авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Права человека в исламском и международном праве

-- [ Страница 2 ] --

Проф. А.А. Ковалев, добавляет к этому перечню необходимость учитывать разнообразие форм проявления прав человека в различных цивилизациях9.

Общая воля человечества, реализуемая в праве, требует общечеловеческих стандартов, допускающих не только развитие и инициативу, но и преследующих поведение, которое, в случае осуществления его в широких масштабах, может нанести ущерб человечеству, поставить под сомнение общечеловеческие ценности как ориентир нормального движения и развития человечества и отдельного человека (в том числе включающие и защиту индивидуальных прав и свобод человека как элементарных частиц, из которых складывается безопасность человечества в целом)10.

Однако, как замечает проф. А.А. Ковалев: «в универсальной концепции также должны найти отражение особенности природной среды существования той или иной общности людей и регионов, уникальность и специфика их исторического, политического и культурного развития»11.

По мнению И. Канта, прямым следствием неизбежной необходимости гармонизации личного и общественного начал в человеке для его блага и для блага и развития всего человеческого рода являются государство и право как естественные порождения природы человека. Развивая антагонизм, конкуренцию и инициативу в человеческом обществе, природа, по Канту, позаботилась о высокой степени развития инструментов гармонизации человеческих отношений, сотрудничества и взаимопомощи. В этом смысле право и соответствующее ему государство связаны с глубинными основами природы человека и целями его истории12.

В тоже время, настолько «правильного» государства, как то, о котором говорил И.Кант, никогда не существовало. Способом устранить данное противоречие является использование надгосударственных механизмов, о которых Кант также писал в своем трактате «К вечному миру». Особенно ярко подобные тенденции проявляются в настоящее время. Как отмечает проф. Ю.Н. Малеев: «Мир подошел к той грани, когда национальные границы утрачивают свое традиционное значение13. Формирующийся и укрепляющийся региональный (и специальный) институционный механизм идет на смену абсолютному государственному суверенитету, ограничивая его. Причем, не просто ограничивая, а создавая региональные институционные пространства, которые взаимодействуют друг с другом и с отдельными государствами, навязывая свою волю и «третьим сторонам» —не участникам регионального объединения»14.

Гармония системы (мирового сообщества) и отдельных государств возможна на основе идеи прав человека, соблюдение которых делает связи между системой и подсистемами (как на национальном, так и межгосударственном уровне), а также между различными подсистемами (между индивидами в государстве, между государствами) более стабильными, устойчивыми15.

Подсистема как часть несет в себе закономерности системы как целого. Применяя этот принцип к общественным системам, можно рассматривать международные стандарты по правам человека как системы, а национальные стандарты и концепции прав человека в каждой отдельной стране —как подсистемы, которые могут функционировать в гармонии, как с элементами собственных подсистем, так и с системой в целом.

Устойчивость самой системы (мирового сообщества с международными стандартами по правам человека) основана на гармонии с подсистемами (отдельными государствами с их национальной концепцией прав человека). Однако нынешнее состояние как глобальной системы прав человека, так и региональных подсистем еще далеко от этого идеала. Основной причиной этого, по мнению автора, является отсутствие полноценного межкультурного диалога между «большой» системой, представленной, прежде всего, западными концепциями прав человека и региональными, понимаемыми большой системой как «малые», сколь бы крупны они не были.

Общечеловеческая концепция прав и свобод получила отражение в действующих международных договорах, пактах и конвенциях, создающих юридически обязательные нормы поведения государств в области защиты прав человека (в настоящее время в международном праве существует около 70 таких документов).

При этом международный стандарт по своей природе должен быть минимальным, поскольку является результатом компромисса между странами с различными правовыми системами и традициями, по тем или иным причинам пришедшими к общему выражению своих на практике ощутимо расходящихся позиций. Достижение согласия относительно минимальных стандартов по защите прав человека в определенной мере стало возможным, прежде всего, на основе признания мировым сообществом ценности человеческой жизни, однако в дальнейшем принятие общих норм, касающихся прав женщин, ребенка, уголовного права стало невозможным.

Интеграционные культурно-цивилизационные процессы, получившие динамичное развитие в современную эпоху, проходят крайне непросто. Ключевую сложность для исламского правосознания представляет ассимиляция западной культуры именно потому, что мусульманин по своему самосознанию ближе к изначальному, коллективному правосознанию, основанному на мононормах, чем субъект и агент западной культуры. Для него по этическим причинам невозможно принять формулу индивидуализма в том виде, в каком она вошла в плоть и кровь западной культуры, фактически исчерпавшей потенции как неограниченной спонтанности, самоценности и самодостаточности личной свободы, так и индивидуалистического прагматизма. И перед Востоком, и перед Западом в сфере культуры стоит сегодня единая задача —выработать новую культурную парадигму индивидуальности и рациональности16.

Постмодерновое общество требует новых социальных технологий, объединяющих новые принципы организации с ценностями народов, как на Западе, так и на Востоке.

