авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Правовое регулирование конкурентных отношений на товарных рынках стран европейского союза и российской федерации (сравнительно-правовой анализ)

-- [ Страница 3 ] --

В этом параграфе диссертантом также рассмотрен такой важный вопрос для антимонопольного законодательства ЕС как основания и правила предоставления изъятий в соответствии со ст.81(3). По мнению автора, имеющийся в ЕС значительный позитивный опыт предоставления изъятий может являться существенной базой (как в правовом, так и в экономическом смысле) для совершенствования антимонопольного регулирования в РФ. Предоставляемые групповые изъятия позволяют исключить из-под действия ст.81(1) ряд соглашений, которые по формальным юридическим признакам подпадают под ее действие, но по своим экономическим свойствам являются, с одной стороны полезными и эффективными для развития рыночных связей между государствами-членами ЕС, а с другой – не ограничивают конкурентные отношения в значительной степени. Автором отмечено, что некоторые исследователи приходят к выводу о сходности подобных изъятий с правилом «положительного эффекта», существующим в антимонопольном законодательстве США. Диссертант приходит к выводу, что нет оснований проводить прямые параллели, хотя конечный результат применения нормы Договора ЕС и правила «положительного эффекта» оказывается одинаковым.

Второй параграф «Судебная и правоприменительной практика толкования понятий содержащихся в статье 82 Договора об образовании Европейского Союза, устанавливающей общий запрет злоупотребления одним или несколькими предприятиями своим доминирующим положением». Один лишь факт наличия доминирующего положения на рынке не является нарушением ст.82 Договора об образовании ЕС, что подтверждено решением Суда ЕС по делу Europemballage Corp. and Continental Can Co. Inc. v. Commission. Для установления факта нарушения ст.82 Суд ЕС был вынужден дать толкование следующих понятий: «доминирующее положение», «злоупотребление доминирующим положением» и «релевантный рынок». В этом параграфе анализируется складывающая судебная и правоприменительная практика ЕС в области толкования данных понятий, рассмотрены принципиальные судебные решения. Проведя комплексный анализ толкования указанных понятий, судебной и правоприменительной практики автор исследования приходит к следующим выводам:

1) доминирующее положение является абстрактным понятием, которое в коммерческом значении означает наличие значительной рыночной власти на товарном рынке в пределах релевантного географического рынка. Важным квалификационным фактором доминирующего положения является период времени, в течение которого существовало или существует доминирующее положение. Основываясь на судебной практике ЕС, автор отмечает, что Суд ЕС, выявляя доминирующее положение субъекта экономической деятельности, обращает внимание на три ключевых фактора: а) соответствующий рынок, который должен быть, как географическим, так и товарным; б) наличие экономической власти (доли занимаемого рынка) на соответствующем рынке; в) злоупотребление своим доминирующим положением. При оценке доминирующего положения Судом ЕС и антимонопольными органами принимаются во внимание и иные факторы, и индикаторы, например, такие как: количество и мощь конкурентов на определяемом рынке; возможность замены конкурентами продукции производимой предприятием, занимающим доминирующее положение и ряд иных факторов.

2) доля занимаемого рынка, при которой предприятие(я) будет считаться занимающим большую долю рынка, должна составлять 50% соответствующего рынка. Законодательные акты ЕС не содержат прямого указания на наличие данного уровня занимаемого рынка, эта цифра впервые была указана в решении Суда ЕС в деле AKZO v. Commission. Отмечено, что указанный процент не является строго обязательным. Предприятие, обладающее долей менее 50% на соответствующем рынке, также может быть признано доминирующим при определенных обстоятельствах.

3) наличие значительной доли занимаемого рынка является не единственным критерием, который позволяет установить доминирующее положение предприятия. Судебная практика ЕС выработала и иные критерии, и показатели, позволяющие это сделать. Они получили название «барьеры входа».

