авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Принципы разделения властей и единства государственной власти в конституционно-правовой доктрине и практике

-- [ Страница 3 ] --

Согласно Постановлению Конституционного Суда от 14.01.1992 г. № 1- П –У сущность разделения единой государственной власти на три ветви, предполагает установление такой системы правовых гарантий, сдержек и противовесов, которая исключает возможность концентрации власти у одной из них, обеспечивает самостоятельное функционирование всех ветвей власти и одновременно - их взаимодействие.

Немало решений Конституционного Суда РФ вынесено по поводу рассмотрения нарушений принципов разделения и единства государственной власти, допущенных Верховным Судом РФ, Президентом РФ и другими органами государственной власти, включая региональные.

Например, сегодня не решена проблема «внутрисудебной корпоративной конкуренции»4 между Конституционным и Верховным Судами РФ. Примером такого вторжения Верховного Суда РФ в предметы ведения Конституционного суда РФ являются решения, выносимые по вопросам определения конституционности нормативно-правовых актов, названных в ст. 125 Конституции РФ. Игнорирование многочисленных постановлений Конституционного Суда по данному вопросу, в которых Верховному Суду РФ запрещено рассматривать подобные дела, инициировало принятие Постановления от 12.04.2002 N 9-П, в котором закреплено, что в том случае, если суд общей юрисдикции при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции РФ закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, тем не менее не обращается в Конституционный Суд с запросом о проверке его конституционности, то такой процесс применения этого закона означает, по сути, вторжение в сферу конституционного судопроизводства и создает препятствия для реализации гражданами их конституционных прав и свобод, в том числе права на судебную защиту на основе принципа равенства всех перед законом и судом.

Логичным продолжением названного Постановления стало обращение 23 заявителей по вопросу изучения 41 Главы Гражданско-процессуального кодекса РФ - о производстве в суде надзорной инстанции. Поскольку Верховный Суд регулярно вторгается в сферу деятельности Конституционного Суда РФ при рассмотрении дел в надзорной инстанции, Председатель Конституционного Суда Зорькин В.Д., изучив надзорную инстанцию, усмотрел в ее действиях нарушения, связанные с превышением пределов компетенции.5

Не свободен от нарушений рассматриваемых принципов и Президент РФ. Так, Конституционный Суд признал содержащееся в п. 1 Указа Президента РФ от 28.10.1992 г. № 1308 «О мерах по защите конституционного строя РФ» предписание о недопущении создания и деятельности Фронта национального спасения и его структур не соответствующим Конституции РФ, т.к. в соответствии с принципами разделения властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления право граждан на объединение может быть ограничено только решением суда на основании закона (Постановление Конституционного Суда РФ от 12.02.1993 г. № 3-П).

Конституционным Судом также установлено, что в целях недопущения нарушения принципа разделения государственной власти, законодатель не вправе передавать Правительству РФ неопределенные по объему полномочия, а Правительство – реализовывать их произвольным образом (Постановление от 14.07.2005 г. № 8-П).

В Постановлении от 30 апреля 1997 г. N 7-П Конституционный Суда признал, что продление срока своих полномочий законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов РФ означает нарушение конституционного принципов народовластия, т.к. основано не на воле народа, что само по себе является нарушением принципа разделения государственной власти.

Рассматриваемые принципы понимаются Конституционным Судом и как своеобразный предел (ограничитель) федерального законодателя, поскольку согласно ч.3 ст. 5, ст. 10, чч.1,2 ст.11, п. «н» ч. 1 ст.72, ст.ст. 77 и 78 Конституции РФ, федеральный законодатель, устанавливая общие принципы организации представительных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, может предусмотреть нормативно-правовую основу взаимоотношений органов законодательной и исполнительной власти в рамках разделения властей на уровне субъекта РФ, порядка формирования этих органов, в частности, порядка наделения полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ (Постановление Конституционного Суда от 21.12.2005 г. № 13-П).

Несмотря на неоднократное толкование единства и разделения властей Конституционным Судом РФ, позиции его неполны, поскольку сущность системы сдержек и противовесов чаще сведена исключительно к наличию взаимных полномочий у государственных органов лишь двух (законодательной и исполнительной) ветвей власти. Однако могут существовать и иные формы взаимного сдерживания, помимо формулы «каждому отдельному полномочию одного органа государственной власти определенной ветви власти с необходимостью соответствует конкретное равнозначное полномочие органа государственной власти другой ветви». Так, логично за каждой из ветвей власти закрепить неотчуждаемый комплекс полномочий, способный сдерживать две другие ветви.

Обобщив акты официального толкования исследуемого принципа, автором сделана попытка расширить содержание единства и разделения властей. Поскольку понятие «общественный контроль» фигурирует в актах Конституционного Суда РФ, целесообразно понимать его как одну из гарантий обеспечения реализации исследуемых принципов. На уровне субъектов РФ разделение властей должно быть реализовано на основе реального учета их интересов. Одним из сущностных аспектов единства власти также следует считать недопущение абсолютного обособления ветвей государственной власти при выполнении ими отдельных государственных функций.

