авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Банкротство кредитных организаций: уголовно-правовое исследование

-- [ Страница 3 ] --

Кредит позволяет непрерывно осуществлять хозяйственную деятельность в условиях временного недостатка денежных средств, обеспечивает рациональное и эффективное использование в экономической деятельности временно свободных материальных ресурсов. Кредитные отношения непосредственно связаны с деятельностью кредитных организаций, которые являются профессиональными кредиторами (по кредитным договорам) и профессиональными должниками (по банковским счетам и депозитам), обеспечивая эффективное использование денег в экономической деятельности. При банкротстве банка почти всегда наступают «чрезвычайные» последствия. Это обусловлено, во-первых, тем, что имущество банка ввиду высокой ликвидности и мобильности (в особенности – в электронной форме) повышенно уязвимо от противоправных посягательств со стороны недобросовестного менеджмента. Во-вторых, кредитные организации имеют множество кредиторов, проживающих (вкладчики) или располагающихся (юридические лица) в различных регионах страны; установление требований кредиторов банков связано со значительными временными затратами, что также способствует совершению различных злоупотреблений. В-третьих, кредитные организации, являясь элементом расчетного и платежного механизма хозяйственной системы страны, участвуют в межотраслевом и межрегиональном перераспределении денежного капитала. В-четвертых, банкротство кредитных организаций создает социальную напряженность в обществе, хозяйствующим субъектам причиняются многомиллионные убытки. Банкротство банков порождает эффект «домино» приводит к неплатежеспособности других банков и хозяйствующих субъектов, ведет к кризису кредитной системы, являющейся элементом национальной безопасности во внутриэкономической деятельности государства. В-пятых, деятельность банков основана на доверии. Вкладчики несут деньги в банк, потому что доверяют ему. Банки, являясь крупнейшими (с точки зрения активов) финансовыми посредниками, привлекают вклады и депозиты, используя средства на расчетных и текущих счетах клиентов в качестве кредитных и инвестиционных ресурсов. Если кредитных ресурсов не хватает для экономики, она не развивается. А в условиях глобализации деньги «утекают» в надежные банки за рубеж.

Предметом указанных преступлений следует считать только имущество должника, которое следует рассматривать в широком смысле этого слова как сумму актива и пассива, включая долги и иные обязательства. Представляется, что термины «сведения», «информация», «документы» характеризуют не объект, а объективную сторону банкротства.

Существо банкротских злоупотреблений заключается именно в умалении (сокрытии, повреждении) имущества должника во вред его кредиторам. Поэтому именно это имущество и может рассматриваться в качестве материального выражения объекта.

Второй параграф «Признаки объективной стороны преступлений, связанных с банкротством кредитных организаций». Анализ общественно опасных последствий в виде причинения крупного ущерба (в размере свыше 1,5 млн. рублей.) как обязательного признака составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ показал, что конструирование составов банкротских преступлений по типу материальных не способствует эффективной борьбе с криминальными банкротствами, что подтверждается и сравнительно-правовым исследованием и исследованиями отечественных ученых. В особенности это актуально в связи с многовариантными оздоровительными процедурами, которые могут предупредить причинение вреда, что не должно освобождать от ответственности лиц, совершивших банкротские злоупотребления. Кроме того, степень общественной опасности преступных банкротств определяет не размер причиненного ущерба как таковой, а общие негативные экономические последствия, подрыв общественного доверия к кредитной системе, влекущий её дисфункцию. Опрос 120 банковских служащих и сотрудников правоохранительных органов показал, что 72% респондентов поддерживают предложение об исключении крупного ущерба из числа конструктивных признаков составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ. Причинение крупного ущерба при банкротских преступлениях правильно рассматривать de lege ferenda не в качестве конструктивных признаков преступления, а при назначении наказания как обстоятельство, его отягчающее.