Для достижения консенсуса сторонам приходится идти на обоюдные уступки, пересмотр своих первоначальных позиций. Представляется, в этой связи, что западный секулярный мир должен перестать безапелляционно утверждать окончательность и неизменность «своей» универсальной концепции прав человека, проявить готовность к ее переработке и дополнению не западными религиозными и этнокультурными доктринами, в первую очередь, исламской, самой влиятельной.

Эта доктрина не признает врожденных прав человека. Именно западная доктрина естественных прав человека вызывает наибольшее несогласие со стороны исламских правоведов17. Как точно отмечает проф. А.А. Ковалев, сама концепция универсальности прав человека нуждается в обновлении, в ее основе должен лежать не просто цивилизационный, а интерцивилизационный (межкультурный, «взаимокультурный») подход18.

Развивая эту точку зрения, можно добавить, что к началу XXI века, несмотря на колоссальные усилия, приложенные многими странами мира, фактически так и не удалось создать полноценную, функционирующую систему универсальных прав человека, не только в глобальном масштабе, но и в западном мире. Причиной тому послужила ложность изначальной ориентации на определенное «уравнивание» человечества, признание за каждым человеком примерно одинакового объема потребностей в естественных правах.

Новая, универсальная концепция прав человека должна строиться с учетом этих обстоятельств по «многоэтажному» принципу. В основе лежат неотъемлемые принципы, такие как принцип уважения прав человека, право на жизнь и человеческое достоинство; следующий «этаж» состоит из блоков норм, ориентированных на отдельные цивилизационные регионы; третий «этаж» ориентирован на группы стран и отдельные государства; последний «этаж» —на те или иные народы и устойчивые социальные группы.

Но основе анализа основных предпосылок формирования международно-правового режима защиты прав человека в западном мире диссертант приходит к следующим выводам. Во-первых, действующее международное право сформировалось, прежде всего, на основе западного правосознания в широком смысле этого слова и обладает всеми особенностями, достоинствами и недостатками, присущими этому правосознанию. Во-вторых, эти особенности, аксиоматика западного права определяет специфику взаимодействия международного права и исламского права. В-третьих, основные предпосылки формирования международно-правового режима защиты прав человека в его западном понимании состоят в следующем:

—необходимость ясного и недвусмысленного закрепления основных понятий, принципов и норм международного права, регулирующих правовое положения человека в актах позитивного права, таких как международные договоры, пакты, хартии и т.п.;

—реализацией закрепленных в актах позитивного права норм занимаются специальные институты и органы, формирующиеся также на основании специальных соглашений, являющихся результатом согласования воль автономных субъектов международного права;

—компетенция упомянутых субъектов международного права, которыми в первую очередь являются государства-участники соглашений, уполномоченных регулировать вопросы правового статуса человека, имеет своим изначальным источником волю граждан этих государств.

Формирование международно-правового режима защиты прав человека в исламском мире отличается определенными особенностями. Сфера применения исламского права намного шире, чем у любой западной концепции права, так как он охватывает все стороны жизни.

Исламское право подразделяет деяния человека на пять категорий: обязательные, желательные (похвальные), дозволенные, недостойные (неприемлемые, но ненаказуемые), недопустимые. Однако отнесения соответствующего деяния к той или иной категории в первую очередь зависит от правоприменителя. Высшие религиозные законы отражаются в реальной повседневной жизни людей, во всех областях их жизнедеятельности.

Главной особенностью исламского права, существенно отличающей его от западных систем, является его ориентированность, прежде всего, на коллективные, а не на индивидуальные ценности. Человек исламского мира является родовым существом, что подтверждают многие современные и прошлые исследования, посвященные исламской проблематике.

Система, регулирующая правовое положение человека, является продуктом исторически сложившегося общественного консенсуса —в противном случае эти цивилизационные модели были бы крайне нестабильны. Исламская система защиты прав человека и гражданина (представляющая собой комплекс юридически обязательных норм закрепленных как в сакральных источниках исламского права, являющихся базисом правового регулирования во всех мусульманских странах, так и в международных договорах) показывает свою высокую устойчивость. Она не является случайной, а имманентно присуща этому типу правового сознания. При этом, упомянутая система постепенно развивается, в том числе —через взаимодействие с другими правовыми системами, в первую очередь – с международным правом.

В Главе 2 «Система источников правового регулирования статуса человека и гражданина в исламском праве» диссертант анализирует систему источников правового регулирования статуса человека и гражданина в исламском праве.

Современная исламская концепция мирового правопорядка во многом учитывает традиционные для ислама правовые представления, в которых право тесно переплетается с морально-религиозными нормами, а также отсутствует четкое деление на внутригосударственное право и международное право19.

Общеизвестно, что в исламе выделяются два основных направления —суннитское и шиитское. Соответственно, несколько различаются и системы источников исламского права.

В классической суннитской традиции исламского права сформировалось учение о четырех основных источниках: Коран (Священное писание ислама), Сунна (свод преданий о жизни и деятельности Мухаммеда), иджма (единодушное мнение авторитетных лиц —муджтахидов) и кийас (аналогия)20. Характерной же чертой шиитской правовой традиции является неприятие аналогии (кийас) как источника права.

