авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Принципы разделения властей и единства государственной власти в конституционно-правовой доктрине и практике

-- [ Страница 2 ] --
  1. В качестве одного из положений, выносимых на защиту, автор предлагает пути совершенствования конституционно-правового механизма реализации принципов разделения властей и единства государственной власти. Автором сформулировано определение названного механизма: конституционно-правовой механизм реализации принципов разделения властей и единства государственной власти – это совокупность конституционно-правовых условий, средств, обеспечивающих реальное функционирование системы сдержек и противовесов, исключающей противостояние властей.
  2. Диссертантом предложена система мер по преодолению негативных социально-правовых последствий неэффективной реализации исследуемых принципов, состоящая из мер содержательной направленности и процессуальных мер. К мерам содержательной направленности, например, отнесены: ликвидация значительного перевеса полномочий Президента РФ; введение в Конституцию РФ основ организации общественного контроля и др. Поскольку особенно остро в совершенствовании практики реализации рассматриваемых принципов нуждаются субъекты РФ, автором предложен комплекс процессуальных мер, среди которых: унификация названий субъектов РФ; отказ от названия глав субъектов президентами; принятие по вопросам организации общественного контроля региональных законов, предусматривающих процедуру досрочного прекращения полномочий высшего должностного лица конкретного субъекта РФ по инициативе населения субъекта; внедрение практики проведения социальных опросов. Особую группу составляют процессуальные меры, нацеленные на совершенствование законотворческого процесса, поскольку, чтобы иметь юридические основания оценки легитимности власти, важно выяснить: насколько эффективно в законодательстве отражено социальное предназначение институтов государственной власти и правовой механизм ее реализации; насколько характер этого отражения содержательно соответствует современным представлениям о социально-правовой природе государственной власти. В связи с этим, автором предложено: создать единое правовое поле, усовершенствовать практику планирования и прогнозирования законодательства, исходя из текущих потребностей субъектов РФ; установить персональную ответственность лиц, непосредственно разрабатывающих законопроекты, за нарушение в них норм Конституции и других законов и др.
  3. Как отмечает Витрук Н. В., защита принципа разделения властей явилась одним из главных направлений деятельности Конституционного Суда РФ на первом этапе его истории, т.е. в период действия Конституции России 1978 года.1 Однако, по мнению диссертанта, это утверждение актуально и сегодня. Примеры тому рассматриваемые Конституционным Судом РФ дела о нарушениях принципа разделения властей, связанных с противостоянием Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросам разграничения предметов ведения; подменой Президентом РФ судебного органа государственной власти; с незаконным продлением своих полномочий законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов РФ и многими другими нарушениями. Проведенное исследование позволило автору согласиться с профессором Зиновьевым А.В., утверждающим, что главная цель создания Конституционного Суда – надзор за соблюдением Конституции, а не контроль.2 Диссертант полагает, что Конституционный Суд РФ должен быть признан органом конституционного надзора, а не контроля.

Теоретическая значимость диссертации определяется комплексным междисциплинарным исследованием широкого круга явлений, характеризующих с позиций конституционного права взаимосвязь принципов разделения властей и единства государственной власти и иных основ конституционного строя РФ. Сформулированные автором теоретические положения и выводы могут стать основой новых научных работ, дополняя ряд разделов конституционного права России, что будет способствовать развитию конституционно-правовых и иных правовых институтов других отраслей права.

Практическая значимость исследования состоит в том, что теоретические результаты могут быть использованы:

а) в научно-исследовательской деятельности при изучении вопросов, связанных с пониманием социально-юридической сущности и содержания единства и разделения властей как основ организации государственной власти в России;

б) в практической деятельности законодательных (представительных) органов государственной власти и федерального, и регионального уровней;

в) при подготовке лекций, проведении семинарских и практических занятий по конституционному праву России и зарубежных стран, общей теории права, истории государства и права, истории политических и правовых учений и целому ряду отраслевых наук;

г) при подготовке и проведении спецкурса «Общественный (гражданский) контроль в России».

