авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Метод регулирования в уголовном праве

-- [ Страница 3 ] --

Здесь очень важно провести границу между позициями, кажущимися на первый взгляд абсолютно тождественными, однако, на самом деле имеющими принципиальную разницу. Так, одни авторы ведут речь о том, что запреты в уголовном праве основаны (Курсив наш. – А.А.) на запретах, содержащихся в регулятивных отраслях права (З.А. Незнамова), либо на требованиях морали (Н.Н. Рыбушкин). Н.С. Таганцев же призывал отличать закон, который нарушает преступник, и закон, по которому он наказывается. А это значит, обращаясь к современному законодательству, так называемые запреты Особенной части УК РФ, сформулированы (Курсив наш. – А.А.) в других отраслях права.

Такой подход к проблеме ни в коем случае не лишает уголовное право функции регулирования. Наряду с обычными гражданами, в число адресатов уголовно-правовых норм входят суд и соответствующие правоохранительные органы, значит, и правила поведения (например, правила назначения наказания) сформулированы для них.

Отрицание уголовно-правовой природы запретов ставит перед необходимостью исследовать вопрос об источниках уголовного права. Автор полагает, что они не могут ограничиваться лишь Уголовным кодексом РФ.

Любая отрасль права представляет собой совокупность правовых норм, направленных на регулирование определенного вида общественных отношений (в традиционном понимании). Если же считать, что источником уголовного права является один лишь уголовный закон, фактически придется либо отождествить отрасль уголовного права и уголовный кодекс, либо признать, что уголовного права как отрасли не существует. Поэтому имеет смысл согласиться с теми учеными, которые предлагают расширить перечень источников уголовного права, включив в него иные правовые акты.

В результате анализа природы запретов также предлагается внести изменения в ч. 1 ст. 14 Уголовного кодекса РФ, изложив её следующим образом: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, признаки которого предусмотрены настоящим Кодексом».

Диссертант отмечает, что Уголовный кодекс РФ, безусловно, содержит запреты. Но находятся они не в Особенной, а в Общей части. И именно эти запреты будут иметь уголовно-правовую природу. По аналогии с первым параграфом главы второй выделяются три группы запретов, являющихся средствами правового регулирования применительно к деятельности суда (запреты в рамках привлечения лица к уголовной ответственности, запреты в рамках освобождения от уголовной ответственности, запреты в рамках неприменения уголовной ответственности).

В третьем параграфе «Дозволение как средство уголовно-правового регулирования» рассматриваются диспозитивные положения Уголовного кодекса РФ, адресованные суду и соответствующим правоохранительным органам. В связи с этим, автор считает, что в статьях, посвященных необходимой обороне, крайней необходимости и т.д. речь идет не о предоставлении соответствующих прав гражданам, а об описании оснований неприменения уголовной ответственности, которыми должен руководствоваться правоприменитель. Вполне логично закрепить в нормативном акте, устанавливающем виды и размеры наказаний за совершение преступных деяний, исключения из общих правил (когда лицо при соблюдении отдельных условий не подлежит уголовной ответственности).

По сравнению с обязанностями, возложенными на суд, объем дозволений, закрепленных уголовным законом, гораздо меньше. Такой подход законодателя в принципе понятен. Дозволения всегда предполагают некую неопределенность, а Уголовный кодекс РФ, где устанавливается самая жесткая мера государственного принуждения – наказание, во избежание произвола должен быть максимально четким и конкретизированным.

В диссертации затрагивается вопрос о возможности введения прецедента, то есть приговора суда по конкретному делу, в качестве источника права. Речь идет о том, насколько целесообразным было бы предоставление суду права при разрешении конкретных дел использовать не только нормы Уголовного кодекса РФ, но и итоговые решения, вытекающие из приговоров других судов. В данном случае возможно два варианта. Если смотреть на прецедент как на толкование вышестоящей судебной инстанцией норм действующего законодательства, применение которых вызывает трудности на практике, то в таком виде не только возможно его использование, оно фактически существует (это Постановления Пленума Верховного Суда РФ). Переход к судебному прецеденту в том виде, в каком он существует, например, в Великобритании, будет преждевременен.

Автор также отмечает, что хотя высшая инстанция может только толковать нормы, а не создавать новые, на практике это не всегда соблюдается. Так в отдельных Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ содержатся самостоятельные правила поведения, не установленные законом.

Применительно к деятельности суда диссертант выделяет две группы дозволений: в рамках привлечения лица к уголовной ответственности и в рамках освобождения лица от уголовной ответственности. В уголовном законе присутствуют диспозитивные положения, адресованные и другим представителям государственной власти: Генеральному прокурору и его заместителю (решение вопроса о выдаче иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации и находящихся на её территории – ч. 2 ст. 13 УК РФ), Государственной Думе Федерального Собрания РФ (издание акта амнистии – ст. 84 УК РФ), Президенту РФ (издание акта помилования – ст. 85 УК РФ).

