авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Оглы сотрудничество государств-членов европейского союза в сфере уголовного судопроизводства. теоретические и практические аспекты

-- [ Страница 3 ] --
  1. Зарождение сотрудничества европейских государств в сфере уголовного судопроизводства в рамках Совета Европы, основанного в 1949 г. В этих рамках, отличающихся от Европейского союза, были подписаны многочисленные соглашения по вопросам борьбы с преступностью, заключен широкий круг международных договоров в этой сфере. Однако недостаточная эффективность правовых и организационных механизмов Совета Европы побудила государства-члены Европейских Сообществ приступить к межправительственному сотрудничеству в сфере уголовного судопроизводства.
  2. С 1975 по 1993 гг. – период межправительственного взаимодействия государств-членов Европейских Сообществ, которые осуществляли сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства в рамках специально создаваемых ad hoc групп (прежде всего, TREVI3). Именно в этот период возникают прообразы будущих правоохранительных организаций Европейского союза, таких как Европол, ОЛАФ, а также вспомогательные структуры (Европейская Информационная Система, EIS). Группы TREVI, как и другие специальные рабочие группы, действовали за рамками правового и институционального механизма Европейских Сообществ. Наднациональные институты не обладали самостоятельной компетенцией в уголовно-правовой сфере и не могли издавать нормативные акты. Однако, несмотря на это, они внесли огромный вклад в развитие сотрудничества европейских государств в исследуемой сфере и, прежде всего, в разработку нормативной правовой базы такого сотрудничества.
  3. С 1993 по 1997 гг., в период между Маастрихтским и Амстердамским договорами, вопросы совместной борьбы с преступностью стали неотъемлемой частью предметов ведения новой интеграционной организации (Европейского союза), получили в разделе VI её учредительного договора (Маастрихтский договор) правовую основу. Вопросы правосудия и внутренних дел были структурно обособлены от ЕС и других Сообществ, стали объектом третьей самостоятельной «опоры» Европейского союза. В этот период государства ЕС принимают согласованные решения о создании органов, наделённых полномочиями по реализации принятых проектов (например, заключенная государствами-членами в рамках третьей опоры – Конвенция на базе статьи К. 3 Договора о Европейском союзе о создании Европейской полицейской организации - Европол от 26 июля 1995 г., сокращенно – Конвенция Европола).
  4. 1997-1999 гг. – период, открытый Амстердамским договором, закрепил глубокую реформу третьей «опоры» ЕС – «Сотрудничество в области правосудия и внутренних дел», что привело к формированию единых основ общей уголовной политики ЕС, которая стала именоваться «Сотрудничество полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере» и была направлена на обеспечение «европейского пространства свободы, безопасности и правосудия». Обеспечение безопасности граждан ЕС достигается посредством трёх основных инструментов: 1) сотрудничество полицейских сил, таможенных и других компетентных органов государств-членов как непосредственно, так и в рамках Европола; 2) сотрудничество между судебными и другими компетентными органами государств-членов; 3) сближение норм уголовного законодательства государств-членов.
  5. Период, начавшийся после саммита ЕС в г. Тампере (1999 г.), целью которого было достижение соглашения о путях реализации Амстердамского договора, определение стратегических направлений создания «европейского пространства свободы, безопасности и правосудия», а также других конкретных задач институтов ЕС.
  6. Период, начавшийся вступлением в силу Лиссабонского договора (1 декабря 2009 г.), характеризуется тем, что Союз предоставляет своим гражданам пространство свободы, безопасности и правосудия» без внутренних границ, что обеспечивается мерами координации сотрудничества между судебными, полицейскими и другими компетентными органами, а также взаимным признанием судебных решений по уголовным делам, а при необходимости и сближением уголовных законодательств. В этот период правовые основы организации и деятельности органов и организаций ЕС, осуществляющих сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства, прямо закреплены в «новых» учредительных документах ЕС и регламентируются институциональной частью его права.

В §1.3 «Становление сотрудничества Европейского союза и России в сфере уголовного судопроизводства» отмечается, что расширение Европейского союза влечёт за собой многие перемены в стратегии и тактике этой организации. Одна из ключевых сфер, в которой расширенный Союз встречает новые вызовы, – это внешние сношения, в частности, с ближайшими восточными соседями ЕС – Россией, Украиной, Республикой Беларусь и Республикой Молдова. «Расширение», помимо всего прочего, означает географическое приближение Евросоюза к названным государствам.

