авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Подходы к урегулированию проблем транзита энергоносителей по проекту поставок газа из россии в республику корея

-- [ Страница 2 ] --

По распространенному мнению экспертов в области энергетики России и ЕС, Договор к Энергетической Хартии не является совершенным документом с юридической точки зрения, так как содержит ряд «неясностей», которые могут потенциально оказывать неблагоприятное влияние на энергетический сектор. Также в ДЭХ отсутствуют механизмы обеспечения исполнения странами-членами принятых на себя обязательств, быстрого и эффективного многостороннего предупреждения и разрешения чрезвычайных ситуаций в энергетике, быстрых и эффективных санкций за нарушение положений ДЭХ.

Представляется, что отсутствие в ДЭХ положений, регулирующих порядок преодоления кризисных ситуаций, прежде всего в области транзита энергоносителей, является его главным правовым пробелом.

При этом усовершенствование и адаптация к новым условиям ДЭХ должны осуществляться с учетом принципов, изложенных в «Концептуальном подходе к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики», предложенном Россией.

«Концептуальный подход» содержит принципы, на которых в дальнейшем будет строиться энергетическая дипломатия России, в том числе ее отношения с иностранными партнерами в сфере транзита энергоносителей. Документ содержит приложение 1 «Элементы соглашения о транзите», согласно которому интегральной частью новой системы документов должно стать новое соглашение о гарантиях транзита энергетических материалов и продуктов, включающее в качестве неотъемлемой части договор, устанавливающий процедуру преодоления чрезвычайных ситуаций в данной сфере.

Закрепление указанных положений в соглашениях о транзите должно свести к минимуму возможность различного рода злоупотреблений, недобросовестной конкуренции, а также прерывание или изменение условий транзита в одностороннем порядке по политическим или экономическим причинам.

Глава 2 «Международно-правовое обеспечение реализации проектов в процессе многостороннего и двустороннего сотрудничества государств в рамках конкретных проектов по транзиту энергоносителей» состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Правовая характеристика многостороннего сотрудничества в области транзита энергоносителей» изучаются межправительственные соглашения по многосторонним проектам по транзиту энергоносителей для того, чтобы установить наиболее эффективные положения рассматриваемых соглашений, которые могут быть использованы в проекте с участием России и Республики Корея. С этой целью автор провел анализ особенностей юридических документов по реализации проектов нефтепровода Бургас – Александруполис, нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД), и газопровода Туркменистан - Узбекистан - Казахстан – Китай.

В первых двух проектах заключено «зонтичное соглашение» (Umbrella Treaty), из которого вытекают соответствующие юридические документы слудующего этапа для реализации проекта, а в последнем – нет. Вместо него Китайской стороной были заключены отдельные двусторонние соглашения со всеми странами транзита (Узбекистан, Казахстан). В отличие от предыдущих двух примеров, Туркмено-китайский газовый проект продемонстрировал нам свой подход к многостороннему сотрудничеству по трансграничным трубопроводам, путем заключения множества двусторонних соглашений. Такой подход может оказаться более эффективным в том случае, когда страны участники проекта вместе не могут найти общего языка по различным причинам.

По упомянутым трём проектам изучены следующие межправительственные соглашения:

- «Соглашение между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Болгарии и Правительством Греческой Республики о сотрудничестве при сооружении и эксплуатации нефтепровода Бургас – Александруполис» 2007 г.;

- «Межправительственное Соглашение между Азербайджаном, Грузией и Турцией» 1999 г.;

- «Генеральное Межправительственное Соглашение об осуществлении проекта по Туркменистано-Китайскому газопроводу и продаже природного газа из Туркменистана в Китайскую Народную Республику» 2006 г.; и

- «Соглашение между Правительством Республики Казахстана и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в строительстве и эксплуатации газопровода Казахстан – Китай».

