авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Подходы к урегулированию проблем транзита энергоносителей по проекту поставок газа из россии в республику корея

-- [ Страница 3 ] --

В качестве договорной основы отношений России с КНДР, особенно в сфере экономического сотрудничества двух стран, можно отметить ряд соглашений. Среди них Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве 2000 г. является международно-правовой основой для реализации в будущем совместных проектов между двумя странами, в том числе в области энергетического сотрудничества. Статья 5 Договора отмечает, что: «Стороны будут оказывать активное содействие развитию торгово-экономических и научно-технических связей, создавая для этого благоприятные правовые, финансовые и экономические условия. В этих целях Стороны будут всемерно способствовать двустороннему сотрудничеству в хозяйственной сфере, и заключать отдельные соглашения, поощряющие инвестиции, в соответствии с национальным законодательством и общепризнанными принципами и нормами международного права».

Особое внимание уделено «Соглашению о поощрении и взаимной защите капиталовложений» 1996 г., которое было ратифицировано в 2006 году. В статье 3 Стороны закрепляют режим наибольшего благоприятствования, который должен быть предоставлен инвесторам. Важное положение содержится в статье 4 Соглашения, где оговорено, что капиталовложения инвесторов не будут национализированы или подвергнуты мерам, равным по последствиям национализации, за исключением случаев, когда такие меры принимаются в общественных интересах в установленном законодательством порядке, не являются дискриминационными и сопровождаются выплатой быстрой, адекватной и эффективной компенсации. Весьма подробно в Соглашении проработаны механизмы урегулирования возможных споров, закрепленные в статьях 6 и 8.

Исходя из анализа этих положений, автор подчеркнул, что рассматриваемое Соглашение содержит необходимые условия для защиты инвестиций, связанных с двусторонним экономическим сотрудничеством между Россией и КНДР, и при их соблюдении реализация проекта по транзиту российского газа через территорию КНДР представляется вполне осуществимой.

Проблема двустороннего сотрудничества Республики Корея и КНДР имеет многосторонные аспекты. Несмотря на сложные взаимоотношения между РК и КНДР, в случае согласования всех необходимых условий по транзитному проекту, маловероятно возникновение каких-либо международно-правовых сложностей с заключением трехстороннего соглашения как межправительственного. Будучи членами ООН, эти государства являются равноправными субъектами международного права, то есть, имеющими равное право на заключение подобных соглашений. Однако нельзя не отметить, что между двумя Кореями существует необычная международно-правовая проблема.

Дело в том, что в нынешней Конституции Республики Корея статья 3 говорит, что территорией Республики Корея является Корейский полуостров и прилегающие к нему острова. Под этой фразой корейская Конституция подразумевает, что КНДР является государством-самозванцем, которое незаконно занимает свою территорию.

Несмотря на напряженную ситуацию, с 1970-х годов были предприняты попытки наладить диалог между Югом и Севером Корейского полуострова, и принят ряд документов для развития отношений, в частности: Совместная Декларация от 4 июля 1972 года, Основное Соглашение между Югом и Севером 1991 года и Совместная Декларация от 15 июня 2000 года.

Хотя все эти документы носят политический, декларативный характер, их принятие сыграло позитивную роль в развитии диалога между сторонами, так как в этих документах стороны признают свое взаимное отношение как «особое и временно сложившееся в процессе объединения одной нации». Исходя из вышеизложенной ситуации, мнение у многих южнокорейских ученых сводится к тому, что в международных отношениях Южная и Северная Корея являются независимыми суверенными государствами, а с внутренней точки зрения стороны находятся в специфических отношениях.

В 1990 г. Республика Корея приняла Закон «Об обмене и сотрудничестве между Югом и Севером». Данный закон определяет Северную Корею как партнера, с которым можно и нужно сотрудничать, а также устанавливает ряд правил по сотрудничеству с ней. После введения данного закона в Республике Корея было принято около 20 исполнительных подзаконных актов, которые подробно регламентируют принципы по экономическому сотрудничеству КНДР.

Следует отметить, что в 2005 году в КНДР также был принят закон «Об экономическом сотрудничестве между Севером и Югом».

После официальной встречи глав Южной и Северной Кореи в 2000 г. Стороны заключили 4 значимых Соглашения. Таковыми являются: «Соглашение о защите инвестиций между Югом и Севером», «Соглашение об избежании двойного налогообложения на доходы между Югом и Севером», «Соглашение о процедуре разрешения коммерческих споров между Югом и Севером» и «Соглашение о ликвидации и расчете между Югом и Севером». Эти документы стали юридическим фундаментом для экономического сотрудничества двух стран, в том числе уже реализованного проекта инвестирования южнокорейских компаний в специальную промышленную зону Кэсон.

Третий параграф «Возможные пути международно-правового решения проблем реализации проекта поставок российского газа в Республику Корея транзитом через КНДР» посвящен предложению по ключевым правовым вопросам для обеспечению непрерывного транзита.

На данном этапе многие вопросы, непосредственно связанные с проектом, не урегулированы на международно-правовом уровне, что требует принятия дополнительного межправительственного соглашения по исследуемому проекту.

