ст. 1313 и ст. 1315 ГК РФ, в соответствии с которыми исполнителем признается гражданин, творческим трудом которого создано исполнение, и исполнителю принадлежит право авторства, право признаваться автором исполнения.

В ходе исследования норм, регламентирующих ответственность за посягательства на интеллектуальную собственность, выявлено, что в ст. 146 УК РФ, в отличие от ст. 147 УК РФ, не предусмотрена такая форма нарушения авторских и смежных прав, как принуждение к соавторству. Представляется, что при этом нарушается принцип равенства всех перед законом, поскольку общественная опасность деяний лиц, принуждающих к соавторству как на произведение, так и на изобретение, промышленный образец или полезную модель, абсолютно одинакова. Иначе говоря, налицо законодательный пробел, нуждающийся в восполнении путем криминализации принуждения к соавторству в диспозиции ст. 146 УК РФ.

Анализ показал, что принуждение к соавторству возможно различными способами – с помощью и физического, и психического принуждения. С учетом того обстоятельства, что термин «принуждение» является широким по объему, охватывает насильственные и ненасильственные способы посягательства, а также возможный некорыстный характер совершаемого преступления, в работе предлагается включить в ч. 1 ст. 146 УК РФ в качестве способа принуждения к соавторству ненасильственные виды угроз: угрозу уничтожения или повреждения чужого имущества, угрозу распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, или иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких (например, сведения, составляющие тайну частной или семейной жизни), а также угрозу использования материальной или иной личной зависимости.

С учетом изложенного предлагается новая редакция диспозиции ч. 1 ст. 146 УК РФ по аналогии с текстом ст. 147 УК РФ:

«Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав

1. Присвоение авторства (плагиат) на произведение науки, литературы, искусства или на их часть, имеющую самостоятельное значение, присвоение авторства на исполнение или на его часть, имеющую самостоятельное значение, или принуждение к соавторству под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, –

наказывается...

2. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, –

наказываются …

3. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, если они совершены:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) лицом с использованием своего служебного положения, –

наказываются …

Примечание. В статьях 146, 147 настоящего Кодекса крупным размером, крупным ущербом признаются стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав, а также доходы, убытки, в том числе реальный ущерб и упущенная выгода правообладателя, в сумме, превышающей сто тысяч рублей, а особо крупным – один миллион рублей».

Анализ судебной практики показал, что при применении ч. 2 ст. 146 УК РФ имеют место случаи определения объекта данного преступления без учета направленности умысла лица, совершившего деяния, что является неверным. В частности, по одному из дел при изъятии одного контрафактного диска правоохранительные органы указали в качестве обоснованности крупного размера стоимость использования авторских прав на весь объект интеллектуальной собственности, исчисляемую миллионами долларов США, что фактически является абсурдом.

В соответствии с диспозицией ст. 146 УК РФ умыслом осужденного не может быть охвачено одновременно незаконное использование объектов авторских или смежных прав и приобретение и хранение незаконных экземпляров аудиовизуальных произведений с целью их сбыта и извлечения прибыли.

Диссертант пришел к выводу, что при наличии на компакт-диске нескольких произведений должна применяться методика о пропорциональном определении стоимости контрафактной продукции на одном носителе информации при использовании на компакт-диске, как законно, так и незаконно, объектов авторских прав в связи с направленностью умысла не на незаконное использование авторских и смежных прав, а на реализацию контрафактной продукции.

В третьем параграфе «Особенности уголовной ответственности за нарушение изобретательских и патентных прав» рассмотрены особенности применения норм, регламентирующих патентные и изобретательские права (cт. 147 УПК РФ). Диссертант не разделяет позицию тех ученых (В. Н. Кудрявцев, А. В. Наумов и др.), по мнению которых непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 147 УК РФ, являются социальные права и свободы, обеспечивающие изобретательские и патентные права, а равно тех исследователей (Б. В. Здравомыслов, А. И. Бойко и др.), которые непосредственным объектом этого преступления считают изобретательские и патентные права граждан. Представляется, что основным непосредственным объектом данного преступления являются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием объектов изобретательских и патентных прав (изобретение, полезная модель или промышленный образец).