Россия – самая крупная страна на европейском континенте и неотъемлемая часть европейской цивилизации. Одновременно с этим, Россия составляет с Европой и единое «криминальное пространство».

Россия, встраиваясь в интеграционные процессы, должна быть готова к противодействию её негативным и криминогенным факторам, в связи с чем особое значение приобретает развитие отношений с Европейским союзом в исследуемой области. Это предполагает и объединение усилий в сфере уголовного судопроизводства на общеевропейском уровне.

Результаты сотрудничества России и ЕС в сфере уголовного судопроизводства выражаются в принятии совместных соглашений, заявлений, общих стратегий. Правовой основой формирования отношений между ЕС и Россией пока остается Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Соглашение было подписано главами государств-членов ЕС, председателем Европейской Комиссии и президентом Российской Федерации в июне 1994 года на острове Корфу и вступило в силу 1 декабря 1997 года.

Необходимость совместных действий в сфере уголовного судопроизводства обоснована в ряде стратегических документов России и ЕС. В июне 1997 года Амстердамский саммит ЕС принял план действий по борьбе с организованной преступностью, в котором подчёркивалось, что ЕС и Россия заинтересованы в развитии и совершенствовании данной области.

Соглашение между РФ и Европейской полицейской организацией - Европолом от 6 ноября 2003 года открыло новый этап сотрудничества. Целью соглашения является расширение сотрудничества между Российской Федерацией и государствами-членами Европейского союза, действующими через Европол, в борьбе с наиболее опасными формами транснациональной преступной деятельности.

Дальнейшее сотрудничество в такой важной области как борьба с преступностью отвечает интересам и Европейского союза, и Российской Федерации, а в перспективе – и всего мирового сообщества.

Глава II «Институциональные основы сотрудничества государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства» включает в себя три параграфа. В них рассматриваются институциональные основы сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства в рамках современных органов и организаций ЕС.

Автор отмечает, что хотя сотрудничество стран Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства развивалось на протяжении ряда десятилетий, оно длительное время носило фрагментарный характер и было недостаточно эффективным, прежде всего, из-за отсутствия соответствующих значимых общеевропейских структур с широкими полномочиями и достаточной автономией, действующих на постоянной, а не временной основе. Именно формирование таких институтов в 1990-2000-х годах позволило ЕС открыть качественно новый этап в совместной борьбе с преступностью и сотрудничестве государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства.

В §2.1 «Сотрудничество государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства в рамках Европейского бюро по борьбе с мошенничеством (ОЛАФ)» отмечено, что особенно ценным представляется опыт, накопленный Евросоюзом в ходе борьбы с экономическим мошенничеством и коррупцией. Это обусловлено тем, что Евросоюз, как интеграционное объединение, намного раньше, чем другие объединения государств, столкнулся с проблемой мошенничества и коррупции в глобальных масштабах и сумел выработать собственные способы и методы противодействия данной угрозе.

Евросоюз имеет в своём распоряжении огромные финансовые средства, полученные посредством налогообложения либо непосредственно от государств-членов ЕС. Бесспорно и то, что данные финансовые средства привлекают внимание мошенников, становясь фактором коррупционных рисков и мошенничества.

Мошенничество совершается различными способами. Его целью является получение доходов преступным путём, в том числе с использованием поддельных платежных документов, а также нецелевое использование денежных средств из бюджета или фондов ЕС.

Наиболее серьезными представляются угрозы в трёх сферах:

  • мошенничество, связанное с экспортом и импортом товаров;
  • мошенничество, связанное с уклонением от уплаты налога на добавленную стоимость (НДС);
  • мошенничество, связанное с вмешательством во внутренний рынок Евросоюза.

Система источников европейского права в области противодействия экономическому мошенничеству представляется в виде пирамиды, на вершине которой располагаются наименее многочисленные, но наиболее важные по содержанию положения учредительных договоров. Ниже располагается массив норм вторичного права – актов институтов европейских интеграционных образований, регулирующих основную массу отношений в рассматриваемой области. Следующими в данной иерархии являются источники третичного права. Единую и стройную правоприменительную практику обеспечивают решения Суда ЕС.