Результаты исследования позволили согласиться с профессором Зиновьевым А.В., полагающим, что Конституционному Суду присущи признаки именно органа конституционного надзора, а не контроля. Среди них: признание объектом изучения Суда только законности, а не целесообразности; отсутствие отношений подчиненности между Конституционным Судом и поднадзорным субъектом; отсутствие права отменять незаконный акт, наказывать нарушителей; отсутствие в деятельности Суда плановости, т.е. осуществление надзора напрямую связано с конкретными обращениями по поводу проверки вновь появившихся нормативно-правовых актов на соответствие Конституции РФ. Следовательно, необходимо конституционно закрепить его статус как органа надзора.

Третья глава «Проблемы реализации конституционных принципов разделения властей и единства государственной власти в современной России» содержит следующие параграфы: «Негативные социальные и правовые последствия ненадлежащей реализации принципов разделения властей и единства государственной власти» (§1); «Конституционно-правовой механизм реализации принципов разделения властей и единства государственной власти» (§2).

Исследование принципов разделения властей и единства государственной власти с позиций их реализации в современной России целесообразно проводить путем выявления негативных последствий такой реализации, способных подорвать единство государственной власти и, соответственно, целостность государства. Автором выявлено две группы названных последствий: социальные (характеризуются рассогласованием государственной политики с потребностями и ожиданиями большинства граждан) и правовые (наступают в условиях делегитимации государственной власти). К социальным можно отнести:

  • низкую, не всегда объективную, оценку гражданским обществом качества осуществления государственных функций, направленных на достижение единых стратегических целей;
  • стойкое недоверие к основным политическим институтам власти (политической партии, движению), посредством которых многонациональный народ России участвует в управлении делами государства, тем самым, реализуя принцип народовластия;
  • порожденное низким уровнем компетентности государственных служащих, непосредственно взаимодействующих с населением, падение авторитета системы государственной власти в целом, и, особенно, на уровне субъектов РФ, способное, в итоге, привести к нежеланию добровольно исполнять государственно-властные предписания;
  • осознание неэффективности конституционно-правового института ответственности за осуществление профессиональной деятельности представителей народа непосредственно перед электоратом и Законом влечет за собой пассивность населения России при реализации им права на участие в управлении;
  • далекое от идеала выполнение государством обязанности по защите прав и свобод порождает пассивность граждан в процессе защиты своих прав, свобод и интересов способами, не запрещенными законом.

Обусловленными и взаимосвязанными с негативными социальными последствиями являются правовые последствия, основные из которых:

    1. Делегитимация государственной власти – возникает в силу формирования в государстве правового режима, не обеспечивающего возможность граждан реально управлять делами государства и общества; осуществлять гражданский контроль за деятельностью государственных органов и их должностных лиц. С другой стороны, делегитимация характеризуется реальной неспособностью носителей государственной власти к эффективному осуществлению властных функций в соответствии с конституционными основами легитимности государственной власти.
    2. Низкий уровень законности и правопорядка – порождено, с одной стороны, субъективным отношением граждан России к системе органов государственной власти в целом, а с другой, их нежеланием способствовать укреплению стабильности в государстве и обществе.

Исследование результатов социологических опросов, анализ практики реализации рассматриваемых принципов позволили автору сделать вывод о том, что и социальные, и правовые последствия неэффективной реализации исследуемых принципов являются объективно существующими, взаимообуславливающими, а, кроме того, взаимопроникающими явлениями, исходя из чего, приоритет одной из них не может быть признан абсолютным.

Негативные социально-правовые последствия, сопровождающие реализацию разделения властей и единства государственной власти, побуждают к совершенствованию конституционно-правового механизма их реализации. Итак, рассматриваемый конституционно-правовой механизм – это совокупность конституционно-правовых условий, средств, обеспечивающих реальное функционирование системы сдержек и противовесов, исключающей противостояние властей.

В систему мер по преодолению негативных социально-правовых последствий включены меры содержательной направленности и процессуальные меры. К мерам содержательной направленности следует отнести:

  1. обеспечение единообразного понимания содержания исследуемых принципов субъектами конституционно-правовых отношений (создание единого правового поля);
  2. ликвидацию значительного перевеса полномочий Президента РФ, характерного и для федерального, и для регионального уровней организации государственной власти при условии усиления единства этой власти;
  3. наделение Конституционного Суда РФ статусом надзорного органа;
  4. придание статусу главы исполнительной власти субъекта РФ легитимности путем создания в регионах благоприятного правового режима для реализации прав граждан РФ на участие в управлении делами государства;
  5. введение в Конституцию РФ конституционно-правовых основ организации общественного (гражданского) контроля; признание Общественной палаты РФ конституционным государственным органом;
  6. закрепление в Основном законе РФ конституционно-правового института отзыва должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления;
  7. обеспечение реализации принципа независимости судебной власти при отправлении правосудия мировыми судьями и конституционными (уставными) судами России.