Обосновывается недопустимость привлечения к уголовной ответственности лиц, которые при разработке своего изобретения используют за прототип другое изобретение, но при этом действуют с целью его модернизации и с умыслом на развитие научной мысли, а не на совершение преступления, предусмотренного ст. 147 УК РФ.

В работе обращается внимание на необходимость установления уголовной ответственности за разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них и предлагается включить в ст. 147 УК РФ дополнительный квалифицирующий признак «совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения».

Проведенный в ходе исследования анализ способов совершения преступления, предусмотренного ст. 147 УК РФ, показал, что принуждение к соавторству возможно различными способами – с помощью как физического, так и психического принуждения, в том числе ненасильственными методами, которые аналогичны методам, обозначенным диссертантом при рассмотрении ст. 146 УК РФ.

С учетом изложенного предлагается новая редакция диспозиции ст. 147 УК РФ:

«Статья 147. Нарушение изобретательских и патентных прав

1. Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, если эти деяния причинили крупный ущерб, –

наказываются …

2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) лицом с использованием своего служебного положения, –

наказываются...»

Четвертый параграф «Особенности уголовной ответственности за незаконное использование средств индивидуализации товаров (на примере товарных знаков и знаков обслуживания)» посвящен исследованию норм, регламентирующих уголовную ответственность в области незаконного использования товарного знака и иных средств индивидуализации.

Проведенный анализ точек зрения ряда ученых (Б. М. Леонтьева, А. Ф. Быкодоровой, С. В. Максимова, С. А. Склярук и др.) показал, что объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 180 УК РФ, являются добросовестная конкуренция и исключительное право субъекта экономической деятельности на использование своего товарного знака.

Выявлена терминологическая неточность при определении объекта охраны в ч. 1 ст. 180 УК РФ. Чтобы избежать возможности его неоднозначного толкования, предлагается использовать в тексте этой нормы понятие, заимствованное из ст. 1483 ГК РФ, – «обозначения, сходные до степени смешения». Именно такие обозначения могут ввести потребителя в заблуждение относительно действительного производителя товара (работ, услуг). Определять степень смешения необходимо в каждом конкретном случае индивидуально, исходя из фактических обстоятельств дела, с обязательным проведением сравнительной экспертизы.

Исследование норм международного и российского законодательства показало, что «предупредительная маркировка» как самостоятельный объект охраны отсутствует, так как она представляет собой специальное обозначение, свидетельствующее о том, что товарный знак охраняется, и не подтверждает принадлежность его кому-то или индивидуальность конкретного товара.

В связи с этим диссертант соглашается с точкой зрения П. А. Филиппова, который предлагает исключить из ст. 180 УК РФ часть вторую ввиду отсутствия объекта охраны (предупредительная маркировка), а действия, выражающиеся в использовании предупредительной маркировки в отношении как зарегистрированных, так и не зарегистрированных на территории РФ товарных знаков, знаков обслуживания, наименования места происхождения товара, квалифицировать как мошенничество.

Проведенное исследование позволило предложить новую редакцию диспозиции ст. 180 УК РФ:

«Статья 180. Незаконное использование средств индивидуализации товаров, работ, услуг

1. Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними до степени смешения обозначений для однородных товаров, а также иных средств индивидуализации товаров, работ, услуг, если это деяние совершено лицом неоднократно или причинило крупный ущерб, –

наказывается...

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, –

наказывается... ».

В пятом параграфе «Совершенствование уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности в России» исследуются проблемы отграничения преступлений против интеллектуальных прав от смежных составов преступлений. Делается вывод, что незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ) как самостоятельного предмета преступного воздействия, соединенное с незаконным использованием объектов авторского права или смежных прав, влечет квалификацию преступления по ст. 180 УК РФ в совокупности со ст.146 УК РФ. Данный вывод основывается на анализе норм гражданского законодательства (ст. 1225 ГК РФ), разделяющего объекты интеллектуальной собственности на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации юридического лица, продукции и услуг.

