авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Уголовно-правовая защита интеллектуальной собственности в россии

-- [ Страница 2 ] --

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, раскрывается степень ее разработанности, определяются цель и задачи исследования, его объект и предмет, указывается методологическая, нормативная и теоретическая основы работы, ее эмпирическая база, обосновывается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации результатов проведенного исследования, описывается его структура.

Первая глава «Социально-правовая обусловленность уголовно-пра-вовой охраны интеллектуальной собственности в России» состоит из трех параграфов и посвящена исследованию развития института интеллектуальной собственности и ее уголовно-правовой защиты в России и зарубежных странах.

В первом параграфе «Эволюция института интеллектуальной собственности в России» рассмотрено развитие законодательства об интеллектуальной собственности в нашей стране начиная с конца XIX в. Отмечается, что в настоящее время понятие «интеллектуальная собственность» является обобщающим по отношению к целому ряду правовых институтов. Оно сформулировано в ст. 1225 ГК РФ как определенные результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана, и стало итогом развития законодательства об интеллектуальной собственности в новейшей истории России. При этом данный итог вряд ли можно признать эволюционным по отношению к институту интеллектуальной собственности, учитывая неоднократные изменения политических режимов в России, непосредственно влияющих на формирование интеллектуальной собственности и соответственно на необходимость ее охраны. Такой вывод позволил исследовать исторические тенденции возникновения и развития указанного правового института в отечественной правовой системе.

Обычай применять различного рода клеймы, марки и другие знаки при изготовлении каких-либо товаров уходит своими корнями во времена Древней Руси, однако нормативно связанные с этим отношения начали регулироваться лишь в XIX в.

Первым нормативным актом, который был непосредственно направлен на защиту и охрану авторских прав изобретателей, стал закон (царский манифест) от 17 июня 1812 г. «О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах», а в 1830 г. был принят закон «О товарных клеймах».

Однако наличие регламентирующих охрану интеллектуальной собственности нормативных актов не позволяло институту интеллектуальной собственности в России интенсивно развиваться в силу жесткости цензурного законодательства, наличия государственной монополии на книгоиздательское дело, неурегулированности правоотношений авторов и издателей. Также влиял на защиту интеллектуальной собственности такой социально обусловленный фактор, как крепостное право, которое заключалось в подчинении крестьян судебной и административной власти отдельного феодала, лишении крестьян прав отчуждать земельные наделы и приобретать недвижимость, что влекло за собой отсутствие необходимости в литературном, художественном, научном и техническом творчестве.

В 1896 г. для детального урегулирования отношений по регистрации и использованию товарных знаков был принят закон «О товарных знаках (фабричных и торговых марках и клеймах)», а в 1911 г., с целью обеспечения эффективной охраны интересов авторов и пользователей произведений, – закон «Об авторском праве», составленный с учетом западноевропейского законодательства того времени.

Наибольшее влияние на Закон 1911 г. оказало германское законодательство. Так, русский законодатель стал вместо конструкции «литературная и художественная собственность» использовать понятие «исключительные права». Помимо этого Закон закрепил развернутый перечень авторских прав, существенно расширил круг объектов, подлежащих охране, ввел и другие новации.

Смена политической власти в Российском государстве в 1917 г. привела к кардинальным изменениям во всех сферах общественной жизни. Не стала исключением и защита интеллектуальной собственности.

При анализе законодательства об интеллектуальной собственности советского периода становится очевидным, что ему была свойственна динамичность, вызванная объективными экономическими и политическими событиями (практика военного коммунизма, введение новой экономической политики и ее скорое сворачивание и т. д.). Но главное, что отличало советский опыт, – это фактическое непризнание частной интеллектуальной собственности в силу перехода в стране к созданию общества, основанного на общественной собственности.

Иначе говоря, в течение длительного времени законодательство об интеллектуальной собственности развивалось под влиянием социалистической идеологии. Наиболее ярко это проявлялось в широких возможностях государства использовать творческие достижения в государственных и общественных интересах. Так, основной формой охраны изобретений и промышленных образцов на протяжении почти семи десятилетий был не патент, а авторское свидетельство, которое закрепляло исключительное право на использование технических и художественно-конструкторских решений не за их создателями, а за государством.

В конце ХХ в. Российская Федерация вступила на путь демократического развития. Была узаконена частная собственность, радикально изменилось все законодательство. В 2008 г. была принята часть четвертая ГК РФ как единый нормативный акт, регламентирующий охрану объектов интеллектуальных прав. При этом в качестве одного из общих принципов в области такой охраны было установлено, что отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) правообладателя на использование другими лицами результата его интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (п. 1 ст. 1229 ГК РФ). Очевидно, что этот принцип является эволюционным и социально обусловленным в новых условиях развития общества. Фактически законодателем установлена презумпция авторства, которую следует учитывать при юридической оценке действий лица, использующего интеллектуальную собственность.

