авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Бюджетно-правовая ответственность в российской федерации и федеративной республике германии (сравнительно-правовое исследование)

-- [ Страница 2 ] --

4. Особенности бюджетного законодательства России и Германии обусловливают различные подходы к систематизации нормативных правовых актов, устанавливающих бюджетно-правовую ответственность. В Германии нормы, регулирующие ответственность за нарушения бюджетного законодательства, рассредоточены по различным законодательным актам: регулирование осуществляется также отраслевыми законами и подзаконными актами, а также законами федеральных земель. Кодификация норм, регулирующих ответственность за нарушения бюджетного законодательства, отвечает современным потребностям российской системы бюджетного права, поскольку установление оснований, видов ответственности и порядка привлечения к ответственности за нарушение бюджетного законодательства является исключительной компетенцией Российской Федерации.

5. Немецкий законодатель подходит к нецелевому использованию бюджетных средств как к нарушению принципов бюджетного права: принципов полноты бюджета, ежегодности и срочности исполнения, равновесия и эффективности. В то же время анализ правоприменительной практики России и Германии позволил выявить два критерия целевого использования бюджетных средств: достижение надлежащей цели в результате использования бюджетных средств и соблюдение всех формально установленных условий, предусмотренных при выделении бюджетных средств. Использование названных критериев всеми правоприменительными органами приведет к единообразию практики привлечения к ответственности по делам о нецелевом использовании бюджетных средств.

На основе сравнительно-правового анализа предлагается авторское определение нецелевого использования бюджетных средств, которым признается направление участником бюджетного процесса средств бюджета соответствующего уровня и оплата денежных обязательств в целях, не установленных законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой либо иным документом, являющимся основанием предоставления бюджетных средств, а также использование бюджетных средств в размерах, превышающих утвержденные бюджетные ассигнования и (или) лимиты бюджетных обязательств.

6. Разработаны рекомендации по возможным направлениям взаимного влияния правовых систем России и Германии с целью совершенствования юридических конструкций бюджетно-правовой ответственности:

а) несомненным достоинством российского бюджетного законодательства является систематизация составов бюджетных правонарушений и соответствующих мер принуждения на уровне Бюджетного кодекса РФ;

б) предлагается закрепить в Бюджетном кодексе РФ исчерпывающий перечень бюджетных правонарушений;

в) на основании изучения немецкого опыта сделан вывод о том, что для противодействия бюджетным правонарушениям необходимы согласованные меры парламентского и административного контроля за операциями с денежными средствами и имуществом, включая меры ответственности за нарушение правил их ведения. Предлагается ввести в перечень бюджетных правонарушений, предусмотренный Бюджетным кодексом РФ, такое правонарушение как неисполнение предписаний Счетной палаты РФ или несоблюдение порядка и сроков рассмотрения ее представлений, что будет способствовать повышению эффективности деятельности и статуса данного органа;

г) предлагается выделить такие критерии эффективности использования бюджетных средств, как: экономность (достижение заданных результатов с использованием наименьшего объема средств) и результативность (достижение наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств). При таком подходе к определению эффективности следует учитывать не только те мероприятия, финансирование которых не вышло за рамки бюджета, но и показатели качества товаров, работ и услуг, на которые были затрачены бюджетные средства.

С переходом на программно-целевой бюджет целесообразно разработать систему оценки эффективности расходования бюджетных средств применительно к программной структуре бюджета, которая будет оценивать: эффективность расходов на реализацию государственных программ, подпрограмм и оценку мероприятий;

д) применение в современных условиях не только механизмов юридической ответственности, но и механизмов поощрения позволит стимулировать активность участников бюджетного процесса. Предлагается, используя немецкий опыт, поощрять получателей бюджетных средств, которые сократили «ресурсные рамки», путем перераспределения части сэкономленных средств тому получателю бюджетных ресурсов, который приложил усилия к улучшению их использования.

Теоретическое и практическое значение диссертационной работы определяется актуальностью рассмотренных в настоящем исследовании проблем. Разработанные автором предложения могут быть использованы для совершенствования российского финансового законодательства. Работа восполняет пробелы в понятийно-терминологическом аппарате по рассматриваемой теме, и предлагаемые автором определения могут найти применение при преподавании курсов финансового и бюджетного права. Выводы по настоящему исследованию могут быть применены в научной работе при проведении дальнейших исследований института бюджетно-правовой ответственности в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии.

Апробация результатов исследования. Результаты настоящего диссертационного исследования нашли свое отражение в одиннадцати научных публикациях автора, три из которых опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.

Кроме того, выводы и предложения, сформулированные в диссертационном исследовании, были представлены на международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях, в том числе:

- X Международной научно-практической конференции «Проблемы ответственности в современном праве» (Москва, юридический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, 10 – 11 декабря 2009 г.);

- Международной конференции «Проблемы модернизации правовой системы современного российского общества» (Красноярск, Сибирский федеральный университет, 30 сентября – 1 октября 2010 г.);

- Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы правоприменения в современной России» (Омск, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, 18 февраля 2011 г.) и др.