В диссертации обращается внимание на то, что дозволения, адресованные суду, весьма условны, и вряд ли можно сказать, что они в чистом виде являются диспозитивными. Это связано с особенностями отрасли, характером предмета правового регулирования. Об этом нужно помнить при определении границ усмотрения суда: они не должны быть слишком широкими. Даже в тех случаях, когда невозможно предусмотреть в кодексе все условия, факторы, возникающие в реальности, необходимо хотя бы установить некие признаки или критерии, которым они должны соответствовать.

С точки зрения автора, излишняя диспозитивность, во-первых, будет затруднять применение тех или иных норм, во-вторых, создаст возможности для назначения несправедливых наказаний, в-третьих, как итог, понизит авторитет уголовного закона в глазах населения. Уголовное право – очень специфическая отрасль, поэтому при формулировании отдельных положений закона предпочтение стоит отдавать нормам обязывающего характера.

Четвертый параграф («Приёмы уголовно-правового регулирования») посвящен завершающему звену системы метода уголовного права.

В модели, предложенной диссертантом, приемы представляют собой отдельные варианты действий, адресованные законодателем компетентным органам, прежде всего, суду для урегулирования конфликта, возникающего в связи с совершением преступления. В качестве таковых выделяютя: привлечение лица к уголовной ответственности, освобождение от уголовной ответственности и неприменение уголовной ответственности.

Указанные приемы получают свое воплощение в рамках уголовно-правовых отношений. Как показывает практика, основополагающую роль в деятельности судов играет первый прием (то есть привлечение лица к уголовной ответственности), а последние выступают в качестве своеобразных исключений. Несмотря на направленность уголовной политики в сторону либерализации, официальная статистика говорит об обратном: в деятельности судов наблюдается характерный обвинительный уклон при вынесении приговоров по уголовным делам. На протяжении 2009-2012 г.г. общее количество оправданных лиц неизменно находится на уровне 1 %, что очень показательно.

Указанная тенденция отнюдь не связана с безупречной работой органов дознания, следствия, прокуратуры. Об этом, в частности, свидетельствуют уголовные дела, возбуждаемые в отношении сотрудников правоохранительных органов, обвинительные приговоры, выносимые невиновным лицам.

Ошибки, допускаемые при реализации такого приема, как неприменение уголовной ответственности, очень хорошо видны на примере необходимой обороны. Зачастую правоприменители встают на сторону нападавшего лица, квалифицируя действия обороняющегося в лучшем случае по статьям, предусматривающим привилегированные составы, а иногда и вовсе без учета смягчающих обстоятельств.

Подобные ошибки подрывают авторитет правосудия и правоохранительных органов в целом, вызывают недоверие у населения, способствуют формированию убеждения в их коррумпированности. Все это приводит к тому, что наказание не достигает законодательно закрепленных целей (прежде всего, исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений).

Сегодня уголовное право действует достаточно ограниченно. Даже наличие статей, предусматривающих уголовную ответственность должностных лиц правоохранительных органов, судей (ст. 299 УК РФ, 305 УК РФ, 302 УК РФ), не меняет ситуации. Речь идет об общей установке, согласно которой применение уголовного закона обязательно должно влечь за собой осуждение человека. Большинство видит назначение уголовного кодекса в квалификации деяний в качестве преступных, и в определении за них наказаний. В основе этих воззрений лежит годами формировавшееся представление об уголовном праве как об отрасли, регулирующей общественные отношения между преступником и государством (или органами государства). Лицо должно воздерживаться от совершения преступлений, то есть от нарушения установленного уголовным законом запрета (таким образом действует превентивная функция уголовного права), а в случае, если эта схема не сработала, обязано понести законное наказание. Данный подход подвергается диссертантом критике.

С точки зрения автора, залогом эффективной общей превенции является не столько воздействие на сознание людей с помощью запрета какого-либо деяния, большого размера или срока наказания, сколько качественная работа правоохранительных органов, способствующая неотвратимости привлечения лица к уголовной ответственности. Но это лишь один из аспектов, который находится в сфере уголовного права. Главную же роль играет политика государства в социальной сфере (улучшение материального благосостояния населения, повышение его культурного уровня, качества образования, развитие спорта, жесткий отбор государственных служащих и т.д.).