Несмотря на то, что существует множество вопросов, связанных с транзитом энергоносителей, регулируемых этими соглашениями, анализ правового аспекта этих проектов в данной диссертации охватывает лишь самые важные для обеспечения стабильного транзита вопросы, такие как:

- правовая структура проекта, то есть назначение правительствами уполномоченных организаций в качестве исполнителей проекта;

- вопрос ответственности правительств по обязательствам своих уполномоченных организаций;

- механизм разрешения споров, исходя из выше сказанной правовой структуры;

- совместная комиссия (или мониторинговая комиссия) как механизм досудебного разрешения конфликтной ситуации, и её адекватная роль и полномочия;

- совместное предприятие (международная проектная компания) как правовой инструмент для реализации договоренностей государств-участников проекта.

Кроме этого, автор обратил внимание на одну интересную правовую особенность межправительственных соглашений по проектам трансграничных трубопроводов. Межправительственные соглашения устанавливают две категории субъектов – «стороны» и «участники» проекта. Под первыми понимаются государства в лице своих правительств и уполномоченных органов, под вторыми – национальные хозяйствующие субъекты, занимающиеся непосредственной реализацией проекта. Стороны являются субъектами международного права, участники – нет. Именно стороны наделяют участников соответствующими полномочиями и определяют степень их самостоятельности на стадии реализации проекта. Однако следует отметить, что в предложенных примерах, стороны не несут ответственности по обязательствам участников, но принимают все допустимые меры с целью того, чтобы последние выполняли свои обязательства по проекту.

Во втором параграфе «Правовая характеристика двустороннего сотрудничества государств в области транзита энергоносителей» изучаются различные двусторонние межправительственные соглашения.

Все двусторонние соглашения по транзиту энергоносителей автор условно разделил на две группы:

- соглашения, заключаемые государствами с целью реализации конкретных проектов по транзиту энергоносителей, то есть создания и совместной эксплуатации новых энергетических инфраструктурных объектов;

- соглашения, заключаемые с целью предоставления государствами друг другу уже функционирующих инфраструктур для транзита энергоносителей на условиях взаимности.

Примерами первого вида соглашений являются Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь «О поставке российского природного газа в Республику Беларусь и создании системы транзитных газопроводов на территории Республики Беларусь» 1994 года и Соглашение между Казахстаном и Китаем «О сотрудничестве в строительстве и эксплуатации газопровода Казахстан – Китай» 2007 года. Для реализации таких проектов, как правило, создается совместное предприятие с участием национальных хозяйствующих субъектов, в собственности которого находится соответствующий трубопровод.

Второй вид соглашений представлен значительным количеством договоров как между государствами СНГ.

Среди таких договоров можно отметить следующие соглашения:

- соглашения «О гарантиях транзита российского естественного газа через территорию Украины» 2000 г., «О дополнительных мерах по обеспечению транзита российского естественного газа территорией Украины» от 4 октября 2001 г.;

- Договор между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о транзите азербайджанской нефти через территорию Российской Федерации 1996 г.;

- Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о сотрудничестве и развитии топливно-энергетических комплексов 1993 г. (статья 10);

- Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Туркменистана о сотрудничестве в нефтяной и газовой отраслях1995 г. (статья 5) и др.

Часть таких соглашений посвящена непосредственно транзиту энергоносителей, однако некоторые из них регулируют общие вопросы межгосударственного энергетического сотрудничества, в том числе и вопросы транзита в отдельных статьях.

Автор обратил внимание на то, что только межправительственные соглашения являются источником международного права, а основанные на них контрактные отношения между национальными компаниями, участвующими в проектах по транзиту, относятся уже к области международного частного права, то есть имеют гражданско-правовую сущность. Поэтому для избежания путаницы необходимо чётко устанавливать юридическую взаимосвязь между межправительственным соглашением и контрактами хозяйствующих субъектов.

В процессе рассмотрения различных межправительственных соглашений по трансграничным трубопроводам, установлены следующие особенности:

во-первых, при реализации проектов, сопровождающих создание новых инфраструктур, часто наблюдается трехуровневая система заключения юридических документов.