Обстановка совершения преступления определена в законе как наличие признаков банкротства. Законодатель указывает в частях 1 и 2 ст. 195 УК РФ на признаки банкротства во множественном числе, что может привести к ошибочному выводу о том, что оба признака банкротства кредитной организации должны быть в наличии на момент совершения деяния. На самом деле для констатации наличия обстановки совершения преступления достаточно любого из признаков. В силу ст. 90 УПК РФ с изменениями, внесенными в нее Федеральным законом от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ, уголовный суд связан решением гражданского суда, что представляется довольно архаичным. На практике дела о криминальных банкротствах возбуждаются только после признания арбитражным судом должника банкротом.

Указание на обстановку в частях 1 и 2 ст. 195 УК РФ препятствует эффективному применению этой статьи. В действительности злостный банкрот скрывает свое имущество, как правило, не при наличии признаков банкротства, а заблаговременно, предвидя несостоятельность, что требует соответствующих изменений в законе.

При банкротстве кредитных организаций, предусмотренные ч. 2 ст. 195 УК РФ неправомерные действия, выражаются по существу в задержке прекращения платежей. Учитывая сложность (как экономическую, так и психологическую) своевременного принятия такого решения, представляется, что деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 195 УК РФ не обладает общественной опасностью, достигающей уровня, характерного для преступления.

Изучение признаков объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 195 УК РФ, приводит к выводу о наличии ошибок юридической техники в определении признаков состава этого преступления. В законе деяние определено сначала в общем виде как «воспрепятствование», затем детализировано как «уклонение или отказ от передачи документов или имущества». Вместе с тем, воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации может выразиться и в иных формах, не менее опасных, напр., в угрозах, неправомерном выдворении из помещений, создании препятствий для входа в помещения, уничтожении или блокировании компьютерной информации и др. При таких обстоятельствах правильным представляется изложить данную норму в обобщенном виде.

Преднамеренное банкротство кредитных организаций (ст. 196 УК РФ) является весьма опасным корыстным посягательством, приносящим многомиллионные доходы аферистам. Нет никаких разумных оснований рассматривать их в качестве менее опасных преступлений, нежели обычные мошенничества и растраты. Напротив, они более опасны, т.к. не просто причиняют многомиллионный имущественный ущерб потерпевшим, но и подрывают общественное доверие к банковской системе, что в конечном счете ограничивает кредитные ресурсы, влечет удорожание кредита и препятствует развитию экономики. Предлагается усилить уголовную ответственность за криминальное банкротство кредитной организации.

Норма о фиктивном банкротстве (ст. 197 УК РФ) практически не применяется, единичные случаи его применения связаны с казуистичной формулировкой ст. 195 УК РФ (в части обстановки совершения преступления). Обращение должника в суд само по себе не может причинить вред кредиторам, если должник не выводит и не скрывает активы, не фальсифицирует долги. В этом случае причиной вреда может быть не обращение в суд, а именно вывод и сокрытие активов, фальсификация долгов. Предлагается декриминализировать ст. 197 УК РФ. В пользу этого свидетельствует и сравнительно-правовое исследование. В исторически близких к нам правовых системах романо-германской правовой семьи подобные нормы отсутствуют. Нельзя наказывать человека за то, что он обращается в суд. Более того, своевременное обращение в суд позволяет минимизировать убытки кредиторов и инвесторов должника. Создание психологического препятствия этому в виде ст. 197 УК РФ скорее вредит охраняемым законом интересам кредиторов, нежели способствует их охране.

Третий параграф «Признаки субъективной стороны преступлений, связанных с банкротством кредитных организаций». Автор приходит к выводу о том, что преступления в указанной сфере совершаются только с прямым умыслом. При этом преступные банкротства кредитных организаций совершаются в специфической банковской сфере. Действия субъекта осознаны и целенаправленны, он обдумывает принимаемые решения, оценивает их в контексте соответствия экономическим и юридическим законам, требованиям Банка России, знает финансовое положение кредитной организации, обладает высокой квалификацией в области финансов и кредита и практическим опытом работы в кредитных организациях. Планирование действий неотделимо связано с оценкой, взвешиванием преступных последствий. Неизбежность наступления общественно опасных последствий связана с тем, что совершаемые виновным действия создают объективные предпосылки для причинения преступного ущерба кредиторам. Это характеризует также осознание виновным причинной связи между деяниями и наступившими последствиями. Субъект криминальных банкротств кредитных организаций не может не осознавать и не предвидеть размер грозящих последствий. Данные последствия охватываются сознанием виновного размера причиненного ущерба, количества потерпевших, служат закономерным результатом деяния, поскольку связаны с ним и сопутствуют ему. Волевой элемент вины криминальных банкротств кредитных организаций характеризуется желанием совершения действий, в которых воплощен характер общественной опасности этих преступлений. Причиненный вред рассматривается при этом в качестве неизбежно сопутствующего приобретаемым выгодам и, следовательно, желаемого.