Кроме того, данная проблема связана с укоренившимся в науке мнением об адресате положений уголовного закона, коим признается, прежде всего, обычный гражданин. По мнению автора, такой подход не позволяет раскрыть весь потенциал уголовного права и, тем самым, препятствует решению проблем, возникающих на практике. Логичнее считать основными адресатами положений уголовного кодекса суд, а также представителей соответствующих правоохранительных органов. Тогда нужно будет исходить из того, что не преступник обязан претерпеть определенные меры государственного принуждения, а суд должен назначить справедливое наказание лицу, совершившему преступление. Ответственность за возможную ошибку также ложится на суд (например, если он осудит невиновного человека). Превенция в таком случае будет осуществляться не сама по себе, а благодаря работе компетентных органов.

На основе проведенного анализа автором предлагаются изменения в ст. 2 УК РФ («Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации»), ст. 4 УК РФ («Принцип равенства граждан перед законом»), ст. 5 УК РФ («Принцип вины»).

Третий прием уголовно-правового регулирования – освобождение от уголовной ответственности. Он, как правило, применяется до вынесения обвинительного приговора, то есть относится не только к компетенции суда, но и органов, осуществляющих дознание и предварительное следствие по уголовному делу. Как справедливо отмечается в литературе, современная концепция освобождения от уголовной ответственности противоречит конституционному принципу презумпции невиновности, закрепленному в ст. 49 Конституции РФ. На практике получается, будто лицо признается виновным в совершении преступления не приговором суда, а соответствующим процессуальным актом следователя, дознавателя. Поэтому диссертант соглашается с Л.В. Головко, который пишет о том, что «лицо освобождается не от уголовной ответственности в материально-правовом смысле, а от уголовного преследования в смысле процессуальном, так как уголовное преследование, составляющее стержень уголовного процесса, вовсе не обязательно должно завершиться постановлением обвинительного приговора».

В заключении сформулированы общие выводы диссертационного исследования.

В приложении содержатся предложения по изменению действующего законодательства.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах:

В ведущих рецензируемых научных изданиях, указанных в перечне ВАК

1. Альференко А.В. Метод уголовно-правового регулирования: современное видение проблемы// Российский юридический журнал. – 2012. – № 2. – С. 116-120 (0,3 п.л.)

2. Альференко А.В. Взаимосвязь предмета, метода, нормы и правоотношения в уголовном праве// Юридическая наука и правоохранительная практика. – 2012. – № 3(21). – С. 85-94 (0,7 п.л.)

3. Альференко А.В. Дозволение как средство уголовно-правового регулирования// Вестник Челябинского государственного университета. – 2012. –№ 29 (283). – С. 41-45 (0,5 п.л.)

В иных научных изданиях

4. Альференко А.В. О методе уголовно-правового регулирования// Актуальные вопросы публичного права: Материалы IX Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов (22-23 октября 2010 года)/
Отв. ред. М.В. Гончаров. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2010. – С. 197-199 (0,2 п.л.)

5. Альференко А.В. Запрет в уголовном праве// Правовая реформа в России: Материалы ежегодной научной конференции молодых ученых и студентов, посвященной 15-летию Института Прокуратуры УрГЮА (35-летию судебно-прокурорского факультета СЮИ – УрГЮА) (Екатеринбург, 1-2 ноября 2011 года). Часть 2. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2012. – С. 62-65 (0,1 п.л.)

6. Альференко А.В. История развития категории «метод правового регулирования» (общетеоретические и уголовно-правовые аспекты)// Эволюция российского права: тезисы докладов X Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов (Екатеринбург, 20-21 апреля 2012 года)/ Уральская государственная юридическая академия. – Екатеринбург, 2012. – С. 357-359 (0,2 п.л.)

7. Альференко А.В. Понятие метода уголовно-правового регулирования// Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу». – 2012. – № 4. – С. 22-27 (0,4 п.л.)

8. Альференко А.В. Наказание – метод уголовно-правового регулирования?// Уголовное наказание – социальное благо или зло?: Материалы VIII международной научно-практической конференции, посвященной памяти М.И. Ковалева (Екатеринбург, 18-19 февраля 2011 года)/ Отв. ред. И.Я. Козаченко. Часть 2. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2012. – С. 129-132 (0,2 п.л.)


1 См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций в двух томах. Т. 1. Основные вопросы общей теории социалистического права. – Свердловск: Свердловский юридический институт, 1972. – С. 91, 92.

2 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 1. - М.: Наука, 1994. – С. 29; Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право: Пособие к лекциям. Часть общая. – 4-е изд. - СПб: Типография М.М. Стасюлевича, 1900. – С. 41.

3 См. об этом, н.-р: Голик Ю.В. Метод уголовного права// Журнал российского права. – 2000. № 1. – С. 69.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.