Результаты диссертационного исследования обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры государственного и муниципального права юридического факультета Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, кафедры финансового права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, а также обсуждены на кафедре конституционного, административного, финансового и налогового права Университета Пассау, Германия.

Результаты исследования используются в ходе учебного процесса на юридическом факультете Омского государственного университета им.
Ф.М. Достоевского.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, раскрываются цель и задачи, объект и предмет исследования, указывается на степень разработанности темы, обозначаются теоретическая и методологическая основы, раскрываются научная новизна диссертации и положений, выносимых на защиту, показывается практическая и теоретическая значимость проведенного исследования.

Первая глава диссертации «Общая характеристика бюджетно-правовой ответственности в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии» включает два параграфа. Исходя из цели и задач исследования в первом параграфе «Понятие бюджетно-правовой ответственности» дается общая характеристика названного института бюджетного права, приводится анализ представленных в научной литературе взглядов на сущность бюджетно-правовой ответственности. Эти взгляды можно разделить на три группы:

1) бюджетно-правовая ответственность является видом финансово-правовой ответственности (Ю.А. Крохина, Н.С. Макарова, О.М. Гейхман);

2) бюджетно-правовая ответственность является разновидностью административной ответственности (Е.В. Шеховцева, Н.Г. Деменкова,
В.П. Косевич);

3) существует комплексная ответственность за нарушения бюджетного законодательства (А.В. Бутенко, М.Б. Добробаба).

Автор в своем исследовании придерживается первой из представленных позиций и аргументирует тезис о том, что бюджетно-правовая ответственность является видом финансово-правовой ответственности. Отмечается, что бюджетно-правовая ответственность имеет специфику, обусловленную особенностями финансовой деятельности государства и механизмом правового регулирования бюджетных отношений.

Приводятся различные позиции по вопросу о сущности бюджетных правонарушений как самостоятельного вида правонарушений и оснований бюджетно-правовой ответственности. Отмечается, что именно Бюджетный кодекс РФ должен являться источником, содержащим исчерпывающий перечень бюджетных правонарушений и санкций за их совершение.

Учитывая представленное разнообразие подходов к бюджетно-правовой ответственности, представляется полезным изучение зарубежного опыта правового регулирования данного правового института. Объектом сравнения в настоящем исследовании был избран институт бюджетно-правовой ответственности в Федеративной Республике Германии. Законодательство Германии (в частности, Положение о федеральном бюджете от 19 августа 1969 года8, Федеральный закон об основных положениях бюджетного права от 19 августа 1969 года9), как, впрочем, и России, не содержит определения понятия бюджетно-правовой ответственности и говорит о нарушениях финансовой дисциплины, ответственности за нарушения бюджетных предписаний и т.д. При исследовании проблематики наказания субъектов бюджетных правонарушений немецкие ученые уделяют внимание конкретным видам, особенностям и порядку применения бюджетных санкций. Это происходит из подходов немецких юристов (в частности,
Х. Визнер, Ф. Кирххоф, Ф. Кляйн, П. Морелль, Х.-Г. Хеннеке) анализировать и толковать только то, что закреплено нормами права.

Существуют и различия в регулировании исследуемого правового института в двух государствах. Так, в соответствии с принципами разграничения бюджетных полномочий установление каких-либо мер государственного принуждения за нарушение бюджетного законодательства – прерогатива исключительно Российской Федерации. В Германии бюджетные правонарушения и ответственность за их совершение не систематизированы в едином кодифицированном акте, что предопределяет возможность регламентации бюджетных санкций не только Положением о федеральном бюджете, но и иными нормативными правовыми актами. Особый интерес вызывает в немецкой правовой науке вопрос о том, «могут ли нормы финансовой конституции вообще быть основанием привлечения к ответственности посредством судебного разбирательства»10

, т.е. сама процедура привлечения к ответственности.

В процессе исследования юридической ответственности за бюджетные правонарушения, установленной законодательством ФРГ, диссертант делает вывод о том, что меры принуждения следует разделить на две группы: карательные и правовосстановительные (имущественные). Именно такой вывод позволяет обосновать концепцию бюджетно-правовой ответственности.

Бюджетно-правовая ответственность имеет внутренний состав, представляющий сложное социально-правовое явление и складывающийся из совокупности следующих элементов: субъекты, права и обязанности субъектов, их действия (поведение), объект правоотношения. Особое значение имеют самостоятельные меры финансово-правового принуждения – бюджетные санкции.

По итогам первого параграфа делается вывод о том, что бюджетно-правовая ответственность в обоих исследуемых государствах существует в рамках охранительного института, регулирующего общественные отношения финансовой сферы посредством введения запретов и установления мер государственного принуждения за их несоблюдение.

Во втором параграфе «Основания бюджетно-правовой ответственности в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии» отмечается, что несмотря на серьезные изменения в законодательстве, регулирующем отношения в бюджетной сфере, БК РФ по-прежнему не содержит понятия «бюджетное правонарушение». Вместо него используется понятие «нарушение бюджетного законодательства», под которым понимается «неисполнение либо ненадлежащее исполнение порядка составления и рассмотрения проектов бюджетов, утверждения бюджетов, исполнения и контроля за исполнением бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации»11

.