Лица, виновные в криминальном банкротстве, всегда нарушают порядок осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, закрепленный в многочисленных и сложных нормативно-правовых актах. Ввиду их сложности осознание общественной опасности деяния (как обязательный элемент умысла) подчас весьма затруднительно без осознания факта нарушения соответствующего закона, правила, обязанности, т.е. осознание противоправности, что является существенным признаком прямого умысла криминального банкротства. Таким образом, прямой умысел при совершении преступного банкротства характеризуется осознанием лицом общественной опасности и противоправности своих действий или бездействия, предвидением неизбежности наступления общественно опасных последствий в виде причинения имущественного ущерба кредиторам и желанием их наступления.

Мотив и цель не являются конструктивными признаками криминальных банкротств. Между тем, в силу п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию не только виновность лица в совершении преступления, форма его вины, но и мотивы. Отмечается, что эти преступления совершаются в личных интересах.

Четвертый параграф «Субъект преступлений, связанных с банкротством кредитных организаций». Специальным субъектом преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 195, ст.ст. 196-197 УК РФ, являются руководители, учредители (участники) юридического лица и индивидуальные предприниматели. Ответственность не предусмотрена в отношении фактических (теневых) директоров, иных, контролирующих должника лиц, арбитражных управляющих, членов ликвидационных комиссий, родственников банкрота и иных лиц, способных фактически совершить запрещенные законом деяния.

Ошибка законодательной техники (казуистичное и пробельное определение субъекта) исправлена лишь в части 1 ст. 195 УК РФ, субъект которого вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Применительно к другим банкротским преступлениям (со специальным субъектом) соучастниками криминальных банкротств могут быть любые другие лица, организующие, подстрекающие или содействующие совершению преступления. Например, сотрудники, непосредственно составляющие и хранящие бухгалтерскую или иную учетную документацию, участвовавшие в неправомерных действиях при банкротстве (бухгалтеры, кассиры, работники отдела кадров и т.п.).

Однако соучастие невозможно, если нет исполнителя преступления. К примеру, если должность руководителя занимает подставное лицо либо лицо, по легкомыслию или некомпетентности неправильно понимающее состояние дел в организации-должнике.

Это обстоятельство позволяет обойти закон и препятствует эффективной борьбе с банкротскими преступлениями. Пробел требует законодательного восполнения.

Пятый параграф «Ответственность за банкротские преступления и освобождение от неё». Изучение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ, показало, что российские суды по данной категории уголовных дел выносят крайне мягкие наказания.

Зарубежный опыт свидетельствует, что адекватным наказанием за банкротские преступления является лишение свободы. Банкротские преступления причиняют, как правило, крупный ущерб, несопоставимый с ущербом, типичным, к примеру, для краж и грабежей.

Это умышленные (с прямым умыслом) и, как правило, корыстные преступления. Поэтому наказываться они должны соответственно их тяжести – строго. Уголовная санкция должна содержать в качестве главного элемента такое наказание и в таком количестве, чтобы обеспечить его эффективное применение, не вызывая при этом сложностей и трудностей при применении.

Поскольку судьи склонны недооценивать тяжесть банкротских преступлений, правильным представляется ограничить законом судейское усмотрение при назначении наказания за эти преступления, предусмотрев лишение свободы в качестве единственного вида основного наказания.

Практически повсеместно к банкротам применяется дисквалификация – дополнительное наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью и руководить каким-либо предприятием на различный срок. Ст. 604 Уголовного уложения 1903 г. также предусматривала наказание для банкрота в виде лишения права занимать должность заведующего кредитным учреждением вплоть до пожизненного.