Выделение мер, имеющих процессуальную направленность, позволило, с одной стороны, детализировать приведенные ранее содержательные меры, а с другой, уделить особое внимание мерам, реализация которых представляется необходимой на уровне организации государственной власти в субъекте РФ. Таким образом, понятия «содержательные меры» и «процессуальные меры» соотнесены автором как общее и частное. К процессуальным мерам следует отнести:

  • унификацию названий субъектов Российской Федерации;
  • отказ от названия глав субъектов президентами, поскольку в государстве должен быть лишь один Президент;
  • принятие по вопросам организации общественного (гражданского) контроля региональных законов, предусматривающих процедуру досрочного прекращения полномочий высшего должностного лица субъекта РФ, инициирование которой должно быть признано прерогативой населения субъекта (данная инициатива может поступать и от Общественной палаты РФ);
  • внедрение практики проведения социальных опросов, предшествующих региональному референдуму и др.

В особую группу объединены процессуальные меры, направленные на совершенствование законотворческого процесса, как неотъемлемого компонента любых других мер. Сформулированные рекомендации представляются значимыми, поскольку, чтобы иметь юридические основания оценки легитимности власти, важно выяснить, насколько эффективно в законодательстве отражено социальное предназначение институтов государственной власти и правовой механизм ее реализации, насколько характер этого отражения содержательно соответствует современным представлениям о социально-правовой природе государственной власти. Среди названных мер:

  • совершенствование практики планирования и прогнозирования законодательства, исходя из текущих потребностей субъектов РФ;
  • преодоление коррупциогенности самого законодательства, что позволит при планировании и прогнозировании регионального законодательства учитывать интересы населения субъекта РФ, а не субъектов-владельцев средств производства в конкретном регионе;
  • установление персональной ответственности лиц, непосредственно разрабатывающих законопроекты, за нарушение в них норм Конституции и других законов (нарушение большинства конституционно-правовых норм России, в том числе устанавливающих общие принципы организации государственной власти, не влечет за собой каких-либо неблагоприятных последствий, если эти нормы не имеют диспозиций, схожих с диспозициями норм других отраслей права);
  • нормотворческая разработка стандартов разнообразных законов, отражающих наивысший уровень их качества, в том числе отраслевых, направленная на унификацию и стандартизацию законодательной терминологии в целях усиления системности законодательства;
  • детальное исследование и учет общественного мнения и общественных интересов на всех этапах законодательной деятельности.

Практическое воплощение комплекса предлагаемых диссертантом мер будет способствовать легитимации органов государственной власти, восстановлению утраченного в последние годы авторитета всей системы государственной власти и, тем самым, окажет позитивное влияние на качество исполнения государственных функций в условиях единства и разделения властей в России.

В заключении диссертант формирует основные выводы и положения обобщающего характера.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих опубликованных работах автора:

  1. Николенко А.Э. Специфика реализации принципа разделения на уровне субъекта Российской Федерации: судебная власть. / Николенко А.Э. [Текст]. // Вестник Института ГПС МЧС России. 2006. № 4 (15). 0,6 п.л.
  2. Николенко А.Э. Генезис теории разделения властей в правовой мысли России. / Николенко А.Э. [Текст]. // Актуальные проблемы теории и истории российского государства и права: Сб. научных статей. / Под ред. Белозерова Б. П. – СПб.: Издательство СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2006. – 122 с. 3,1 п.л.
  3. Николенко А.Э. К вопросу об особенностях реализации принципа разделения властей на уровне субъекта РФ. / Николенко А.Э. [Текст]. // Актуальные проблемы теории и истории российского государства и права: Сб. научных статей. / Под ред. Белозерова Б.П. – СПб.: Издательство СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2006. – 122 с. 0,6 п.л.
  4. Николенко А.Э. Принцип разделения властей на уровне субъектов РФ: деформация. // Вестник Московского Университета МВД. 2006. № 8. 0,8 п.л.
  5. Николенко А.Э. Специфика правового статуса конституционных (уставных) судов субъектов РФ в свете реализации принципа разделения властей на уровне субъектов. // Вестник Южно-Уральского Государственного Университета. Серия Право. 2006. Выпуск 7. 0,3 п.л.

1 См.: Вступительная статья Витрука Н.В. к комментарию к Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации». М., 1996. – С.6.

2 Зиновьев А.В. Конституционное право России. – СПб: Фонд «Университет», 2005. – С.425-427.

3 Ведомости Парламента Республики Казахстан. 1996. № 4. Ст.217.

4 Закатнова А. Судейский передел. // Российская газета. 29 мая 2003. №101 (3215). С.3.

5 См.: Закатнова А. Винегрет на любителя. // Российская газета. 23 ноября 2006. № 263 (4229). С.13.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.