Перечисленные источники современные правоведы (например, И.А. Крывелев, Н.А. Крашенинникова) нередко называют собственно источниками исламского права21. С этим можно согласиться, однако, на взгляд диссертанта, необходимо сделать дополнение о том, что система источников исламского права не исчерпывается их сакральной составляющей. Основой правоприменения являются международные нормативно-правовые акты и национальные источники, опирающиеся на сакральные источники и содержащие собственные нормы.

Диссертант проводит анализ конкретных примеров взаимодействия национального и исламского права в мусульманских государствах (Йемен, ОАЭ, Афганистан и др.)

Важнейшим положением, определяющим все основные особенности исламского права, является то, что оно в своей основе имеет религиозно-нравственные, сакральные нормы, которые при этом являются в полном смысле юридическими нормами и эффективно регулируют общественные отношения. Исламское право, в силу природы своих источников не может претерпевать принципиальных изменений. Поэтому, мусульманские государства не имеют возможности ратифицировать акты международного права, касающиеся, в частности, статуса субъектов уголовного и уголовно-процессуального права, в виду того, что в случае коллизии между источниками международного права и исламского права, нормы исламского права имеют преимущественную юридическую силу, и, в свою очередь, нормы международного права становятся неприменимыми.

Усиление влияния ислама на правовое развитие ряда стран Востока в последние годы объективно ведет к возрастанию роли мусульманско-правовой доктрины в подготовке вновь принимаемых законов, закрепляющих общие принципы и конкретные нормы фикха, большинство из которых были разработаны мусульманскими учеными-юристами еще в средние века. Как отмечает проф. В.М. Шумилов: «функционирование системы предполагает устойчивость центросиловых связей, относительную стабильность и равновесие; в этом случае одни изменения в системе компенсируются другими»22. Система исламского права показывает высокую степень системной стойкости, и является наиболее эффективным регулятором общественных отношений в мусульманском мире.

В исламе, начиная с самых ранних этапов его развития, признается существование международного сообщества и отношение к этому сообществу активно23. Развитие статуса личности в мусульманских странах сегодня испытывает значительное внешнее влияние. Это влияние неодинаково как по форме, так и по содержанию. Международный аспект проблемы прав человека в мусульманских странах включает в себя два уровня —глобальный и региональный. Первый из них отражает влияние на правовой статус в мусульманских странах таких международно-правовых актов, как, например, Всеобщая Декларация прав человека 1948 года, Международные Пакты «Об экономических, социальных и культурных правах» и «О гражданских и политических правах», принятые Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 году и др.

Ратификация указанных Пактов рядом арабских стран свидетельствует о существовании в регионе тенденции следования общемировым стандартам в вопросе о правах человека. Вместе с тем, тот факт, что эти страны составляют лишь часть мусульманского мира, выявляет неоднозначность подхода к проблеме прав человека в странах Востока24.

Исламские правоведы настаивают на невозможности принятия странами, исповедующими ислам, не только концепции естественного права (идеологической базы универсальной концепции прав человека), которая, на их взгляд, является продуктом интерпретации западных ценностей, но и определенных так называемых «международных стандартов» в сфере прав человека25.

Данная позиция представителей ислама в значительной степени оказывает влияние на ситуацию с правами человека в регионах его традиционного распространения.

В целях изменения такого положения дел, поиска новых путей решения старых проблем, мировое сообщество с самого начала XXI в. уделяет пристальное внимание межкультурному диалогу в сфере прав человека. В частности, 2001 г. был провозглашен годом диалога между цивилизациями под эгидой ООН26. Этот диалог не представляется возможным без обоюдного изучения и уважения концепций, присущих разным цивилизационным традициям.

Свою концепцию прав человека, получившую выражение в ряде международных договоров, главными из которых являются Всеобщая исламская декларация прав человека (1981 г.), Каирская декларация о правах человека в исламе (1990 г.) и Арабская хартия прав человека (1994 г.), исламский мир разработал во второй половине XX столетия. Концепция разрабатывалась в ходе проведения различных конференций крупными исламскими учеными-правоведами и организациями на основе исламского права. При этом учитывались и основополагающие принципы международного права в сфере прав человека.

Принципиальным этапом в становлении системы норм и принципов, регулирующих права и обязанности арабских народов по соблюдению прав человека, стало вступление в силу Арабской Хартии прав человека. Принятая в 2004 году (первая версия была принята в 1994 году), Хартия была подвергнута значительной критике, как со стороны международного сообщества, так и со стороны исламского мира)27.

Для вступления в силу она нуждалась в ратификации семью членами Лиги. Этот процесс сильно затянулся, однако в 2008 году Хартия все же вступила в силу, после ратификации первыми семью государствами. К 2011 году Хартия ратифицирована: Иорданией (первой), Бахрейном, Ливией, Алжиром, ОАЭ, Палестиной, Йеменом, Сирией, Катаром и Саудовской Аравией28. Диссертант проводит постатейный анализ Хартии, выделяет основные особенности этого акта и анализирует влияние этого документа на развитие международно-правового режима защиты прав человека в арабском регионе.

Диссертант выделяет несколько основных особенностей системы источников правового регулирования статуса человека и гражданина в исламском праве:



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.