авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Банкротство кредитных организаций: уголовно-правовое исследование

-- [ Страница 2 ] --

«Статья 196. Преднамеренное и бесхозяйственное банкротство

1. Действия или бездействие, связанные с распоряжением имуществом должника, индивидуального предпринимателя или юридического лица, которые заведомо могут повлечь несостоятельность должника во вред интересам его кредиторов,

наказываются лишением свободы на срок до шести лет с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью и занимать должности, связанные с выполнением функций единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа, члена совета директоров или наблюдательного совета, главного бухгалтера, занимать иные должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в организациях на срок десять лет.

2. Те же действия (бездействие), повлекшие несостоятельность кредитной организации,

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью и занимать должности, связанные с выполнением функций единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа, члена совета директоров или наблюдательного совета, главного бухгалтера, занимать иные должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в организациях на срок десять лет.

3. Бесхозяйственные действия или бездействие, влекущие несостоятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, причинившие крупный ущерб кредиторам, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи и статьей 195 настоящего Кодекса,

наказываются лишением свободы на срок до трех лет с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью и занимать должности, связанные с выполнением функций единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа, члена совета директоров или наблюдательного совета, главного бухгалтера, занимать иные должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в организациях на срок десять лет.

Примечания. 1. Не признается преступлением деяние, совершенное лицом, хотя и допускавшим причинение ущерба кредиторам и государству в результате банкротства, но действовавшим в условиях обоснованного коммерческого риска.

2. Не признаются преступлением действия, влекущие несостоятельность, в том числе и заведомо, если эти действия совершены добросовестно во исполнение правовой обязанности или нравственного долга либо в общественных интересах».

9. Сравнительно-правовое исследование приводит к выводу о дисбалансе российской системы правовой охраны кредитных отношений в части отсутствия уголовной ответственности за ростовщичество и отсутствия у граждан, не являющихся предпринимателями, права на освобождение от долгов в связи с несостоятельностью.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что она является комплексным исследованием на монографическом уровне уголовно-правовых проблем, связанных с банкротством кредитных организаций. Изложенные в работе выводы и рекомендации могут быть использованы в качестве теоретической базы при совершенствовании уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за криминальные банкротства. Результаты проведенного исследования могут быть положены в основу дальнейших научных разработок, связанных с проблемами применения уголовно-правовых мер борьбы с криминальными банкротствами.

Практическая значимость исследования заключается в том, что содержащиеся в нём выводы и предложения могут быть полезны в процессе совершенствования законодательства, а также использованы в российской следственной и судебной практике при решении вопросов о квалификации криминальных банкротств кредитных организаций.

Материалы диссертационного исследования могут также использоваться в преподавании курса уголовного права в юридических вузах, при подготовке лекций, учебных пособий и методических рекомендаций.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в двадцати научных публикациях, докладывались и обсуждались на научных и научно-практических конференциях. Результаты проведенного исследования внедрены в учебный процесс Волго-Вятского института (филиала) Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина.

Структура диссертации соответствует логике построения научного исследования, определяется его целями и задачами и состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертации обосновывается актуальность темы исследования, указывается его объект, предмет, цели и задачи, определяется степень научной разработанности проблемы, раскрываются методологическая, теоретическая, нормативно-правовая и эмпирическая основы диссертационного исследования, его научная новизна, формулируются научные положения, выносимые на защиту, аргументируется теоретическая и практическая значимость работы, проводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Уголовно наказуемое банкротство в истории российского права и в праве зарубежных стран» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Преступления, связанные с банкротством, в истории российского права» рассматриваются закономерности становления и развития уголовно-правовых норм об ответственности за банкротские преступления в России. До революции 1917 г. «несостоятельность» считалась гражданско-правовым понятием, термин «банкротство» (злостное и неосторожное) обозначал преступление. Необходимым условием уголовного преследования за банкротство было решение гражданского суда о признании должника несостоятельным, в котором устанавливался вид несостоятельности. За злостное банкротство несли ответственность лица как торгового, так и иных сословий. Уголовная ответственность за неосторожное банкротство наступала только в случае торговой несостоятельности.

Злостное банкротство могло быть выражено не только в сокрытии активов, но и в фальсификации долгов. Обстановка несостоятельности не рассматривалась в качестве признака преступления, деяние могло быть совершено и до наступления несостоятельности, в предвидении неизбежности или возможности ее наступления. Злостное банкротство могло иметь место, как при фиктивной, так и при действительной несостоятельности должника. Преступность деяния при этом не увязывалась с размером причиненного ущерба. Наступление вредных последствий (значительность вреда, важный ущерб казне, расстройство дел кредитного установления, разорение многих лиц и т.п.) рассматривалось в качестве квалифицирующего признака банкротства.