На сегодняшний день базовым инструментом ЕС в борьбе с экономическими преступлениями является Европейское бюро по борьбе с мошенничеством – ОЛАФ (англ. European Anti-fraud Office – OLAF), созданное Решением Комиссии от 28 апреля 1999 г.

В соответствии с этим решением:

  • ОЛАФ учреждено в качестве самостоятельного органа Комиссии и по вопросам отнесённым к его компетенции обладает функциональной независимостью от неё (ст. 1);
  • задачами ОЛАФ являются усиление борьбы против мошенничества, коррупции и любой другой незаконной деятельности, затрагивающих финансовые интересы ЕС (ст. 2);
  • ОЛАФ обязано поддерживать сотрудничество Комиссии с государствами-членами ЕС в борьбе с мошенничеством;
  • ОЛАФ участвует в разработке общеевропейского законодательства о борьбе с финансовыми преступлениями;
  • ОЛАФ проводит административные расследования (правонарушений и преступлений, совершённых внутри самого ОЛАФ), внутренние расследования (преступлений, совершенных сотрудниками институтов, органов и организаций ЕС), внешние расследования (преступлений, совершённых гражданами государств-членов против финансовых интересов ЕС);
  • сотрудники ОЛАФ независимы при проведении расследований;
  • контроль и надзор за деятельностью ОЛАФ осуществляет специально учреждённый Надзорный Комитет (ст.4);
  • ОЛАФ возглавляет Генеральный директор, назначаемый Комиссией, с согласия Европейского Парламента и Совета, сроком на 5 лет, с возможностью повторного назначения (ст. 5).

Приведённые данные свидетельствуют о нескольких обстоятельствах, имеющих важное теоретическое и практическое значение.

Во-первых, статус ОЛАФ имеет смешанный характер: с одной стороны организация наделена полномочиями по борьбе с мошенничеством и иными посягательствами на финансовые интересы ЕС, являющегося крупнейшим интеграционным образованием, а с другой стороны – призвана содействовать борьбе с такими преступлениями в суверенных государствах-членах ЕС.

Во-вторых, ОЛАФ наделён процессуальными полномочиями, которые реализуются при проведении внешних и внутренних расследований, в частности при собирании доказательств совершения преступлений, отнесённых к его компетенции.

В-третьих, основы правового регулирования и деятельности ОЛАФ, а также данные об основных направлениях и практике сотрудничества ОЛАФ и компетентных органов России позволяют обратить внимание на то, что в таком сотрудничестве не в полной мере используется потенциал ОЛАФ как международной правоохранительной организации. Это следует учитывать при формировании планов расширения такого сотрудничества, а также при организации международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства по делам о преступлениях экономической направленности. ОЛАФ и его должностные лица в соответствующих случаях могут быть участниками такого сотрудничества по уголовным делам, расследуемым в Российской Федерации.

В-четвертых, опыт создания и функционирования ОЛАФ, вряд ли может быть механически перенесён в иные условия, но отмеченные выше особенности позволяют говорить о допустимости его использования при формировании структур, призванных в будущем обеспечить охрану финансовых интересов интеграционных образований, участником которых является или станет Российская Федерация.

В §2.2 «Сотрудничество государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства в рамках Европейской полицейской организации (Европол)» автор указывает, что в результате постепенного размывания границ и пограничного контроля между государствами-членами ЕС создаётся не только общий внутренний рынок, но и унифицированное географически расширенное криминальное пространство. В связи с этим возникла необходимость создания наднациональной полицейской структуры, способной координировать сотрудничество между государствами-членами и их органами уголовного преследования, в т.ч. и по вопросам уголовного судопроизводства, разрешаемых полицейскими органами государств-членов ЕС. Такой структурой стала Европейская полицейская организация (Европол), фактическое формирование которой проходило в период с 1995 по 1999 гг. в рамках Конвенции Европола. На протяжении 1999–2008 гг. мандат Европола, определённый Конвенцией, постепенно расширялся. При этом пересмотр Конвенции Европола, как и её заключение, осуществлялся с использованием международно-правовых механизмов – подписания соответствующих дополнительных протоколов, требовавших последующей ратификации всеми государствами—членами. С учётом длительности ратификационного процесса изменения в правовом статусе Европола, требовавшие оперативного реагирования, фактически откладывались на долгое время.