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры государственного права Санкт-Петербургского Гуманитарного Университета профсоюзов. Результаты исследования получили апробацию в публикациях по теме исследования, основные выводы и положения которого изложены в выступлениях на научно-практических конференциях и семинарах, проводимых в СПбГУП. Они были включены в читаемые автором в качестве преподавателя лекции по конституционному (государственному) праву России.

Структура работы, обусловленная целью и задачами исследования, включает введение, три главы, объединяющие шесть параграфов, заключение и список литературы.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель и задачи исследования, объект и предмет исследования, раскрываются его теоретическая и методологическая основы, освещается научная новизна, сформулированы положения, выносимые на защиту, указывается теоретическая и практическая значимость диссертации, а также приводятся сведения об апробации результатов работы.

Первая глава «Формирование доктрины разделения властей и единства государственной власти» содержит следующие параграфы: «Истоки формирования политико-правовых воззрений о сущности разделения властей и единства государственной власти» (§1); «Особенности представлений о разделении властей и единстве государственной власти в доктрине российского государственного права» (§2).

В поисках идеальной модели государственного устройства человечество на протяжении многих веков стремится создать максимально эффективную систему сдержек и противовесов ветвей государственной власти, ставшую сегодня неотъемлемой частью правового демократического государства.

Дискуссионным в современной науке конституционного права является вопрос об авторе теории разделения властей:

  • первенство принадлежит мыслителям античных времен Платону, Аристотелю, Цицерону и другим, в основе взглядов которых была идея разделения властей, построенная на функциональном принципе;
  • «основополагающие идеи разделения властей и независимости судов заложены в Книге Книг – Библии» (Баренбойм П.Д.);
  • «отцами-основателями» теории разделения властей признаются Джон Локк и Шарль Луи Монтескье.

Однако ни одна из приведенных позиций не может быть признана аксиомой. Во-первых, разделение властей берет начало от идеи ограничения государственной власти, т.е. связано с появлением первых государств. Во-вторых, функциональное разделение государственной власти, признаваемое древними мыслителями, приобрело в XVII-XVIII вв. статус «классической» теории. Если сама идея зародилась в античные времена, то в эпоху Дж. Локка и Ш.Л. Монтескье была обоснована ее востребованность и выявлены логические связи между теорией разделения властей, началами законности и единства государственной власти. В-третьих, первенство практической реализации разделения властей, как конституционно-правового принципа, принадлежит «отцам-основателям» Конституции США 1787 г., Т. Джефферсону, А. Гамильтону, Д. Мэдисону, различавших конституционные принципы «разделения властей» и «сдержек и противовесов». Система сдержек и противовесов в США подвергалась многочисленным пересмотрам, но принцип разделения властей действовал непрерывно. Изначально реализуясь на уровне отдельных административно-территориальных единиц, он вскоре стал неотъемлемым элементом демократии. Опыт регионального внедрения принципа разделения властей в США был адаптирован Россией, объявившей в ст.13 Декларации «О государственном суверенитете РСФСР» от 12 июня 1990 г. № 22-1, что принцип разделения властей – важнейший принцип функционирования РСФСР как правового государства.

Путь рассматриваемых принципов в России к закреплению в качестве конституционно-правовых принципов, был длителен и противоречив. Функциональное разделение властей было присуще ещё Древнерусскому государству в период раннефеодальной монархии. Особое внимание теории единства и разделения властей привлекли к себе в XVIII в. во времена правления Екатерины II, когда западная идея ограничения власти монарха занимала лучшие умы России. Важную роль в развитии рассматриваемых принципов сыграли декабристы - Муравьев Н.М., Пестель П.П. и др., выявившие правовые связи разделения властей и единства государственной власти, как принципов стабильного государства.