Что касается участия в процессе КНДР, то здесь возможны два варианта: либо КНДР является исключительно транзитным государством, со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями, либо она рассматривается в перспективе как потребитель российского газа.

По вопросам транзита российского природного газа Россия, Республика Корея и КНДР могут заключить трехстороннее рамочное соглашение, в котором будут учтены и согласованы отношения Сторон по всем ключевым вопросам функционирования транзитного газопровода, включая плату за транзит, вопросы обеспечения надежности и бесперебойности поставок, эффективную и исчерпывающую процедуру урегулирования возможных споров, а также создание совместного предприятия, если Стороны захотят этого.

Вместе с тем, необъходимо дополнительно заключить двусторонние соглашения в формате Россия – Республика Корея (по поводу поставки) и Россия – КНДР (по поводу транзита), в которых более детально будут отражены вопросы взаимодействия по конкретным аспектам. Таким образом, предполагается осуществлять международно-правовое обеспечение Проекта в сочетании двух форматов – трехстороннего и двустороннего. В данном процессе Россия может сыграть роль сближающего фактора, и в некотором роде посредника в отношениях между двумя Кореями по поводу реализации Проекта по транзиту.

Представляется, что при осуществлении рассматриваемого транзитного проекта среди них наиболее актуальными элементами могут быть следующие:

– обязательства сторон соглашения обеспечивать выполнение обязательств по транзиту своими субъектами;

– неприемлемость непредусмотренного транзитными договорами прерывания или сокращения транзита, а также вмешательства в транзитные потоки;

– систему органов (комиссий, формируемых на основе представительства сторон и авторитетных международных организаций), уполномоченных урегулировать чрезвычайные ситуации и действующих на принципах равноправного участия сторон;

– обязательность реагирования сторон на запросы партнеров и обязательства по обеспечению доступа экспертов сторон и органов по урегулированию конфликтов к транзитной инфраструктуре;

– предпочтительность дипломатических каналов урегулирования конфликтов перед судебным процессом с возможностью разрешения споров в соответствии с арбитражным регламентом Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ).

По поводу системы органов, уполномоченных урегулировать чрезвычайные ситуации, а также по вопросу обязательности реагирования сторон на запросы партнеров и обязательства по обеспечению доступа экспертов сторон и органов по урегулированию конфликтов к транзитной инфраструктуре, в первую очередь, можно ориентироваться на «Меморандум о механизме раннего предупреждения в сфере энергетики в рамках энергодиалога Россия – ЕС» (16 ноября 2009 года).

Диссертант утверждает, что в принципе, возможно, создать механизм, сочетающий в себе все позитивные элементы и комиссии по соглашению «Баку-Тбилиси-Джейхан» и групп экспертов по «Меморандуму» России и ЕС. В этой связи в диссертации предложено создать в рамках совместной комиссии постоянную рабочую группу экспертов, с аналогичными функциями как у группы экспертов механизма раннего предупреждения, а также создать специальную группу мониторинга, которая будет заниматься изучением и фиксацией обстановок в случае возникновения чрезвычайной ситуации для подготовки объективного отчета. Отчет независимых и авторитетных экспертов о зафиксированных обстоятельствах и фактах сможет служить ускорению разбирательства и принятию наиболее справедливого арбитражного решения. Такой отчет группы экспертов мониторинга также может быть представлен совместной комиссии для более предметного обсуждения по ситуации, что позволит сторонам не довести дела до арбитража.

За основу механизма урегулирования споров желательно взять процедуру, установленную в межправительственном Соглашении о поощрении и взаимной защите капиталовложений между Россией и КНДР 1996 года. Представленная там схема разрешения споров достаточно подробно регламентирует действия сторон в случае, если переговоры и консультации не привели к результату.

Касательно прочих способов для минимизации транзитного риска для обеспечения надежного и бесперебойного транзита, который должен быть огражден от влияния политических разногласий между сторонами, необходим такой механизм, который заставит транзитное государство добросовестно исполнять свои обязательства вне зависимости от отношений с государствами-партнерами. Если КНДР будет не только осуществлять транзит, но и потреблять российский газ, создать такой механизм будет гораздо проще.

Значит, в соглашении можно предусмотреть такое положение об автоматическом приостановлении подачи газа из страны-поставщика в страну-транзитёра в случае прерывания или сокращения транзита в страну–конечного покупателя со стороны транзитного государства. Необходимо отметить, что это осуществимо в случае, если КНДР будет не только транзитером, но и потребителем российского газа.

В таком случае необходимо разработать такой механизм, чтобы конфликт между Россией и КНДР не повлиял на поставки российского газа в Республику Корея. Подобная ситуация ущемляет интересы не только страны-потребителя, но и страны-поставщика из-за невыполнения своих договорных обязательств. В этой связи автор предлагает включить в соглашение условие, согласно которому в случае прерывания транзита газа не по причине договорных отношений между Россией с Республикой Корея, Россия поставляет СПГ (сжиженный природный газ) с Сахалина в качестве временной замены. Хотя это - не совсем юридический способ, тем не менее, он будет эффективным и осуществимым при нынешних условиях, так как на данный момент российский СПГ поставляется в Республику Корея. Такая возможность также позволит ограничить амбиции страны-транзитера в плане использования транзита как рычага давления в экономической или политической области. Данное условие может быть упомянуто и в двустороннем, и трехстороннем соглашении.