На первом уровне присутствует межправительственное соглашение, устанавливающее общие принципы сотрудничества. Второй уровень - это соглашение о транзите и/или инвестиционное соглашение, заключаемые между правительствами государств – с одной стороны, и соответствующей международной компанией – с другой (совместное предприятие или консорциум), создаваемой договаривающимися государствами (иногда вообще без участия государств) для реализации конкретного проекта. Третий уровень – это правоотношения между хозяйствующими субъектами договаривающихся сторон, возникающие в связи с реализацией соответствующего межправительственного соглашения, то есть в связи с созданием и деятельностью международной компании и/или куплей-продажей энергоносителей;

во-вторых, в качестве способов урегулирования споров в большинстве перечисленных соглашений предлагались «переговоры» и «консультации». Однако положения Соглашения по нефтепроводам «Баку-Тбилиси-Джейхан» и Соглашения между Россией и Азербайджаном по транзиту отсылают к механизму ДЭХ;

в-третьих, анализируя содержание соглашений, в целом можно отметить, что вопросы, регулирующие транзит энергоносителей, касаются разных сфер, в том числе создания совместного предприятия, строительства, эксплуатации, определения транзитного тарифа, совместной комиссии как механизма контроля риска, механизма разрешения споров и других. По свойствам проектов и взаимоотношениям сторон в каждом соглашении встречались весьма специфические и своеобразные положения. Сфера регулируемых вопросов различалась по каждому межправительственному соглашению, а конкретность урегулирования также была разного уровня. Поэтому общих подходов в межправительственных соглашениях нет. Однако наиболее удачные формулировки положений по отдельным вопросам помогут нам создать более надежный юридический механизм для Российско-корейского газопроводного проекта.

Третий параграф «Правовые основы урегулирования споров и меры раннего предупреждения кризисных ситуаций» посвящен поискам эффективных способов урегулирования споров по транзиту энергоносителей.

Правовая процедура урегулирования споров является одним из важнейших элементов правоотношений в сфере транзита энергоносителей. От эффективности ее механизмов напрямую зависит надежность и бесперебойность функционирования транзитных маршрутов.

Большинство межправительственных соглашений по транзиту энергоносителей в части урегулирования споров содержит нормы, предусматривающие использовать переговоры и консультации, зачастую ограничиваясь лишь этим. Однако некоторые соглашения содержат условия, по которым в случае неэффективности упомянутых средств урегулирования стороны могут использовать другие процедуры, предусмотренные международным правом.

Изучив различные межправительственные соглашения по транзиту энергоносителей в части урегулирования споров и «Меморандум о механизме раннего предупреждения в сфере энергетики в рамках Энергодиалога Россия-ЕС» 2009 г. автором предложено, что следует более скрупулезно и детально подходить к данному вопросу именно на уровне межправительственных соглашений. Особенно важными представляются поиски различных эффективных способов разрешения споров по транзиту энергоносителей в досудебном порядке. Это вызвано тем, что разрешение споров в суде предусматривает более длительную по времени процедуру.

Проблема заключается в том, что вопрос транзита энергоносителей является весьма специфическим и нуждается в самом быстром решении, так как в противном случае причиняемый ущерб каждой из сторон, даже за короткий срок, может быть очень серьезным. Поэтому важно сделать так, чтобы большинство вопросов по конфликту не проходило процедуру разрешения споров, а решалось оперативно и в более упрошённом порядке.

При этом автор показал, что в принципе возможно создавать механизм, сочетающий в себе все позитивные элементы: и комиссии по соглашению по трубопроводам «Баку-Тбилиси-Джейхан», и группы экспертов по «Меморандуму» России и ЕС.

Например, в рамках совместной комиссии создать постоянную рабочую группу экспертов с аналогичными функциями, как у группы экспертов механизма раннего предупреждения в «Меморандуме» России и ЕС. Вместе с этим можно создать специальную группу мониторинга, которая будет заниматься изучением и фиксацией обстановки в случае возникновения чрезвычайной ситуации для подготовки объективного отчета.

Поскольку в любом разбирательстве самый сложный момент всегда заключается в выяснении истинной природы вещей, тем более, если речь идет о газовом конфликте, достаточно трудно, спустя некоторое время, доказывать имевшие место факты. Поэтому отчет независимых и авторитетных экспертов о зафиксированных обстоятельствах и фактах сможет служить ускорению разбирательства и принятию наиболее справедливого арбитражного решения. Такой отчет группы экспертов мониторинга также сможет представляться совместной комиссии для более предметного обсуждения ситуации, что позволит не доводить дело до арбитража.