Уголовное уложение 1903 года впервые предусмотрело специальные нормы о банкротствах кредитных (злостном и неосторожном), а также о «неприятии требуемых законом мер к ликвидации дел кредитного учреждения в случае наличности условий, при которых законом предписывалась такая ликвидация либо за неисполнение лежащей на руководителе кредитного учреждения обязанности заявить в установленном законом порядке о несостоятельности кредитного учреждения». В качестве субъектов этих преступлений рассматривались председатели, директора и члены управлений кредитных учреждений, председатели и члены ликвидационных комиссий, казначеи, члены наблюдательных и ревизионных комиссий. Руководители кредитных учреждений, заведомо продолжавшие принимать вклады при наличии признаков несостоятельности, подлежали ответственности за банкротство как за мошенничество. Уголовное уложение за злостное банкротство предусматривало для руководителей кредитных учреждений дополнительный вид наказания в виде лишения виновного права занимать должность руководителя кредитного учреждения на срок до 5 лет или навсегда.

Характеризуя в целом состояние к началу XX столетия законодательства Российской империи об уголовно наказуемом банкротстве, нужно, с одной стороны, отметить его архаичность (к примеру, не было должным образом урегулировано банкротство юридических лиц). С другой стороны, российское законодательство о несостоятельности и банкротстве, развивалось в том же направлении, что и законодательства других европейских стран, испытывая при этом влияние германского и французского законодательств. Имело место некоторое отставание в развитии, тем не менее, отставание это не было критичным, нормы о несостоятельности и банкротстве были системны, логичны и понятны.

Революция 1917 г. ввиду особенностей экономики социалистического государства прервала развитие соответствующих норм в праве СССР и союзных республик, хотя в течение длительного времени в уголовных кодексах союзных республик (например, в ст. 128 УК РСФСР 1926 г.) сохранялись нормы об ответственности за бесхозяйственность.

Нормы о преступлениях, связанных с банкротством, предусмотренные в действующем УК РФ, лишены исторической преемственности с соответствующими нормами права Российской империи, что отчасти объясняет ошибки юридической техники, допущенные при их разработке (обстановка как обязательный признак состава преступления, материальные составы, игнорирование фальсификации долгов, понимание расточительного банкротства в качестве банкротства сугубо «преднамеренного»).

Второй параграф «Преступления, связанные с банкротством, в уголовном праве зарубежных стран» посвящен исследованию ответственности за банкротские преступления по уголовному праву зарубежных стран.

В развитых зарубежных странах нормы о преступлениях, связанных с банкротством, являются результатом длительной эволюции (многовековой) и в существенном сходны в праве разных стран. В рамках традиционной системы норм о банкротствах, сформировавшейся к XIX веку, уголовная ответственность предусматривалась, как правило, за злостное банкротство (сокрытие активов, фальсификацию долгов, к которому приравнено неведение учета) и расточительное банкротство, которое рассматривалось в качестве неосторожного преступления.

В ходе реформ в течение последних десятилетий XX столетия некоторые государства (ФРГ, Швейцария) отказались от понимания расточительного банкротства в качестве неосторожного преступления, усилив наказание за это преступление, совершенное с умыслом (в т.ч. и с косвенным). В Испании в качестве квалифицированного вида умышленного банкротства рассматривается банкротство преднамеренное.

Практически повсеместно наказывается не только умаление активов (действительное или обманное), но и фальсификация долгов. Нормы уголовного права о банкротских злоупотреблениях в странах с «прокредиторской» и «продолжниковой» системами конкурсного права в существенном сходны. Различия затрагивают в основном размер санкций и определение наказуемой бесхозяйственности (расточительного банкротства).

Тенденции к частичной декриминализации расточительного банкротства (Франция) противостоит тенденция к усилению наказания за умышленные его проявления (ФРГ). Вывод о ненаказуемости расточительного (в том числе и неосторожного) банкротства в правовых системах семьи общего права некорректен, так как, напр., в Соединенном Королевстве предусмотрена уголовная ответственность за широкий круг злонамеренных и просто бесхозяйственных деяний, совершенных в течение длительных промежутков времени, предшествующих банкротству. При этом обвиняемому предоставлена возможность доказывать свою невиновность (т.е. речь идет о строгой ответственности).

В современных уголовных законах (напр., в ФРГ) получило распространение конструирование формальных составов банкротских преступлений, что в полной мере отвечает реальному механизму преступного посягательства.