Акцентируется внимание на многообразии взглядов на понятие бюджетного правонарушения:

1) данные правонарушения являются особым видом правонарушений, влекущих соответствующие меры бюджетно-правовой ответственности
(Ю.А. Крохина);

2) нарушения бюджетного законодательства, определенные БК РФ, по своей правовой природе являются административными правонарушениями
(О.О. Томилин, Е.В. Шевченко);

3) такие правонарушения являются сложными, т.е. административно-финансовыми, имеющими сложный объект (А.З. Арсланбекова).

Автор соглашается с первой из представленных позиций и рассматривает бюджетное правонарушение как самостоятельный вид правонарушений. Бюджетное правонарушение является, по мнению автора, основанием бюджетно-правовой ответственности.

Переходя к основаниям ответственности за бюджетные правонарушения по законодательству Германии, автор отмечает, что ответственность рассматривается в контексте бюджетного федерализма. Вопросы оснований бюджетно-правовой ответственности в Германии являются актуальными как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов федерации. Большинство бюджетных правонарушений происходит при осуществлении переданных полномочий. Федерации недостает правового инструментария для целенаправленного выявления возможных фактов бюджетных правонарушений. Средства надзора федерации не приспособлены для систематического выявления бюджетных правонарушений, хотя федерации и предоставлены соответствующие права.

Отмечается, что по вопросу оснований ответственности публично-правовых образований в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии многие проблемы являются схожими, и применение сравнительно-правового метода исследования представляется одним из продуктивных способов решения этих проблем и восполнения пробелов в законодательстве.

Делается вывод о том, что законодатель Германии большое внимание уделяет неразрывному соединению институтов ответственности за бюджетные правонарушения и бюджетного контроля. Это во многом достигается за счет сбалансированного распределения полномочий, прав и обязанностей государственных органов всех ветвей власти, а также их постоянного взаимодействия в общих целях.

Имеют место существенные различия в системе данных норм в законодательстве рассматриваемых стран. Нормы, регулирующие основания ответственности, в российском бюджетном законодательстве содержатся только в БК РФ, в то время как в Германии – в разных законодательных актах, являющихся источниками бюджетного права. Для российского правоведа такая позиция немецкого законодателя может показаться спорной, поскольку это привело бы к расширительному толкованию понятия бюджетных правонарушений.

Вторая глава диссертации «Бюджетные правонарушения в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Элементы состава бюджетного правонарушения в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии» отмечается, что вопрос о правовой природе юридической ответственности в бюджетной сфере Российской Федерации состоит «в разрешении проблем сущности бюджетного правонарушения, его квалификации, мер государственного принуждения в бюджетной деятельности государства, а также соотношения санкций, установленных БК РФ, с мерами административного наказания, установленными КоАП РФ»12. Между тем, не для каждого из установленных в статье 283 БК РФ оснований в тексте части четвертой БК РФ законодателем предусмотрена корреспондирующая ему статья, устанавливающая конкретные формы ответственности за бюджетное правонарушение.

Важнейшей стадией деятельности по применению норм законодательства о бюджетных правонарушениях, по мнению диссертанта, является квалификация. Процесс квалификации бюджетных правонарушений заключается в сопоставлении признаков совершенного деяния с признаками состава финансового правонарушения, предусмотренного конкретной правовой нормой с целью установления их тождества.

Согласно концепции, представленной автором, бюджетное правонарушение характеризуется признаками противоправности, причиненным вредом, наличием причинной связи между противоправным деянием и наступившими в результате его вредными последствиями, а также наличием юридической ответственности за совершение бюджетного правонарушения. В качестве элементов состава рассматриваются субъект, объект и объективная сторона бюджетного правонарушения. В диссертации также освещены дискуссионные вопросы о сущности элементов состава бюджетного правонарушения; рассматриваются бюджетно-правовые санкции и описываются их отдельные виды.

Ввиду того, что правонарушения не зафиксированы в едином кодифицированном акте, исследование нарушений бюджетного законодательства Германии проводится от частного к общему: с помощью анализа структуры составов конкретных правонарушений и более подробном рассмотрении некоторых из них. Отмечается важная связь института ответственности за бюджетные правонарушения с принципом бюджетного федерализма.

Во втором параграфе «Отдельные бюджетные правонарушения в Российской Федерации и Федеративной Республике Германии» механизмы реализации ответственности по бюджетному праву в исследуемых государствах рассматриваются на примере ответственности за нецелевое использование бюджетных средств. Выдвигается тезис о том, что юридический механизм ответственности за указанное правонарушение неэффективен. Так, российская судебная практика указывает на то, что нецелевым использованием бюджетных средств является лишь недостижение цели, на которую они выделялись, хотя бы и сопровождавшееся неправомерными действиями13. Что касается нарушений, связанных с неправомерным несоблюдением установленного порядка получения и расходования бюджетных средств, то сами по себе такие факты, по судебной трактовке, нецелевым использованием не являются.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.