В XIX –XX вв. единство и разделение властей стали общепризнанными принципами демократии. К сожалению, рядом стран разделение властей было отвергнуто, что способствовало построению тоталитарных государств. Единство же власти понималось как антипод разделения властей.

В России придание принципу разделения властей, наряду с народовластием, федерализмом, республиканской формой правления, статуса незыблемой основы конституционного строя связано с принятием в 1992 г. поправки к ст. 1 Конституции РСФСР 1978 г. Восприятие Конституцией РФ 1993 г. отдельных положений Конституции РСФСР 1978 г. во многом объясняет размытость формулировок исследуемых принципов в ныне действующей Конституции РФ.

Вторая глава «Реализация принципов разделения властей и единства государственной власти в конституционном законодательстве государств-участников СНГ» содержит следующие параграфы: «Сравнительно-правовая характеристика разделения властей и единства государственной власти в конституционном законодательстве стран СНГ» (§1); «Конституционная модель разделения властей и единства государственной власти в Российской Федерации» (§2).

Критическое осмысление опыта конституционного закрепления рассматриваемых принципов в государствах-участниках СНГ позволяет сформулировать полезные рекомендации для возможного использования позитивного опыта в современной России. К сожалению, положительный опыт рассматриваемых государств не столь велик, но объективный анализ обязывает сказать о нем в первую очередь.

В той или иной форме во всех конституциях государств СНГ подчеркивается, что государственная власть осуществляется на основе принципа разделения властей. Так, в ряде государств лишь констатируется признание данного принципа государством (п. 4 ст. 5 Конституции Грузии; ст. 5 Конституции Республики Армения и др.). К сожалению, законодатели государств СНГ редко уделяют внимание системе сдержек и противовесов, как сущности рассматриваемого принципа. Например, в ст. 6 Конституции Республики Беларусь, ст. 4 Конституции Туркменистана, установлено, что все ветви государственной власти действуют самостоятельно, сдерживая и уравновешивая друг друга при взаимодействии.

Однако существуют более удачные, по мнению автора, формулировки. Так, Конституция Республики Беларусь не только провозгласила принцип разделения властей, но и отразила его сущность: «Государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга» (ст. 6, Раздел 1 «Основы конституционного строя»). Более основательная формулировка содержится в Конституции Республики Казахстан: «Государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия их между собой с использованием системы сдержек и противовесов» (п. 4 ст. 3, Раздел 1 «Общие положения»)3. В перспективе данное конституционно-правовое положение может быть использовано в процессе совершенствования Основного закона РФ.

Проведенный сравнительный анализ также показал, что нежелательное в силу единства государственной власти сосредоточение всей полноты государственной власти у какого-либо органа побудило законодателей стран СНГ отвести особое место источнику государственной власти и организационно-правовым формам осуществления народовластия.

Большинство государств СНГ в Декларациях о государственном суверенитете и конституциях использовали достаточно общую трактовку понятия народ, отождествляя его с населением республики. Согласно ст.3 Конституции РФ носителем суверенитета и единственным источником власти является многонациональный народ России. Подобная формулировка включена в ст. 12 Декларации о государственном суверенитете Таджикской ССР от 24 августа 1990 г., установившей, что граждане Таджикистана независимо от их национальности составляют народ Республики. Аналогичное положение воспроизведено и в ст. 6 Конституции Таджикистана: «В Таджикистане народ является носителем суверенитета и единственным источником государственной власти…». Однако в этой же статье уточнено: «Народ Таджикистана составляют граждане Таджикистана, независимо от национальности». Такая же формула заложена и в ст. 8 Конституции Узбекистана: «Народ Узбекистана составляют граждане Республики Узбекистан независимо от их национальности». В ряде конституций понятие «народ» вообще не раскрывается, как, например, в Конституции Республики Армения. Любопытное положение содержит преамбула Конституции Республики Кыргызстан, где учрежден приоритет коренной нации: «народ Кыргызстана, стремясь обеспечить национальное возрождение кыргызов, защиту и развитие интересов представителей всех национальностей, образующих вместе с кыргызами народ Кыргызстана».