Подводя итоги, автор подчеркивает, что для создания наиболее эффективного механизма урегулирования споров в межправительственных соглашениях по транзиту энергоносителей необходим комплексный подход, сочетающий в себе практически все средства, рекомендуемые в ст. 33 Устава ООН, такие как переговоры, обследование (специальная группа мониторинга), посредничество (мировые посредники), примирение (совместная комиссия) и арбитраж. Однако с учетом специфики объекта сотрудничества преоритетное значение приобретают иные меры, такие как меры раннего предупреждения чрезвычайных ситуаций и согласованный план совместных действий для быстрого реагирования в случае их возникновения.

Глава 3 «Международно-правовые подходы к решению проблем реализации проекта поставок газа из России в Республику Корея транзитом через КНДР» состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Правовые основы двустороннего сотрудничества Российской Федерации и Республики Корея в сфере энергетики как материальные предпосылки реализации проекта» изучаются соответствующие документы по проекту и их основное содержание.

3  сентября 2007 года приказом Министерства промышленности и энергетики РФ утверждена «Программа создания в Восточной Сибири и  на  Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона (Восточная газовая программа)». Сотрудничество с Республикой Корея и другими странами АТР представляется одним из важнейших элементов эффективной реализации данной Программы.

17 октября 2006 года в г. Сеуле (Республика Корея) было подписано соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Корея «О сотрудничестве в области газовой промышленности», в соответствии с которым ОАО «Газпром» и Корейская Национальная Газовая Корпорация «Kogas» были назначены уполномоченными организациями по вопросам организации поставок природного газа из России в Республику Корея. При этом следует отметить, что данный договор является своего рода продолжением заключенного ранее Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Корея о сотрудничестве в отраслях топливно-энергетического комплекса от 10 октября 2000 года.

29 сентября 2008 года «Газпром» и «Kogas» подписали Меморандум о взаимопонимании по поставкам природного газа из России в Республику Корея, а 23 июня 2009 года между ними было подписано Соглашение по исследованию проекта поставок российского газа в Республику Корея от конечной точки газопровода «Сахалин – Хабаровск – Владивосток». Данные документы были приняты на уровне хозяйствующих субъектов двух стран в развитие межправительственного соглашения «О сотрудничестве в области газовой промышленности» 2006 года. В статье 1 данного Соглашения установлены области, в которых будет осуществляться сотрудничество. Каждая из установленных областей сотрудничества так или иначе связана с реализацией интересующего нас проекта поставок газа, однако непосредственное отношение к данному вопросу имеют пункты 1), 3) и 10):

1) поставки трубопроводного природного газа из Российской Федерации в Республику Корея;

3) строительство, модернизация и техническая эксплуатация газопроводов, хранилищ газа и других объектов инфраструктуры газовой промышленности;

10) поставка природного газа конечным потребителям в Республику Корея и в третьи страны.

Второй параграф «Правовой анализ существующих предпосылок и нерешенных вопросов по двустороннему и трехстороннему сотрудничеству для реализации проекта» посвящён поискам возможности для транзита российского газа через территорию КНДР с точки зрения национального законодательства и международных договоров КНДР.

В 1998 году КНДР приняла дополнение к своей Конституции о том, что государство поощряет совместное и кооперативное предпринимательство учреждений, предприятий, организаций КНДР и юридических или частных лиц зарубежных стран (статья 37). После этого КНДР принимала определенные попытки для привлечения иностранных инвестиций, включая принятие и изменение необходимых законодательных актов. Однако до сих пор существуют множество неясностей и некоторая абстрактность (отсутствие конкретики) в предпринимательском праве в целом для того, чтобы возможно было осуществлять совместные проекты с иностранными партнерами. Поэтому при подготовке межправительственного соглашения по осуществлению рассматриваемого проекта будет необходимо предусмотреть обязательство КНДР по принятию специального закона относительно данного проекта, подобного уже принятым специальным законам «Об экономической торговой зоне Наджин-Сонвон» и «О промышленной зоне Кэсон».



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.