4) в отличие от понятия «доминирующее положение» в праве конкуренции ЕС нет однозначного определения или толкования того, что составляет злоупотребление доминирующим положением. Значение этого понятия не содержится и в ст.82. В ней лишь содержатся примеры типов возможных злоупотреблений со стороны субъектов экономической деятельности п.п. a-d. Как и в случае со ст.81 данные примеры злоупотребления доминирующим положением не являются исчерпывающими и постоянно дополняются как Европейской Комиссией, так и Судом ЕС.

5) в результате проведенного исследования автором установлено, что европейская юридическая теория сформулировала две основные формы злоупотребления доминирующим положением: эксплуататорскую и исключающую.

6) в деле Hoffmann-La Roche & Co AG v. Commission Суд ЕС дал одно из наиболее часто используемых определений термина «злоупотребление доминирующим положением»: «это объективная концепция, связанная с поведением предприятия, занимающего доминирующее положение, позволяющее ему оказывать воздействие на структуру рынка и как следствие присутствия на рынке такого предприятия, уровень конкурентных отношений стал слабее и это предприятие, посредством обращения к методам, отличающимся от методов, которые создают условия для нормальных конкурентных отношений на основе коммерческих сделок предприятий в сфере производства товаров или оказания услуг, оказывает негативное воздействие по поддержанию или росту конкурентных отношений, все еще существующих на этом рынке».

Третий параграф «Проблемы частно-правового способа защиты конкурентных отношений в праве Европейского Союза». Особенностью правового регулирования конкурентных отношений в ЕС является доминирование публично-правовых норм в регулировании конкуренции. В настоящее время в ЕС возникла необходимость переосмысления роли частно-правового подхода к регулированию, развитию и защите конкурентных отношений. Автор приходит к выводу, что для реализации частно-правовых способов защиты конкурентных отношений недостаточно наличия одних лишь антимонопольных законов. Необходимо создание и развитие целой системы частно-правовых механизмов защиты и восстановления прав, нарушенных вследствие нарушения антимонопольного законодательства. Вопросы, связанные с частно-правовой защитой конкурентных отношений в ЕС, диссертантом подразделены на две взаимозависимые группы и в результате проведенного исследования сделаны следующие выводы:

а) компенсация причиненных убытков стороне, непосредственно принимавшей участие в нарушении антимонопольного законодательства:

  1. Диссертант указывает на то, что постановка данной проблемы является неоднозначной. Вправе ли сторона, добровольно участвовавшая в соглашении, признанном автоматически недействительным (ничтожным) требовать компенсации понесенных ею убытков? В этой связи возникает значительное количество гипотетических ситуаций. Тем не менее, судебная практика ЕС и США выработала определенные правовые позиции по этим категориям дел. Суд ЕС признает особый статус соглашений, которые ограничивают конкуренцию, специально указывая на то, что простое участие в антиконкурентном соглашении не означает автоматического лишения права экономически слабой стороны на защиту и восстановление своих прав. Такой правовой подход должен иметь приоритет перед нормами национального права государств-членов ЕС.
  2. Допуская защиту прав стороны, участвующей в антимонопольном соглашении, Суд ЕС и антимонопольные органы ЕС объясняют свою позицию необходимостью поддержания целостности общего рынка ЕС.
    При этом понимается, что национальное законодательство стран-членов ЕС в этой части должно последовать за общеевропейским.
  3. Суд ЕС и антимонопольные органы ЕС достаточно гибко подходят к соглашениям, нарушающим ст.81 Договора об образовании ЕС. Соответственно, каждое подобное соглашение и ситуация потребуют индивидуального рассмотрения. Практика Суда ЕС подтверждает, что, признавая отдельные соглашения как нарушающие конкурентные отношения, Суд, тем не менее, не лишает экономически более слабую сторону права на истребование компенсации убытков, причиненных ей в результате заключения такого соглашения. Главным образом указанный подход применяется Судом ЕС к соглашениям вертикального типа, заключаемым между головным предприятием и его дистрибьюторской или иной сетью.
  4. запрет определенных типов соглашений, установленных ст.81(2), не означает, что стороны, заключившие такое соглашение, автоматически лишены прав на защиту своих нарушенных прав и интересов, если соглашение оказалось признанным недействительным.
  5. В ЕС появилась тенденция применения частно-правовых способов защиты субъектов конкурентной деятельности наряду применяемыми с публично-правовыми способами защиты конкуренции. Частноправовой способ защиты и восстановления нарушенных прав признан не менее эффективным, чем публично-правовой.