В уголовном праве России дисквалификация как дополнительное наказание не предусмотрена. Статья 47 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Верховный Суд РФ разъяснил при этом, что одновременно лишить права заниматься деятельностью и занимать должности нельзя. Закон не предусматривает наказание в виде лишения права занимать должности в коммерческих организациях. Кроме того, в практике предпринимательская деятельность не рассматривается в качестве «определенной деятельности» в смысле ст. 47 УК РФ. В результате имеет место ситуация, когда дисквалификация, предусмотренная КоАП РФ, представляет собой более строгое наказание, нежели уголовное наказание в виде лишения прав. В целях предупреждения совершения преступлений (в том числе и банкротских) правильным представляется внести изменения в ст. 47 УК РФ, устранив означенные пробелы, изложив ч. 1 статьи в новой редакции (см. п. 7 положений, выносимых на защиту).

Среди норм об освобождении от ответственности за банкротские преступления особый интерес представляет освобождение по специальному основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 76.1 УК РФ. Изучение материалов дел о криминальных банкротствах показывает, что применение ст. 76.1 УК РФ к лицам, совершившим такие преступления, маловероятно. В целом данная норма представляется не очень удачной. В частности, при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности за преднамеренное банкротство на основании ст. 76.1 УК РФ мнение кредиторов не учитывается, что нарушает их законный интерес относительно наказания преступления. Учитывая высокую латентность преднамеренного банкротства, сложность и длительность его расследования и рассмотрения судом, следовало бы, на наш взгляд, рассматривать в качестве основания освобождения лица от уголовной ответственности не возмещение бюджету ущерба в кратном размере, а активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Третья глава «Пути совершенствования уголовного законодательства о преступлениях, связанных с банкротством» содержит три параграфа.

Первый параграф «Система норм о криминальных банкротствах» посвящен концептуальному обоснованию системы уголовно-правовых норм о преступлениях, связанных с банкротством.

На основании результатов исследования, отраженных в гл.гл. 1 и 2, делается вывод о том, что существующая система норм о банкротских преступлениях (ст.ст. 195-197 УК РФ) лишена системного единства, нормы изложены казуистично, они пробельны, существуют способы обойти закон. При этом в законе не учтена высокая степень опасности банкротства кредитных организаций, связанная с причинением существенного вреда многим лицам (вкладчикам и клиентам по договору банковского счета). И не учтен опыт как российского, так и зарубежного законодательства. Аналоги подобной системы встречаются лишь в правовых системах бывших республик СССР. Специфика российских норм о банкротских преступлениях объясняется, в основном, субъективными факторами и особенностями развития регулятивных норм о несостоятельности, в том числе норм, давно утративших силу.

Разрабатывая систему норм о банкротстве, неправильно было бы игнорировать мировой опыт и опыт российского законодательства, накопленный до революции 1917 г.

В сравнительно-правовом аспекте можно выделить несколько типичных систем норм о банкротских преступлениях: 1) традиционная система, в основе которой лежат нормы об обманном (в России – злостном) и неосторожном (расточительном) банкротстве; 2) современная германская система создана в результате исправления ошибок, характерных для традиционной системы; 3) современная французская система во многом сходна с современной германской, однако круг наказуемых бесхозяйственных деяний определен очень узко и ответственность предусмотрена только за умышленные деяния; 4) система, характерная для семьи общего права.

При конструировании системы норм о банкротских преступлениях правильно исходить из современных германской и французской систем и учитывать опыт Российской империи. При этом нельзя не учитывать уровень развития правосознания (в части ненаказуемости неосторожности).

При таких обстоятельствах правильным представляется установить ответственность за традиционное «злостное банкротство» и «преднамеренное и бесхозяйственное банкротство» (расточительное банкротство с прямым или косвенным умыслом), исключив из УК РФ норму о фиктивном банкротстве.

Второй параграф «Злостное банкротство» раскрывает признаки этого преступления в контексте предложенной новой редакции ст. 195 УК РФ (см. п. 8 положений, выносимых на защиту).

Преступление названо в соответствии с исторической традицией.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.