В ряде стран СНГ сложился положительный опыт конституционного закрепления института референдума как важнейшей формы осуществления народовластия. Так, согласно ст.1 КЗ Таджикистана «О референдуме Республики Таджикистан» от 04.11.1995 г. №106 решения, принятые республиканским референдумом, обладают высшей юридической силой и в каком-либо утверждении не нуждаются. Представляется логичным, подобно Таджикистану, наделить решения, принимаемые на общегосударственном референдуме в России, высшей и безусловной юридической силой.

Не менее полезен для России анализ отрицательного опыта конституционного закрепления института референдума в государствах-участниках СНГ, в большинстве из которых граждане лишены права инициировать всенародный референдум. Так, в п.1 ст. 7 Закона Республики Армения от 09.10.2001 г. № ЗР-225 «О референдуме» установлено, что инициатива проведения референдума по вопросу принятия Конституции или вносимых в нее изменений принадлежит Президенту и Национальному Собранию Республики Армения. В соответствии со ст. 9 КЗ Таджикистана от 04.11.1995 г. № 106 «О референдуме Республики Таджикистан» инициатива проведения референдума по вопросам внесения изменений и дополнений в Конституцию принадлежит Президенту или минимум одной третьи от общего числа членов Маджлиси милли и депутатов Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан, т.е. органам государственной власти, а не народу Республики, как единственному источнику власти.

В целом, исследование практики реализации принципа единства и разделения властей выявил, как минимум, четыре основных проблемы: неопределенность статуса главы государства и его положения в системе разделения властей; конкуренция между актами Президента и национальным законодательством; подмена полномочий законодательного органа за счет расширения полномочий Президента; непрописанность конституционно-правовых положений, закрепляющих систему сдержек и противовесов, в отношениях между Президентов и парламентом по поводу досрочного прекращения их полномочий.

Анализ практики конституционного закрепления принципов разделения властей и единства государственной власти в странах СНГ, как тесно взаимосвязанных фундаментальных конституционно-правовых основ организации государственной власти, но, вместе с тем самостоятельных и наделенных собственным содержанием, позволил автору предложить ряд дефиниций рассматриваемых принципов. Так, принцип разделения властей – это совокупность положенных в основу организации и деятельности органов государственной власти в современной России фундаментальных составляющих, которыми являются основы демократического, федеративного, правового, социального и светского государства с республиканской формой правления.

Принцип единства государственной власти – это совокупность положенных в основу организации и деятельности органов государственной власти в современной России фундаментальных составляющих, которыми являются социальное единство (производно от цельной природы господствующих в обществе социальных групп), система стратегических целей органов государственной власти (функциональное единство) и организационно-правовое единство (единообразие общих принципов организации и функционирования всей системы органов государственной власти и их должностных лиц).

Сформулированные принципы разделения властей и единства системы государственной власти, не просто взаимосвязаны, но и органично дополняют друг друга. Во-первых, названные принципы исторически развивались параллельно, влияя друг на друга. Во-вторых, при выполнении обособленных функций по управлению делами государства любая ветвь власти, неизбежно стремящаяся вторгнуться в область действия других ветвей, должна не только существовать в условиях эффективной системы сдержек и противовесов, но и обязана стремиться к достижению общей государственно-управленческой цели во исполнение принципа единства.

Особое место в системе разделения властей отведено судам высших судебных инстанций, наделенными правом законодательной инициативы по вопросам их ведения, и рассматривающие в пределах своей компетенции, в соответствии с Конституцией РФ, дела, сторонами которых могут выступать иные федеральные органы государственной власти. В связи с этим, на основании ст. 125 Конституции РФ особым статусом обладает Конституционный Суд РФ, который осуществляет защиту принципа разделения властей.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.