Вопрос правового обеспечения защиты инвестиций может урегулироваться на тех принципах, отраженных в «Соглашении о поощрении и взаимной защите капиталовложений» России и КНДР 1996 г. При этом автор отмечает, что данное положение в плане жесткости формулировок по защите инвестиций уступает подобному положению в Соглашении между Россией и Белорусией, в котором категорически исключается возможность национализации, конфискации и ликвидации имущества Газпрома на территории Белоруси в любой форме. Ели стороны смогут достигнуть к договоренности о таком принципе, желательно оставаться на Российско-белорусском варианте.

За основу структуры соглашения для рассматриваемого проекта можно взять типовое межправительственное соглашение, разработанное Секретариатом Энергетической Хартии, так как его договорная структура исчерпывающая. Оно содержит широкий спектр вопросов между государствами участниками проекта по трансграничным трубопроводам.

Так как типовое межправительственное соглашение преследует цель оказания содействия в проведении переговоров по конкретным проектам, устанавливая нейтральные и необязательные исходные точки для переговорного процесса, полагается, что данное типовое соглашение также сможет послужить исходной точкой для переговоров по Российско-Корейскому газопроводному проекту.

В целом многие положения данного типового соглашения такие как, статья 3 «Об отсутствии противоречий с настоящим договором», статья 6 «Права на землю» и статья 13 «Налоги» возлагают повышенную ответственность государства за широкий круг вопросов. В этой связи автор утверждает, что это является необходимым условием для проекта, так как без подобных гарантий вряд ли сможет осуществляться такой капиталоёмкий долгосрочный проект.

Исходя из специфического характера рассматриваемого проекта, автор предлагает включить в Соглашение по нашему проекту положение статьи 15 типового соглашения «Неподверженности любым пограничным или территориальным спорам». Между Республикой Корея и КНДР сухопутные границы были установлены по «Соглашению по приостановлению войны» 1953 года. Однако до сих пор локальные военные конфликты на территориальном море не редко возникают и моментально влияют на экономическое сотрудничество между Республикой Корея и КНДР.

Принимая во внимание, что проект трансграничных трубопроводов, особенно, когда он основан на строительстве новой инфраструктуры, рассчитывается минимум на 50 лет, также принимая во внимание весьма динамичную политическую ситуацию на Корейском полуострове, необходимо включить данное положение статьи 16 «Правопреемства государств» в межправительственное Соглашение по нашему проекту.

Также важным положением, которое необходимо учесть в будущем соглашении по рассматриваемому проекту является вопрос «ответственности» Государства. Сравнивая положение статьи 18 Типового соглашения с положениями различных межправительственных соглашений, автор рассматривает положение в Соглашении по Китайско-Туркменскому газопроводу в качестве самой удачной формулировки: «стороны могут назначать соответствующие институты, органы, или компании и поручать им выполнять за них свои обязательства по настоящему Соглашению. Однако это не освобождает Сторону от выполнения обязательства, установленного по Соглашению». Данный подход позволит не нагружать межправительственные отношения обязательствами хозяйствующих субъектов, и одновременно предоставляет инвесторам (или хозяйствующим субъектам) необходимую гарантию со стороны правительства.

Кроме этого, в Типовом межправительственном соглашении встречаются и другие полезные положения. Однако каждое из них требует нашего творческого подхода к оптимальному решению вопросов.

В заключении изложены необходимые меры правового характера, которые нужно предпринять для успешной реализации поставок российского газа в Республику Корея транзитом через КНДР:

1) заключить межправительственное трехстороннее зонтичное соглашение в формате Россия – КНДР – Республика Корея;

2) заключить межправительственные двусторонние соглашения в форматах Россия – Республика Корея (по поводу поставки) и Россия – КНДР (по поводу транзита);

3) создать на трехсторонней основе совместное предприятие для строительства и эксплуатации трубопровода;

4) создать меры раннего предупреждения кризисных ситуаций, например совместную комиссию, в которую бы входили представители России, Республики Корея и КНДР.

5) создать комплексные меры для эффективного урегулирования споров, в том числе специальную группу экспертов, которая представит объективный отчет об обстановках.

Основные положения диссертации были отражены в статьях автора:

  1. Ли Юджин. Правовые основы по урегулированию споров и меры раннего предупреждения кризисных ситуаций // Государство и право No.6 Июнь 2011– 0,8 п.л. (научный журнал входит в перечень ВАК);
  2. Ли Юджин. Недостатки и пути модернизации действующих международно-правовых основ в сфере транзита энергоносителей // Нефть.Газ и Бизнес, Дек.2010 – 0,7 п.л. (научный журнал входит в перечень ВАК);
  3. Ли Юджин. Международно-правовые подходы к решению проблем реализации проекта поставок газа из России в Республику Корея // НефтьГазПраво. Янв. 2011 – 0,8 п.л.


Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.