Во втором параграфе «История развития уголовно-правовых средств защиты интеллектуальной собственности в России» были исследованы Высочайший Манифест от 31 января 1832 г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., введенное в действие с 1 мая 1846 г. во всей Российской империи, Уголовное уложение 1903 г. Проведенный анализ показал, что уголовно-правовая охрана прав промышленной собственности в дореволюционной России рассматривалась в контексте противодействия нарушениям в сфере честной конкуренции. Кроме того, достаточно высокие меры наказания за преступления против прав интеллектуальной собственности, а также обязанность виновного возместить все убытки потерпевшему позволяют обоснованно утверждать, что в сфере уголовно-правовой охраны прав интеллектуальной собственности Российская империя середины ХIХ в. не уступала западным странам. Однако смена политического строя в 1917 г. предопределила иную судьбу развития законодательства об интеллектуальной собственности в нашей стране, в том числе уголовно-правового.

В ходе сравнительного анализа положений Свода законов и Уголовного уложения 1903 г., регламентировавших ответственность за нарушения интеллектуальных прав, с соответствующими нормами советских уголовных кодексов было выявлено, что дореволюционное законодательство в значительно большей степени, чем советское, охраняло интеллектуальные права от незаконного использования. До 1917 г. уголовное законодательство (несмотря на существование гражданско-правовых санкций) гарантировало авторам произведений, что причиненный им вред будет возмещен виновными в полном объеме, чего нельзя сказать о нормах уголовных кодексов советского времени.

В любой стране политический режим и строй оказывают прямое влияние на формирование национального законодательства, в том числе в сфере уголовно-правовой защиты интеллектуальной собственности. Отсутствие в советский период института частной собственности и фактическое признание результатов интеллектуальной деятельности советских граждан государственным достоянием лишало последних возможности получать доход от этой деятельности, что привело к отсутствию необходимости в надлежащей правовой охране интеллектуальной собственности.

Анализ действующего российского законодательства в области уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности свидетельствует о положительных тенденциях в области борьбы с контрафактной продукцией, о наличии у нас достаточно качественного уголовного законодательства для борьбы с преступлениями в сфере нарушения интеллектуальных прав. Однако, по мнению диссертанта, с учетом сложившихся в обществе социальных отношений назрела необходимость в повышении эффективности применения норм уголовного закона в сфере интеллектуальной собственности, что возможно путем ужесточения мер уголовной ответственности.

В третьем параграфе «Охрана интеллектуальной собственности в меж-дународном и зарубежном законодательстве» детально рассмотрено Соглашение по торговым аспектам права интеллектуальной собственности (ТРИПС) в связи со вступлением России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Отмечается, что опыт правового регулирования интеллектуальной собственности, приобретенный за долгие годы деятельности Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) и ВТО, их информационная база делают необходимым сотрудничество России с данными организациями. Заключение Соглашения по ТРИПС свидетельствует о развитии как международного права, так и права интеллектуальной собственности, что требует более четкого разделения сфер межгосударственного регулирования на экономическую и гуманитарную по вопросам интеллектуальной собственности.

Подчеркивается необходимость приведения государственно-правового регулирования охраны интеллектуальной собственности стран-участниц Содружества Независимых Государств к единым нормам и стандартам. Это обусловлено в первую очередь тем, что стали возможными факты организации производства пиратской продукции на территории одного государства (где данное деяние не криминализировано), а распространения ее – на территории другого. Выявленная проблема более чем актуальна, если учесть общий язык, традиции, связи и прозрачные границы стран СНГ, что может способствовать незаконному использованию объектов интеллектуальной собственности организованными преступными группами и сообществами. Очевидно, что наличие в странах СНГ разнонаправленного законодательства в сфере охраны интеллектуальной собственности не поможет решить эту острую проблему.

При исследовании соответствующих норм уголовного законодательства Германии, США, Испании выявлена их схожесть в части отсылочного характера к гражданскому законодательству или международным договорам. И это неизбежно, так как порядок использования результатов интеллектуальной деятельности определяется только гражданским законодательством. Отсылочный характер носят и международные соглашения, в частности Соглашение по ТРИПС.

Вторая глава «Незаконное использование интеллектуальной собствен-ности в системе уголовного законодательства» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Преступления, посягающие на объекты интеллектуальной собственности, в системе уголовного закона и их признаки» были исследованы диспозиции ст. 146, 147 и 180 УК РФ.

Анализируя высказанные в литературе точки зрения, диссертант соглашается с отечественным законодателем в том, что нарушения авторских прав и смежных прав, изобретательских и патентных прав должны опосредоваться нормами раздела «Преступления против личности», а не главы об имущественных преступлениях, как это было в УК РСФСР 1926 г., так как данные преступления посягают главным образом на нематериальные права и интересы человека. Таким образом, расположение ст. 146 и 147 УК РФ в главе 19 Кодекса вполне оправданно.

