авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Правовые аспекты применения вооруженной силы в миротворчестве организации объединенных наций

-- [ Страница 3 ] --

Третья глава диссертационного исследования «Взаимодействие Организации Объединенных Наций и региональных организаций в сфере миротворчества» состоит из двух параграфов, первый из которых «Правовые аспекты взаимодействия ООН и региональных организаций в сфере поддержания международного мира и безопасности» раскрывает различные стороны сотрудничества ООН с региональными организациями, являющегося важной частью системы коллективной безопасности, состоящей из универсальной и региональной систем безопасности.. Правовой основой взаимодействия ООН с региональными организациями является Глава VIII Устава «Региональные соглашения» (статьи 52-54).

Эффективность привлечения региональных организаций или, по меньшей мере, консультирования с ними очевидна – они лучше осведомлены о специфике региона, а также способны к оперативному реагированию непосредственно в зоне происходящего конфликта, в том случае, если Совет Безопасности ООН предоставит им такие полномочия. Однако, несмотря на данные преимущества, существует проблема разграничения компетенции региональных организаций и ООН по вопросам реализации миротворческой деятельности. Это связано с правовым пробелом, состоящим в отсутствии четкого разграничения пределов компетенции ООН и региональных организаций по вопросам применения силы в процессе миротворческой деятельности, а также из-за отсутствия четких правовых дефиниций понятий «региональные органы и соглашения», что приводит, например, к дискуссиям относительно того, можно ли НАТО считать региональной организацией и насколько к ней применимы положения Устава ООН относительно региональных организаций, а также положения Декларации о совершенствовании сотрудничества между Организацией Объединенных Наций и региональными соглашениями или органами в области поддержания международного мира и безопасности от 9 декабря 1994 г.

На практике эффективно разделить компетенцию в сфере миротворчества организациями получается далеко не всегда. Почти все современные государства, входящие в ООН, параллельно являются членами различных региональных организаций, причем механизм осуществления миротворческих функций у различных структур схож, так как основывается на целевом финансировании, предоставлении военнослужащих, мониторинге ситуации. Таким образом, ключевым становится не только вопрос о правомерности той или иной миротворческой деятельности региональных структур, но и вопрос выработки процедур взаимодействия ООН и региональных организаций, а также региональных организаций между собой. Кроме того, актуален вопрос об общей координации миротворческой деятельности, которую создатели Устава ООН возлагали на Военно-штабной комитет (ВШК), так и не ставший реально действующим институтом ООН, в то время как п.4 ст. 47 Устава ООН предусматривает также создание региональных подкомитетов ВШК, которые могли бы осуществлять координацию между ООН и региональными организациями.

По мнению диссертанта, основные правовые вопросы, возникающие при взаимодействии ООН и региональных организаций, сводятся к следующим проблемам: проблема наличия у региональной организации правовых полномочий в сфере миротворчества, закрепленных в уставе или ином учредительном документе организации; проблема возможного дублирования функций ООН и региональной организации в сфере миротворчества; проблема введения четких правовых критериев отнесения разрешения того или иного конфликта либо к компетенции ООН, либо к компетенции региональной организации; проблема проработки системы санкционирования, проведения и последующего контроля со стороны ООН за миротворческой операцией, проводимой региональной организацией, при обязательном наличии со стороны СБ ООН мандата на ее проведение; проблема предвзятого отношения к стране, на территории которой будет проводится миротворческая операция, со стороны государств, формирующих региональную организацию, в случае проведения миротворческой операции силами данной организации; проблема финансовых отчислений на проведение миротворческих операций странами, являющимися одновременно членами ООН и региональной организации; проблема предоставления военнослужащих для участия в миротворческих операциях для стран, являющихся одновременно членами ООН и региональной организации. В любом случае, необходимо сохранение приоритета решений Совета Безопасности в миротворческой сфере, а также жесткий контроль за действиями региональных структур. В то же время, если на территории региона существуют очаги напряженности, региональные организации вправе принимать решения о размещении войск на территории государства-члена данной организации, однако только в том случае, если существует соответствующее положение в учредительном договоре организации, а также если ситуация не квалифицируется Советом Безопасности ООН как представляющая угрозу международному миру и безопасности. В качестве примера успешного взаимодействия ООН с региональными организациями можно назвать, во-первых, способ параллельного оперативного развертывания миротворческих миссий (в частности, миссия наблюдения ООН в Либерии была развернута совместно с группой наблюдения экологического сообщества западно-африканского государств; создание в 1981 г. Организа­цией африканского единства (ныне-Африканский Союз) межафриканских сил по стабили­зации положения в Чаде); во-вторых, способ совместных операций (например, Международная гражданская миссия ООН и Организации американских государств в Гаити). Кроме того, в ст. 52 Устава ООН говорится о том, что «в случае существования параллельных механизмов разрешения споров сначала следует использовать механизмы региональных организаций».