б) компенсация причиненных убытков стороне, пострадавшей вследствие неправомерных действий третьих лиц:

  1. правовая доктрина ЕС признает равенство прав юридических и физических лиц на получение компенсации вследствие нарушения ст.ст.81 и 82. В настоящее время идет процесс пересмотра правовых концепций и подходов относительно получения предприятиями и физическими лицами компенсации причиненных убытков вследствие нарушения антимонопольного законодательства на основании ст.ст.81 и 82;
  2. национальное антимонопольное законодательство государств-членов ЕС и общеевропейское антимонопольное законодательство по-разному подходят к решению вопроса относительно размера компенсации причиненных убытков: Суд ЕС допускает возможность компенсации причиненных убытков, упущенной выгоды и процентов. Национальное законодательство стран ЕС содержит лишь положения о компенсации причиненных убытков, а компенсация упущенной выгоды и процентов считает неосновательным обогащением. Исходя из верховенства права ЕС над национальным законодательством, автор исследования приходит к выводу, что подход, используемый Судом ЕС, найдет отражение и в национальном праве стран-членов ЕС.
  3. в праве ЕС отсутствует правило, устанавливающее течение сроков исковой давности по делам, нарушающим конкурентные отношения. Установление начала течения сроков исковой давности осуществляется в соответствии с национальным законодательством стран-членов ЕС. Автору данный подход представляется спорным, т.к. конкурентные отношения в настоящее время носят транснациональный характер, где зачастую возникает проблема с определением национальной правовой системы, которая должна быть применена. Помимо этого, национальное антимонопольное законодательство стран-членов ЕС не содержит четких норм, устанавливающих течение срока исковой давности для дел данной категории. Европейская Комиссия предлагает установить единые сроки исчисления исковой давности для соглашений и действий, нарушающих конкурентные отношения - два года с момента окончания нарушения конкуренции. Для того чтобы право было восстановлено, стороне, предъявляющей иск о восстановлении нарушенного права, не обязательно доказывать вину нарушителя антимонопольного законодательства. Достаточно доказать свой экономический и правовой интерес, а также причинно-следственную связь между действиями нарушителя и убытками, причиненными такими действиями.

Глава третья «Проблемы правового регулирования конкурентных отношений в Российской Федерации».

Первый параграф «Правовое значение понятий «товар» и «товарный рынок» в законодательстве о конкуренции Российской Федерации». Автор обращает внимание на то, что для законодательства о конкуренции существенным является правильное толкование понятий «товар» и «товарный рынок», а также, что немаловажно, понимание того, как ограниченное толкование этих понятий может оказать негативное воздействие на применение конкурентного законодательства в целом.

В диссертации исследуется вопрос о том, чем именно вызвана сложность толкования понятия «товар» в законодательстве о конкуренции, и почему это понятие имеет такое специфическое значение, не всегда соответствующее смыслу и содержанию, которое вкладывается в него в торговом или гражданском праве. Для ответа на этот вопрос диссертант рассматривает мнение Б.И.Пугинского: «многое из того, что выступает товаром в гражданско-правовом значении, не входит в круг объектов торгового права, не относится к коммерческой деятельности. Прежде всего, объектами торгового права выступают лишь материальные предметы, т.е. вещи. Сюда не включаются бестелесные объекты (так называемая интеллектуальная собственность), под которыми понимаются авторские права, изобретения, «ноу-хау» и др. Торговые отношения не включаются сделки по снабжению теплом, электроэнергией, водоснабжению. Формально порядок реализации этих ресурсов подчинен общим требованиям купли-продажи. Однако особенности содержания и порядка исполнения договоров с такими объектами столь значительны, что их невозможно относить к актам торгового оборота в традиционном его значении». Автор не совсем соглашается с мнением Б.И.Пугинского и обращает внимание на то, что вышеперечисленные объекты торгового оборота все-таки подпадают под действие конкурентного законодательства. В частности, сделки по снабжению теплом и электроэнергией регулируются Законом о естественных монополиях. Поэтому, если законодательство о конкуренции не будет рассматривать данные объекты торгового оборота как «товар», то исчезнет сам товарный рынок, к которому применяется законодательство о конкуренции. А определение границ товарного рынка, а равно как самого этого понятия – становится ключевым вопросом для конкурентного законодательства. Также, имеется товар, который не является продуктом деятельности, но может оказывать значительное влияние на конкуренцию на товарных и финансовых рынках. Речь идет об исключительных правах и о ценных бумагах (документарных и бездокументарных). Отношения, связанные с регулированием деятельности на рынке ценных бумаг и финансовых услуг, за исключением случаев, когда складывающиеся на этих рынках отношения оказывали влияние на конкуренцию на товарных рынках, ранее (до принятия Закона о конкуренции 2006г.) регулировались законом «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг».