В «новом», преобразованном Лиссабонским договором Европейском союзе, для организаций ЕС стало характерным то, что правовые основы их деятельности могут предусматриваться не международными договорами (как это имело место в случае Конвенции Европола), а правовыми актами Союза. Один из таких актов — Решение Совета Европейского союза от 6 апреля 2009 г. об учреждении Европейской полицейской организации (Европол)4. Отменив Конвенцию Европола, данное решение de jure заново определило правовые основы деятельности этой организации ЕС.

Совокупность функций Европола, предусмотренных Договором о функционировании Европейского союза и названным выше Решением, может быть классифицирована в три относительно самостоятельных группы, каждая из которых представляет определённое направление их реализации:

  1. Информационное обеспечение борьбы с преступностью и расследования преступлений.
  2. Координация работы и взаимодействия национальных правоохранительных органов государств-членов ЕС и третьих стран, в т.ч. в сфере уголовного судопроизводства.
  3. Научно-техническое содействие.

Функции Европола определяют содержание и объём его полномочий, а также права и обязанности, возлагаемые на компетентные органы государств-членов ЕС.

Информационное обеспечение сотрудничества правоохранительных органов государств Евросоюза в борьбе с преступностью осуществляется с использованием компьютеризированной информационной системы (Computerized System of Collected Information), опирающейся и на ранее созданную Шенгенскую информационную систему.

Координация работы правоохранительных органов проводится Европолом, главным образом, в форме регулярных контактов офицеров по связи, откомандированных при нём разными государствами-членами, а также путём совещаний руководителей национальных отделов по связям с Европолом. В сфере уголовного судопроизводства Европол вправе: во-первых, обращаться к компетентным органам соответствующих государств-членов с запросами о возбуждении, проведении и координации расследований; во-вторых, содействовать координации, организации и проведению расследований и оперативных мероприятий, проводимых совместно с органами государств-членов или в рамках совместных следственных групп.

Правовую основу таких совместных расследований составляют:

  1. Принятая в мае 2000 г. Советом ЕС Конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам между государствами-членами Европейского союза.
  2. Рамочное решение Совета ЕС 2002/465/ JHA от 13 июня 2002 года о совместных следственных группах.
  3. Решение Совета ЕС 2005/671/ JHA от 20 сентября 2005 г. об обмене информацией и сотрудничестве в отношении террористических преступлений (статья 3).
  4. Решение Совета ЕС 2008/615/JHA от 23 июня 2008 г. о расширении трансграничного сотрудничества в борьбе с терроризмом и трансграничной преступностью (статья 17).

Руководствуясь этими документами, Европол:

  • вправе инициировать создание совместных следственных групп;
  • силами своих представителей может участвовать в них;
  • осуществляет информационную поддержку деятельности совместных следственных групп.

Изложенное позволяет прийти к выводу о том, что Европол и его должностные лица, наряду с реализацией установленных полномочий в сфере информационной поддержки борьбы с преступностью в государствах-членах ЕС, к настоящему времени наделены определенными полномочиями и в процессуальной сфере, как минимум на стадии возбуждении расследований, а также при их проведении в составе совместных следственных групп. Данные обстоятельства предопределяют возможность их участия в международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства, в т.ч. с участием Российской Федерации.

В §2.3 «Сотрудничество государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства в рамках Европейской организации правосудия (Евроюст)» обращено внимание на то, что совершать транснациональные преступления в условиях глобализации и всеобщей интеграции становится не только выгоднее, но и гораздо проще, чем в рамках одного государства. Главная трудность в расследовании таких преступлений заключается, в том, что не всегда удаётся наладить эффективное и оперативное взаимодействие между государствами. Как правило, мешают этому сложность и громоздкость процедур, предусмотренных международными договорами, содержащими взаимные обязательства участников о выдаче, взаимной правовой помощи по уголовным делам и другим направлениям сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства.

Учитывая эти проблемы, в Евросоюзе создана специальная система процессуального взаимодействия, включающая два взаимосвязанных элемента:



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.