Говоря о круге участников системы региональной коллективной безопасности, необходимо отметить, что речь идет прежде всего о крупных структурах со значительным бюджетом, а также с заложенной в учредительных документах компетенцией в сфере поддержания международного мира и безопасности. В контексте событий 2011 г. в Ливии особенно остро встала проблема сотрудничества ООН с Организацией Североатлантического договора (НАТО), которая исследуется во втором параграфе третьей главы диссертации «Правовые аспекты взаимодействия ООН и НАТО в сфере поддержания международного мира и безопасности». Задача диссертанта состояла в том, чтобы произвести анализ последней редакции Стратегической концепции НАТО «Активное участие, современная оборона», принятой в Лиссабоне 19 ноября 2010 г., и соотнести ее положения с миротворческой концепцией ООН и действующим международным правом.

Стратегическая концепция НАТО 2010 г. содержит ряд противоречивых положений. Вызывает беспокойство отраженное в Стратегической концепции заявление о необходимости силами НАТО «создавать потенциал для обучения и формирования местных сил в зонах кризиса с тем, чтобы местные власти были спо­собны возможно скорее обеспечивать безопасность без меж­дународной помощи»6. Данное положение порождает вопрос – как можно говорить в этом случае об обеспечении безопасности без международной помощи, если она будет оказываться международным военно-политическим блоком. Неясно также, в каком виде будет создаваться вышеуказанный «потенциал для обучения и формирования местных сил в зонах кризиса» и как данный факт соотносится с принципом невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств, относящихся к числу императивных принципов международного права и зафиксированных в Уставе ООН. Далее, Устав ООН допускает возможность создания международных региональных организаций коллективной безопасности, однако деятельность НАТО явно выходит за пределы компетенции региональной структуры. НАТО закрепляет за собой не просто право обеспечивать безопасность своих членов, но и право, в соответствии со п. 20 Стратегической концепции «действовать там, где это возможно и необходимо», обосновывая это тем, что «кризисы и конфликты за пределами границ НАТО могут представлять прямую угрозу безопасности территории и населения Североатлантиче­ского союза»7. Подобная формулировка означает, что у НАТО нет пределов, ограничивающих возможную сферу деятельности, что выводит НАТО за пределы региональной системы безопасности, придавая организации характер универсальной. Данная ситуация фактически означает существование на универсальном уровне двух организаций, ответственных за поддержание международного мира и безопасности. Также представляется весьма сомнительным постулируемый в п. 23 Концепции факт того, что «операции под руководством НАТО продемонстрировали тот незамени­мый вклад, который может внести Североатлантический союз в между­народные усилия по регулированию конфликтов». Текущая ситуация в Афганистане, Ираке, бывшей Югославии и Ливии свидетельствуют скорее об обратном – все конфликты, в разрешении которых принял участие Североатлантический союз, продолжают оставаться очагами международной напряженности.