Автор делает вывод, что для целей законодательства о конкуренции следует рассматривать товар в обобщенном смысле, включая работы и услуги, в том числе услуги финансовые.

По мнению диссертанта, принятие единого закона, регулирующего отношения на двух рынках – товарном и финансовом - и новое, более широкое определение понятия «товар» привело законодательство о конкуренции в соответствие с нормами ГК РФ, содержащими понятие – «объект гражданских прав».

По мнению автора, под товарными рынками следует понимать то место, где происходит обращение товара, т.е. место, где происходит взаимодействие продавца и покупателя. Для существования и развития товарного рынка необходима не только свобода производства и обращения товара, но также и свобода потребления товара, без которой невозможно само существование товарного рынка.

Государство, как один из ключевых субъектов и регуляторов экономической и правовой деятельности, может устанавливать ограничения на свободу обращения и производство того или иного товара (объекты, изъятые из оборота и объекты, ограниченно оборотоспособные) на товарном рынке. О подобных ограничениях указывали еще известные русские цивилисты, в частности Г.Ф.Шершеневич в своем труде «Курс торгового права»: «…правительство, обеспечивая привилегированное положение дворянства против выдвигающейся буржуазии, устанавливало ограничения в потреблении. Под влиянием такой сословной политики издавались запрещения носить платье дороже установленной цены, подавать за обедом больше двух блюд и т.п.».

Гражданскому праву известно и более общее понятие – внеоборотные вещи, т.е. те вещи, которые изъяты из оборота на основании закона. Обычно этот перечень ограничен, но с экономической точки зрения оборот может быть достаточно велик. С юридической точки зрения здесь конкурентное законодательство не может быть применено в полной мере, поскольку оборот на рынке этих товаров носит детально регламентированный характер, и он зачастую регулируется административными нормами и нормами гражданского права. Такие ограничения присущи без исключения всем государствам.

С принятием Закона о защите конкуренции 2006г. претерпело изменение и понятие «товарный рынок». В ст.4 Закона о конкуренции 1991г. содержалось определение понятия «товарный рынок» как сферы обращения товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров на территории Российской Федерации или ее части, определяемой исходя из экономической возможности покупателя приобрести товар на соответствующей территории и отсутствия этой возможности за ее пределами.

В Законе о защите конкуренции 2006г. из определения понятия «товарный рынок» исключен такой признак товарного рынка, как его географическое расположение на территории России или ее части. В понятие «товарный рынок» включены товары, в том числе и иностранного производства: товарный рынок - сфера обращения товара (в том числе товара иностранного производства), который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров, в границах которой (в том числе географических) исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами.

Второй параграф «Теоретические и практические проблемы защиты от монополистической деятельности в законодательстве о конкуренции Российской Федерации». Законодательство о конкуренции РФ, регулирующее защиту от монополистической деятельности состоит из двух разделов: а) запреты, направленные на ограничение злоупотребления хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением; б) запреты на заключение соглашений или согласованных действий хозяйствующих субъектов, ограничивающих конкуренцию. Во втором параграфе диссертантом рассматриваются отдельные, наиболее актуальные теоретические и практические проблемы, возникающие в этой связи.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.