Несостоятельность сама по себе не представляет общественной опасности, это результат коммерческого риска. Опасность представляют злоупотребления и грубо бесхозяйственные действия, независимо от того, стали ли они причиной несостоятельности, либо повлекли увеличение убытков кредиторов.

Время и обстановка, за редким исключением, не рассматриваются в качестве признаков банкротских преступлений. При этом практически повсеместно формулируются особые процессуальные предпосылки уголовного преследования банкротских преступлений. С учетом усложнения процедур банкротства, развития оздоровительных процедур, характерна тенденция к смещению этих предпосылок (условий уголовного преследования банкротских преступлений) на более ранние стадии (с момента признания несостоятельным на момент начала производства по делу о банкротстве). Эта тенденция имеет разумные основания и призвана лучшим образом защитить интересы не только кредиторов, но и инвесторов и работников должника от бесхозяйственных действий и злоупотреблений менеджеров.

Мотив банкротских преступлений, как правило, не влияет на их квалификацию. Тем не менее, в ФРГ корыстные побуждения являются одним из признаков квалифицированного банкротства (§ 283а УК ФРГ).

Уголовной ответственности за банкротские преступления подлежат не только должники и руководители должников, но и иные лица (к примеру, бухгалтеры, родственники должников, их теневые директора). Традиционные нормы о злостном и расточительном банкротстве дополняются иными уголовно-правовыми нормами. В частности, распространение получила норма об уголовной ответственности за необъявление о несостоятельности в нарушение правовой обязанности, что влечет продолжение убыточной деятельности и увеличивает убытки кредиторов и инвесторов должника.

В отношении лиц, виновных в банкротских преступлениях, практически повсеместно применяется дополнительное наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью и занимать должности в хозяйственных обществах и товариществах.

В целом сравнительно-правовое исследование приводит к выводу, что круг наказуемых деяний в УК РФ значительно уже, нежели в уголовных законодательствах экономически развитых и развивающихся стран как с «прокредиторской», так и с «продолжниковой» системами норм о несостоятельности и банкротстве, нормы эти изложены казуистично и пробельно, они не могут обеспечить эффективной охраны кредитных отношений, правовой защиты прав и законных интересов кредиторов. Поэтому российскую систему норм о несостоятельности и банкротстве правильно охарактеризовать как «неразвитую». Представляется необходимым исправить явные ошибки законодательной техники (понимание обстановки в качестве признака состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ, специальные субъекты преступлений в прочих нормах о преступлениях, связанных с банкротством, понимание расточительного банкротства сугубо в качестве банкротства преднамеренного и др.).

При этом следует учитывать, что неразвитость соответствующих норм отчасти объясняется непониманием социальной ответственности бизнеса. Поэтому постановка вопроса о криминализации неосторожного бесхозяйственного банкротства, сокрытия банкротства (необъявления о банкротстве в нарушение правовой обязанности) представляется преждевременной. Это относится и к криминализации удовлетворения правомерных требований действительных кредиторов в нарушение установленной очередности.

Вторая глава «Квалификация преступлений, связанных с банкротством кредитных организаций, и ответственность за них» состоит из пяти параграфов. Первый параграф «Объект и предмет преступлений, связанных с банкротством кредитных организаций» посвящен анализу объекта и предмета преступлений, связанных с банкротством кредитных организаций. Отмечается, что основным непосредственным объектом банкротских преступлений являются кредитные отношения, а в качестве дополнительного – интересы кредиторов. Кредит в узком смысле слова (от лат. creditum – нечто, переданное другому с уверенностью в возврате) – это экономическая сделка, на основании которой кредитная организация предоставляет другому лицу денежные средства на условиях срочности, возвратности и платности. В широком смысле кредит – это доверие в коммерческом обороте, когда одна из сторон, исполнив обязательство (передав товары или деньги, выполнив работы, оказав услуги) соглашается ждать исполнения обязательства другой стороной. Стороны таких отношений именуются должником и кредитором. Именно на эти отношения, особый вид доверия в гражданском обороте в части надлежащего исполнения сторонами их договорных обязательств и посягают преступления, связанные с банкротством. Дополнительно вред может быть причинен и государству вследствие неуплаты налогов и сборов. Но в рамках процедур банкротства публично-правовые отношения (финансовые) трансформируются в частноправовые: государственный орган получает права одного из кредиторов и не осуществляет властные функции в их отношении, участвуя в конкурсе и иных процедурах наравне с ними. Кредитные отношения заслуживают уголовно-правовой охраны ввиду их важности для экономики.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.