В ходе исследования рассмотрены классификации (системы) преступлений в сфере экономической деятельности, предлагаемые разными авторами на основании их понимания видового объекта, а также места, отводимого в этих классификациях (системах) такому составу преступления, как незаконное использование товарного знака. Это позволило сделать вывод, что видовой объект незаконного использования товарного знака и иных средств индивидуализации следует определять, исходя из экономических предпосылок придания указанным объектам правовой формы существования. Главная ценность товарного знака и иных средств индивидуализации по своей сущностной природе заключена не в них самих, а в экономическом эффекте их воздействия на рынок путем систематического выделения (индивидуализации) из всего хозяйственного оборота как его отдельных участников, так и изготавливаемой ими продукции, выполняемых работ или оказываемых услуг.

Таким образом, видовым объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 180 УК РФ, с учетом социально-политической сущности данного посягательства, на взгляд диссертанта, является система общественных отношений, связанная с производством, перераспределением и потреблением материальных и нематериальных благ.

При анализе практики применения ст. 146 и 147 УК РФ выявлены проблемы, возникающие, в частности, при определении крупного ущерба по ч. 1 ст. 146 УК РФ и ст. 147 УК РФ, который законодательно никак не зафиксирован. Объективными критериями при оценке ущерба должны служить реальный доход нарушителя и упущенная выгода правообладателя, а субъективным – оценка ущерба патентообладателя. Этот вывод сделан с учетом положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушениях авторских прав, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака», где Пленум привел нормы гражданского законодательства (ст. 15 ГК РФ), которые необходимо учитывать при привлечении к уголовной ответственности по преступлениям данной категории с учетом материальной конструкции состава преступления.

Однако думается, что при расследовании уголовных дел определять доход нарушителя нужно не на основании гражданско-правовых методов, а руководствуясь определением доходов, сформулированным в п. «а» ст. 1 Конвенции Совета Европы «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» 1990 г., согласно которому это любая материальная выгода, полученная в результате совершения уголовных правонарушений, т. е. имущество любого вида. Аналогичное определение – доходы от преступлений или имущества, стоимость которого соответствует таким доходам, – содержится в ст. 7 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г.

В отличие от крупного размера при незаконном использовании объектов авторских или смежных прав, приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта сумма крупного ущерба, как мы говорили выше, законодательно не определена.

Очевидно, что подобные разночтения нарушают принцип единообразия правоприменения. Право по своей сущности не имеет методологической основы для регулирования непосредственно мыслительного процесса создания результатов интеллектуальной деятельности, но оно в состоянии позитивно воздействовать на этот процесс путем выработки правовых форм и методов организации научно-технической и иной творческой деятельности и, как следствие, закрепления в охранительных нормах условий охраноспособности ее результатов и последствий их нарушений. Так как составы преступлений, предусмотренных ст. 146, 147 УК РФ, имеют один и тот же видовой объект, т. е. совокупность общественных отношений, которые отражают хотя и не идентичные, но весьма взаимосвязанные интересы участников хозяйственного оборота, указанные различия в правовом регулировании следует признать неприемлемыми и в конечном счете нарушающими конституционный принцип равенства всех перед законом.

Показанная необоснованная дифференциация в защите прав привела к тому, что количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 146, 147 УК РФ, значительно меньше, чем лиц, привлеченных к ней по ч. 2 ст. 146 УК РФ. В частности, за период с 2008 по 2011 г. по ч. 1 ст. 146 УК РФ осуждено 12 лиц, по ч. 1 ст. 147 УК РФ – 3 лица, по ч. 2 ст. 147 УК РФ – 1 лицо, тогда как за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146 УК РФ, привлечено к ответственности 5069 лиц, по ч. 3 ст. 146 УК РФ – 895.

В связи с этим предлагается на законодательном уровне определить размер ущерба и его категории, включив в них убытки, в том числе реальный ущерб и упущенную выгоду, а также доход от незаконного использования объектов интеллектуальной собственности. При этом сумма крупного ущерба должна быть не меньше, чем сумма определенного в примечании к ст. 146 УК РФ крупного размера.

Вo втором параграфе «Особенности уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав» рассмотрены специфика и проблемы применения норм, регламентирующих нарушения в сфере авторских и смежных прав. Так, выявлено необоснованное, в том числе с точки зрения международных норм, невключение в ч. 1 ст. 146 УК РФ плагиата в отношении исполнителя.

Право авторства является одним из личных неимущественных прав автора, установленных в нормах четвертой части ГК РФ. Иными неимущественными правами являются: право на имя, право на обнародование (в том числе право на отзыв), право автора на защиту репутации, право доступа. Диспозиция ч. 1 ст. 146 УК РФ восприняла лишь одно из этих прав – право авторства.

Однако право авторства является абсолютным правом, и его необходимо рассматривать через призму личности автора произведения. Следовательно, право авторства выступает не предметом преступления, указанного в ч. 1 ст. 146 УК РФ, а объектом воздействия. Предметом же преступления при этом являются объекты авторских прав, которыми в соответствии с ч. 1 ст. 1259 ГК РФ служат произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения. В п. 2 ст. 1259 ГК РФ определены объекты авторских прав, подлежащих охране, а также объекты, которые не относятся к объектам авторского права (п. 6 ст. 1259 ГК РФ). В ст. 1304 ГК РФ названы объекты смежных прав, подлежащих охране.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.