Проблемы несоответствия правовых положений Устава ООН и Стратегической концепции НАТО 2011 г., а ранее Стратегической концепции 1999 г., обусловили сложности практического взаимодействия ООН и НАТО, которые длятся последние двадцать лет. Несмотря на отступление от целей и принципов Устава ООН, формальное соблюдение паритета между ООН и НАТО продолжает оставаться значимым для Североатлантического союза, о чем свидетельствует положение Стратегической концепции 2010 г., что «сотрудничество между НАТО и ООН продолжает быть существенным элементом безопасности при операциях в разных частях мира. Северо­атлантический союз намерен углубить политический диалог и практиче­ское сотрудничество с ООН».8 Отражением подобного сотрудничества еще до принятия новой Стратегической концепции стало подписание 23 сентября 2008 г. так называемой «Декларации о сотрудничестве между секретариатами ООН и НАТО», подписанной соответственно Генеральными секретарями организации П.Ги Муном и Я.Х. Схеффером. Данный документ беспрецедентен сам по себе, так как государства-члены ООН не были поставлены в известность о его создании и не были ознакомлены с текстом данного документа вплоть до его подписания. Необходимо отметить, что в данном документе содержится крайне любопытная оценка правовой составляющей конфликтов на Балканах и в Афганистане, в которых Североатлантический блок принимал непосредственное участие: «санкционированные ООН операции под руководством НАТО проходили наряду с миротворческими операциями ООН».9 По-мнению диссертанта, подписание данного документа, является неправомерным, так как нарушает фундаментальные принципы деятельности ООН и, кроме того, демонстрирует существенное превышение Генеральным Секретарем ООН своих должностных полномочий.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, которые более подробно изложены в конкретных главах и параграфах, а также отраженные в положениях, выносимых на защиту, формулируются рекомендации и предложения.

III.Основные положения диссертации отражены в следующих научных публикациях:

Монографии:

1. Сазонова К.Л. Миротворчество Организации Объединенных Наций: политические и правовые аспекты. Lambert Academic Publishing, 2011. – 132 c.

Cтатьи в научных журналах., включенных в перечень ВАК:

1. Сазонова К.Л. Мирные средства разрешения споров, применяемые Организацией Объединённых Наций// Аспирантский Вестник Поволжья. Самара: Новая техника, №1-2.

2008. - c.112-117.

2. Сазонова К.Л. Великие державы и миротворчество Организации Объединенных Наций// Право и политика. Москва: НБ-Медия. №3. 2009.- c. 606-611.

3. Сазонова К.Л. Миротворчество ООН и деятельность международных трибуналов// Евразийский юридический журнал. №11(30). 2010. - c. 37-41.

4. Сазонова К.Л. Миротворческая концепция ООН и проблема применения силы в международном праве// Евразийский юридический журнал.. № 6. 2011.- с. 42-44.

5. Сазонова К.Л. Процедуры урегулирования и предотвращения конфликтов, применяемые ООН// Известия высших учебных заведений Поволжья. 2011. (в печати)

6. Сазонова К.Л. Миротворческая доктрина ООН и проблема применения силы в современном международном праве//Московский журнал международного публичного и частного права. (в печати)

Статьи в иных изданиях:

7. Сазонова К.Л. Взаимодействие Организации Объединенных Наций и региональных организаций в сфере миротворчества// Ученые записки «Международное право и международная безопасность». ДА МИД РФ, 2011. с.22-38.


1 Резолюция 3314 Генеральной Ассамблеи ООН об определении агрессии, 14 декабря 1974 // http://un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/aggression.shtml

2 Черниченко С.В. Теория международного права.Том II. М., 1999. – с. 454.

3 Лукашук И.И. Военная доктрина правового государства//Международная жизнь.1994.№3. –с. 82.

4 United Nations Peacekeeping Operations: Principles and Guidelines. UN, Department of Peacekeeping Operations, Department of Field Support. NY, 2008. – p. 25.

5 Устав ООН// http://un.org/ru/documents/charter/chapter7.shtml

6 «Стратегическая Концепция обороны и обеспечения безопасности членов Организации Североатлантического Договора». Утверждена главами государств и правительств в Лиссабоне 19 ноября 2010 г.

7 Там же.

8 «Стратегическая Концепция обороны и обеспечения безопасности членов Организации Североатлантического Договора». Утверждена главами государств и правительств в Лиссабоне 19 ноября 2010 г.

9 Joint Declaration on UN/NATO Secretariat Cooperation

// http://emportal.rs/en/news/region/71702.html



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.