Отмечается, что при совершении преступления, предусмотренного ст. 180 УК РФ, ущерб причиняется не только законным владельцам товарного знака и иных обозначений – гражданам и организациям, но и лицам, которым право на использование товарного знака передано в порядке его уступки или предоставления лицензии на его использование.

В работе исследованы проблемы правоприменения при введении в гражданский оборот на территории Российской Федерации товаров без разрешения правообладателя товарного знака, при этом маркированных товарным знаком самим правообладателем (параллельный импорт). Диссертант приходит к выводу, что по смыслу ст. 1487 ГК РФ факт продажи товаров с примененным на них товарным знаком за границей не исчерпывает права правообладателя на товарный знак в России и требует получения правообладателем разрешения на ввод в гражданский оборот маркированных охраняемым товарным знаком товаров. При отсутствии такого разрешения использование товарного знака признается незаконным, а при совершении данного деяния неоднократно либо при причинении им крупного ущерба соответствующие действия влекут уголовную ответственность, предусмотренную ст. 180 УК РФ.

Исследование судебной практики в области незаконного использования патентных прав выявило проблему правовой неопределенности действительности патента на изобретение, полезную модель в связи с неограниченным сроком их обжалования (ст. 1398 ГК РФ). Предлагается предусмотреть конкретные сроки такого обжалования исходя из общедоступности данных изобретений. Сказанное обусловлено тем, что наличие возможности обжаловать патент в течение всего его действия порождает вероятностный характер охраны соответствующего объекта интеллектуальной собственности. Вследствие этого применение уголовной ответственности по ст. 147 УК РФ в части незаконного использования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов представляется противоречащим основам права.

Возможность возникновения подобной ситуации объясняется методологической ошибкой правотворчества. В частности, при формулировании текста ст. 147 УК РФ законодатель не учел такой важнейший признак права, как его системность. Уголовно-правовой принцип справедливости (ст. 6 УК РФ), который состоит в том, что уголовно-правовые меры должны соответствовать характеру общественной опасности содеянного, и уголовно-правовой принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ) также не были приняты законодателем во внимание.

В ходе последних изменений уголовного законодательства в области охраны интеллектуальной собственности составы преступлений, предусмотренных ст. 146, 180 УК РФ, были отнесены к категории тяжких, а ст. 147 УК подобные изменения не коснулись. Это обусловливает необходимость ужесточения наказания по ч. 2 ст. 147 УК РФ и отнесения закрепленных в ней составов к преступлениям средней тяжести, что сделает равной уголовно-правовую охрану разных объектов интеллектуальной собственности.

С этой целью предлагается внести изменения в санкцию ч. 2 ст. 147 УК РФ, заменив наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет на срок до шести лет.

В заключении сформулированы основные выводы, отражающие результаты проведенного исследования, а также предложения по совершенствованию действующего уголовного закона и практики его применения.

По теме диссертационного исследования
опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные
в ведущих рецензируемых научных изданиях,
указанных в перечне ВАК

1. Пучков Д. В. Эволюция уголовного законодательства в сфере охраны интеллектуальной собственности в России // Рос. юрид. журн. – 2008. – № 2. – C. 200–201 (0,5 п. л.).

2. Пучков Д. В. Становление института интеллектуальной собственности // Рос. юрид. журн. – 2008. – № 5. – C. 196–198 (0,5 п. л.).

3. Пучков Д. В. Охрана интеллектуальных прав в России в условиях вступления во Всемирную Торговую организацию // Закон и право. – 2013. – № 2. –
С. 81–83 (0,5 п. л.).

Статьи, опубликованные в иных журналах

4. Пучков Д. В. Понятие ущерба в уголовном праве при нарушении исключительных прав // Российское право: образование, практика, наука. – 2007. – № 10. – С. 50–51 (0,4 п. л.).



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.